EN|RU|UK
  175  1

 ЯРОСЛАВ ДАВИДОВИЧ: ПОЛИТИЧЕСКИЕ СИЛЫ НЕ ДОЛЖНЫ ФОРМИРОВАТЬ ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ КОМИССИИ

После завершения выборов-2004 новоиспеченный председатель Центральной избирательной комиссии заявлял о том, что все уроки из той нелегкой президентской кампании обязательно будут извлечены. Работа над ошибками, предполагал тогда Ярослав Давидович, будет н

Часть прежних проблем так и не удалось разрешить. Зато добавились новые. В самый канун дня всенародного волеизъявления глава ЦИК вынужден бить тревогу, пытаясь привлечь внимание власти к многочисленным сложностям, преодолеть которые самостоятельно Центризбирком не в состоянии. Если во время прошлых кампаний основанием для сомнений в легитимности результатов выборов были непрозрачность избирательного процесса и засилье административного ресурса, то сегодня появились другие поводы для тревог. О больших бедах и маленьких победах нынешней избирательной гонки в интервью «ЗН» поведал глава Центральной избирательной комиссии Ярослав Давидович.

— Ярослав Васильевич, на днях Виктор Ющенко заявил о том, что власть сделала все необходимое, чтобы провести выборы на «отлично». Вы согласны с такой оценкой подготовки к выборам?

— Думаю, президент имел в виду более широкий масштаб подготовки. Я могу говорить только о материально-техническом и финансовом обеспечении избирательной кампании. Мы действительно долго и непросто решали связанные с этим вопросы. Особенно на местах. Но сейчас ситуация переломилась. 1 марта мы провели встречу у президента с главами областных государственных администраций. С того времени удалось сделать многое. И на сегодняшний день нам хотелось бы от власти одного: чтобы она решала те вопросы, за которые должна отвечать согласно закону. В пределах этого, и не больше. Нам не нужно, чтобы представители власти организовывали заседания комиссий, тем более, подменяли собою комиссии или вмешивались в их работу.

Задача властей — выделить помещения для избирательных комиссий, обеспечить их необходимым оборудованием, телефонизировать избиркомы. А самый главный вопрос, находящийся в их компетенции, — это, безусловно, организация деятельности рабочих групп по составлению списков избирателей. Поскольку списки составляет власть. Центральная избирательная комиссия лишь контролирует этот процесс, и на данном этапе участковые избирательные комиссии занимаются уточнением списков избирателей. Работы в этом направлении предостаточно.

Можно представить себе, в каком состоянии списки были в 2004 году, если сегодня в них включено на 849 тысяч избирателей меньше! Словом, говорить о том, что для успешного проведения выборов сделано абсолютно все, было бы неправильно. Но и утверждать, что для этого не сделано ничего, также нельзя.

— Однако не так давно вы били тревогу по поводу нехватки избирательных урн и того, что тридцать процентов участков не телефонизированы.

— На этот момент мы уже получили информацию о том, что найдена значительная часть недостающих урн, оставшихся с прошлых выборов. Но их нехватка обусловлена не тем, что они пропали, а тем, что на этих выборах будут использоваться пять бюллетеней, и все они большого размера. Поэтому при голосовании все урны будут заполнены, могут потребоваться дополнительные. Мы заказали их изготовление, и ситуация с урнами под контролем.

— В конце прошлого года вы утверждали, что нынешние парламентские выборы обойдутся государственной казне в 500 с небольшим миллионов гривен. Удается вложиться в эту сумму?

— Нет. Нам, действительно, выделили на этот год 517 млн. долл. Однако в процессе подготовки к выборам мы столкнулись с необходимостью увеличения этой цифры. Например, когда мы начали анализировать, почему люди не идут работать в избирательные комиссии, выяснилось, что оплата их труда чисто символическая — 17 гривен в день. А ведь все прекрасно понимают, что членам комиссий приходится работать практически трое суток подряд — в день голосования и два дня подведения результатов выборов. И сейчас мы обратились в Кабинет министров и к бюджетному комитету парламента с просьбой увеличить эту сумму. На сколько — не скажу, это в компетенции правительства…

— …Но вы свои соображения на этот счет высказывали?

— Да, однако говорить о них не буду, чтобы не ставить правительство в неловкое положение, поскольку не знаю, каково будет окончательное решение. Мы предлагали увеличить эту сумму, по крайней мере, в несколько раз. А это дополнительные расходы. По нашим расчетам, для этого необходимо дополнительно еще около 75 миллионов. В день голосования и во время подсчета голосов на избирательных участках будут работать почти 700 тысяч человек. И если с нами согласятся, выделив эти деньги, к изначальным 500 миллионам добавится еще весомая сумма.

Кроме того, законом не оговорена такая процедура, как направление приглашения на выборы. Раньше их по домам разносили члены избирательных комиссий. Сейчас мы предложили, чтобы приглашения разнесли почтальоны. Тогда они гарантированно попадут к каждому избирателю. А сегодня доставка двадцатиграммового письма стоит 70 копеек. Мы с руководителем Укрпочты по-дружески договорились о цене в 20 копеек. Выходит, чтобы охватить 40 миллионов избирателей, потребуется восемь миллионов гривен. А приглашения будут доставляться два раза. Вот вам и все 16 миллионов. Выборы сегодня — очень дорогое удовольствие.

Согласно новому закону о выборах в местные советы, каждый кандидат в депутаты имеет право на оплату агитационных материалов в СМИ. Когда такое было? Кандидат ведет агитацию за счет средств государственного бюджета. Вот и пришлось к изначальной сумме в 158 млн. гривен, предусмотренной для проведения местных выборов, дополнительно выделять еще 42 млн. гривен. На выборах в Верховную Раду будут использоваться бюллетени длиной 78 сантиметров, а кое-где на местах и больше метра. Потому что в некоторых регионах по 53—59 субъектов избирательного процесса. В 1998 году бюллетень для голосования на выборах в сельсовет стоил две копейки, сейчас — 15—20 копеек. А в общей сумме это все миллионы и миллионы.

— Недавно вы заявляли о критической ситуации, связанной с комплектацией избирательных комиссий. Как, по-вашему, решит ли проблему повышение оплаты труда членов избиркомов?

— Только частично. Поскольку низкая оплата труда сотрудникам комиссий — лишь одна из причин, по которым формирование избиркомов идет с таким трудом. Политические партии направили весь свой кадровый потенциал на выборы: их представители баллотируются в Верховную Раду, в областные, городские, районные, сельские советы. У них просто не хватает людей, которые были бы политически активны и соответствующим образом подготовлены. Они всех их отправили в кандидаты. В силу этого избирательные комиссии элементарно недоукомплектованы. В них попросту некому работать. Не говоря уже о том, что уровень профессиональной подготовки многих членов избиркомов оставляет желать много лучшего.

— Общему порыву поддался даже один из членов Центральной избирательной комиссии. Как известно, по списку блока «Наша Украина» в парламент баллотируется Руслан Князевич. Как вы относитесь к такому положению дел, когда участник соревнования одновременно является и членом судебной коллегии?

— Это его право. Закон этого не запрещает.

— А с моральной точки зрения?

— Он приостановил свои полномочия члена комиссии на время избирательной кампании… Конечно, лишняя пара рук нам бы сейчас не помешала. Но он воспользовался правом, которым его наделил закон, в который, кстати, впервые внесли положение, позволяющее членам Центризбиркома баллотироваться в депутаты, сложив с себя полномочия на период кампании.

— А если бы этим правом решили воспользоваться еще несколько центризбиркомовцев, работа вашего ведомства была бы парализована?

— Конечно, эта законодательная норма для Центральной избирательной комиссии очень рискованна. Благо, люди в ней все взвешенные и сознательные. Будь по-другому — неизвестно, как бы все обернулось. Хотя безвыходных ситуаций не бывает. Я думаю, тогда парламент срочно вносил бы изменения в закон.

— Он и теперь вынужден шлифовать избирательное законодательство за несколько дней до выборов. На следующей неделе парламентарии попытаются внести изменения в закон о выборах. Корректировка избирательных правил в самый последний момент может быть вызвана лишь крайней необходимостью. Почему проблемы, вызвавшие эту необходимость, нельзя было предусмотреть раньше? И уверены ли вы в том, что народные избранники проголосуют поправки?

— Для нас главное — разрешить кризисную ситуацию, связанную с формированием участковых избирательных комиссий. А это можно будет сделать, внеся изменения к закону о выборах, позволяющие городским, сельским и поселковым головам (либо соответствующим радам) срочно рекомендовать людей в состав комиссий. На сегодня таких полномочий у них нет.

Второе изменение, которое мы предлагаем внести в закон, — дать возможность членам комиссий голосовать на тех избирательных участках, на которых они работают. Неразумно заставлять человека ехать из одного конца города в другой, оставляя участок в самый разгар голосования, или не давать ему проголосовать вовсе. А в масштабах государства это сотни тысяч людей.

Парламент рассмотрит также вопрос о том, чтобы вернуть избирателю право в день выборов обращаться в суд по поводу отсутствия его в списке избирателей. Политические силы по-разному реагируют на эти предложения. Все они, по меньшей мере, станут предметом рассмотрения в Верховной Раде. Однако каково будет решение парламента, сегодня спрогнозировать трудно. Сама жизнь заставляет вносить изменения в закон. Но это как раз те изменения, которые не имеют политического подтекста и не должны, на мой взгляд, вызывать несогласие у народных депутатов.

— Кроме того, предлагалось разрешить печатать бюллетени для голосования не только в государственных, но и в частных типографиях. Однако будет ли при этом гарантировано обеспечение всех степеней защиты на бюллетенях?

— Дело в том, что государственных полиграфических предприятий осталось буквально единицы. Закон предписывает изготовление бюллетеней исключительно на государственных типографиях. Но когда дошло до печатания, оказалось, что это огромная проблема. Представьте себе количество бюллетеней, которыми необходимо обеспечить выборы во все областные, городские, районные, сельские и поселковые советы! Кроме того, у бюллетеней, предназначенных для голосования на местных выборах, не предусмотрены степени защиты. И они не являются документами строгой отчетности. Каждый сельсовет должен напечатать свои бюллетени. Где им это делать, если во всем районе и даже в области нет ни одной государственной типографии? Они будут вынуждены нарушать закон. Так зачем же ставить под вопрос легитимность местных выборов, если можно просто изменить норму закона?

— Вы как-то говорили о том, что на условиях тендера будет определена фирма, которая поставит Центризбиркому аппаратуру, защищающую ЦИКовский сервер от несанкционированного доступа извне. Также было обещано, что эта аппаратура пройдет в Службе безопасности Украины процедуру соответствующей сертификации. Осуществлены ли ваши планы и можно ли ожидать, что на этих выборах центризбиркомовский сервер не постигнет та же участь, что на прошлых?

— Да, тендер был проведен. Его выиграла фирма, предложившая оборудование стоимостью 468 тыс. гривен. Как и предусматривалось, оно прошло сертификацию. За этот участок работы я спокоен. Конечно, стопроцентной гарантии от вероятных попыток несанкционированного вмешательства извне в работу сервера я вам дать не могу. Я думаю, от этого не застрахованы ни в одной стране. Но весь комплекс работ мы уже завершили. В центре установлена защитная система. А на местах власть предоставила все необходимое компьютерное оборудование нашим оперативным группам, созданным при окружных избирательных комиссиях, которые будут передавать информацию в электронном виде в ЦИК.

— Вы заявляли о массовом расхищении имущества избирательных комиссий, в частности, телефонов, которыми на прошлых выборах избиркомы были обеспечены на сто процентов. Обращались ли члены ЦИК в правоохранительные органы по этому поводу?

— Нет. Где в большинстве случаев размещается избирательный участок, на котором проходит голосование? Как правило, в сельском клубе, школе, детском саду. Там ставили временный телефон. И кое-где поснимали линии. Хотя можно было всего лишь отключить телефон, чтобы затем, когда понадобится, включить его в розетку, сделать переадресацию и работать. Но с каждым днем количество таких обестелефоненных участков уменьшается. Опять-таки за счет средств местных бюджетов. Потому что за это отвечает власть на местах. Поднимая вопрос о телефонизации избирательных участков, я хотел привлечь внимание к этой проблеме, чтобы ускорить ее решение. Кажется, это мне удалось.

— Что бы вы ответили вашему предшественнику на посту главы Центризбиркома Сергею Кивалову, заявившему о множестве нарушений в ходе нынешней избирательной кампании и пообещавшему массовые фальсификации во время самих выборов?

— Я бы не хотел это комментировать.

— Вы заявили о невозможности одновременного проведения в Крыму выборов и референдума относительно статуса русского языка. А каковы перспективы референдума по поводу вступления Украины в ЕЭП и НАТО? Как известно, его инициаторы должны были до 1 марта подать в ЦИК необходимые три миллиона подписей граждан. Подали?

— Я бы попросил журналистов не преувеличивать нашей роли в судьбе референдума в Крыму. К нам всего лишь обратились за разъяснением, возможно ли тем же составом комиссий, которые сформированы для проведения выборов, и на тех же самых избирательных участках проводить местный референдум. Центризбирком ответил, что это невозможно. Поскольку не предусмотрено законом.

Что же касается инициативы проведения всеукраинского референдума, то у ЦИК есть информация о том, что собрано 4 млн. 666 тыс. подписей. Известно нам это на основании актов, поскольку сами подписные листы находятся на местах, в районных и городских советах. Члены Центризбиркома отправляются почти во все регионы страны, чтобы в эти субботу-воскресенье проверять достоверность подписей и соблюдение законности при их сборе. Затем будет еще один выезд на места. Нам на проверку дается месяц. На основании ее мы будем составлять общий протокол с соответствующими выводами. Мы принимаем решение, передаем его президенту. Президент также имеет право организовать проверку подписей. Если у него есть основания, он имеет право обращаться в Конституционный суд по поводу законности вопросов, выносимых на референдум.

— Скажите, происходили ли какие-либо изменения в избирательных списках партий и блоков, связанные с обнародованием нашумевших «черных» списков министра внутренних дел Юрия Луценко?

— Глава МВД подал в Центризбирком список из десяти лиц, числившихся среди кандидатов в народные депутаты, которые, по данным информационного центра МВД, осуждены за умышленные преступления и относительно которых не отменены приговоры. Или чья судимость не снята (не погашена). Восемь из них, не дожидаясь нашего решения, добровольно написали заявления об отказе баллотироваться. Остались двое. По одному из них уже собраны все материалы, и решение о снятии его с регистрации будет приниматься Центризбиркомом в ближайшее время. По другому мы еще собираем информацию.

А что касается тех кандидатов, относительно которых возбуждены уголовные дела, — это не наши проблемы. У нас есть информация о том, что кое-кто из кандидатов больше полугода находится за пределами Украины, пребывая в международном розыске. Мы сейчас изучаем этот вопрос. Хотя компетенция ЦИК в подобных вопросах законом не оговорена.

— Ярослав Васильевич, недавно представители одной из общественных организаций обратились в окружную избирательную комиссию с просьбой предоставить биографии кандидатов в депутаты местного совета. Окружком переадресовал обращение в ЦИК. ЦИК отказал любознательным гражданам. Те обратились в суд, который поддержал решение Центральной избирательной комиссии не предоставлять биографии кандидатов. Вы считаете, что избирателям не нужны лишние сведения о тех, за кого им предлагают голосовать?

— Законом сегодня четко определены те сведения о кандидатах в депутаты, которые должны публиковаться. И о том, что обнародованию подлежат биографии кандидатов, в законе не говорится. Я не вижу законных оснований для ответов на просьбы о предоставлении биографий. Вы поймите, предоставить биографии кандидатов просит определенная общественная организация. Она явно направлена на поддержку определенных политических сил. Где гарантия, что эта организация не использует предоставленные биографии под тем углом зрения, под которым ей хочется? Измените норму закона — тогда пожалуйста. Но если выдавать биографии кандидатов, то уже всех. А вы представьте себе объем опубликованных семи тысяч двухсот биографий (именно столько зарегистрировано кандидатов в народные депутаты). Это где-то 10—15 томов. С учетом 34 тысяч участков получится полмиллиона томов. Какой же бюджет это выдержит? И кто это все будет читать?

— Но как же тогда обеспечить право граждан иметь информацию о тех, кого они выбирают представлять их интересы в советах всех уровней?

— Конечно, дискомфорт граждане в этом смысле ощущают. Пропорциональная система выборов имеет в этом отношении недостатки. Нужно было предусмотреть в законе норму, согласно которой политические партии и блоки сами за свои средства издавали бы биографические сведения о своих кандидатах. У ЦИК законодательных оснований предоставлять подобную информацию нет.

И это лишний раз подтверждает необходимость совершенствовать избирательное законодательство. Особое внимание я бы уделил вопросу формирования избирательных комиссий всех уровней. Их не должны составлять представители политических сил. Последние в большинстве случаев не умеют, а нередко и не хотят работать. Там должны трудиться профессионалы. Нужно организовывать государственный центр по их подготовке. Предусмотреть достойную оплату их труда. Эти люди должны быть политически незаангажированными специалистами своего дела. Предусмотреть в законе норму о том, чтобы на период выборов их временно откомандировывали с основного места работы, куда после окончания кампании они могли бы вернуться. Нужно брать пример со стран, где избирательный процесс организован на профессиональном уровне.


    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх