EN|RU|UK
  639  1

 АНДРЕЙ СЫЧЕВ, "МАЛЕНЬКИЙ"

У Галины Павловны Сычевой росло трое детей: две старшие девочки и мальчик Андрюша. Его всегда дома называли «Маленьким», и сейчас так называют сестры — взрослые уже женщины, — рыдая у реанимации Челябинской скоропомощной больницы...

Андрей Сычев, солдат-первогодок, был призван из Краснотурьинска Свердловской области и после учебки оказался в поселке Бишкиль, в роте обеспечения танкодрома Челябинского танкового высшего военного командного училища.
Перед Новым годом он попросился домой. Но что может Галина Павловна, мать солдата? Домой не забрала. Не положено.
В праздничную ночь в казармах случился пьяный дебош. По одной версии, в нем участвовали младшие офицеры, по другой — только сержанты.
Собственно, Андрею Сычеву это теперь все равно.
Пьянь в погонах лупила первогодков, а Маленькому досталось больше других. Его туго привязали веревками к стульям на несколько часов, а у Андрея — варикозное расширение вен. Не такое страшное, чтобы в армию не ходить, но и не слабое, чтобы выдержать пытки.
Начался некроз, приведший к гангрене и сепсису.
3 января Андрей позвонил Галине Павловне из части — жаловался, что болят ноги. Когда она перезвонила в тот же вечер попозже, Андрея уже не позвали. Он уже не ходил.
С 4 января солдат находился в военном госпитале в Чебаркуле (ближайший крупный населенный пункт к Бишкилю), где стоит большая танковая дивизия.
6 января из Чебаркуля Андрея спешно перевезли в Челябинскую скоропомощную больницу. Там, по жизненным показаниям, ему ампутировали поочередно обе ноги, а потом — гениталии. Осмотрев пациента, врачи пришли в шоковое состояние — и не смогли скрыть увиденное. Именно они позвонили в гарнизонную военную прокуратуру и в Челябинский комитет солдатских матерей. А 7 января — Галине Павловне в Краснотурьинск. В Рождество мама узнала, что ей надо спешить — сын при смерти.
Военные же продолжали помалкивать. Из части звонков не было. Галина Павловна, правда, считает, что угрозы, которые сейчас ей раздаются по мобильному телефону, и есть сигналы из части.
А борьба врачей за то, чтобы Андрей выкарабкался, продолжается. Гангрену победить пока не удается, ампутированы уже пальцы рук. Началось септическое воспаление легких. Не спасают переливания крови.

История солдата Сычева распадается на несколько частей.
Во-первых, это, конечно, сводки из реанимации. Самые важные сейчас: выживет ли Маленький? Врачи обнадеживающих прогнозов не дают. И если выдюжит, насколько глубока будет его инвалидность? Какая помощь ему потребуется?
В нашей стране победившего капитализма ничего бесплатного нет. По действующим правилам, если военнослужащий лечится в гражданской больнице, необходимо оплачивать каждый день пребывания по коммерческим расценкам. То есть солдат — он и тут пораженный в правах. Будто и не гражданин.
Сейчас на лечение Андрея больница тратит по 60 тысяч рублей в сутки. Пока платят солидарно училище, где совершилось чудовищное злодеяние, и Челябинская областная администрация. Но это — пока.
Поэтому открыт счет, вот его реквизиты:

Дополнительный офис № 8583/032
Богословское отделение ОСБ № 8583 СБ РФ
Р/с № 30301810016000601652 в Уральском банке СБ РФ
Корр. счет № 301018105 0000 0000 674
ИНН 770 708 38 93
БИК 046 577 674
КПП 661 402 001
Счет № 42307 810 716 52 001 2880
Получатель: Лаптева Наталья Евгеньевна для Сычева Андрея.

Кроме затрат на лечение, небогатой семье Сычевых срочно требуются средства: мама решила бросить работу и постоянно находиться с Андреем.
Вторая часть истории солдата Сычева тоже все больше из вопросов: кто понесет ответственность за преступление? С одной стороны, тут уже есть некоторая ясность: спустившийся с Кавказских гор и получивший наконец информацию министр обороны Иванов разбушевался, и в Челябинске одновременно работают четыре комиссии различных военных структур. В поселке Бишкиль рябит от генеральских лампасов.
Челябинская гарнизонная прокуратура, которая возбудила и ведет это дело, ускорилась необычайно, и в результате семь человек были задержаны (трое — офицеры, отпущенные затем решением суда под подписку о не выезде, — их посчитали социально не опасными). А один даже арестован решением суда. Это младший сержант Александр Сивяков. Пока вынесена статья 286-я, ч.3 — «превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия», и это очень серьезная статья. Осужденные по ней получают строгий режим и до 10 лет лишения свободы.
Однако десяти покажется мало, если помнить, что именно сотворили с Андреем Сычевым. В гарнизонной прокуратуре это понимают и не исключают, что обвинение будет расширено, и значительно.
Кроме того, на роте обеспечения танкового училища, когда туда пришли, наконец, местные прокуроры, над которыми зависли приехавшие из Москвы генералы, — теперь еще четыре побочных уголовных дела. И все — по дедовщине.
Стремительно лишается кресла начальник танкового училища — генерал-майор Виктор Сидоров. Его вроде бы снимают. И только жаль, что не под суд.
С другой стороны, кто и за что получит срок? С этим не все просто.
Ну, например, картинка пятничного, 27 января, вечера. Телефонная зарисовка. Звоню в военную прокуратуру Приволжско-Уральского военного округа (находится в Екатеринбурге) — туда стекается вся оперативная информация по делу Андрея Сычева. Офицер по общественным связям, как мне показалось, нетрезв, с членораздельной речью — проблемы.
Подумайте: и это при такой-то армаде проверяющих генералов? Как себе позволили?
Позволили. Значит, сразу сомнения: не проверяющих ли это ублажают и штаб округа, и окружная прокуратура, чтобы поменьше голов полетело?
Вызывает удивление и позиция военного прокурора Приволжско-Уральского военного округа генерал-майора юстиции Сергея Воронова. Он и его подчиненные ведут себя так, будто не Сычев — жертва, в том числе и прокурорского нежелания работать — осуществлять надзор, а они, это вроде их чем-то обидели.
— А что там в Бишкиле произошло-то? — хамовато кричала трубка, когда я в который раз набрала номер окружной прокуратуры. — Это СМИ все раскрутили, ничего особенного.
— Представьтесь!
— Сержант я. Дежурный.
Другой вопрос: а какова будет мера ответственности военных врачей? Тех, что были в санчасти на танкодроме? И которые, в полном соответствии с нашими армейскими традициями, сначала, с 1 по 3 января, вообще не желали замечать состояния солдата, объявляя его симулянтом, и, таким образом, упустили время для спасения от ампутации?
Виноват ли медперсонал Чебаркульского госпиталя, активно готовившийся к празднованию Рождества и все тянувший с операцией, хотя того уже требовали жизненные показания?
В гарнизонной прокуратуре, которая одна (хоть и не без высоких советчиков) может принимать процессуальные решения по этому делу, однако отрезали категорично: «Полный бред! За что привлекать медиков?».
— Но, может, хотя бы за то, что моментально не поставили в известность вас, прокуроров?
Ответом было: «Меня срочно зовет генерал!».
Конечно, зовет.

Трагедия Андрея Сычева уже вызвала новую волну общественной нелюбви к министру обороны Иванову. Армянских гор ему не простят. Естественно.
Однако, очевидно, и привлечь его к ответственности за чудовищный бардак в армии, сместив с должности, опять не удастся.
Потому что есть Конституция — а есть жизнь властной верхушки.
Наконец вот еще что.
А кто такой Сивяков? Из каких таких джунглей выползли он и те, кто был вместе с ним? Почему ни у кого не нашлось жалости и сострадания к солдатам, подвергшимся пыткам, унижениям, побоям и глумлению в новогоднюю ночь?
Конечно, их все сегодня презирают и готовы растерзать.
Но «их» в армии много. Кто будет исследовать глубинные причины произошедшей трагедии?
Ответа на этот вопрос не слышно совсем. Надежды на парламентскую комиссию. Челябинское законодательное собрание, избранное только в декабре, образовало группу по расследованию причин трагедии в Бишкиле. Ее председателем стал Семен Мительман, вице-спикер, предприниматель, известный своей благотворительностью и не в первый раз ставший депутатом. Он пользуется уважением в области, и люди говорят, что до сути дойти сумеет.
А больше некому. Прокуратура занята сбором доказательной базы, генералы — принятием, как водится, простых решений. Палачи на этом фоне затаятся от злобы и, глядишь, еще где-то искалечат очередного солдата.
Под занавес: пусть у вас рождаются только девочки. Другого выхода спасти жизнь наших детей не существует.


ХРОНИКА «НЕБОЕВЫХ ПОТЕРЬ» ЗА 2005/2006 гг.

Январь 2005 года
В/ч в Краснодаре. Анатолий Быков, 18 лет, выбросился из окна, написав перед смертью в записке: «В армию идти служить не стоит». Возбуждено уголовное дело.

Февраль
В/ч под Читой, станция Ясная. Тело солдата Леонида Кривенко, перерезанное поездом, было обнаружено на рельсах обходчиком ж/д путей. Прокуратура Оловяннинского гарнизона установила, что Леонид Кривенко покончил жизнь самоубийством из-за неуставных отношений с сослуживцем. Последний привлечен к ответственности, и ему грозит от 8 до 12 лет лишения свободы.

Март
В/ч 11350 в Ростовской области. Рядовой-срочник Сергей Мурашко, 20 лет, погиб, защищая от грабителей особняк проректора Академии госслужащих бывшего полпреда президента России в Южном федеральном округе Виктора Казанцева. На охране личного имущества Виктора Казанцева Сергей Мурашко оказался не по своей воле: по результатам прокурорской проверки в отношении командира войсковой части 11350 подполковника Владимира Мосина возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного пунктом «в» части 3 статьи 286 Уголовного кодекса РФ — «Превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий».

Апрель
В/ч в пос. Сокол, Саратовская область. Четверо солдат — Вячеслав Елисеев, Георгий Прядкин, Алексей Садомов и Денис Сандалов — погибли при странных обстоятельствах. Они были обнаружены повешенными в полутора километрах от места дислокации учебного полка Сызранского военного авиационного института. Дело возбудили по статье «Доведение до самоубийства», но потом следствие посчитало, что солдаты ушли из жизни по собственной воле. Однако эксперты Комитета солдатских матерей и родственники по-прежнему уверены, что их смерть не добровольная. В частности, в местном РОВД не исключали, что причину коллективного самоубийства нужно искать в том, что происходило в полку.
В/ч в Буденновске. Рядовой пограничных войск, отказавшийся стирать носки «деда», умер от побоев.

Май
В/ч 3421 в п. Реутово Московской области. Рядовой Андрей Конюхов был обнаружен мертвым в мужском туалете. Причина смерти — огнестрельное сквозное ранение в голову. Уголовное дело возбудили по статье «самоубийство», вскоре оно было прекращено, однако родителям удалось добиться повторного расследования.

Июнь
В/ч Волгоградского гарнизона. Младший сержант А. Соковиков был найден повешенным. Экспертиза установила, что солдат был жестоко избит. В отношении его сослуживцев — младших сержантов Б. Чеченова, И. Кривошеева и рядового А. Гречки — возбуждены уголовные дела. Все трое заключены под стражу.
В/ч Волгоградского гарнизона, 20-я гвардейская дивизия. Младший сержант Сергей Головин был найден в одном из караульных помещений с огнестрельным ранением головы. Спустя час военнослужащий, не приходя в сознание, скончался в военном госпитале. Военная прокуратура возбудила уголовное дело по статье «Нарушение правил обращения с оружием, повлекшее смерть человека».

Июль
В/ч 37115 в г. Ейске. Солдат-срочник Александр Брель погиб от рук сослуживца. Младший сержант учебного центра войск ПВО Александр Костин ударил рядового Бреля ногой в грудь с такой силой, что тот вылетел из окна казармы и скончался на месте от полученных травм. Краснодарский гарнизонный военный суд приговорил Костина к 8 годам лишения свободы.

Сентябрь
В/ч 02511 в пос. Каменка под Выборгом. Рядовой Максим Плохов, 20 лет, умер в военном госпитале в результате почечной недостаточности. Как стало известно в ходе расследования, Максима систематически избивали старослужащие солдаты, причем не без ведома офицеров. Военная прокуратура возбудила уголовное дело в отношении одного из сослуживцев Максима.

Октябрь
В/ч в Читинской области. Солдат-срочник, охранявший территорию складов ракетно-артиллерийского вооружения пограничной военной части, был обнаружен утром с огнестрельным ранением в живот. Прокуратура Сибирского военного округа отрабатывает несколько версий, в том числе самоубийство.

Ноябрь
В/ч в Железногорске, Красноярский край. Рядовой Андрей Собин был найден повешенным на собственном ремне в туалетной комнате казармы войсковой части внутренних войск МВД РФ. По подозрению в доведении до самоубийства задержан его сослуживец. За десять месяцев 2005 года в этой части покончили жизнь самоубийством четверо солдат.

Январь 2006 года
В/ч внутренних войск в Нижнем Новгороде. Двадцатидвухлетний солдат-срочник был обнаружен повесившимся. Возбуждено уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства».
В/ч в Сосновом Бору, Ленинградская область. Солдат Роман Пономарев обнаружен повесившимся.

28 января
19-летний матрос срочной службы Евгений Ганзин покончил жизнь самоубийством при подготовке к заступлению в суточный наряд.
По данным пресс-службы ВМФ, военнослужащий выстрелил в себя из автомата. Евгений был призван Ангарским военкоматом Иркутской области в июне 2005 года. Возбуждено уголовное дело.

Согласно данным официального сайта Минобороны РФ, в 2005 году так называемые «небоевые потери» Российской армии составляют 1064 человека. Если исключить из этой статистики ДТП, то получится 740 человек, которые погибли от убийств в результате неуставных отношений, самоубийств, несчастных случаев, преступлений гражданских лиц. Однако представители Комитета солдатских матерей и гражданские независимые эксперты называют значительно большие цифры таких потерь.
Так, например, только за одну неделю в июне 2005 года выведено из строя два взвода — 46 солдат погибли и 22 ранены. По данным же фонда «Право матери», ежегодные «небоевые потери» Российской армии составляют около 3 тысяч солдат-срочников.

По информации Союза комитетов солдатских матерей,
фондов «Право матери» и «Общественный вердикт»,
агентств REGNUM, РИА «Новости»,
«Эхо Москвы», газеты «Коммерсантъ».
Источник: Анна ПОЛИТКОВСКАЯ, «Новая газета»
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх