EN|RU|UK
 Политика Украины
  3583  30

 ВЛАСТЬ, ИДУЩАЯ ИЗ ГАЗОПРОВОДОВ

ВЛАСТЬ, ИДУЩАЯ ИЗ ГАЗОПРОВОДОВ

Главным полем сражения между Евросоюзом и Газпромом является Украина. С российской точки зрения эта страна представляет собой нечто большее, чем просто какой-то рынок. Украинская столица Киев является «матерью городов русских». Здесь были крещены восточные славяне, отсюда была основана Москва. Российская элита до сих пор не смогла смириться с потерей Украины.

В первый день 2009 года неожиданно упало давление газа. До Нового года Москва и Киев вели споры по поводу цены, по которой российский концерн «Газпром» должен был осуществлять поставки. В новом году украинцы проснулись уже без горючего. Вскоре перестали работать и мощные украинские трубопроводные системы, по которым российский природный газ поставлялся в Центральную Европу. Венгрия, Польша и Чешская Республика сообщили о прекращении поставок. Болгария вынуждена была закрыть фабрики, а Словакия, оставшаяся в середине зимы без отопления, объявила о введении чрезвычайного положения. 18 дней Украина держалась, после чего она сдалась. Премьер-министр Юлия Тимошенко согласилась с формулой определения цены, из-за которой через некоторое время цены на газ в ее стране стали самыми высокими в Европе. Киев проиграл.

Насколько тяжелым было это поражение, стало ясно через год. 21 апреля 2010 года (незадолго до этого Юлия Тимошенко была смещена со своего поста) президент Украины Виктор Янукович и тогдашний российский президент Дмитрий Медведев подписали в Харькове соглашение о газе и о флоте. Неожиданно Киев заявил о своей готовности оставить российский Черноморский флот в украинском Севастополе еще по крайней мере на 25 лет. Ответная мера: скидка в 100 долларов за каждую 1 000 кубометров природного газа, цены на который в то время резко взлетели вверх и стали невыносимо высокими.

«Энергетические ресурсы как средство давления»

С помощью газа было достигнуто то, для чего Советский Союз раньше использовал танки, и Россия доказала, что она умеет извлекать пользу из своего монопольного положения в газовой области. О том, что это означает, с того момента узнала не только одна Украина. На Эстонию, Латвию и Литву, которые до 1991 года были частью советской империи, в настоящее время оказывается давление. Поскольку все газопроводы идут из России, эти страны зависят от существующих в Газпроме представлений относительно цены. Согласно майскому докладу Еврокомиссии, они платят на 35% больше за российский газ, чем, например, Германия. Россия, как заявила в мае президент Литвы Даля Грибаускайте, «использует энергетические ресурсы в качестве инструмента для оказания давления - не только экономического, но и политического».

Амбиции государственного концерна «Газпром» не ограничиваются только Украиной или Прибалтикой. На юге его стратегическим объектом является трубопровод «Южный поток», который должен пройти по дну Черного моря и соединить юг России с Балканами. По мнению экспертов Евросоюза, этот трубопровод преследует одновременно две политические цели. Во-первых, с его помощью можно будет обойти расположенные на Украине главные трубопроводы, и таким образом Москва сможет в будущем перекрыть кран Киеву без того, чтобы одновременно потерять возможность поставлять природный газ в Европу. Во-вторых, «Южный поток» должен опередить запланированную нитку «южного коридора», которая должна пройти из Азербайджана через Грузию и Турцию к Балканам. Если Европа начнет получать газ по «Южному потоку», то у азербайджанского газа, как считают некоторые эксперты, уже не будет никаких шансов. И таким образом России не придется делить свой статус самого крупного поставщика Евросоюза (в 2011 году оттуда поступило 30% газового импорта Европы) с другими добывающими природный газ странами.

Газпром не согласен с подобной оценкой. Этот вопрос был задан ему газетой Frankfurter Allgemeine Zeitung, однако российский концерн отвергает обвинение в том, что он поднимает монопольную цену. По мнению его представителей, все партнеры согласились с формулой образования цены, которая автоматически учитывает рыночные факторы, и таким образом покупатель защищен от монопольных злоупотреблений. «Наша бизнес-модель состоит не в том, чтобы оказывать влияние на Европу», - сообщили нам представители российского концерна. По их мнению, речь идет только о том, чтобы «продавать природный газ на взаимовыгодной основе».

И относительно «газовый войны с Украиной» Газпром имеет свой собственный взгляд. Как считают в Газпроме, договор с Киевом о поставках в тот момент просто истек, и, поскольку новое соглашение не было заключено, транспортировка голубого топлива на Украину была прекращена. А кризис наступил только в тот момент, когда Украина стала препятствовать транзиту газа, что Киев постоянно оспаривает. «Россия и Газпром стали жертвой ответных мер, поскольку они не могли уже выполнять имевшиеся обязательства по поставкам», - сообщили представители Газпрома. В конечном итоге новый договор, по их мнению, появился в результате достижения согласия с обеих сторон. Черноморский трубопровод «Южный поток», с точки зрения Москвы, находится в прямой зависимости от полученного опыта. Этот проект, по мнению представителей Газпрома, должен гарантировать поставки газа в Европу и свести на нет ответные действия со стороны «не всегда предсказуемых транзитных государств». Газпром, по его собственному утверждению, возлагает это бремя на себя для того, чтобы улучшить энергетическую безопасность Европы.

В Европе подобного рода заверения убеждают не всех. Прежде всего, новые члены Евросоюза на востоке требуют проведения общей политики для того, чтобы иметь возможность вместе противостоять той силе, которая возникает из трубопроводов. О том, как в Брюсселе было воспринято это послание, свидетельствует, например, предназначенный для обсуждения рабочий документ (Non-Paper) Еврокомиссии, появившийся в начале года. Там говорится о том, что несколько стран-членов Евросоюза являются зависимыми от «российского поставщика», ценообразование которого, возможно, не всегда соответствует рыночным принципам». На сдержанном дипломатическом языке тем самым подчеркивается то, что чиновники в Брюсселе с глазу на глаз называют более открыто: Газпром оказывает давление на европейские страны, и Евросоюз готов на это отреагировать.

Для Газпрома ставки в этой игре велики еще и потому, что российский концерн начал испытывать давление одновременно на нескольких фронтах. Ему угрожают экономические сложности, так как его эффективность и темпы внедрения инноваций находятся на низком уровне, в то время как внутри страны по указанию Кремля цены на газ держатся на низком уровне - электричество и тепло считаются основными правами. Кроме того, на позиции Газпрома внутри страны наступают такие конкуренты, как «Новатэк» и также находящийся под контролем государства нефтяной концерн «Роснефть», тон в работе которого задает преданный Путину человек. Возможно, все это является отражением скрытой борьбы в московской элите.

Оружием Брюсселя является конкуренция. Газпром, по расчетам Евросоюза, должен лишь получить достаточно конкуренции, и тогда российский концерн будет вынужден снизить свою монопольную цену. «Если они будут пытаться играть в свои игры, то последствий этого можно будет избежать с помощью открытого рынка». «Открытый рынок» означает в данном случае прежде всего строительство новых трубопроводов, по которым природный газ может поставляться в монопольные территории Газпрома. К их числу относится, например, «южный коридор», то есть запланированный трансанатолийский трубопровод TANAP, который должен связать расположенное в Каспийском море азербайджанское месторождение Шах-Дениз с Балканами, с сегодняшней зоной влияния Газпрома. Венгрия и Болгария, которые во время газовой войны 2009 года оказались без тепла, смогут получать природный газ по другому маршруту. Евросоюз хочет в какой-то момент провести запланированный газопровод через Каспийское море и продлить его до Туркмении. Представляющий Германию еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер (Guenther Oettinger) ясно дал понять, что этот план является «центральным проектом», который Еврокомиссия хочет реализовать «как можно быстрее».

Столь же важным, как и новые газопроводы, является введение европейских правил игры. Рыночная сила Газпрома состоит в том, что он не только является монопольным поставщиком для таких «энергетических островов», как Балканы, но еще за счет своего участия в местных энергетических концернах контролирует распределительные сети. В ответ на это Евросоюз вводит свод правил, получивший названий «Третий энергетический пакет». Он обязывает операторов газораспределительных сетей открыть свои трубопроводы для других поставщиков. Операторы газопроводов могут быть также принуждены к продаже своих сетей. Кроме того Еврокомиссия в прошлом сентябре провела расследование деятельности Газпрома по подозрению в злоупотреблении им своим положением на рынке. Евросоюз пытается выяснить, не препятствует ли российский концерн конкурентам при транспортировке природного газа и не пытается ли он прибегнуть к нечестному ценообразованию.

Благодаря правилам Евросоюза, прибалтийские государства сегодня уже близки к тому, чтобы разрушить монополию Газпрома. В Литве ведущее энергетическое предприятие Lietuvos Dujos, в котором Газпром является крупнейшим акционером, в конце июля предполагает избавиться от своих трубопроводных сетей. Осенью 2014 года в порту Мемель (Клайпеда) должен быть построен терминал для приема танкеров со сжиженным природным газом, который свяжет страну, наконец, с мировым рынком. Таким образом, один из последних монопольных регионов Газпрома сможет освободиться от его влияния. Многолетний литовский премьер-министр Андрюс Кубилюс подчеркивает, насколько важно в данном случае иметь на своей стороне Евросоюз. «Европа сделала нас сильными. Неожиданно у нас пропал страх при ведении переговоров с российским медведем», - подчеркнул он.

С точки зрения последнего, ситуация, естественно, выглядит иначе. Такие страны, как Литва, говорят в Газпроме, имеют полное право выстраивать свой энергетический рынок по своему собственному усмотрению. Однако Газпром, тем не менее, ожидает, что существующие инвестиционные соглашения будут соблюдаться, подчеркивается в Москве. Там считают, что «абсурдно», к примеру, считать политическими справедливые требования концерна относительно компенсации за потерянные литовские газораспределительные сети. Газпром отмечает, что он поддерживает «идеалы» европейского энергетического пакета, которые, если судить «по учебнику», должны обеспечить больше конкуренции. Однако эти правила не должны наносить ущерб заинтересованным сторонам. Трубопроводы стоят миллиарды, и в результате под вопросом оказываются будущие инвестиции в энергетическую безопасность.

Главным полем сражения между Евросоюзом и Газпромом является Украина. С российской точки зрения эта страна представляет собой нечто большее, чем просто какой-то рынок. Украинская столица Киев является «матерью городов русских». Здесь были крещены восточные славяне, отсюда была основана Москва. Российская элита до сих пор не смогла смириться с потерей Украины. Российский президент Владимир Путин поведал как-то бывшему американскому президенту Джорджу Бушу младшему о том, что эта страна якобы «не является государством», а представляет собой аморфное образование, скроенное из частей Польши, Румынии и России.

Но не только в психологическом смысле Украина имеет решающее значение. Через ее трубопроводную систему проходит 68% российского газового экспорта, и поэтому она занимает господствующее положение на энергетическом рынке. Кроме того, из-за отсталости своей промышленности Украина нуждается в огромном количестве газа, и еще в 2011 году с 40 миллиардами кубометров она была крупнейшим клиентом Газпрома. С того времени Киев сократил объемы закупок, и в этом году, возможно, ему потребуется всего 26 миллиардов кубометров, и, таким образом, на первое место среди потребителей выйдет Германия. Но поскольку украинский государственный концерн «Нафтогаз» платит 430 долларов за тысячу кубометров (что намного больше, чем объявленная Газпромом средняя европейская цена в 279 долларов), Украина до сих пор остается важнейшим источником поступления денег для российской газовой империи. Украинский государственный бюджет испытывает давление из-за миллиардных субвенций, с помощью которых президент Виктор Янукович пытается защитить жителей своей страны от российских монопольных цен. Совокупный общественный продукт на Украине в первом квартале 2013 года сократился на 1,1%.

В этих условиях Россия делает Украине предложение: она предлагает низкие цены (украинские средства массовой информации говорят о 260 долларах за тысячу кубометров) в случае интеграции Украины в Таможенный союз, образованный Россией, Белоруссией и Казахстаном. При этом Газпром и «Нафтогаз Украины» должны объединиться, в результате чего Россия сможет получить доступ к разветвленной трубопроводной системе Украины. Это имело бы далеко идущие последствия. Эксперт Михайло Гончар из киевского Центра «Номос», считает, что в таком случае Москва станет арбитром в борьбе за власть украинских кланов. Газпром таким образом получил бы право определять, кому и по какой цене продавать природный газ. В результате Украина получила бы дешевый газ, а Россия - доступ в самый центр ее властных структур.


Огромные газохранилища на западной границе

Евросоюз уже давно обратил внимание Украины на опасность подобной модели. «Очевидно, что российское предложение более низких цен является весьма соблазнительным, - отметил в январе этого года комиссар по энергетике Эттингер. - Вместе с тем цены на газ являются наиболее мощным фактором зависимости от России». Поэтому Европа предлагает другую модель: Украина должна реформировать свой энергетический сектор в соответствии с европейскими правилами. Она должна открыть свои трубопроводы, активно бороться с коррупцией и таким образом сделать привлекательным для запланированного консорциума инвестиции в модернизацию трубопроводной сети, куда не вкладывались средства еще с советских времени.

При этом два пункта из предложения Эттингера могут представлять особый интерес для Украины. Во-первых, за счет связей с Европой Украина получит возможность в будущем вывести на рынок свои предполагаемые значительные запасы сланцевого газа. Во-вторых, она могла бы делать бизнес, используя свои огромные газовые хранилища на западной границе. Эти хранилища могли бы летом, когда цены низкие, наполняться, а зимой, когда цены высокие, эти запасы могли бы продаваться.

Брюссель кое-что уже сделал в этом направлении. В 2010 году Украина была принята в Европейское энергетическое сообщество (ЕЭС), в котором объединены государства Евросоюза, а также некоторые соседние государства. При этом Киев взял на себя обязательство, в соответствии с которым он до 2015 года должен ввести в стране европейские правила энергетического рынка. К этому были добавлены щедрые обещания денег. Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) готовит вместе с Европейским инвестиционным банком (ЕИБ) кредитные линии, а на модернизацию первого транспортного трубопровода «Уренгой-Помары-Ужгород» предусмотрено выделение 308 миллионов долларов, в том случае, если Украина будет активно проводить в жизнь необходимые реформы.

Требуется кредитование

Однако основой европейско-украинской стратегии является план «реверсных поставок». В соответствии с этой стратегией, в некоторых важнейших транзитных трубопроводах предполагается просто развернуть потоки газа, идущего в Центральную Европу, в обратном, реверсном направлении. Евросоюз из-за разработки месторождений сланцевого газа в Америке и появления на мировом рынке танкеров для перевозки сжиженного природного газа обладает достаточным количеством ресурсов для того, чтобы снабжать Украину. Немецкая компания RWE Supply and Trading взяла на себя обязательство поставлять до 10 миллиардов кубометров газа в год. Воздействие подобного реверса было бы огромным. Для Газпрома Украина перестала бы быть монопольным регионом, а Украина получила бы доступ к более дешевому газу и перестала бы жить под дамокловым мечом, способным отсечь ее от поставок энергоносителей.

Но на этом пути еще существуют препятствия. Первые более мелкие трубопроводы в Польше и в Венгрии уже работают в «реверсном режиме»; в этом году компания RWE-Gas должна поставить на Украину 1,3 миллиарда кубометров газа. Однако на основном трубопроводе, проходящем через Словакию, пока ничего подобного не происходит. Причины этого не совсем ясны. С точки зрения Киева, виновен в этом Пресбург (Братислава). Заместитель председатель правления украинской компании «Нафтогаз» Вадим Чупрун считает, что существуют определенные «отношения» между Газпромом и словацким оператором трубопроводов Eustream, препятствующие прорыву в реализации существующих планов. Однако в Брюсселе это считают грубым упрощением, так как сама Украина еще не приняла решения относительно того, хочет ли она на самом деле сделать выбор в пользу «европейской модели».

Хорошо информированные люди в Киеве подтверждают это. Там понимают, что будет значить для Украины, если она встанет на сторону Москвы, но также осознают, что путинский дешевый газ можно будет получить значительно быстрее, чем выгоду от европейских проектов. Президенту Януковичу в скором времени вновь потребуются кредиты для улучшения финансового положения. Уже в 2015 году будут проходить выборы, а, по данным опросов, он сейчас уступает своему конкуренту - чемпиону мира по боксу Виталию Кличко. Быстрые деньги для подарков в ходе избирательной кампании представляются более важными, чем независимость в отдаленном будущем.

Колебания отмечаются уже давно

Однако Украина колеблется еще и по другой причине. Обещанные Западом инвестиции в хранилища, инфраструктуру и добычу сланцевого газа могут быть получены только в том случае, если Киев сделает выбор в пользу транспарентности, на которой настаивает Запад. В таком случае будут перекрыты источники миллиардных незаконных доходов, которые сегодня украинские олигархи получают в непрозначных сетях «Навтогаза» за счет спекуляций и злоупотреблений с субвенциями. «Принятие европейских правил будет означать для некоторых людей на Украине значительные потери доходов», - отмечает Михайло Гончар из Центра «Номос».

В Евросоюзе уже давно обратили внимание на эти колебания. Обещанное при вступлении Киева в ЕЭС открытие газотранспортных сетей «не было реализовано на практике», подчеркивается в одном докладе за 2012 год, тогда как брюссельские эксперты уже давно озабочены тем, что «русские и украинцы могут решить все вопросы между собой». В таком случае Евросоюз потерпит поражение в этом раунде, являющимся частью большой игры за деньги и власть.

Но ничего еще окончательно не решено. Европейцы знают, что Януковичу нужны деньги, но, вместе с тем, он не хочет превратиться в мелкого князька по милости Путина. Поэтому Европа делает ставку на привлекательность своих кредитов и инвестиций. «Подарок невесте уже подготовлен, - шепотом говорят в Европе. - Теперь вы должны лишь перестать флиртовать с другими».

Конрад Шуллер (Konrad Schuller), Беньямин Трибе (Benjamin Triebe)
Перевод: inosmi.ru









VEhrNGRrdzVRMVF3VEVSUmRETjZVVzlPUXlzd1dVaFNaMlJETkRCWk9EMD0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх