EN|RU|UK
  445  1

 ГАЗОВЫЕ СОГЛАШЕНИЯ: СОВЕРШИТЕ ВЫ МАССУ ОТКРЫТИЙ, ИНОГДА НЕ ЖЕЛАЯ ТОГО

О том, что 4 января, помимо вытекшего в Интернет газового соглашения, были подписаны еще какие-то документы — в кулуарах НАКа, Кабмина и парламента поговаривали. Но поскольку и широко обсуждаемое соглашение никем не было официально представлено, добиться

Кабинет министров собрался во вторник для того, чтобы дать добро на подписание устава СП, которое, в соответствии с соглашением от 4 января, должны были создать «РосУкрЭнерго» и НАК «Нафтогаз України». Несмотря на бравые рапорты министра топлива и энергетики Ивана Плачкова, сразу стало ясно, что большая часть аудитории к возможности создания СП с сомнительной компанией «РосУкрЭнерго»; к возможности передачи под контроль этого СП внутриукраинского рынка распределения и доставки газа; к самому подписанному соглашению и к его подписантам — имеет очень большое количество вопросов. Убедительных ответов на которые ни господин Ивченко, ни господин Плачков дать не смогли.

Вопрос о существовании других, никому не известных документов, также подписанных 4 января, поднял министр финансов Виктор Пинзеник. И поднял, надо сказать, не впервые, поскольку протокол предыдущего «газового» Кабмина, прошедшего в середине января, зафиксировал, что на аналогичный вопрос господин Плачков дал четко отрицательный ответ. На этот раз его ответ был положительный. И за время перерыва, объявленного в заседании правительства, министрам для ознакомления роздали папки с документами, подписанными втайне от украинского правительства, парламента и общества в Москве, 4 января.

Ознакомление с тремя (а по другим данным – с пятью) новыми дополнениями вызвало у присутствующих шок. Свое возмущение и резкую критику подписанных соглашений выразило большинство членов Кабинета министров, который команда переговорщиков вместе с президентом попросту держали «за болвана» в преферансе.

По сути, кроме господина Плачкова в Кабмине не нашлось ни одного человека, положительно оценившего достигнутые договоренности. Были те, что отмолчались. Но большинство во вторник заняли активную критическую позицию. Среди них: Арсений Яценюк, Виктор Пинзеник, а также Владимир Огрызко и Антон Бутейко (по очереди замещавшие отсутствовавшего главу МИД), Анатолий Гриценко, Виктор Балога, Павел Игнатенко, Павел Качур, Виктор Бондарь и… Юрий Ехануров. Как нам представляется, выплывшие на свет документы в совокупности с запланированным СП, представляли собой уже практически реализованный план бескровной аннексии Украины. Причем не на пять, а на двадцать пять лет вперед – до 2030 года. Полагаем, что премьер-министр узнал обо всем намного раньше, чем члены Кабмина, но намного позже самого факта подписания акта капитуляции.

Всем присутствующим стало окончательно ясно, что утверждение устава СП между НАКом и «РосУкрЭнерго» — вопрос второстепенный, по сравнению с уже подписанными документами. Но он принципиален – и не только с точки зрения содержания, но и процедуры одобрения, точнее неодобрения. Как своего рода последний рубеж: Москве СП необходимо, а значит воздерживаясь от его официального оформления, Украина теоретически сохраняла за собой возможность использовать этот рычаг для коррекции всего пакета подписанных газовых соглашений — и открытого, и спрятанных от лишних глаз. Именно поэтому было принято решение: а) направить проект СП в Антимонопольный комитет, чтобы АМК мог официально запросить данные об учредителях и акционерах «РосУкрЭнерго»; б) ограничить права Плачкова, Ивченко и Воронина вносить в проект устава не согласованные с правительством новации; в) изучить правовые возможности Киева на случай принятия решения о разрыве подписанных договоренностей; г) поручить Минэкономики, Минфину, МИД, Минюсту и Минтопэнерго стоять на страже всех дальнейших шагов по регистрации СП, выверяя и согласовывая совместно каждую строчку подписываемых документов. Ехануров выразил свою готовность как отстаивать внесение необходимых изменений в устав, так и готовность в случае принятия правительственного решения «обнулить» подписанные 4 января крайне невыгодные для Украины договоренности. Все это было во вторник…

И что же произошло дальше? В тот же день Антимонопольный комитет включил для нового СП «зеленый свет». Вышедший на два часа из отпуска «списочник» Партии регионов глава Антимонопольного комитета господин Костусев заявил о том, что никаких претензий к «РосУкрЭнерго» нет, а создаваемое СП не является монополистом на рынке поставок газа промышленным предприятиям. И впрямь, как по бигборду – «С нами Бог и Россия!». В среду борьба вокруг устава СП продолжалась. Давление было неимоверным, но согласующих подписей под проектом СП для окончательной подписи Еханурова не хватало. Яценюка даже досрочно в Астану отправили, но держался его зам. И тем не менее… в четверг премьер Ехануров, объявив, что берет всю ответственность на себя, подписал устав совместного предприятия. Как оказалось, не учтя при этом и половины «застережень», выдвинутых упомянутыми выше министерствами…

А возражения были, вполне разумные и справедливые. И снять их в ходе обсуждения с россиянами не удалось. Министерство финансов выкатило свои требования, перечислив необходимые изменения к уставу и описав иные условия его благословения. То же сделало и Министерство экономики, еще в большем количестве. МИД подготовил проект ноты Кремлю и внятную инструкцию о разрыве подписанных договоренностей, подведя под это серьезную юридическую базу, основанную на украинском и международном праве. И тем не менее, премьер принял единоличное решение, не собрав даже Кабмин, хотя о возможном экстренном заседании по газовому вопросу он членов правительства предупредил. Так у кого «задрожали коленки»?

Что выиграла, а что проиграла Украина в газовой схватке со старшим братом по разуму (в данной ситуации весьма уместный образ)? Почему с нарушением процедуры и превышением полномочий премьером был подписан устав СП? К чему обязывающие Украину документы были подписаны 4 января? Сколько их было и подлежат ли они расторжению? Что ожидает Украину в случае сохранения всей наработанной Ющенко, Ивченко, Ворониным и Плачковым базы? На эти вопросы мы попытаемся сегодня предварительно ответить.

Что было подписано в Москве

Мы стерли ноги до колен в поисках тайно подписанных 4 января документов и в четверг вечером обнаружили, что и Кабинет министров не имел полной картины. Возможно, и у нас она не полная, но все-таки мы смогли добыть шесть секретных грамот.

Как стало известно уже на сегодня, 4 января в Москве было подписано семь (!) документов. Об одном из них — трехстороннем Соглашении об урегулировании отношений в газовой отрасли, подписанном НАК «Нафтогаз України», «Газпромом» и «РосУкрЭнерго», — «ЗН» достаточно подробно писало в двух первых выпусках этого года. Остальные же документы представляют собой комплексный пакет, предметно регулирующий взаимоотношения в газовой отрасли между вышеперечисленными тремя сторонами.

Теперь о всплывших документах. Как оказалось, в Москве 4 января было подписано Дополнение №1 ГУ-06 к Контракту от 21 июня 2002 года между НАК «Нафтогаз України» и ОАО «Газпром» об объемах и условиях транзита российского природного газа через территорию Украины на период с 2003 по 2013 годы. Этот документ предусматривает в частности, что в 2006 году «Газпром» поставит, а «Нафтогаз» протранспортирует через территорию Украины 127,777 млрд. кубометров природного газа. Ставка платы за услуги по транзиту 1000 кубометров газа равна 1,6 долл. на каждые 100 км расстояния. Общая стоимость услуг по транзиту российского газа составит ориентировочно 2,05 млрд. долл. Но есть нюанс — «Нафтогаз» в период 2006—2009 годов обязан (согласно дополнению №4 от 09.08.04 года) оказывать ежегодно услуги по транзиту российского газа в счет погашения авансового платежа на сумму 250 млн. долл. И для этого предусмотрена прежняя ставка 1,09375 долл. на каждые 100 км (общая сумма авансового платежа. А точнее, признанного Украиной долга — 1,250 млрд. долл.) К документу прилагается и помесячный график этих «льготных» газотранспортных услуг, исходя из которого, до погашения долга тариф на транзит в 1,6 долл. не действует.

Следующий документ: Дополнительное соглашение №4 к Контракту №14/935-3/04 от 29 июля 2004 года об объемах и условиях закачки природного газа в ПХГ, его хранения, отбора и транспортировки в 2005—2030 годах. Этот документ подписан между НАК «Нафтогаз України» и «РосУкрЭнерго». Он предусматривает, что в период с 2006 по 2030 годы в украинских подземках ежегодно будет храниться до 15 млрд. кубометров газа. Общая сумма контракта на 25 лет — 866,250 млн. долл. При этом весь комплекс услуг по закачке, хранению и отбору газа из ПХГ осуществляется по тарифной ставке 2,25 долл. за 1000 кубометров за ежегодный период хранения.

Напомним, что во времена деятельности на рынке газотрейдеров, а также еще вплоть до прошлого года закачка, хранение и отбор газа из украинских подземок за сезон обходилась собственнику газа минимум в 8 долл. за 1000 кубометров. Интересно, что за такой же комплекс услуг, например, в Венгрии собственнику газа приходится платить за сезон минимум 17 долл. за 1000 кубометров газа. По самым скромным подсчетам Украина потеряла более 150 млн. долл. в год.

Но даже не это принципиально. Известно, что «РосУкрЭнерго» уже имеет газ в украинских ПХГ. И еще в прошлом году переоценила его стоимость в сторону значительного увеличения. Плюс впредь компания наверняка захочет, помимо своих 15 млрд., закачивать туда «газпромовский» газ по заявленной россиянами цене 230 долл. со ставкой хранения 2,25 долл.

Украине, а точнее НАКу — при нынешнем раскладе — фактически не хватит средств для закупки собственного резерва газа. То есть НАК будет исключительно «статистом» и лишь за скромную плату в 2,25 долл. (чтобы хватило на поддержку штанов) будет обслуживать нужды «РосУкрЭнерго» и «Газпрома» в ПГХ и по поддержанию сезонного баланса газоэкспортного потока. Если же НАКу понадобится в период холодов дополнительный объем газа, который неоткуда взять, кроме как из ПХГ, то ему придется его закупать у «РосУкрЭнерго» по цене как минимум 230 долл. за 1000 кубометров. Да и эта цена пока только декларативная: еще неизвестно, какой счет выставит владелец газа НАКу, — ведь он будет монопольным владельцем запасов газа в украинских ПХГ.

Третий документ — Дополнительное соглашение №6 к Контракту купли-продажи природного газа № 4-ТРК от 29.07. 2004 года между НАК «Нафтогаз України» и «РосУкрЭнерго». В нем предусмотрено, что в 2006 году НАК продает «РосУкрЭнерго» на туркменско-узбекской границе
40 млрд. кубометров газа по цене 50 долл. за 1000 кубометров. Общая расчетная стоимость газа — 2 млрд. долл. Данный документ доказывает, что Украина действительно имела туркменский газ. Вот только не понятно, почему украинские переговорщики не воспользовались подписанным контрактом между НАК и «РосУкрЭнерго» на поставку туркменского газа в Украину в 2005—2006 годах.

Четвертый документ — зеркальное отражение третьего — Дополнительное соглашение №5 к тому же контракту купли-продажи газа. Однако в нем речь идет о том, что теперь уже «РосУкрЭнерго» продает НАКу на российско-украинской границе 25 млрд. кубометров газа. Но уже по цене 80 долл. за 1000 кубометров. Общая расчетная стоимость — те же 2 млрд. долл. Но при этом за свои услуги, как следует из контрактных условий, «РосУкрЭнерго» получает 15 млрд. кубометров газа (они-то, вероятно, и попадут в украинские ПХГ или на украинский рынок газа, но уже без никаких ценовых ограничений).

А чтобы попытаться свести газовый баланс Украины, подписан пятый документ — Дополнительное соглашение №7 к контракту купли-продажи газа от 29 июля 2004 года. Согласно ему, в январе «РосУкрЭнерго» поставит НАКу на российско-украинскую границу до 2 млрд. кубометров газа по цене 95 долл. за 1000 кубометров. Объемы поставок дополнительного газа в 2006 году должны быть, согласно условиям дополнительного соглашения №7, согласованы до 1 февраля 2006 года.

Шестой документ — Дополнительное соглашение №4 к Контракту №14/935-2/04 от 29 июля 2004 года об объемах и условиях транзита природного газа через территорию Украины в 2005—2030 годах. Подписанты — НАК «Нафтогаз» и «РосУкрЭнерго». Этим документом «Нафтогаз» обязался в период с 2006 по 2030 годы транспортировать ежегодно до 15 млрд. кубометров газа, принадлежащего «РосУкрЭнерго». Ставка платы за транзит 1000 кубометров газа — 1,6 долл. на каждые 100 км. Теперь вспомним, что в известном нам документе — трехстороннем Соглашении об урегулировании отношений в газовой сфере — речь шла о том, что ежегодно «РосУкрЭнерго» получает 7 млрд. кубометров узбекского и 8 млрд. кубометров казахского газа. То есть всего и получается искомых 15 млрд. кубометров среднеазиатского газа (без 15 млрд. кубометров, которые «РосУкрЭнерго» получит от «Нафтогазу» как плату за свои операторские услуги по доставке туркменского газа в Украину). Этот газ может быть предложен по указанной в допсоглашении №4 цене 230 долл. за 1000 кубометров газа как для промышленности Украины, так и отправлен на экспорт. Его же РУЭ может закачать в ПХГ как резервный запас и затем предлагать Украине во время пикового спроса.

Таким образом, получилось, что 4 января в Москве было подписано семь (!) документов.

А также Соглашение о взаимодействии по приему туркменского газа на границе Туркменистан—Узбекистан (Казахстан) и его транзите. По нашей информации, это соглашение подписано 1 февраля между НАК «Нафтогаз України», ОАО «Газпром» и ООО «Газэкспорт». В нем речь идет об экспорте из Туркменистана 6 млрд. кубометров туркменского газа в адрес ООО «Газэкспорт». Это тот объем туркменской экспортной квоты, которую «Туркменгаз» не может не отдать «Газэкспорту», ибо их контракт подписан на условиях «поставляй или плати». Таким образом из общей экспортной туркменской квоты НАК может даже при лучшем раскладе получить только 35 млрд. кубометров туркменского газа. То есть, когда выше шла речь о том, что НАК в 2006 году покупает в Туркменистане 40 млрд. кубометров газа, то это только планы. Реально Туркменистан может — «в случае возможности» — предоставить НАКу только 35 млрд. кубометров газа. Поэтому и понадобилось срочно подписывать допсоглашение №7 о поставке «РосУкрЭнерго» для НАКа в 2006 году (в январе) дополнительно 2 млрд. кубометров газа. По результатам года дополнительные поставки (из ресурса «Газэкспорта») могут составить 6 млрд. кубометров газа. По цене 95 долл. за 1000 кубометров на российско-украинской границе.

Анализ же всех имеющихся у НАК «Нафтогазу» контрактов приводит нас к неожиданному выводу, что даже на 4 января 2006 года, которое явилось часом Х для принятия решения, Украина уже имела полный баланс газа, а также все контракты на транзит газа на 2006 год. И никакой необходимости в ночном трехстороннем соглашении 4 января не было. Украинскую газовую команду просто взяли на испуг. Или купили?

Баланс НАКа-2006

Теперь посмотрим на баланс газа НАК «Нафтогаз України» на 2006 год. Каким реально объемом он будет располагать? Мы знаем уже, что туркменская экспортная квота составляет около 41 млрд. кубометров газа. Причем 6 млрд. кубометров из них уже отдано «РосУкрЭнерго» (по контракту с ООО «Газэкспорт»). То есть «Нафтогазу» остается 35 млрд. кубометров. Но после того, как НАК расплатится с «РосУкрЭнерго» за транзит туркменского газа до российско-украинской границы, он получит от РУЭ только 22 млрд. кубометров газа. Еще около 20 млрд. кубометров газа добывается в Украине «дочерней компанией НАКа «Укргаздобыча» и «Черноморнефтегазом»). Всего получаем около 44 млрд. кубометров ресурсов газа, которыми реально будет располагать «Нафтогаз» в 2006 году.

Теперь — распределение газа в Украине. На население (с учетом перерасхода газа, который к тому же не учитывается) потребуется около 20 млрд. кубометров газа. Еще 9 млрд. кубометров нужно для предприятий теплокоммунэнерго (для котелен). Плюс 8 млрд. кубометров — для технологических нужд газотранспортного предприятия «Укртрансгаз» (чтобы обеспечить работу газотранспортной системы страны). Для обеспечения потребностей облгазов (региональная сеть распределения, газопроводы низкого давления с выходом на конечного потребителя) нужно еще до 1,7 млрд. кубометров газа. Плюс еще 2,1 млрд. кубометров — для обеспечения потребностей бюджетников. В итоге получается около 40,8 млрд. кубометров. И это без учета потребностей промышленности Украины (!). Чтобы обеспечить еще и промышленность, потребуется минимум 32 млрд. кубометров газа.

Но мы видим, что относительно гарантированный баланс газа НАК «Нафтогаз» — не более 42 млрд. кубометров газа. И практически весь этот объем будет направлен по фиксированным ценам в основном для удовлетворения нужд бюджетников, комбыта и населения. Таким образом «Нафтогаз» еще и обязан дотировать поставляемый этим категориям потребителей газ. Потому как тот же туркменский на российско-украинской границе для НАКа стоит уже сейчас не 50, а 80 долл. за 1000 кубометров.

Как ни крути, а для промышленности практически ничего не остается. Вот и получается, что поставками газа для промсектора страны займется «РосУкрЭнерго» через созданное СП «Укргаз-Энерго». И по каким ценам будет обеспечиваться промышленность, известно только РУЭ да еще, может, правлению СП.

Но запомним, что для промышленности Украины нужно на год минимум 32 млрд. кубометров газа.

Теперь посмотрим на баланс газа компании «РосУкрЭнерго».

Итак, за свои операторские заслуги по доставке в Украину туркменского газа РУЭ получит от «Нафтогазу» около 13 млрд. кубометров газа. Еще ей уступлены экспортные квоты на узбекский и казахский газ — соответственно 7 и 8 млрд. кубометров в год. Плюс 6 млрд. кубометров — из туркменской квоты ООО «Газэкспорт», которая также уже переуступлена «РосУкрЭнерго». То есть получается около 34 млрд. кубометров среднеазиатского газа в год. Цена — 80 долл. за 1000 кубометров. Заявленная цена продажи на российско-украинской границе — 95 долл.

Как видим, этот объем корреспондируется с тем, который нужен для обеспечения нужд промышленности Украины. И с учетом этого обстоятельства можно предположить, что российский газ (по заявленной цене в 230 долл. за 1000 кубометров газа) на украинский рынок, по крайней мере, в этом году может и не попасть — не будет никакого смешения российского дорогого и дешевого среднеазиатского газа! А это значит, что даже если РУЭ продаст по 95 долл. в Украине 34 млрд. кубометров среднеазиатского газа, который ей обошелся (допустим) в 80 долл., то только на этой небольшой разнице цен «РосУкрЭнерго» заработает минимум 500 млн. долл. Что называется, не отходя от кассы.

При этом украинская промышленность практически лишается альтернативного — НАКовского — газа по причине отсутствия газа у «Нафтогазу» для нужд промышленности. Так вот получается. И зачем, скажите, РУЭ или даже СП газотранспортная система Украины и ПХГ, если они и так получают к ней прямой доступ? А у облгазов просто заберут диспетчерские функции: с ними просто заключат контракты на доставку газа конечным потребителям по их сетям (стоит это 3—4 долл. за 1000 кубометров). И таким образом газотранспортная система превратится в филиал «Мострансгаза» («Газпрома»). И уже в центральном диспетчерском управлении в Москве будут управлять газопотоками как в Украине, так и экспортными. То есть получится газовый аналог «Укртранснафти», которая уже третий год является фактически подразделением московской «Транснефти», — ничем реально не управляет, а лишь выполняет заявки реальных распорядителей транспортной инфраструктуры со стабильным ежегодным снижением объемов прокачки, а значит, и снижением доходов Украины.

Что же касается перспектив 2007 года, то баланс газа НАК «Нафтогаз України» еще менее вразумителен. Реально он может рассчитывать только на 20 млрд. кубометров газа, добываемого в Украине. Потому что с 2007 года весь практически среднеазиатский газ отдан на откуп компании «РосУкрЭнерго» (и даже квота ООО «Газэкспорт»). Это значит, что через созданное 2 февраля в Украине СП «Укргаз-Энерго» компания «РосУкрЭнерго» может предложить Украине (если захочет) 58 млрд. кубометров газа. По какой цене — сегодня непонятно. Но если верить заявлениям представителя «РосУкрЭнерго» после оглашения о создании СП с НАКом, то уже со второго полугодия цены на газ, реализуемый СП в Украине, могут измениться. Например, потому что Туркменбаши увеличит цену своего газа с нынешних 50 до 60 долл. за 1000 кубометров.

В итоге получается, что НАКу хватит своих 20 млрд. кубометров газа только для населения и бюджетников. И уже предприятия коммунальной теплоэнергетики будут полностью зависеть от воли СП, или вернее владельца газа — компании «РосУкрЭнерго». О промышленных потребителях газа речь даже не идет. Понятно, что они уже с февраля 2006 года попадают в полную зависимость от «РосУкрЭнерго» и созданного для реализации газа этой компании СП.

Почему к концу 2006 года «Нафтогаз» может стать банкротом?

Дальше предлагаем подсчитать финансовый баланс НАК «Нафтогаз України» в 2006 году.

Итак, за транзит 127 млрд. кубометров газа, принадлежащего «Газпрому», НАК должен получить 2,250 млрд. долл. платы. Но здесь надо еще вспомнить, что 250 млн. долл. авансового платежа в счет будущих газотранспортных услуг на период 2006—2009 годов украинская сторона от «Газпрома» получила. Значит общая годовая сумма в 2,250 млрд. долл. должна быть уменьшена на эти самые 250 млн. долл. То есть остается 2,050 млрд. долл. Это вроде общие валовые поступления НАКа на 2006 год.

Теперь учтем, что НАКу надо докупить около 8 млрд. кубометров газа на технологические нужды. Допустим, по цене 80 долл. за 1000 кубометров (в такую сумму обходится среднеазиатский газ на российско-украинской границе). То есть из валовых доходов нужно вычесть 640 млн. долл. (8 млрд. кубометров умножить на 80 долл. за 1000 кубометров). Значит в валовых доходах уже осталось не многим более 1,4 млрд. долл. Из оставшейся суммы вычтем так называемые обязательные расходы «Нафтогазу»: зарплата сотрудников, амортизационные расходы и т.п. Это все ежегодно выливается в сумму около 700 млн. долл. Выходит, что у НАКа после вычета этих сумм остается немногим более 700 млн. долл. Теперь еще отнимем обязательные рентные платежи (внесенные в госбюджет-2006). Это по году составляет 2,8 млрд. грн. В долларовом эквиваленте сумма получается при нынешнем курсе около 560 млн. долл. Итак, из 700 млн. долл. отнимает 560 млн. долл. и получаем, что у НАКа остается всего-навсего 140 млн. долл.

Вспомним еще, что среднеазиатский газ обходится в 80 долл. за 1000 кубометров (даже в 2005 году). А продает его «Нафтогаз» населению, бюджетникам и даже теплосетям по 37 долл. То есть чистые убытки на каждой 1000 кубометров газа составляют 43 долл, или, грубо говоря, за год — 430 млн. долл.

Теперь вспомним, что из «валового дохода» НАКа после всех вычетаний осталось 140 млн. долл. И мы увидим, что даже по приблизительным расчетам к концу 2006-го НАК будет иметь «минус» в бюджете на сумму 290 млн. долл. Такой вот «скромный» дефицит…

Таким образом получается, что только при перечисленных выше обязательных расходах к декабрю текущего года «Нафтогаз» фактически становится банкротом. И это мы еще не говорим об обязательствах НАКа по обслуживанию взятых им кредитов!

Ожидает ли Украину крупнейший
передел собственности?

Если бы с господином Костусевым был не «Бог и Россия», а «Бог и Украина», то глава Антимонопольного комитета не задумываясь объявил СП монопольным поставщиком газа для промышленных предприятий. Но поскольку с господином Костусевым таки Россия, то глава АМК де-юре объявил, что СП не монополист. Де-факто же, как видно из всего вышеизложенного, у НАКа практически нет возможности самостоятельно, в обход СП, поставлять газ на предприятия. Значит этим будет заниматься совместное предприятие, в правлении которого де-юре распределение голосов 50 на 50, а де-факто… ну, если украинскую сторону представляет председательствующий Воронин, то есть ли смысл расшифровывать ситуацию «де-факто»?

Как немонополист СП должно получить от НКРЭ лицензию на поставку для промышленных предприятий газа по нерегулируемому тарифу. Что это означает? Это означает, что именно СП определяет, какую цену выставить тому или иному заводу. Кому 95, кому 60, кому 130, а кому 230.

Можно предположить, что в первой половине этого года россияне «басмачить» не начнут: им нужно закрепиться; четко определить смету содержания штата совместного предприятия, чтобы СП не заплатило лишних налогов в украинский бюджет; довести до конца разработку планов по взятию в концессию сетей распределения и получения контроля над облгазами. Со второй же половины года, когда все формальности утрясутся, а цены будут изменены «ввиду объективных обстоятельств, сложившихся на рынке газа», представители СП могут стать весьма коммуникабельными и сразу захотят поговорить. Для начала с собственниками химических предприятий. Кто-нибудь, например, может зайти к господину Ярославскому, владельцу «Черкассыазот», в «Стироле» к г-ну Янковскому или к господину Горбатко, руководящему Одесским припортовым, и сокрушенно сказать: «Что вы говорите? При цене в 120 долларов за тысячу кубов ваше предприятие загнется? Ай-я-яй! А мы можем продать вам только по 120. Но вот если вы конкретный пакетик, желательно контрольный, долларов за 15 продадите, либо поможете приватизировать завод компании «ГдеУкрастьКомпьютер Лимитед», то мы постараемся для вас найти газ по 60 долларов за тысячу кубов». И что будут делать в ситуации, когда газ можно взять только у СП, владельцы химических заводов? То же, что и владельцы цементных, и незащищенных, с точки зрения систем энергосбережения, металлургических заводов, — отдаваться. Или бежать за газом к «РосУкрЭнерго» (вы же помните, что у РУЭ есть 15 млрд., которые Киев ей отдал за транзит нашего газа из Азии). А там, в РУЭ, те же лица, те же приветливые улыбки: «А мы вас ждали». Или воевать. Известно с кем, известно ради чего, но с абсолютно неизвестным результатом для себя. Так на место украинских олигархов могут прийти кипрские, антигуанские, швейцарские компании с русскими и избранными украинскими бенефициариями. В случае сохранения подписанного пакета документов, а как следствие и распределения ролей на украинском рынке в стране может произойти серьезнейший передел собственности. Тимошенко отдыхает. Но только в нашем потенциальном случае бюджет от этого передела ничего не получит. А аукцион по «Криворожстали» так и останется памятником наивным радетелям за пополнение госбюджета.

Как вы понимаете, бой за то, кто возглавит СП, велся неспроста. И как «ЗН» и предсказывало, его выиграл господин Воронин. Вы представляете, какие грандиозные перспективы открываются перед людьми, которые будут принимать решения в правлении? А уж как признательны им будут собственники предприятий за милостивое назначение жизненно важной для завода цены — не в сказке сказать, ни нули посчитать!

Помимо колоссального экономического рычага, способного влиять путем регулирования цен на вопросы наполняемости госбюджета, показатели инфляции, банкротства предприятий и т. д., рычаг СП может быть использован и в политических целях. Ни для кого не секрет, что почти каждый из крупных собственников если сам не идет в парламент, то проводит туда группу влияния. Ни для кого не секрет также и то, что реальным правительством после выборов будет не Кабинет министров, «а совет держателей фракций», выплачивающий ежемесячное денежное вспомоществование рядовым членам большинства политических отрядов. Вопрос цены на газ для бизнеса очень многих «держателей» чрезвычайно важен. И если у бизнесменов будет выбор — газ по низкой цене за нужное голосование его фракции в Раде, то как, по-вашему, он поступит? Совершенно правильно вы догадались.

Кроме того, вопрос цены на газ для промышленных предприятий это вопрос социальных настроений. Устраивать очаги нестабильности, особенно при сопротивлении собственника, не желающего подчиняться навязываемым условиям дележа пакетами, опять-таки в силах поставщиков газа. Разрушение экономики производства, невозможность стабильного планирования работы на перспективу, невыплаты зарплат, остановка предприятий — все в арсенале.

Все эти страхи — бизнесовые, политические и социальные — можно было бы проигнорировать в случае, если бы была уверенность, что руководство СП работает по цивилизованным правилам и в нем присутствует уверенное 50-процентное украинское лобби. Однако считать так ни у нас, ни у экспертов, с которыми мы общались, оснований нет.

Если ничего не изменится, то созданные в Украине условия способны вернуть ситуацию к 90-му году: под контролем Украины останутся обувные фабрики и магазины, а «предприятия союзного значения» (независимо от формы собственности) будут консолидированно управляться из Москвы.

Предварительное подведение итогов

Как мы уже говорили, рабочая группа, созданная на базе ряда министерств, подготовила предложение по юридически корректному разрыву подписанных соглашений. Не исключено, что в случае если российская сторона не примет решения о внесении изменений, предложенных стороной украинской, то правительство пойдет на разрыв подписанных Ворониным в Москве документов. Нельзя исключать также, что, ввиду нарушения премьером Ехануровым процедуры подписания устава при неснятных и неучтенных замечаниях министерства экономики и министерства финансов, Кабмин сможет пересмотреть и решение, давшее путевку в жизнь созданию СП «Укргаз-Энерго». Для всего этого, помимо педантичного отношения к букве закона, необходима политическая воля. От того, насколько правительство окажется готовым к ее проявлению, от того, насколько оно сможет отделить сложность тактической ситуации от стратегической проблемы, зависит, сохранит ли Украина независимость. На стороне людей, способных занять гражданскую позицию, — четкое понимание того, что они отстаивают национальные интересы; поддержка Европы и США в неравной степени, но понимающих, что Украина для России лишь испытательный полигон «газового» оружия… Против них — чинопочитание, ложное представление о единстве команды, колоссальных размеров мешки с аргументами, которые могут быть предложены теми, кто заинтересован в пассивной позиции правительства, и, судя по всему… президент Украины Виктор Андреевич Ющенко, неоднократно заявлявший, что мы подписали с Россией чрезвычайно выгодное соглашение. Впрочем, может быть, и он не знал о всем объеме капитуляции? Зададимся этим риторическим вопросом специально для тех, кто упорно не желает расставаться с иллюзиями. Нам же достаточно было не только документов, скрытых от тех, кто должен был знать о них в первую очередь — правительство и парламент, — но и весьма колоритного запроса президента, адресованного СБУ: после годичного обсуждения «РосУкрЭнерго», после подписания соглашения в Москве глава государства решил поинтересоваться… но не тем, что собой представляет компания, кто за ней стоит и почему там в нарушение закона присутствовали украинские чиновники. Он обратился с вопросом: «Являются ли какие-либо украинские государственные структуры собственниками «РосУкрЭнерго»?». Получил прогнозируемый ответ: «Нет». О чем гордо сообщил в Запорожье. Президент поинтересовался бы еще тем, какие музеи, аграрные вузы и цирки Украины владеют акциями РУЭ, но это уже лирика, добавляющая штрихи к четко проступившему портрету Богдана Хмельницкого.

Вернемся к реалиям. Если все подписанные в Москве документы, а также контракт на поставку газа по 95 долл. на пять лет и устав СП, а кроме того, решение АМК о том, что СП не монополист, останутся в силе, то мы можем подвести следующие еще не окончательные, но все же итоги.

Итак, первое. Украина по необоснованным демпинговым ценам (2,25 долл.) сдала в эксплуатацию «РосУкрЭнерго» (да и «Газпрому» с их ставкой в 9 долл.) подземные газовые хранилища на 25 лет. При этом заметим, что в своих хранилищах Украина газ, принадлежащий европейским собственникам, сохраняет по цене от 14 до 17 долл. А, например, в соседней Венгрии ставка хранения составляет от 17 до 23 долл. Поэтому непонятно, почему Украина, признав «рыночную цену» в 230 долл. за газ, не потребовала, как минимум, 23 долл. за хранение 1000 кубометров в своих ПХГ? Почему как минимум? Потому что, по данным «ЗН», в этом году в Германию «Газпром» продает газ по 191 долл. за 1000 кубометров. А значит, для Украины, которая ближе, и цена газа должна быть ниже — максимум 160, а не 230 долл.

Второе. Украина при минимальной европейской ставке на транзит в 2,5 долл. «сдала в эксплуатацию» компании «РосУкрЭнерго» и «Газпрому» магистральный газопровод по ставке 1,6. И опять-таки на 25 лет вперед. Максимум через 10 лет вследствие инфляции эти 160 центов превратятся в 16. Но еще до этого Украина ввиду твердой тенденции к подорожанию всего вынуждена будет при такой ставке не зарабатывать на транзите газа, а дотировать экспорт российского газа в Европу. По данным «ЗН», Юрий Ехануров требует от российской стороны внесения изменения в подписанное соглашение. В изменении должно быть оговорено, что в случае, если по не зависящим от сторон рыночным причинам цена на транзит увеличится, то одна из сторон может инициировать пересмотр пункта, определяющего ставку транзита. Даже если Россия пойдет на это, то истории известно множество случаев, когда в одностороннем порядке Москва добивалась своего, и очень мало случаев, когда это удавалось Киеву.

Третье. НАК «Нафтогаз України» частично или полностью лишается многих своих функций. Потеря права поставки газа промышленным предприятиям, а с 2007 г. — и коммунально-бытовым. Лишаемся самостоятельного управления подземным хранением газа, диспетчеризацией газа как по территории Украины, так и для экспорта, а также потеря управления абонентскими счетами облгазов. С 2007 года функции НАК «Нафтогаз України» сужаются практически до функций его дочернего предприятия «Укртрансгаз» и закупок у «Черноморнефтегаза» и «Укргаздобычи» по минимальным ценам, что не будет способствовать развитию украинской собственной добычи.

Четвертое. Все соглашения, выгодные России, подписаны без скрепленного ответственными подписями межправительственного протокола, в котором должны содержаться гарантии выполнения обязательств, взятых на себя как «Газпромом», так и «РосУкрЭнерго». Если завтра по каким-то причинам РУЭ посчитает для себя необходимым разорвать контракт с Украиной на поставку газа (а других поставщиков у нас нет), то Киев очень долго будет искать виноватых, которые забрали свои три уставных стула и ушли из офиса.

Пятое. НАК «Нафтогаз України» оказывается в достаточно сложном финансово-экономическом положении, что может помешать ему уже в этом году либо на должном уровне поддерживать состояние газотранспортной системы, либо выполнять обязательства по кредитам, либо осуществлять даже рентные платежи в бюджет. Существенно снижается кредитоспособность НАК «Нафтогаз України» и его финансовая устойчивость. Отсутствие новых поступлений по кредитным линиям весьма затруднит модернизацию газотранспортной системы.

Шестое. В связи с исчезновением из украинского баланса в 2007 году туркменского газа газ для теплокоммунэнерго будет поставляться совместным предприятием как минимум по 95, а не по 39 долл., как сейчас. Повышать цены, на самом деле, и для населения, и для теплокоммунэнерго необходимо было давно и постепенно. Теперь это придется делать резко, ввиду того, что НАКу просто нечем будет дотировать разницу между ценой закупки газа и реализации ее потребителю. Собственно об этой перспективе уже заявил на своей пресс-конференции в Запорожье Виктор Ющенко.

Седьмое. В стране создаются условия для использования механизма СП с целью передела собственности. В первую очередь это касается химической, цементной и металлургической промышленности. Не в последнюю очередь этот инструмент может быть использован при «регулировке» внутриполитической жизни Украины.

А утешительный ли приз?

Безусловно, это не исчерпывающий перечень проблем и вопросов, возникающих ввиду передела правил игры на украинском газовом рынке и в экономике Украины в целом. По этому поводу будет высказано немало мнений. Кроме того, общественности еще предстоит узнать подробности утвержденного устава СП, учредительных документов и контракта на поставку газа в Украину компанией «РосУкрЭнерго» в течение пяти лет по 95 долл. У авторов статьи была возможность подержать в руках все эти документы, но серьезно ознакомиться с ними, а тем более проанализировать — возможности не было. Заметим только, что некоторые министры в четверг вечером обращались к нам с вопросом: «Нет ли у вас полного пакета подписанных по СП документов?» Из чего мы можем сделать вывод, что процедура подписания была не только нарушена, но и «утаємничена».

Контракт, предусматривающий поставку газа по 95 долл. в течение пяти лет, был принесен в правительство Игорем Ворониным. Вместе с обязательством «Газпрома» не требовать с Украины денег за потребленный в январе сверх лимита газ. По всей видимости, это обстоятельство (возможно, в ряду с другими) и повлияло на позицию премьера. Заметим, правда, что в контракте содержится пункт, согласно которому в случае, если по не зависящим от сторон обстоятельствам рыночные цены на газ будут существенно увеличены, одна из сторон имеет право поднять вопрос о пересмотре цены. Результатов долго ждать не пришлось. Один из исполнительных директоров РУЭ Константин Чуйченко заявил, что компания может пересматривать цену на природный газ, поставляемый СП «Укргаз-Энерго». Например, в случае, если по причине, не зависящей от учредителей СП, изменится конъюнктура цен на закупаемый среднеазиатский газ. А если говорить о «прощенном» переборе, то в январе он всегда есть, но баланс закрывается за квартал, а значит, есть возможность перебор снивелировать.

Еще требуется серьезно разобраться, каким образом в будущем государство будет взаимодействовать с вновь созданным СП. Будет ли вообще возможность, как это было до настоящего времени, через НКРЭ и Минэкономики влиять на ценовую и тарифную политику, тем самым защищая украинскую экономику от возможного беспредела. Каким образом НАК «Нафтогаз України» будет осуществлять диспетчеризацию газотранспортной системы и не перейдет ли в нарушение законов Украины эта роль (как некоторые планируют) к совместному предприятию. Сохранение за НАКом этой функции было ключевым аргументом, позволяющим предыдущим правительствам Украины не передавать газотранспортную систему в российско-украинский консорциум. Если же это случится, то, несмотря на сохранение в государственной собственности ПХГ и ГТС (чем нас сейчас успокаивает премьер), их роль, как базового элемента экономики страны, будет сведена к условной.
Источник: Юлия Мостовая, Алла Еременко, "Зеркало недели"
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх