EN|RU|UK
  376  1

 СЕРГЕЙ ТАРУТА: ЕДИНСТВЕННОЕ, ЧТО Я МОГУ ДЕЛАТЬ ДЛЯ ЮЩЕНКО - ЭТО ГОВОРИТЬ ПРАВДУ

Продолжение интервью с владельцем и руководителем "Индустриального союза Донбасса" Сергеем Тарутой.

– Сегодня вы выступаете резко против газовых соглашений. Если бы месяц назад вы знали, что все так произойдет с газом – вы бы пошли баллотироваться в парламент?

– Надеюсь, что мой голос будет услышан и без депутатской трибуны.

– Как-то в минувшем марте вы признались, что на выборах 2004 года поддерживали Юшенко. Что, давали деньги?

– Необязательно поддержка лежит только в этой сфере. Мы денег не платили. Говорят: "Вы раскладываете в разные корзины…". Мы реально занимаемся привлечением инвестиций в Украину, развиваем бизнес, улучшаем общий инвестиционный климат и в этом видим свою миссию помощи.

– А чем же вы помогали Ющенко на выборах–2004?

– Своим голосом.

– Ну, и я тогда тоже помогал наравне с вами?!

– Безусловно! Но и Ющенко также несет перед вами ответственность, потому что там иваш голос. Президент сегодня принадлежит не себе, а народу. И он не должен занимать такую позицию: уезжать после Нового года, когда газовый вопрос не решен, быть в стороне от переговорного процесса. Потому что этот конфликт затронул каждого гражданина. Даже меня бабушка–соседка спрашивает: "А как там газ?" Это была проблема номер один для нации. И Ющенко должен был стать во главе, и слушать не только одну предвзятую сторону.

Говорить эти слова я имею возможность, потому что результаты выборов 2004 года были правильные. Мы получили доступ к реальной демократии.

– Сложно в Донецке было поддерживать другого кандидата, а не Януковича?

– Моя позиция была за европейский выбор. И когда начались события в Киеве, возникла угроза финансового доверия ко всей стране, и нужен был гражданский выбор. То, что было сделано на том этапе, было правильно. А то, что сейчас делает руководство страны в газовом вопросе – вопиющий дилетантизм!

– Впереди следующие выборы, и премьер будет определен в парламенте. Кому вы больше доверяете – Тимошенко, Еханурову или Януковичу?

– Если я назову кого–то одного, вы сразу скажите, что яэтому человеку симпатизирую. Сегодня я бы расставил по рангу, кто больше всех отстаивает национальные интересы в сфере энергетики. Пока здесь можно отметить только Тимошенко.

Хотя у меня были очень жесткие полемики с Юлией Владимировной, когда она была премьером, и касались они железнодорожных тарифов. У нее было искаженное представление об этой проблеме. Возможно, надо было повышать, но не такими методами. Могу сказать, что некоторые ее поступки я не оправдываю.

Некоторые вещи ей не позволяли делать, против некоторых ее идей делали специально все, чтобы они не реализовались. Могу оценить, что при устаревшей конструкции властных отношений – любой премьер может оказаться неэффективным.

...И неправильно будет сводить число претендентов на пост премьера только к этим трем фамилиям. Может возникнуть какая–то консолидированная кандидатура.

МЫ ВЛОЖИЛИ В ПРОЕКТ БАТУРИН 10 МИЛЛИОНОВ

– Вас считают одним из наиболее приближенных к Ющенко крупнейших предпринимателей…

– Но, тем не менее, если он не прав – я ведь его критикую?!

– Как это случилось, как вы познакомились?

– Мы познакомились на духовной основе, благодаря ныне покойному коллекционеру Сергею Николаевичу Платонову. У него с Ющенко сложились давние хорошие отношения. И в 2004 году я познакомились с Виктором Андреевичем у Платонова дома.

– Правда, что Ющенко заразил вас любовью к трипольской культуре и скифскому золоту?

– Ну, приобщил к коллекционированию меня Сергей Николаевич (Платонов). Когда говоришь об искусстве, больше понимаешь истоки человечества.

– После смерти Платонова в каком состоянии находится эта коллекция?

– Она надлежащим образом зарегистрирована... Надеемся, что в будущем будет музей. Если первым будет готов "Арсенал" – выставим там, чтобы был доступ для всех желающих. Мы же это не для украшения квартир делаем, а чтобы государство не растеряло святыни! Болью Сергея Николаевича было то, что культурные ценности – достояние Украины! – вывозится за рубеж.

– Во сколько оценивается эта коллекция?

– Я помогал создавать коллекцию не из–за коммерческого интереса. Сергей Николаевич (Платонов) и равнодушного заразит любовью к Триполью. Изначально мной двигало желание просто помочь прекрасному человеку! А позже я сам втянулся – как и каждый, у кого есть близкий друг, с такой высокой духовной национальной идеей.

– Вас не пугает, что черная археология процветает в том числе и благодаря вам?

– Это – избитый аргумент. Мы не организуем никаких экспедиций. Платонов отвечал всегда так: "…покажите мне равнозначную коллекцию "белых археологов"?

Те предметы, которые нами приобретаются, уже имеют долгую историю нахождения на территории Украины и России. Например, многое к нам поступает из коллекций наследников участников экспедиций, которые оставили это у себя дома. Жизнь изменилось, а мы еще живем по старым законам времен СССР. Что ж все же лучше — вывезти это за рубеж или чтобы оно осталось достоянием для Украины?

– Существует еще один проект, в котором фигурирует ваша фамилия – воссоздание гетьманского дворца в Батурине. Каково наше участие там?

– Все обязательства по программе 2005 года выполнены. Мы вложили в Батурин 10 миллионов.

– А какой был общий бюджет вложений на 2005 год для всех участников?

– Всего 36 миллионов. Но давайте об этом не говорить, потому что я это делаю не для того, чтобы пиариться... У нас много общественных проектов, я это делаю для своей души. Также, как и мой партнер по бизнесу.

– Однако вы покрыли почти треть всех необходимых затрат Батурина! Говорят, что вы это делаете, чтобы понравиться президенту?

– Абсолютно нет! Единственное, что я могу делать для президента — это говорить правду о происходящем в стране. Мне важно было другое – чтобы эта стройка не остановилась, и мы смогли с вами увидеть восстановленную историческую жемчужину.

АХМЕТОВ НИКОГДА НЕ БЫЛ АКЦИОНЕРОМ "ИНДУСТРИАЛЬНОГО СОЮЗА ДОНБАССА"

– Во сколько вы вообще оценивали свои активы?

– Ясмогу ответить на ваш вопрос через месяц, когда будет готов наш аудит за 2005 год. Мы его готовим в рамках наших планов по выходу на рынок первичного размещения акций (IPO). Для этого надо иметь как минимум три года аудированного консолидированного баланса.

– Мне приходилось слышать, что Ахметов тоже хочет размещать акции на IPO?

– Я не знаю, кто из крупных бизнес-групп Украины выполнит требования по наличию аудита консолидированного баланса.

– Как делятся доли в "Индустриальном союзе Донбасса", между кем и в каких пропорциях?

– На сегодняшний день в ИСД два акционера – фирмы "Визави" и "Азовимтекс". И маленькая доля еще у одной компании.

– Лет 5–6 назад считалось, что ИСД и Ахметов как–то связаны. Почему все так думали?

– В истории "Индустриального союза Донбасса" никогда не было Ахметова как акционера компании. Да, мы были партнерами по некоторым предприятиям — по Азовстали, по Харцызскому трубному заводу и по Алчевскому меткомбинату. А потом мы сделали SWOP (обмен) на другие активы.

Изначально ИСД – украинская компания, никаких офшорных структур не было, у нас достаточно прозрачное начало и акционеры ИСД не менялись.

У нас были совместные бизнесы с Ахметовым в равных долях, но он более известен в Донбассе, а мы всегда были в тени.

– С чего вы начинали в бизнесе?

– Я? С огорода.

– В каком смысле?

– У родителей был огород... Мы с братьями работали на этом огороде, зарабатывали себе на учебу, помогали родителям.

– А стартовый капитал?

– То, что заложила семья – трудолюбие. Затем бесценный опыт работы на "Азовстали" – путь от мастера и до заместителя директора. А потом создали фирму – мы занимались продажей для ведущих зарубежных трейдеров металла. У нас, собственно, не было квот на металл, мы осуществляли только комиссионные услуги.

19 декабря мы отпраздновали десять лет со дня основания "Индустриального союза Донбасса". А начинался ИСД с уставного капитала в 126 тысяч гривен и огромного напряжения усилий десятков менеджеров. Акционеры первые пять лет редко заканчивали работу раньше трех часов ночи, а выходные были исключением – до десяти вечера.

– Почему вы не ходили на встречу Ющенко с олигархами, которая была прошлой осенью на Банковой?

– В это время я должен был быть в другом месте. И я не считал целесообразным проводить эту встречу. Что было там достигнуто? Имеем только критические стрелы…

– Ну, было показано, что президент подал руку бизнесу…

– Каким образом? За столом можно встретиться десятки раз. Есть легитимные механизмы, которые необходимо воплощать в жизнь и помогать развитию бизнеса. А не декларировать, что бизнес живет отдельно, а власть отдельно.

Это был изначально неправильный постулат, к тому же неисполненный. Нигде бизнес и власть отдельно не существуют. Это два гармонично переплетенных взаимодополняющих организма.

– Но когда власть и бизнес срастаются – это коррупция…

– Когда представители бизнеса используют власть в корыстных целях – это грешно и действительно требует наказания. Власть обязана содействовать бизнесу на внешних рынках, вводить демпфирующие механизмы при излишней активности внешнего капитала.

Те, кто сидели тогда на Банковой за столом — они ведь очень разные по идеологии. Но на сегодня все заинтересованы, чтобы капитализация нашей страны росла. Не нужно опасаться крупных бизнесменов во власти. Просто нужно найти механизм, чтобы они туда приходили не из–за корысти.

– Вы разочарованы в Ющенко?

– Я, как и многие,разочарован в итоговых результатах. Ведь мы имели колоссальную возможность сделать прорыв, и к этому все были готовы – были готовы инвестиционные фонды, банки, Европа. Не надо было только ее шокировать и пугать, что мы завтра будем в Евросоюзе. Кстати, надо разобраться, почему у нас по евроинтеграции практически нулевой результат.

Много из запланированного не реализовано потому, что во власти не было людей, которые могли бы это воплощать в жизнь. Не надо было люстрировать профессионалов, какой они окраски — голубой, оранжевой...

Кто может аргументированно обвинить Гайдука, что он хоть один раз лоббировал свой бизнес? Наоборот, компания сознательно покинула те ниши угольного, газового бизнеса, где она успешно работала многие годы.

P.S. Поскольку Сергей Тарута опаздывал на самолет, а также на момент разговора не были получены все финансовые результаты ИСД за минувший год, он пообещал в феврале дать еще одно интервью, посвященное отдельно бизнес-тематике.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:


СЕРГЕЙ ТАРУТА: ЦЕНА НА ГАЗ И ТРАНЗИТ - ЧИСТО ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПЛОСКОСТЬ ВОПРОСА. НИ О КАКОМ РЫНКЕ МЕЖДУ ДВУМЯ МОНОПОЛИСТАМИ ГОВОРИТЬ НЕЛЬЗЯ. (УП)
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх