EN|RU|UK
 Политика Украины
  7078  135
Материалы по теме:

 ТИМОШЕНКО И ПУСТОТА

ТИМОШЕНКО И ПУСТОТА

Януковичу нужны твердые гарантии Кремля ли, Брюсселя ли, Вашингтона ли. Он слишком недоверчив и слишком многим рискует. А отказаться от союза с Россией ему психологически легче, чем кажется. И не только в силу страха перед Путиным

Происходящее нынче в Украине у меня невольно ассоциируется с сюжетом культовой киноленты Валерио Дзурлини "Пустыня Тартари". Предполагая, что с этим ярким образчиком неореализма знакомы не все, вкратце перескажу его содержание.

Молодой офицер прибывает на место службы в захолустный гарнизон, дислоцированный в древней крепости на окраине империи. Два с половиной часа киноповествования лейтенант Дрого и его боевые побратимы готовятся к нападению загадочных "татар", якобы затаившихся где-то на краю безжизненной пустыни, простирающейся перед крепостью. Атаку противника ожидают ежеминутно на протяжении долгих томительных лет. Кто-то - с отчаянным страхом. Кто-то - в надежде блеснуть еще не заржавевшей от безделья доблестью. Кто-то - с хладнокровным любопытством философа-фаталиста. Кто-то - с неизъяснимой верой в то, что грядущее несчастье-приключение исцелит от цепенящего бездействия и парализующей тоски. Но ничего не происходит. Время от времени очередной наблюдатель узрит некое движение среди барханов, и крепость тут же ощеривается пушками и штыками. Но тревога в очередной раз оказывается ложной, и оружие возвращается в ножны. На вопрос, есть ли там "татары", "татары" ли это, и страшнее ли незваный гость "татарина", ответа нет. Спустя много лет больной, измученный и состарившийся Дрого получает приказ покинуть гарнизон. Он отбывает из крепости под аккомпанемент боевых труб, возвещающих о нападении противника. На этот раз вполне реального. Но так и не идентифицированного.

Решения вопроса о возможном освобождении из-под стражи Тимошенко в Украине ждут давно. Кто ждет его с тревогой, кто - со злорадством, кто - с отстраненным интересом. Подписания государством Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом (ключом к которому по-прежнему считается выход экс-премьера на свободу, что на истекшей неделе подтвердили высокопоставленные европейские и североамериканские лица) ожидают кто - с надеждой, кто - со страхом, кто - с праздным любопытством. Всякий Божий день новостная лента фиксирует очередные обещания, предложения, прогнозы и угрозы. Страна превратилась в крепость, окруженную пустыней Тартари, где все готовы к тому, что так почему-то и не происходит. Где имитацию действия трудно отличить от действий реальных. Освободят ли Тимошенко, а если освободят, то как и когда? Что ожидает страну? Ассоциация и Зона свободной торговли с ЕС? Таможенный союз? Или мы, как шутил коллега Александр Мартыненко, в очередной раз обманем всех и не сдвинемся с места? Оставшись там, где были, - то ли в крепости, то ли в пустыне. Привычно ожидая то ли чудесных оросителей, то ли кровожадных захватчиков…

Появление законопроекта о "лечебных каникулах" и сообщение о возможности рассмотрения ходатайства миссии Кокса-Квасьневского на комиссии по помилованию при президенте дало оптимистам повод думать, что "вопрос Тимошенко" будет снят уже на этой неделе.

Но я почему-то полагал, что "татары" не нападут" и в этот раз. То ли сработал природный скепсис, то ли смутило сообщение о вояже Виктора Федоровича в Минск на саммит ЕврАзЭС.

В аккурат в преддверии визита Януковича в братскую Беларусь, появились сведения о том, что пламенный евроинтегратор (в коего наш гарант превратился в последнее время) готов пойти на попятный. Сиречь не идти на сближение с ЕС, если Москва не будет настаивать на обязательном присоединении к Таможенному союзу. Если компенсирует упущенную выгоду (в виде неполученных кредитов от МВФ и, предположительно, от США) собственными кредитами. И несколько расширит права и возможности Украины как страны-наблюдателя ТС.

Лица, почуявшие некоторые изменения в настроении и поведении верховного вождя, поясняли его возможные намерения следующим образом.

Пункт первый. Янукович зело не любит, когда на него давят. А нынешнюю позицию Европы он воспринимает как давление. Недовольство этой позицией имеет не только эмоциональную, но и прагматическую природу. Виктор Федорович вправе задать себе вопрос: если мне выкручивают руки (а именно так он расценивает заявление европейских политиков) сейчас, что будет, когда речь зайдет о ратификации, о реализации зафиксированных намерений и выполнении данных Европе обещаний?

Пункт второй (непосредственно связанный с первым). Янукович уже давно не скрывает, что не верит России. И почти не скрывает, насколько боится аппетитов Путина. Но в последние месяцы уровень его недоверия к европейцам также изрядно подскочил. Насельник Банковой рассматривал "смычку с Западом" как способ сохранить власть. Однако с недавних пор может рассматривать как механизм ее утраты. ЕС прикроет его от России, но после подписания и захочет, и сможет влиять на происходящее в Украине сильнее чем прежде. Европа будет требовать от него нежелательных политических и экономических телодвижений, а в случае отказа способна приложить руку к его смещению в 2015-м. Ведь ассоциация и ЗСТ - это не только украинское, но и ее дело. Ее, Европы, бизнес, ее головная боль, ее прибыли и убытки. Так к чему усложнять себе жизнь за собственный счет?

Тезис о том, что лавры евроинтегратора позволят прирасти электоратом на Западе и в Центре, сомнителен. Поддержку не обязательно получать, ее можно нарисовать. А Европа таким художествам только помеха.

Пункт третий. Стремление видеть Тимошенко в клетке носит не политический, а, прежде всего, иррациональный характер. Виктор Федорович хочет, чтобы она сидела. Ненависть к ней, похоже, сильнее страха перед ней. Даже ради масштабной цели Янукович не готов наступить на горло собственной песне. Он просто готов петь тише. Он готов снять с узницы наручники, но не ярлык преступницы. "Лечебные каникулы" - максимальный компромисс, на который он готов идти. Если Запад будет упорствовать в своем намерении добиться помилования… Ну что ж, тем хуже для Запада. Ему ассоциация нужна даже больше, чем Украине. Им нужны новые победы и новые рынки - вот пускай идут на уступки. Нет? Значит, нет. Выберемся, бывало и хуже.

Пункт четвертый. Янукович полагает, что уже достаточно напугал Россию, и она вынужденно станет более податливой. Для Путина, который привык добиваться всего, чего хочет, Украина - по сути, последний незавоеванный трофей. Со стерхами полетал, Грузии отомстил, Америку (благодаря Сноудену и Сирии) умыл, памятник Дзержинскому, считай, вернул. Холост и богат (многие считают Владимира Владимировича де-факто самым богатым человеком на Земле, и, возможно, небезосновательно). Чего еще надо? Украину. ВВП неоднократно намекал, что его долг - миссия собирателя разбазаренных исконных земель. И еще никогда, даже в начале 2005-го, не было столь серьезной угрозы лишиться надежды заполучить желанный приз. Чем не повод сменить политику кнута на политику пряника?

Любой из приведенных выше тезисов (кулуарно озвученных соратниками Виктора Федоровича) имеет право на существование. Кроме, пожалуй, одного, но об этом чуть ниже.

Описывая возможные размышления первого лица украинского государства, я невольно вспомнил… Дарвина. Когда-то читал, что в предисловии к легендарному "Происхождению видов" знаменитый биолог написал: все, что изложено здесь, подкреплено двадцатилетними опытами и размышлениями; и все, что здесь написано, может быть столь же доказательно опровергнуто.

Тем более что тезис "бывало и хуже" (как утверждает большинство известных мне неангажированных экономистов) не вполне состоятелен. То, что ожидает украинскую экономику в ближайшее время, по их словам, аналогов в нашей новейшей истории не имеет. Финансовая подпитка - залог не только состоятельности власти Януковича, но и, по сути, залог состоятельности государства.

Янукович - не панславист и не евроинтегратор, он прежде всего стяжатель и гедонист. Сколь иррациональными не выглядели бы некоторые его поступки, ему отчетливо присущ инстинкт самосохранения. Он будет искать самый выгодный для себя путь. Нащупает гарантированно надежную кочку в топи - сделает шаг. Следуя ли воле Божьей, чувствуя ли необходимость обезьянничать - все едино, лишь бы выжить. Но он должен понимать, что и в Брюсселе, и в Берлине, и в Вашингтоне, и в Москве трезво оценивают ситуацию, в которой он оказался. Отсюда - конфликт "компромиссов", соревнование обещаний, столкновение намеков, война угроз.

Было очевидно, что до завершения саммита в Минске, в Киеве никто события форсировать не будет. Важная деталь: белорусский форум был единственным местом, где лидеры Украины и России могли встретиться до Вильнюсского саммита. Разумеется, если не возникнет потребность встретиться внепланово…

Жесткие заявления Путина, несколько растерянный спич Януковича о трехсторонней комиссии "Украина-ЕС-ТС" и, самое главное, отмененная беседа глав государств с глазу на глаз, дает косвенные основания считать, что Москва пока не выразила должной готовности заменить кнут пряником.

Предполагалось, что Владимир Владимирович мог предложить Виктору Федоровичу разговор о снижении цены на газ и кредитах. А еще - об инвестициях. И не только о российских в Украину, но и об украинских - в Россию. Считалось, что Кремль может приманить "Семью" (и не только ее) обещанием поделиться скважинами.

Владимир Владимирович мог это предложить, но, судя по всему, не предложил. Сведения о заалтарной стороне минского саммита - скудные и отрывочные. Носителей реальной информации немного, и, будем откровенны, они не страдают болтливостью. Все прочее - суть предположения.

Одно из них: неуступчивость Москвы изрядно порадовала Вашингтон, который готов более активно включиться в процесс. Ибо, кажется, не только Европа заинтересована в Украине, но и США заинтересованы в Украине в Европе. Как много Соединенные Штаты готовы сделать для этого, должно выясниться в ближайшее время.

Другое предположение: Януковичу нужны твердые гарантии Кремля ли, Брюсселя ли, Вашингтона ли. Он слишком недоверчив и слишком многим рискует. А отказаться от союза с Россией ему психологически легче, чем кажется. И не только в силу страха перед Путиным. Газовый бизнес в этой стране всегда был "президентским". После соглашений 2009-го он таковым быть перестал. В этом - еще одна (вполне рациональная) причина ненависти Януковича к Тимошенко. Янукович научился жить и богатеть и без этого. Временами кажется, что Путин об этом забывает.

Он, похоже, уверен, что Украина и так никуда не денется. Он ждет смирения и покаяния.

А чего ждем мы? Что испытывают жители страны, переживающей Апокалипсис Ожидания? Сегодня, по большому счету, определяется будущее государства, но почему-то кажется, что большая часть глядит на это как бы со стороны. Как зрители в кинотеатре. Кадр: Тимошенко в Качановке. Кадр: Янукович в Минске. Кадр: Квасьневский и Кокс в Киеве. Зрители, зевая, устало ждут развязки. Как в "Пустыне Тартари", когда через два часа начинаешь раздраженно спрашивать себя, так нападут эти проклятые "татары", или нет. Забывая, что кино не об этом.

Это кино - о нас. О безжизненной пустыне, засеянной нашими надеждами, но так и не проросшей нашей верой в собственные силы. О пустоте, которую мы должны наполнить делами и смыслами. Не ожидая оросителей с Запада или завоевателей (или спасателей, - как кому нравится) с Востока. Это должны сделать МЫ. Независимо от того, что или кого ОНИ в этой пустыне собираются посадить.

Сергей Рахманин, ЗН

TUVwVVVYUmtRemN3VERSbk1FdE1VWFZPUXpnd1REZFNhVTVETVRCTU0xRjFkRU1yVEhrdlVXOTBRelF3VEhwUmRuUkhTVEJNV0ZGMlpFTTJNRXcwZGt3NVEzY3dXVVJSZEdSSFFqQlpTamd3V1VoU1p6bERNQT09
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
Страница 2 из 2
<<<1 2
Страница 2 из 2
<<<1 2
 
 
 
 
 
 вверх