EN|RU|UK
  280  1

 ПОСЛЕДНИЙ ДИКТАТОР ЕВРОПЫ

Кто после вчерашнего фиаско с президентскими выборами станет оплакивать Белоруссию? Более конкретно, кто, бросив беглый взгляд на карту, сможет отыскать эту страну с 10 миллионами (большей частью восторженных) славянских душ? Мы не погрешим против истины,

В клубе врагов демократии г-н Лукашенко является пожилым государственным деятелем, этаким Уго Чавесом (Hugo Chavez) равнины. Он - хитрый популист, водящий дружбу с другими париями и испытывающий старое большевистское презрение к оппозиции и политическим компромиссам. Благодаря Конди Райс (Condi Rice) этот 51-летний бывший председатель колхоза стал широко известен как "последний диктатор Европы", хотя это прозвище подрывает авторитет Владимира Путина и других лиц, недавно ставших членами этого клуба.

Нынешние выборы, скорее всего, "уравняют счет", если можно так выразиться, в борьбе за демократию в бывшем СССР. После того, как были свергнуты тоталитарные режимы в Грузии, на Украине и в Киргизии, казахские и азербайджанские правители в прошлом году удержались на своих местах после собственных сфальсифицированных выборов. Г-н Лукашенко, которого поддерживает Россия, кажется, довел этот счет до 3:3. Обнародованные вчера через 2 часа после начала голосования официальные результаты опроса на выходе с избирательных участков - такие вот это были выборы - дали г-ну Лукашенко 80% необходимых голосов, чтобы он мог остаться президентом на третий срок, тогда как его главный оппонент, Александр Милинкевич, набиравший в прежних опросах общественного мнения до 25%, на этот раз получил около 5%.

Г-н Милинкевич, бородатый физик с мягким голосом и приятными манерами, вчера вечером назвал результат выборов "фарсом" и призвал своих сторонников выйти на улицы. Он разглагольствовал о мирной "джинсовой революции" по образцу Оранжевой революции на Украине или Революции роз в Грузии. Джинсы все еще являются символом молодости, свободы и ценностей Запада, проникающих на Восток. Не затаивайте дыхание. Полиция по борьбе с массовыми беспорядками на митингах оппозиции обыкновенно имеет численное превосходство над выступающими против Лукашенко демонстрантами. На этот раз, не желая рисковать, режим угрожал казнить по обвинениям в терроризме всякого, кто осмелится выйти со своими обидами на улицы.

Для тех, кто ведет борьбу за демократию, г-н Лукашенко является испытанием реальностью. Двенадцать лет назад он появился из ниоткуда и выиграл почти три из каждых четырех голосов избирателей в первых и последних свободных выборах в этой стране. Молодые институты этой страны были слишком слабыми, чтобы сопротивляться его фронтальной атаке - а население было слишком запугано десятилетиями советских репрессий, чтобы обратить на нее внимание. Харизматичный, по крайней мере, для белорусских сельских жителей, г-н Лукашенко выступил с неслыханными обвинениями в коррупции против постсоветских правителей. Однако, придя во власть, он во имя борьбы с взяточничеством начал репрессии, доказав тем самым правоту заявления, которое я недавно услышал от главного редактора вашингтонского журнала "Foreign Policy" венесуэльца Моизеса Наима (Moises Naim), что "антикоррупционные кампании" нередко кончаются тем, что, что подрывают демократию в развивающихся странах.

В дополнение к своему КГБ (советский государственный гимн и флаг тоже остались) и избирательному убийству своих противников, президент Лукашенко использовал целый ряд народных волеизъявлений - тот самый символ права голоса - чтобы расстроить планы демократизации страны. В 1995 и в 1996 гг. правящий режим организовал референдумы, которые нейтрализовали парламент и расширили президентские полномочия. Независимые опросы общественного мнения свидетельствуют о том, что он является наиболее популярным лидером, который, играя на ностальгии по советским временам, обеспечил Белоруссии солидный экономический рост, подпитываемый российскими субсидиями. Поскольку независимой прессы или телевидения практически нет, большинство людей не знают ничего лучшего.

Останется ли все так, как есть сейчас? Естественно, г-н Лукашенко, как Милошевич (Milosevic) или Саддам (Saddam), не хочет ничего лучшего, чем чтобы остальной мир мирился с его правлением еще несколько десятилетий. Лучшим союзником тирана является фатализм.

Г-н Милинкевич, по крайней мере, признает условия борьбы. "Большинство белорусов хотят перемен и хотят демократии", - сказал он недавно на обеде в Брюсселе. - Но люди должны поверить в то, что перемены возможны".

Само по себе выдвижение кандидатом в президенты Милинкевича было шагом вперед. В октябре прошлого года оппозиция - маленькая, если не считать ее большого самомнения - впервые выдвинула из своих рядов единого руководителя. (Ничто не двинулось вперед в авторитарной Хорватии, Сербии или Словакии в 1990-е годы до тех пор, пока разобщенные демократы не объединились.) Г-н Милинкевич удивил всех, оказавшись первым человеком оппозиции в ходе заслуживающего доверия голосования. За него не агитировали национальные средства массовой информации (СМИ), но слова о нем распространялось из уст в уста и на веб-сайтах оппозиции главным образом благодаря активному студенческому движению "Зубр". Он первым из белорусских политиков пошел по домам, чтобы собрать голоса сторонников. "Половина людей не открыла ему дверь, - сказал Винцук Вячорка, возглавляющий самую многочисленную оппозиционную партию. - Главная проблема в том, что народ живет в страхе. Для того чтобы этот страх преодолеть, нам нужно показать людям, что у нас есть ответственный лидер, который сам ничего не боится". Две недели назад г-н Вячорка, один из ключевых помощников Милинкевича в избирательной кампании, был арестован на 15 суток за организацию "несанкционированных митингов". Сторонники опасаются за его жизнь.

Белоруссия является для демократии невозделанной землей, какие сегодня есть повсюду в мире, включая арабский мир. Помощь из-за рубежа помогает сделать игровое поле несколько менее враждебным для оппозиции. Соединенные Штаты в этом году предоставили 21 млн. долл. на развитие демократии в Белоруссии. Эти деньги были наиболее эффективно потрачены на СМИ, сказал мне Милинкевич, чтобы лучше информировать народ о своей собственной стране. Однако только лишь зарубежные деньги не вывели на улицы людей на Украине или в Грузии и не способны сделать это здесь. Это дело под силу только самим белорусам.

Когда обсуждается продвижение демократии в наше время, модно заявлять: "Забудьте Польшу". Под этим скептики подразумевают, что опыт периода 1980-х годов Польши, которая стала первым вырвавшимся из советской орбиты европейским сателлитом, не применим к "незападным" культурам - арабской, или русской, или среднеазиатской. Попробуйте сказать это белорусам, которые являются восточными соседями поляков и одно время были с ними в составе общего государства. Услышав о предварительных результатах выборов, г-н Милинкевич вчера заявил, что "люди будут смеяться над этими цифрами. В Польше люди начали смеяться над коммунистической властью, и именно тогда победило движение 'Солидарность'. Мы тоже к этому идем".

Быть может, это займет больше времени, чем хотелось бы г-ну Милинкевичу. Демократия не является неизбежной в Белоруссии, в Европе или где-то еще. Но не являются неизбежными также и новые 12 лет правления таких, как Лукашенко. "Мы не мечтатели, сказал мне перед своим арестом г-н Вячорка. - Мы - прагматики".

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх