EN|RU|UK
  276  1

 МЫ, СНОВАПОДПИСАВШИЕСЯ...

Если учесть, что на пути создания помаранчевой коалиции сохраняется немало препятствий, а в случае ее утверждения — еще больше угроз для эффективности и работоспособности, то факт подписания тремя лидерами Протокола 13 числа уже не имеет никакого значения

Значение же имеют следующие моменты: во-первых, каждой политической силе, чьи лидеры поставили подпись под Протоколом о процедуре формировании Коалиции демократических сил будет весьма сложно соскочить с процесса формирования. Не исключено, что будут предприниматься попытки спровоцировать того или иного партнера на действия, которые смогут в публичной сфере послужить оправданием выхода той или иной силы из состава участников. Однако все еще сохраняющаяся свобода слова в стране при удачном пиар-обеспечении сможет снивелировать коварные замыслы любого из саботажников процесса.

Во-вторых. Действительно нельзя исключать, что депутатские коллективы — СПУ, БЮТ и НУ — в результате прохождения всей процедуры создания коалиции не обеспечат своими голосами в зале реализацию всех договоренностей, достигнутых лидерами. Учитывая малый запас голосов в создаваемой коалиции (плюс 17 от необходимого простого большинства в 226), можно утверждать, что и Тимошенко, и Мороз, и Безсмертный в разной степени, но все же ощутимо, зависят от позиции депутатов фракций. Нереализованные желания и ущемленные амбиции «рядовых» депутатов при наличии стимулирования либо просто по причине имеющегося характера могут разрушить не только реализацию планов трех лидеров в ходе работы правительства и парламента, но и сбить коалицию на взлете.

Именно поэтому предложенная «Нашей Украиной» формула, предполагающая сначала утверждение программных основ деятельности коалиции, затем регламента работы альянса и уже потом распределение сфер ответственности между участниками (именно таким эвфемизмом был обозван раздел портфелей) — можно считать красивым, но утопичным подходом. Что бы ни заявляли публично отцы-основатели потенциальной коалиции, как бы ни затыкали тряпками щели в комнате переговоров, а кадровый вопрос неизменно вползает змеей в их дебаты. Хотя бы по одной простой причине: утверждение программы деятельности коалиции во внешней и внутренней политике, особенно в экономике, приведение к общему знаменателю взглядов на НАТО, реприватизацию, земельные и газовые вопросы требует от всех трех политсил коррекции принципов. За эту коррекцию нужно платить. Чем? Разумеется, постами. Поэтому согласование программных вопросов в стерильной обстановке, предполагающей отсутствие понимания каждой из сил того, что она получит за уступки, бесперспективно.

И в этом смысле определенным решением действительно может стать пункт №6 подписанного 13 апреля тройственного Протокола. Пункт, отсылающий нас к неподписанному, но согласованному Меморандуму, согласно которому кадровый вопрос решается следующим образом: три политические силы, создающие коалицию садятся в кружок, в центре которого лежит кучка безымянных должностей — от премьера до главы райадминистрации. Политическая сила, набравшая наибольшее количество голосов, начинает первой, ставя птичку собственного цвета напротив первого лота — премьер-министр. Сила, оказавшаяся в результате выборов на втором месте, забирает билетик с надписью «спикер». Третья сила берет, например, «Нацбанк». И так по второму, третьему, десятому кругу, согласно установленной очередности: БЮТ—НУ—СПУ. Например, зайдя на второй круг, БЮТ может назвать должность — «министр внутренних дел», а может, «глава НАК «Нафтогаз», а может, «министр юстиции». Тройственное распределение проходит до тех пор, пока квота социалистов не заканчивается. После этого какое-то время происходит двойственный раздел должностей между БЮТом и НУ. После того как заканчивается квота НУ, весь должностной хвост достается блоку Юлии Тимошенко, поскольку, согласно полученным на выборах результатам (а БЮТ, как мы помним, набрал больше чем НУ и СПУ вместе взятые), за командой Тимошенко закреплены Меморандумом более 50 процентов должностей. Идея честная, но с точки зрения системной, целостной государственной кадровой политики не выдерживает никакой критики. Но сейчас не об этом.

Так вот, проведенная жеребьевка могла бы еще до принятия виртуальной программы действий коалиции помочь утихомирить бушующие кадровые страсти: каждый знает перечень постов, которые достались его политсиле, осталось лишь пришпилить к ним именные таблички. Но это уже внутрипартийные дела.

Другое дело, что в упомянутом Меморандуме есть ряд проблемных моментов. Например, его создатели — Александр Турчинов, Роман Зварич, Роман Безсмертный и Иосиф Винский — в должностную кучку свалили должности, относящиеся, согласно Конституции, к сфере компетенции президента — МИД и СБУ. Подобный подход не имеет под собой ни правового, ни логичного обоснования. Вызывает немало вопросов и пункт Меморандума, согласно которому первые заместители министров обязательно должны быть назначены не той политической силой, которая назначает одноименных министров. По словам представителей группы авторов документа, это сделано с целью организации контроля политических сил, создавших коалицию друг за другом. Возможно, с этой точки зрения подход оправдан. Но с точки зрения проведения целостной политики министерством — категорически неприемлем. У одного из переговорщиков я в свое время спросила: «Насколько успешным будет бизнес, если заместителем директора фирмы «Венето» станет действующий представитель компании «Меркс»?». И получила ответ: «Это будет честный бизнес». Но не услышала аргументов в пользу того, что он будет успешным…

И тем не менее, внесение шестого пункта о Меморандуме в Протокол можно считать победой Тимошенко. Правда, еще не окончательной. И не только в силу вышеперечисленных причин, которые сохраняют возможность уже на этапе голосования не досчитаться нужного количества голосов, но и по причине весьма сложного отношения к ее кандидатуре, в первую очередь «Нашей Украины». На час дня в пятницу в штабе НУ было созвано совещание, на котором должен быть поднят вопрос о превышении Романом Безсмертным своих полномочий при подписании Протокола о процедуре формирования коалиции. В первую очередь речь идет о шестом пункте, утверждать который, по словам моих собеседников в НУ, у Романа Петровича мандата не было. Так что не исключены различные трактовки того, что было подписано. Равно как и коррекция согласованного еще до выборов, но не подписанного лидерами Меморандума. Другое дело, что соскочить с этой договоренности в первую очередь «Нашей Украине» будет весьма сложно.

На сегодняшний день главная проблема «Нашей Украины» заключается в том, что у нее нет ни единой позиции в отношении парламентской коалиции, ни единого переговорщика, имеющего признанный всеми безоговорочный мандат. Реальная ситуация такова: президент уполномочил Еханурова вести переговоры от его имени. Он был бы рад видеть Юрия Ивановича во главе будущего правительства, поскольку чувствует себя с ним наиболее комфортно. Но у Юрия Еханурова нет шансов быть премьер-министром. В помаранчевой коалиции это невозможно, поскольку Тимошенко это место никому не намерена уступать. И если премьер не она, то в коалиции БЮТа нет. Тот, кто считает, что «приданое — да, а невеста — нет», просто наивен. В коалиции с Партией регионов, переговоры с которой Юрий Ехануров ведет при помощи директора парламента и начальника паводка, Юрию Ивановичу также премьерский пост не светит, ибо Виктор Янукович, видящий себя в кресле премьера, если и готов его уступить, то уж точно не Еханурову, а третьему лицу, поскольку логично рассуждает: «если не наш, то и не ваш». Позиция Еханурова, как переговорщика, осложняется не только его желанием занять пост премьера, но и отсутствием веса в партии. Кроме того, его кандидатура для людей, имеющих вес в НУ, столь же нежеланна, как и кандидатура Тимошенко.

«Любі друзі», во многом контролирующие ситуацию в НУ, также готовы на союз с «Регионами». Но для «Регионов» союз с НУ нужен по причине вовлечения Ющенко в механизм работы потенциально контролируемой им власти. Ющенко же «друзів» не хочет и всячески от них дистанцируется. «Друзі» не хотят Еханурова и по большому счету далеко не с каждым президентским решением готовы соглашаться. Следовательно, ситуация в «Нашей Украине» — «гном пришел, а дома нет» — ослабляет и без того непростые позиции блока.

Внутрисоциалистическую позицию также нельзя назвать монолитной. В союзе с «Регионами» Мороз мог бы рассчитывать на спикера. Но «партийный хвост» рубит эти возможности по ряду причин. Во-первых, небезосновательно рядовые члены малиновой команды полагают, что в помаранчевой коалиции они возьмут больше кресел в исполнительной власти. Учитывая кадровый потенциал социалистов — это грустно, но факт. Во-вторых, возможно, Иосиф Винский понимает, что союз с «Регионами» может убить остатки электората партии, лидер которой донашивается социалистами последний политический сезон… Накопление ресурса и следование в правильном электорально-популярном фарватере — вот главные задачи практиков от СПУ. Поэтому приоритет — не спикер, приоритет — получение в одни руки Фонда госимущества и Минпромполитики. А уж если Минтранс, Минобразования и вице-премьерский пост, то что еще нужно для счастья?

В БЮТ — свои сложности. Тимошенко, вопреки представлению многих, отдает себе отчет в том, что прыжок в правительство может привести к серьезному провалу. Она понимает, что поводом для консенсуса по ее кандидатуре может стать лишь вера в то, что осенью, в силу объективных и субъективных причин, правительство провалится и ей придется уйти в отставку, унося на себе, согласно задумке партнеров, груз всех навешанных собак и кошек. Она также понимает, что в случае подобного развития событий и она, и Турчинов, несомненно претендующий на место в исполнительной власти, окажутся не только за пределами Кабмина, но и за пределами парламента. А это означает, что организационный и мозговой центр фракции — весьма разношерстной и непростой — не сможет осуществлять оперативное руководство ячейкой БЮТ в ВР.

Кроме того, Юлия Владимировна честно предупредила своих списочников о том, что кроме депутатства она им ничего не может гарантировать. Но это совсем не означает, что политики и бизнесмены, которых она привела в парламент, не претендуют на должности в исполнительной власти. Тимошенко же движима желанием искать новых людей для работы в правительстве и на местном уровне. Именно поэтому она объявила настоящую охоту за головами, именно поэтому отдельно от блока стала соавтором интернет-проекта Ідеальна країна . Как удастся совместить кадровые амбиции депутатов БЮТ с представлениями Юлии Владимировны о том, что в исполнительную власть должны прийти и новые силы, неизвестно. Не исключено, что в ходе этого процесса часть фракции де-факто станет неуправляемой и в БЮТ, подобно «Нашей Украине», появится внутренняя оппозиция.

Подытоживая очередной этап создания одного из вариантов парламентской коалиции, мы можем сказать:

первое — наиболее вероятный вариант коалиции определен. К этому варианту колеблющуюся «Нашу Украину» и президента подтолкнули три фактора: Запад, не верящий в евроатлантический вектор движения «Регионов»; электорат президента Ющенко образца 2004 года, выступающий в своем подавляющем большинстве за помаранчевую коалицию; и рассуждения, позволяющие оппонентам Тимошенко надеяться, что уже осенью премьерское кресло станет памятником на могилке ее амбиций и популярности;

второе — завершив (условно) споры о составе коалиции, не только президент и представители «Нашей Украины», но и БЮТ с социалистами признали необходимость создания чрезвычайно тщательного регламента деятельности альянса. Ведь эта коалиция — это даже не брак по расчету, это брак по необходимости: ни доверия, ни любви, ни дивидендов (по крайней мере не все могут на них рассчитывать). В интересах страны — превратить этот союз в брак по расчету, а значит, необходим контракт. Разумеется, все им предусмотреть нельзя. Но набросить признанные всеми сторонами обручи, удерживающие коалицию от распада в максимальном количестве прогнозируемых ситуаций, необходимо. Поэтому работа над регламентом коалиции станет чрезвычайно важным этапом в ее создании и обретении шанса на эффективность. Чем более густой будет кристаллическая решетка регламента, тем меньше простора останется для игры на самоуничтожение. А ведь некоторые представители всех входящих в коалицию сил уже начинают понимать, что в случае провала осенью, политическая могила имеет шанс стать братской, а не индивидуальной;

третье — многие в кулуарах говорят о реальности проведения, правда, не ранее чем через полтора-два года досрочных парламентских и даже президентских выборов. Случится это или нет — бабка надвое гадала. По Конституции следующие парламентские выборы состоятся через пять лет. И этот факт вполне может сказаться на степени интенсивности перетекания депутатов в исполнительную власть. Если большинство даже в помаранчевой коалиции склоняется к тому, что первое поствыборное правительство — это правительство камикадзе, то это означает, что министр, вошедший в него, имеет все шансы уже осенью оказаться на улице, сев между законодательным и исполнительным креслами. Подобная ситуация дает возможность создания правительства технократов, а не политиков. И главная задача тех, кто будет формировать этот Кабмин, — попытаться привлечь новых людей, чем сослужить добрую службу рофтированию политической элиты. Другой взгляд, другое качество менеджмента, новые идеи. Все это можно попробовать получить. Получат ли?

И, наконец, четвертое — наши прогнозы в отношении повышения роли президента в условиях создания помаранчевой, а не смешанной коалиции, оправдываются. Роль Виктора Ющенко, как стороннего наблюдателя, определенная ему измененной Конституцией, де-факто меняется и укрупняется. Пресс-секретарь президента Ирина Геращенко утверждает: «Президент понимает ответственность за стабильность в стране, а стабильность во многом зависит от того, насколько слаженно и эффективно будет работать коалиция в парламенте. Поэтому президент не может оставаться безразличным к вопросу работы коалиции. По ее словам, президент «не испытывает предубеждение ни к одному из кандидатов на пост премьера, который может быть выдвинут от коалиции. Для Виктора Андреевича важно увидеть тщательно расписанный документ, дающий ответ на вопрос: куда движется страна и кто будет реализовывать задуманное». Единственное, чего не хочет президент, так это бесплодно тратить по пять часов на выяснение отношений «а почему она меня при всех назвала редиской, а почему он мне показал язык». По словам Геращенко, президента интересует внятность экономических, внешне- и внутриполитических приоритетов коалиции, единства действий в достижении этих приоритетов. Кроме того, Виктору Андреевичу важно наладить конструктивный диалог с оппозицией, ибо, по словам Ирины Геращенко, при президенте Ющенко оппозиция никогда не будет как при прошлой власти — людьми второго сорта.

От себя же добавим еще одну вещь. Президент хочет реальной власти, а значит, стремится компенсировать секвестр полномочий, произведенный конституционной реформой. Безусловно, речь будет идти о конституционных изменениях, перспектива которых теряется в тумане Конституционного суда и отсутствии конституционного большинства в парламенте. Однако уже сейчас президент может попытаться де-факто восстановить свое влияние. Ибо по вынужденному согласию членов коалиции сами же они делают президента важным элементом создающейся конструкции.

Помаранчевая коалиция возвращает президента к власти. К власти, которой в стране нет. Как, впрочем, закона и мудрости. Для иллюстрации данного утверждения хочу привести один пример. В среду, 12 апреля, Александр Турчинов срочно покинул переговоры по созданию коалиции. О причине поспешного отбытия бютовцы сообщили «ЗН» следующее: по данным БЮТ, заместитель генерального прокурора г-н Шокин принял решение о принудительном приводе в прокуратуру Александра Турчинова и Андрея Кожемякина, проходящих по делу о несанкционированной прослушке Службой безопасности представителей власти. Источник предупредил бютовцев о том, что якобы принято решение после допроса обоих кандидатов в депутаты оставить под стражей. За Кожемякиным наряд приехал в больницу. К Турчинову ломились домой, но Александр Валентинович уже оказался в госпитале СБУ… Представители «Нашей Украины», имеющие тесные связи с г-ном Шокиным, категорически отрицают свою причастность к этой комбинации. Г-н Шокин официально вообще отрицает существование приписываемых ему намерений. А пресс-секретарь президента Ирина Геращенко, к которой мы обратились за разъяснениями в силу значимости происходящих событий, сообщила «ЗН», что «президент квалифицировал подобные действия как политически неверные и даже провокативные». Кроме того она напомнила, что «Виктор Ющенко неоднократно требовал от правоохранительных органов профессионального и четкого следования закону и процедуре».

Мы привели этот пример для того, чтобы продемонстрировать, насколько зыбкими являются существующие договоренности, насколько глубинными противоречия, насколько необузданной фантазия в выборе методов, насколько беспомощной логика. Примирить с необходимостью очередной попытки доверить страну создаваемому альянсу может только альтернатива: ходить строем на футбол, в сауну и балет; отдавать долю от всякого бизнеса в одни руки и улыбаться строго по приказу американских имеджмейкеров… У создаваемой коалиции есть слабый шанс не сделать эту альтернативу привлекательной. Для всех нас.


    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх