EN|RU|UK
  1181  1

 МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ: "ВО ИМЯ ОТЦА, СЫНА... ПУТИНА И ЯНУКОВИЧА!"

Журналист российской "Новой газеты" Вадим Дышкант анализирует политические технологии которыми, ничтоже сумняшеся, иерархи Московской православной церкви поддерживают определенные политические группировки в России и в Украине. В парламентской и

Воистину неисповедимы пути Господни. В том числе и пути к славе. Как, впрочем, и к бесславию. Еще год назад никто слухом не слыхивал об отце Сергие (Таратухине), священнике из далекого сибирского городка Краснокаменска. И вот, имея несчастье (или счастье?) встретить на духовно окормляемой им зоне российского политзаключенного № 1, батюшка вдруг прославился на всю страну.

Назвав Ходорковского политзаключенным, отец Сергий был сослан из прославившегося городка в отдаленное село Красный Чекой. Когда и это наказание показалось гонителям батюшки слишком мягким, его и вовсе лишили права совершать таинства и богослужения, а также носить священническое облачение.
Правящий архиерей Читинской и Забайкальской епархии епископ Евстафий, который отлучил отца Сергия от его пастырского служения, объяснил надоедливым журналистам, что «согласно ставленнической присяге, которую дает перед рукоположением каждый священник, он не должен заниматься политической деятельностью». Все верно, невмешательство в политическую жизнь задекларировано РПЦ МП даже в ее «Основах социальной концепции», документе, доступном любому светскому человеку.
Но вот незадача — отлучение опального священника не воспринимается как справедливое. Потому что если бы оно было справедливым, то, к примеру, церковные иерархи должны были бы давно откреститься от самого своего активного миссионера Андрея Кураева, принимавшего, например, активное участие в предвыборной агитации в Украине. Просвещенный диакон помогал украинскому электорату сделать «правильный выбор» не только во время завершившихся революцией президентских, но и нынешних парламентских украинских выборов. Тезисы своих выступлений перед народом соседней страны он накануне голосования в Верховную раду изложил в президентской «Российской газете», где выказал недовольство тем странным для него обстоятельством, что не он, гражданин России, а жители Западной Украины влияют на нынешнюю украинскую идеологию.
Так вот, если бы вместе с отцом Сергием права носить рясу был лишен и господин Кураев, нарушающий не только устав РПЦ, но и украинский закон, запрещающий предвыборную агитацию гражданам другого государства, то решением Читинского и Забайкальского епископа можно было бы удовлетвориться.
Впрочем, еще после президентских выборов в соседней стране прекратить богослужения должно было бы все украинское подразделение Московского патриархата, разве что из географических соображений называемое Украинской православной церковью. А заодно должно было бы лишиться права совершать таинства богослужения, а также носить священническое облачение и руководство РПЦ МП, благословившее своих украинских коллег на активную политическую деятельность. Ибо в тех же «Основах социальной концепции РПЦ МП» сказано, что «невозможно участие церковного Священноначалия и священнослужителей, а следовательно, и церковной Полноты... в публичной поддержке участвующих в выборах политических организаций или отдельных кандидатов, агитация и так далее». Факт же предвыборной агитации священниками признает все та же «Российская газета», которая пишет, что «осенью 2004 года Украинская православная церковь, что входит в состав Московского патриархата, недвусмысленно поддержала кандидата Януковича».
Преобладающее большинство священников УПЦ МП, пугая свою паству Ющенком, открыто призывало электорат голосовать за пророссийского кандидата. Высшее руководство управляемой из Москвы Церкви делало это даже по телевидению, представляя Януковича чуть ли не образцом христианских добродетелей. В приходах УПЦ МП можно было найти и отпечатанные на церковных бланках листовки, в которых прославлялся лидер Партии регионов. Листовки эти со временем появились и на оранжевом революционном Майдане, правда, уже с народными комментариями. При этом не только вербальными. Лики православных священников, опрометчиво рискнувших разместить на предвыборных церковных агитках свои портреты, «украшались» пятиконечными кремлевскими звездами и даже рогами.
Народные художники, выражая свое несогласие с политизацией Украинской православной церкви, возможно, оказались не совсем корректными по форме своего гражданского протеста. Но они, безусловно, были правы по сути. Народ, хоть он и не кончал семинарий, лучше облаченных в рясы мужей понимает, что клеветать на одного, не угодного Кремлю и РПЦ МП кандидата, и поддерживать другого, чей моральный облик основательно подпорчен несколькими уголовными судимостями, может надоумить только лукавый.
«Московская патриархия — структура абсолютно не самостоятельная, всегда подчиняющаяся власть имущим, — комментирует ситуацию протоирей Михаил Ардов (Российская православная церковь). — Последний легитимный собор Российской православной церкви 1917 — 1918 годов принял следующее решение: никто из членов Церкви не может выдавать свои политические взгляды за церковные. Это — подлинный постулат. Неудивительно, что нынешнее руководство РПЦ МП будет влезать в политику, когда власть имущим это надо, или окорачивать каких-нибудь батюшек или дьяконов, если их высказывания входят в противоречие с местными или центральными властями. Нечто подобное было свойственно Московской патриархии со дня ее основания товарищем Сталиным в 1943 году».
Понятна, конечно, позиция политиков, которые сквозь пальцы смотрят на свое бесчестие и бесславие — они-то ведь хотят манипулировать массами. Но построенная на лжи и грубой силе власть Церкви, которая должна обращаться к душам людей, — нонсенс. Впрочем, такому нелогичному, абсурдному действию клириков удивляешься до тех пор, пока под их рясами не разглядишь обыкновенных в своей неуемной жажде власти политиков.
Честный ответ на вопрос, кому и чему служит Московская Патриархия, не способны дать, пожалуй, только сами иерархи РПЦ МП. Не надеясь, что они прислушаются к мнению не ангажированных властью журналистов и не окормленной церковным лукавством общественности, будем уповать на последнюю инстанцию — тот самый Страшный суд, на котором им таки объяснят разницу между царством кесаря и Царством Бога. Впрочем, клирики, похоже, очень надеются, что никакого страшного суда, а значит и Божьего Царства в природе не существует. Иначе они, подчиняясь воле Спасителя, искали бы богатства на Небе, а не на грешной земле.
Источник: Новая газета
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх