EN|RU|UK
  251  1

 АНДРЕЙ КЛЮЕВ: ШТАБ ЯНУКОВИЧА В МУЗЕЙНОМ ПЕРЕУЛКЕ БЫЛ ПРОДОЛЖЕНИЕМ "ЗОРЯНОГО"

УП

Бывший начальник штаба Януковича Андрей Клюев с муками выходит из тени. Процесс явно не доставляет удовольствия этому суровому человеку. Но, похоже, что к нему, как и к Ахметову, пришло понимание – сформированный в течение последних десяти лет образ "

Впервые за многие месяцы Клюев согласился на интервью. Хотя при этом прямо признается: "Не люблю я эту публичность". На реплику, что ему стоит взять телефон имиджмейкеров Ахметова, которые лепят из него новый образ, Клюев смеется: "Да я их всех хорошо знаю".

Беседа проходила в штаб-квартире Клюева в здании его концерна "Укрподшипник", в ста метрах от Генпрокуратуры и кинотеатра "Зоряный". Клюев расположился в кресле возле камина и отказался пить чай, принесенный его же секретаршей. "Ведь я это не заказывал", - объясняет он и добавляет, что любит чай "по-солдатски", то есть заваренный прямо в чашке.

– Известно, что сразу после выборов состоялась встреча между Юрием Ехануровым и Виктором Януковичем, на которой также присутствовали и вы. Чтобы сообщить об этих тайных переговорах, Юлия Тимошенко даже специально созвала пресс–конференцию. О чем тогда шла речь, до чего договорились?

– Нас интересовали текущая ситуация в экономике, особенно в ТЭК, и на каких условиях могут быть в дальнейшем поставки энергоносителей... Безусловно, мы поговорили о том, как прошли выборы, но не касались распределения ролей в новом формате власти. То есть это была деловая, рабочая встреча…

– Сколько продолжался ваш разговор с Ехануровым?

– Немногим более часа.

– А почему встреча проходила в вашем парламентском кабинете, а не на территории премьер–министра?

– Поскольку инициатива исходила от меня, удобнее было провести эту встречу на территории Верховной Рады.

– Вы говорили с Ехануровым об экономике. И как, ваше видение совпало?

– Совпало. Ситуация тяжелая. Мы не должны допустить обвала экономики, спровоцировать который может рост цен на газ.

– Ехануров осознает, что цена для Украины на газ в 95 долларов – это только на первое полугодие? Или он думает, что на пять лет?

– Такие условия действуют до первого июля. Юрий Иванович это хорошо понимает.

– Какой он предложил выход? Или какой выход вы ему предложили?

– Конкретные меры мы не обсуждали. Ясно, что нужно договариваться с Россией о работе в газовой сфере без посредников. И первое, что необходимо сделать, это реанимировать НАК "Нефтегаз Украина". Компанию поставили на грань банкротства, хотя это тщательно скрывается.

"Нефтегаз Украина" уже не в состоянии самостоятельно платить налоги, предлагает вексельные схемы расчетов с бюджетом. Кредитов в прошлом году набрали больше, чем можно было позволить для сохранения финансовой независимости компании. При этом кредиты ушли на уплату налогов. Это тупик!

– Но как можно убедить Россию перейти на прямые контракты, не применяя политические аргументы?!

– Все зависит от переговорщиков. В 2004 году мы нашли способ убедить российскую сторону снизить цену на газ до 50 долларов за тысячу кубометров и подписали соответствующий договор до 2009 года!

– Однако руководство "Нефтегаза" не смогло отстоять эти цифры!

– Это не так. Глава "Нефтегаза Украины" Алексей Ивченко почти с самого начала пошел на обострение отношений в газовой сфере с Россией и Туркменистаном. И по собственной инициативе отказался от прежних условий! Его инициатива была поддержана руководством Минтопэнерго. Об этом свидетельствует подписанный в августе 2005 года протокол соответствующих переговоров. После этого и пошла чехарда.

– А вы для себя выяснили, кто из украинцев зарабатывает на нынешней схеме работы "РосУкрЭнерго"? В какие оффшоры идут миллиарды?

– Мало ли что мне известно...

– Говорят: меньше знаешь – лучше спишь!

– (Смеется.) Я нормально сплю, вне зависимости от степени осведомленности.

МЫ ИМЕЕМ ПРАВО СОЗДАВАТЬ КОАЛИЦИЮ

– Какой настрой в Партии регионов по поводу коалиции?

– Факт, что Партия регионов выиграла выборы. По всем канонам демократии мы имеем право создавать коалицию.

– Но ведь создание коалиции с Партией регионов для "Нашей Украины" – это опасный союз! Ведь таким образом они теряют электорат, он перетекает к Тимошенко. И, создав сейчас коалицию, вы просто…

– Объединим страну. Мы знаем, как вытянуть экономику, мы это уже делали, и у нас получалось.

– Но электорат "Нашей Украины" уйдет к Тимошенко. И Ющенко проиграет президентские выборы–2009.

– Это еще не факт, что электорат уйдет. И не факт, кто будет баллотироваться на президентских выборах в 2009 году, и кто выиграет…

– Хорошо, а как вы думаете, будет ли гранд–коалиция между Партией регионов и "Нашей Украиной"?

– Посмотрим. Мы готовы вести переговоры со всеми, кто готов объединиться ради Украины. Партия регионов предложила проекты Стратегии социально–экономического развития Украины и коалиционного договора.

– И все рассмеялись, когда увидели, что там стоит пункт "премьер, первый вице–премьер, вице–премьер по ТЭК должен быть от Партии регионов"…

– Там такого нет.

– Пожалуйста, вспомним пункт номер 76 из проекта коалиционного договора, утвержденного Партией регионов. Там говорится, что посты премьера, первого вице–премьера, вице–премьера по ТЭК относятся к квоте силы, получившей первое место на выборах. А что это за сила, как она называется?

– Да, это Партия регионов. Но мы предложили проект договора. Это не догма для тех, кто готов обсуждать документ, а затем подписывать. И можно внести коррективы.

– А как вы восприняли решение совета "Нашей Украины" о том, чтобы блокироваться только с социалистами и Блоком Тимошенко?

– Я пожелаю удачи социалистам, блоку Тимошенко и "Нашей Украине".

– Но ведь это закрывает дорогу Партии регионов в гранд–коалицию? Партия регионов будет в оппозиции?

– В наших рядах нет карьеристов. Мы сможем успешно работать и в оппозиции, активно помогая в управлении государством.

Если будет создана дееспособная коалиция между "Нашей Украиной", блоком Тимошенко и социалистами, если она будет работать на развитие – мы будем рады за них, будем поддерживать все положительные начинания.

Но ситуация в стране очень сложная. Мы, в первую очередь, ответственны за судьбу электората Партии регионов, а это – Южная и Восточная Украина, где сосредоточен промышленный потенциал, а, значит, основа экономики всей страны.

Естественно, мы не заинтересованы, чтобы снова останавливались предприятия, чтобы начался рост безработицы, чтобы зарплату снова стали выдавать товарами и тому подобное... А ведь пока все идет к этому, к общему кризису экономики!

– Какие у вас для этого основания?

– Ну, например, я беседовал с одним из руководителей нефтегазовой отрасли, который мне доказывал: "Мы полностью обеспечили дизельным топливом сельское хозяйство!" Я выслушал спокойно: "Молодцы, я вас поздравляю". И ушел. А министр аграрной политики Александр Баранивский периодически подвергает резкой критике руководство ТЭК, ситуация для села в лучшую сторону не меняется. Стоит ли дальше перечислять подобного рода факты?

Я СОБИРАЮ ВСЕ СПРАВКИ О СВОИХ ДОХОДАХ

– Партия регионов готова отказаться от тезиса невступления в НАТО в обмен за право участвовать в коалиции президента Ющенко?

– Мы не будем менять тезисы, с которыми шли на выборы, и изменять нашему электорату.

– А государственный статус для русского языка? Вы готовы этим пожертвовать для участия в коалиции?

– Я уже сказал о программных тезисах Партии регионов... Что касается русского языка, то, как бы ни старались наши политические противники снизить актуальность проблемы, она остается: половина населения нашей страны говорит по-украински, половина – по-русски. Многим удалось решить языковую проблему: Канаде, Швейцарии... Думаю, для нас это тоже возможно.

Я, например, не совсем понимаю, когда на нашем украинском государственном канале идет параллельный перевод. Причем так переводят, что человека, который говорит на русском, даже в близком приближении не слышно. Это неправильно.

– Ваши слова тоже переводили?

– Переводили.

– Так вы в следующий раз выступайте по-украински, и вас не будут переводить.

– Мне проще на русском. Наши избиратели, в большинстве своем, говорят на русском.

– Вы лично встречались с президентом Ющенко? Как вы почувствовали, он остыл по отношению к вчерашним оппонентам?

– Он стал президентом всей страны. Да, такая встреча была, разговор шел об энергетике, например, о том, как запустить нефтеперерабатывающие заводы…

– То есть Партия регионов смирилась с итогами выборов 2004 года?

– Президент есть президент – и этим все сказано. Он – президент Украины до 2009 года.

– Он предлагал вам какую–то должность?

– Нет. Зачем?

– Говорят, в рядах Партии регионов в последнее время наметился процесс группировки по лагерям. Например, лагерь Ахметова…

– Это неправда. У нас нормальная, единая, целостная команда.

– Как партия пережила приход Ахметова?

– Он всегда был в партии и с партией. По крайней мере, в последние годы…

– А почему вы не приехали на его презентацию как политика в Донецке?

– Я был в командировке за рубежом. Мы друзья с Ахметовым, причем давние, где–то с 1993 или 1994 года.

– У вас были совместные бизнес–проекты?

– Они и были, и есть, и, думаю, что будут. Но это уже коммерческая тайна.

– Вы знаете, у нас прозрачная власть, и если вы собираетесь в правительство, то должны рассказать…

– А у меня и так все прозрачно. Вы находитесь в "прозрачном" офисе. Все отражено в декларациях. Налоги плачу исправно и полностью. Декларирую доходы еще с тех времен, когда не было еще никаких деклараций. И делаю это очень и очень аккуратно.

– То есть сами приходили и отчитывались?

– Да! Я собираю все справки о доходах, складываю их в специальную папку. Делаю это с тех пор, когда стал заниматься бизнесом в конце 1980–х годов.

– Сколько у вас в последней декларации записано?

– Достаточно много. Скажем так, я – достаточно обеспеченный человек.

– Какие у вас бизнес–проекты с Ахметовым, вы не сказали… А с чего вы начинали бизнес?

– Еще при СССР я стал кандидатом технических наук. После защиты диссертации некоторое время работал ассистентом на кафедре в ДПИ. Не было квартиры, жил во флигеле. Супруга не работала – маленький ребенок на руках. Денег не хватало... Я руководителю сказал: "Буду, наверное, заниматься бизнесом".

Я поднимался, как и многие в то время, с нуля. У меня к тому моменту было 18 изобретений. Касались они технологии крепления подземных сооружений. Организовал их внедрение. Затем наладил собственное производство, брал кредиты. Потом построил подшипниковый завод. Это – обычная бизнес–история, за нею – упорство и большой труд.

– У вас есть ностальгия по Советскому Союзу? Если бы сохранился Советский Союз, вы бы были сейчас просто ведущим инженером, а так стали одним из самых богатых людей в стране.

– У меня нет сожалений о старой системе. Но я выступаю за более тесные связи с республиками бывшего Советского Союза. У меня очень много друзей в России, в Азербайджане, Казахстане, Туркмении, Узбекистане... Мне грустно оттого, что возникли условности, психологические барьеры. На мой взгляд, дружба и свободное общение между нашими народами должны остаться навсегда.

– Сейчас ваш основной бизнес – "Укрподшипник"?

– Он и был, еще начиная с 1988 года. Это холдинг.

ШТАБ ЯНУКОВИЧА В МУЗЕЙНОМ ПЕРЕУЛКЕ БЫЛ ПРОДОЛЖЕНИЕМ "ЗОРЯНОГО"

– Во время президентских выборов–2004 вы возглавляли теневой штаб Януковича, который находился в Музейном переулке…

– Теневого штаба как такового не было. Там работали специалисты под началом единого штаба. Я в период своего отпуска на посту вице-премьера тоже помогал, в основном консультировал…

Я имел опыт такой работы. С 1994 года, будучи заместителем председателя Донецкой областной госадминистрации, я курировал взаимодействие с партиями, с общественными организациями. И в подготовке выборов участвовал не один раз. Я избирался депутатом городского и областного советов, народным депутатом Украины.

Поэтому в вопросах подготовки кандидата к участию в выборах я кое–что понимаю. Как, например, организовать агитационную работу. Хоть я инженер, не политолог, но эту часть знаю неплохо.

– Вы "печенье" любите?

– (Уверенно) Нет. Мучное вообще не люблю.

– Имеется в виду, что "печенье" – это открепительные талоны, которыми фальсифицировали выборы президента–2004.

– Я даже не знал, что это значит.

– Так чем же занимался ваш штаб в Музейном переулке?

– Там размещалась часть штаба… "Зоряный", как оказалось, несмотря на свои масштабы, был не совсем удобным для организации творческой, автономной работы специалистов – аналитиков, социологов, политологов, художников… Там два огромных зала для пресс-конференций да три кабинета для руководства партии и все.

Можете убедиться сами. Весь творческий процесс был на виду, а предвыборные кампании, как правило, готовятся в тайне от конкурентов. Поэтому появилась необходимость в отдельном помещении, такое здание нашлось в Музейном переулке.

– В Музейном переулке вас охраняли автоматчики, в то время как в "Зоряном" автоматчиков не было. То есть главный центр принятия решений был все–таки в Музейном переулке?

– Там стояла обычная охрана. А главным центром принятия решений был сам кандидат в президенты.

– Как вы думаете сейчас, почему в 2004 все закончилось так?

– Потому что кто-то готовился к выборам, а кто-то в течение целых двух лет – к революции. Поэтому так и произошло. У вас разве другое мнение?

– Мое мнение, что была фальсификация второго тура выборов.

– Фальсификации не было.

– Хорошо, почему явка в Донецкой области достигла 99%, а потом увеличилась после закрытия участков?

– Вам надо было побывать на избирательных участках в Донецке во время второго тура. Украинское общество разделилось на две части. Во Львове – один полюс мнений и политических предпочтений, в Донецке – другой.

И накал патриотизма был как с одной стороны, так и с другой. И явка более 90% была обеспечена во Львовской, Ивано–Франковской, Тернопольской областях, то есть такая же, как и в областях Восточной Украины…

– А почему у Партии регионов любимый аргумент на вопрос о фальсификации выборов–2004 "вы сравните с западной Украиной"?

– Донецк всегда отличался высоким патриотизмом избирателей. Поверьте, если мы сейчас с вами поедем в Донецкую или Луганскую области, то вы убедитесь, насколько серьезно там люди поддерживают Партию регионов, верят ей, доверяют свою судьбу!

– Это Кучма разделил страну на выборах или кто–то другой? Во время всей избирательной кампании дело шло к расколу, и президент ничего не сделал для того, чтобы ее сшить?

– Я хочу оставить этот вопрос без комментариев. Страну разделили президентские выборы и новые политтехнологии.

– Во время оранжевой революции было заседание Совета безопасности, и вы там тоже присутствовали… Что там обсуждалось, на этих заседаниях?

– Там обсуждался один вопрос – как удержать от развала экономику страны во время революции. Финансовая система была полностью парализована.

– Говорят, там обсуждалось введение танков на Майдан?

– Нет, не было такого.

– Еще есть одна история о том, что во время этих заседаний Янукович требовал от Кучмы решительных действий, а тот ему ответил: "Если ты такой смелый, то сам иди на Майдан и выступи перед людьми".

– Эти истории рассказывают люди, которые на самом деле мало осведомлены, но хотят создать видимость, что они знают нечто…

(В этот момент Клюев посмотрел на украшенные драгоценными камнями часы, хлопнул себя по колену и заявил: "Я ведь уже двадцать минут как должен быть на совещании у Януковича!" Так интервью закончилось, и многие вопросы остались незаданными. Хотя не факт, что мы бы получили на них ответы.)


Источник: https://censor.net.ua/r2828
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх