EN|RU|UK
  641  1

 РОССИЯ НЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ СТРАНА - ЧТО ДАЛЬШЕ?

Итак, все ясно окончательно: Россия - страна не демократическая. Президент Владимир Путин ослабил в государстве систему сдержек и противовесов, до предела снизил прозрачность политической и судебной систем и закрыл независимой прессе, политическим партиям

Это признает даже правительство Буша в недавно опубликованной Стратегии национальной безопасности (National Security Strategy). В этом документе заключается, что 'последние тенденции, к сожалению, указывают на снижение в России стремления к созданию демократических свобод и построению демократических институтов'. Но президент, непонятно почему, все еще продолжает на что-то надеяться. В марте, выступая в перед членами демократической организации Freedom House, он сказал:

- Что касается России, то здесь я не опускаю руки. Я все еще полагаю, что Россия понимает: в ее интересах быть частью Запада, работать с Западом и действовать в согласии с Западом.

Что ж, как ни печально, авторитарная Россия явно не рвется действовать в согласии с Западом. Только за последний месяц мы уже услышали столько негатива о России и от России, что становится понятно: московское руководство, все больше уходящее в автократию, в международных делах обязательно будет стоять на пути Вашингтона.

Естественно, у двух разных стран не может быть полностью совпадающих интересов. Так никогда не было и не будет. По вопросам внешней политики дорожки правительства Буша пересекались иногда даже с самыми старыми демократическими державами, союзными Америке. Однако в общем случае демократические страны стремятся сотрудничать друг с другом так, чтобы при этом удовлетворялись их общие интересы. Если же посмотреть на нынешнюю внешнюю политику России вообще и на ее политику по отношению к Соединенным Штатам в частности, то станет видно, что Москва считает глобальную политику игрой с нулевой суммой - что хорошо для США, то плохо для России, и наоборот.

Для примера возьмем хотя бы события прошедшего месяца. В середине марта Александр Лукашенко - 'последний диктатор Европы' - организовал в Беларуси еще одни обманные выборы, а затем послал на улицы полицию, избивавшую и арестовывавшую мирных демонстрантов. Путин был одним из немногих лидеров, положительно отозвавшихся об этой победе. Буквально на той же неделе от Уильяма Ф. Браудера (William F. Browder), крупнейшего западного инвестора, работавшего в России и вложившего в ее основные компании около 4 миллиардов долларов, стало известно, что российские власти отказали ему во въездной визе (причем всем было официально разъяснено, что Браудер представляет угрозу национальной безопасности). Еще через несколько дней Пентагон опубликовал документ, в котором утверждалось, что российские разведчики информировали Саддама Хусейна о передвижениях войск США во время вторжения в Ирак в 2003 году. Проходит еще день-два - и вот уже Госдепартамент выражает неудовольствие тем, что Россия всячески затягивает работу над резолюцией Совета Безопасности ООН с осуждением Ирана и его программы по производству ядерного оружия.

Было бы такое возможно, если бы Россия была демократической страной? Не исключено. Но по большей части - нет.

Путин продолжает всячески поддерживать режим Лукашенко в Беларуси, перекладывая это нелегкое бремя на плечи российских налогоплательщиков - только лишь потому, что Путин и его советники считают любое продвижение демократии на пространстве бывшего Советского Союза выигрышем для США и, соответственно, проигрышем для России. Вашингтон, с точки зрения Кремля, набрал очки в 2003 году, когда в Грузии случилась 'революция роз', и в 2004-м, когда произошла 'оранжевая революция' на Украине. Москва же поставила галочки в свой актив прошлым летом в Узбекистане - поддержав резню мирных безоружных демонстрантов, устроенную тамошним президентом Исламом Каримовым - и вот теперь в Беларуси. 'Революцию тюльпанов', в марте 2005 года отобравшую власть у президента Кыргызстана Аскара Акаева, в Москве засчитали за ничью.

Демократические государства смотрят на мир совершенно иначе. Мало у кого из демократических держав Запада есть стратегические интересы в Беларуси - просто они считают, что распространение свободы на эту страну будет хорошо для Беларуси и для укрепления глобальной стабильности. Если бы руководителям России действительно было необходимо интегрировать Россию к сообщество демократических государств, они бы осудили Лукашенко за его бандитские повадки.

Не меньшее значение имеет и история с Браудером. Отказ во въездной визе - очевиднейшая попытка помешать ему вести бизнес в России. Конечно, все без исключения страны имеют право регулировать иностранные инвестиции по собственному усмотрению; недавний скандал с компанией Dubai Ports World в самих США показал, что и демократическим странам трудно устоять перед инвестиционной ксенофобией (Dubai Ports World - компания, находящаяся в собственности ОАЭ, в управление которой в результате поглощения британской Peninsular and Oriental Steam Navigation Company попали несколько крупных морских грузовых портов США. Вследствие решения Конгресса не отдавать порты в управление арабской компании DPW пообещала создать для этого отдельное американское предприятие - прим. перев.). Но, если бы Россия была демократической, она просто провела бы закон, в котором говорилось бы, что иностранцы имеют право покупать и что нет. В нынешней же России, коррумпированной и авторитарной, у местных конкурентов появляется возможность просто не пускать Браудера в страну, используя свои особые связи с государством. Еще бы, ведь Браудер неоднократно поднимал голос в защиту прав миноритарных акционеров крупнейших российских компаний, в числе которых и газовый гигант 'Газпром'. Кстати, поскольку 'Газпром' контролирует немалую, прямо скажем, долю мирового газового рынка, ясно, что в интересах США сделать так, чтобы компания больше прислушивалась к мнению своих акционеров и меньше зависела от приказов политиков.

По мере того, как снижается открытость России, соответственно повышается потенциальный ущерб Соединенных Штатов и их союзников от новых глобальных угроз. Сейчас, например, приближается двадцатая годовщина чернобыльского взрыва. И что, кто-нибудь, кого действительно волнует угроза экологических катастроф, всерьез верит, что, когда Россия закручивает гайки свободной прессе - которая, если бы произошло что-то, что угрожало бы здоровью людей во многих странах, могла бы донести это до мира, - интересам США не наносится никакого ущерба?

И наконец, если подтвердится информация о том, что Россия перед войной в Ираке передавала разведданные Саддаму Хусейну, мы получим самое тревожное свидетельство тому, как сущность политического режима влияет на внешнюю политику. Бушевское вторжение в Ирак, действительно, поддержали не все демократические страны мира, но ни одна из них не зашла так далеко, чтобы помогать Хусейну. В 2003 году канцлер Германии Герхард Шредер (Gerhard Schroeder) осудил вторжение США, но его правительство делилось информацией, полученной от своей разведки, со своими союзниками в демократическом лагере. А Путин, получается, сделал все наоборот, что немалому числу американцев, возможно, стоило жизни. Кроме того, перед войной российские компании, связанные с государством, продавали иракским вооруженным силам противотанковые ракеты, приборы ночного видения и оборудование для создания помех системам глобального определения координат. Этого не сделала ни одна европейская демократическая страна.

Так называемые 'реалисты', которые скажут, что в отношениях с крупными державами вроде России демократия должна быть для внешней политики Америки целью второго порядка, найдутся всегда. Они будут говорить: давайте забудем о внутренней политике, давайте просто работать с этими странами по наиболее важным стратегическим вопросам, например по нераспространению оружия массового поражения или ядерной безопасности. Но определение 'стратегических интересов' зависит от режима в стране: у авторитарных режимов система ценностей одна, у демократических - другая.

Демократизация, начавшаяся в Советском Союзе при президенте Михаиле Горбачеве и продолженная президентом России Борисом Ельциным, прекратила 'Холодную войну' и открыла новые возможности для сотрудничества по всем направлениям - от воссоединения Германии до совместной миротворческой операции на Балканах.

Возврат России на более демократическую стезю был бы в интересах США, поскольку снизит угрозу демократии во всей Евразии, укрепит права собственности американских инвесторов и стабильность поставок энергоносителей на Запад, а также сделает Россию более сговорчивым партнером в противостоянии различным угрозам - от террористических организаций до деструктивных режимов. Но что же происходит в реальности?

А в реальности на той же неделе, за которую Россия успела поддержать Лукашенко, отказать в визе Браудеру и получить обвинение в передаче разведданных Ираку, правительство Путина еще и заморозило банковские счета фонда 'Открытая Россия', первой крупной организации, поддерживавшей строительство действительно гражданского общества. Кроме того, лояльные Кремлю депутаты внесли в парламент законопроект, по которому назначенные сверху губернаторы получали бы большую власть над избранными народом мэрами городов, а Марину Литвинович, представительницу демократического деятеля Гарри Каспарова, жестоко избили, послав, как считает руководство российских правозащитных организаций, недвусмысленный сигнал всем, кто вздумает перечить российской власти.

Let's stop pretending that Russia's deteriorating domestic politics are unrelated to Russia's increasingly antagonistic and anti-American foreign policies. The same autocratic regime is responsible for both.

Так что хватит нам притворяться, что все ухудшающаяся внутренняя политика России не имеет никакого отношения к ее все более антагонистической и антиамериканской внешней политике. И то, и другое - дело рук одного и того же авторитарного режима.
Источник: Джеймс Гольдгейер, Майкл Макфол, The Washington Post, США
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх