EN|RU|UK
  6478  1

 ШАЛОМ ГАЗАВАТ, СЛАВЯНЕ!

«ЗН» делает первый «подход к штанге» — попытку разобраться в том, насколько сильнее и независимее Украина стала после подписания газового соглашения; в какой степени она продвинулась к декларируемой всеми властями цели — диверсификации источников энергоно

В разгар газового кризиса президент Украины Виктор Андреевич Ющенко справедливо сказал о том, что из этого серьезнейшего испытания Украины на независимость мы должны выйти более сильными и независимыми. А премьер-министр Юрий Иванович Ехануров, отчитываясь о подписанном в Москве соглашении, не то не имея информации, не то имея ее и поэтому не желая марать мундир о чужие игры, посоветовал журналистам разобраться с фигурантами рожденного в ночи документа.

Пользуясь советом премьер-министра, сегодня «ЗН» делает первый «подход к штанге» — попытку разобраться в том, насколько сильнее и независимее Украина стала после подписания газового соглашения; в какой степени она продвинулась к декларируемой всеми властями цели — диверсификации источников энергоносителей; кто и почему стал ее партнером?

Что подписали в Москве 4 января?

В Москве (в 2.30 ночи) 4 января, куда срочно — по настоятельной просьбе российской стороны — отправился министр топлива и энергетики Украины Иван Плачков и куда прямо из Ашгабада вылетел председатель правления НАК «Нафтогаз України» Алексей Ивченко было подписано трехстороннее Соглашение об урегулировании отношений в газовой сфере.

Президент Украины Виктор Ющенко назвал это соглашение взаимовыгодным и заявил, что «договор составлен профессионально. Я владею каждой позицией этого договора. Мне приходилось на политическом и на экономическом уровне несколько раз говорить с Владимиром Владимировичем (Путиным) о тех нюансах, которые касаются политики». И добавив: «Я могу констатировать — и на политическом, и на экономическом уровне были достигнуты здоровые компромиссы». Премьер-министр Юрий Ехануров, министр топлива и энергетики И.Плачков и особенно глава НАК «Нафтогаз України» А.Ивченко назвали подписанное соглашение «победой украинской стороны». Мол, удалось отстоять украинские интересы и добиться цены на газ для Украины в 95 долл. за 1000 кубометров вместо предлагаемых «Газпромом» 230 долл. И все это благодаря слаженным и профессиональным действиям украинских переговорщиков.

Однако президент РФ Владимир Путин во время встречи с президентом Виктором Ющенко в Астане заявил, что «Газпром» будет продавать газ Украине все-таки по 230 долл. На что украинский президент ничего не возразил…

Подписавшие соглашение стороны договорились о следующем. Транзитная ставка за транспортировку газа по территории Украины с 1 января 2006 года составляет 1,60 долл. за 1000 кубометров на 100 км расстояния. Причем ставка эта будет действовать в течение пяти лет — до 1 января 2011 года. И транспортировать украинская сторона обязалась газ, принадлежащий «Газпрому» (а точнее его внешнеторговой дочерней компании — ООО «Газэкспорт») и «РосУкрЭнерго». «Газпром» согласился транспортировать по территории России по такой же ставке газ, принадлежащий компании «РосУкрЭнерго».

Что же касается поставок природного газа непосредственно в Украину, то стороны «согласовывают в качестве поставщика компанию «РосУкрЭнерго». И таким образом уже с 1 января 2006 года «Газпром» к обеспечению украинских потребностей газом формально отношения иметь не будет. «Нафтогаз України», в свою очередь, обязывается «не экспортировать с территории Украины поступивший из РФ природный газ».

Более того, «Нафтогазу» пришлось отказаться не только от экспорта газа, но и придется, как ожидается, уже в феврале поделиться внутренним рынком газа с СП, которое будет создано украинским НАКом и компанией «РосУкрЭнерго». Уставный капитал этого совместного предприятия, как следует из соглашения, «будет сформирован путем внесения денежных средств и других активов».

Примечательно, что если раньше речь, прежде всего, шла о формировании баланса газа Украины, то в соглашении от 4 января говорится о «формировании, начиная с 1 января 2006 г., годового товарного баланса газа компании «РосУкрЭнерго». В соглашении четко определены объем закупок газа этой посреднической компанией и объем его продажи. Итак, по закупкам «РосУкрЭнерго» планируется следующий объем и источники:
41 млрд. кубометров туркменского газа, подлежащего закупке у ООО «Газэкспорт» и «Нафтогазу України» в имеющихся в их распоряжении объемах; до 7 млрд. кубометров узбекского газа (квота «Газэкспорта»); до 8 млрд. кубометров казахского газа (также квота «Газэкспорта»).

А еще около 17 млрд. кубометров «РосУкрЭнерго» планирует закупить у ОАО «Газпром» по цене, определяемой по формуле, исходя из базисной цены газа (Ро=230 долл. за 1000 кубометров). (Запомните эту цифру, мы впоследствии к ней вернемся.)

С продажами несколько проще. В 2006 году «РосУкрЭнерго» намерено продать 34 млрд. кубометров газа по цене 95 долл. за 1000 кубометров созданному СП для реализации на рынке Украины и без права его экспорта. Причем в соглашении зафиксировано, что цена в 95 долл. действует только в первом полугодии 2006 года.

С 2007 года «РосУкрЭнерго» будет продавать СП для реализации в Украине уже до 58 млрд. кубометров газа. А 15 млрд. кубометров будет экспортировать совместно с ООО «Газэкспорт» (то есть по его экспортной квоте и программам).

В соглашении также определено, что ставка платы за транзит и цена газа могут изменяться только по взаимному согласованию сторон.

Соглашение об урегулировании отношений в газовой сфере от 4 января 2006 года подписано тремя сторонами: от имени ОАО «Газпром» — А.Миллером, от имени НАК «Нафтогаз України» — А.Ивченко, за компанию «РосУкрЭнерго» подписались О.Пальчиков, К.Чуйченко.

Известно, что не только оппозиция, но и многие политики во власти (правда, в основном оф рекордс) весьма неоднозначно оценили подписание трехстороннего газового соглашения. Наиболее ярая противница этого соглашения лидер БЮТ Юлия Тимошенко потребовала в судебном порядке расторгнуть соглашение и заявила, что «подписание таких документов имеет признаки фактической измены национальным интересам… У меня такое впечатление, что такое соглашение со стороны Украины подписывал как минимум Жириновский». И добавила, что «считать это соглашение успешным можно только с перепоя после Нового года».

Бывший замминистра иностранных дел Александр Чалый назвал соглашение катастрофичным и сказал, что «четвертое января — это Перл Харбор для украинской дипломатической службы». Не стеснялись в выражении и народные депутаты 10 января, когда в парламенте премьер Ю.Ехануров пытался рассказать о подписанном соглашении. Словом, при всех сбивчивых заверениях и недомолвках правительства и главы НАКа страсти не утихают, а лишь разгораются в связи с тем, в частности, что, как заявил Ю.Ехануров, к
16 января украинская сторона предложит российской свой вариант межправительственного соглашения в газовой сфере (как это делалось в прежние годы). И подготовит к подписанию соответствующие коммерческие контракты на закупку и транзит газа.

Какие директивы получали стороны?

Все вышесказанное по сути было запрограммировано российской стороной еще в октябре 2005 года. Тогда глава «Газпрома» Алексей Миллер уже утвердил баланс газа этой монополии на 2006 год. Для Украины в нем отводилось всего 55 млрд. кубометров в такой пропорции: 15 млрд. кубометров газа поставляет «Газпром» («Газэкспорт») и 40 млрд. кубометров — компания «РосУкрЭнерго». Вернитесь теперь к описанию соглашения и вы увидите зарезервированные «Газпромом» для баланса закупок компанией «РосУкрЭнерго» (и последующей поставки в Украину) 17 млрд. кубометров газа. Цена — 230 долл. за 1000 кубометров. Не знаю доподлинно, каковы были тактические директивы российской стороны на переговорах 4 января, но стратегической цели они добились. Это очевидно.

Директиву же украинским переговорщикам подписал премьер Ехануров и первый замминистра иностранных дел Украины Огрызко. По нашим данным, директива была таковой: украинская сторона могла согласиться на цену газа в 80 долл. за 1000 кубометров и ставку транзита 1,75 долл. за 1000 кубометров по 100 км. Очевидно, что украинская сторона со своей задачей не справилась и превысила свои полномочия, подписавшись на большую цену и меньшую ставку.

Чем опасно для Украины подписание газового соглашения?

Многочисленные эксперты, с которыми мы обсуждали соглашение и его последствия для Украины, утверждают, что, во-первых, с подписанием этого частно-правового документа (а особенно если на его основе будут заключены последующие межправительственное соглашение и контракты) для Украины потерян альтернативный российскому туркменский и вообще среднеазиатский газ. Теперь для нас существенный монопольный источник и поставщик газа — непрозрачная компания «РосУкрЭнерго» с неопределенными гарантиями и обязательствами и, как рассказывают эксперты, с уставным фондом в 37 тыс. долл. При этом компания получает миллиардные контракты. И нет никаких гарантий, что в какой-то момент эта компания просто не откажется поставлять Украине газ — принудить ее сложно, так как нет никаких межгосударственных отношений. А она монополист для Украины в газообеспечении. Причем монополия эта не контролируемая украинским государством и подчинена юрисдикции Швейцарии.

Одновременно это дает право РФ отказаться от соблюдения действующих международно-правовых гарантий обязательных поставок газа в Украину и соблюдения других условий газового украинско-российского соглашения от 2001 года. Это также не обязывает «Газпром» полностью оплачивать свой транзит газа через территорию Украины. Украина же вообще теряет саму возможность доступа к транзиту, кроме как по своей территории.

Более того, на украинский рынок выйдет СП, которое будет украинским промышленным покупателям диктовать свои, прежде всего ценовые, условия. Население, бюджетников и комбыт обязан обеспечить газом «Нафтогаз». По каким ценам СП предложит газ — неизвестно, особенно во втором полугодии. Да и прибыль от деятельности СП, которую прежде мог получать сам НАК, теперь будет разделена между соучредителями (что среди прочего неизбежно приведет к серьезной дыре в госбюджете 2006, что в течении четырех часов эксперты подробно доказали Виктору Пинзенику). К тому же неизвестно, на каких условиях и за счет чего будет создано это СП. Хочется верить премьеру, который заявил, что в качестве активов украинская сторона будет вносить «столы и стулья», а не газотранспортную систему.

Далее. Соглашение жестко фиксирует до 2011 года ставку транзита в 1,6 долл. за транспортировку 1000 кубометров газа по 100 км газопровода и разрывает связку «цена газа — транзитная ставка», которая давала нам козырь при формировании цены на газ для Украины. То есть теперь мы в течение пяти лет обязаны сохранять ставку транзита, независимо от возможного повышения Россией цены на газ.

Соглашение не содержит полной формулы цены на российский газ, закупаемый у «Газпрома» по 230 долл. А это значит, что как произвольно она была назначена, так в любой момент может быть и изменена — без экономического обоснования. Фактически мы отказались от юридически зафиксированной цены на российский газ в 50 долл. до 2009 года.

Кроме того, отмечают эксперты, при ставке транзита в 1,093 долл. и цене российского газа для Украины в 50 долл. за 1000 кубометров Украина, транспортируя за год 110 млрд. кубометров российского газа, получала в счет оплаты своих газотранспортных услуг от «Газпрома» около 29 млрд. кубометров газа. Теперь же при ставке транзита 1,6 долл. и цене газа 95 долл. за 1000 кубометров за такой же объем годового транзита «Нафтогаз» в счет оплаты услуг сможет получить едва ли 22 млрд. Впрочем, российская сторона обещает, что будет экспортировать на 10 млрд. кубометров больше, чем изначально предполагалось. И тогда, возможно, Украина сможет больше получить за свои транзитные услуги. То есть Украина автоматически потеряла 7 млрд. кубометров газа, которые где-то придется докупать. Если по действующим ценам, то на это потребуется около 700 млн. долл. Чтобы сохранить пропорцию и получить тот же объем газа в 29 млрд. кубометров, надо было поднять стоимость транзита где-то до 2,1 долл., а не до 1,6.

При этом 5 млрд. кубометров из 22 млрд. «Нафтогаз» должен отдать «Газпрому» в счет погашения прежнего долга (по соглашению, украинская сторона будет погашать таким образом задолженность перед «Газпромом» до 2009 года. Поэтому и цена газа в 50 долл., и транзитная ставка 1,093 долл. фиксировались межправительственным украинско-российским соглашением от 2001 года на период до 2009 года). То есть от 22 млрд. кубометров газа надо отнять еще 5 млрд. кубометров, и Украине остается всего 17 млрд. кубометров на год при таком раскладе.

И самое непонятное — соглашение, подписанное 4 января 2006 г., не содержит даже намека на четкий порядок разрешения споров, которые могут быть связаны с ним. А это означает: если что — то путь один — в московский арбитраж, ведь в таких случаях разбирательства проводятся по месту подписания.

Даже если рассматривать это соглашение как рамочное, оно все равно таит угрозу, ибо, как правило, такие документы служат основой для подписания последующих детализирующих документов. И если на таких условиях они будут подписаны, это действительно будет полной сдачей остатков энергетической, а как следствие и экономической независимости Украины. Хотя история поступательной сдачи национальных энергетических интересов началась задолго до 4 января 2006 года.

История ошибок украинской власти
в газовой сфере
(2000—2004 годы)

При всей сложности украинско-российских отношений в газовой сфере в 2000 году, именно его можно назвать одним из самых удачных для Украины. 22 декабря 2000 года было подписано одно из самых выгодных для Украины соглашений — Соглашение между правительством РФ и Кабмином Украины о гарантиях транзита российского природного газа по территории Украины. В нем «Газпром» обязался в 2001 году поставить через Украину 124,6 млрд. кубометров газа. За это НАК «Нафтогаз» получал 30 млрд. кубометров газа. РФ также гарантировала транзит в Украину 30 млрд. кубометров туркменского газа. Было даже поквартально расписано, сколько газа поставит «Газпром» из своих обязательных 30 млрд. кубометров, включая откачку из ПХГ. Год выдался удачным, и тогда НАКу даже удалось «скопить» в подземках 7 млрд. кубометров газа.

Но с 2001 года начинается история капитуляции Украины. Москва констатировала: Украина, имеющая два источника поставок газа (Россия и Туркменистан), контролирующая на то время до 95% российского газового экспорта, оказалась весьма неуступчивой в переговорах. И, как кость в горле, мешала планам экспансии «Газпрома» в Европу. Посему россияне изменили тактику, решив скрупулезно «обрубить» Украине газовые концы. Тут кстати пришелся вдруг взявшийся откуда-то долг Украины в 1,4 млрд. долл.

Уже в сентябре 2001 года А.Кинах визирует Соглашение между правительством РФ и Кабмином Украины о дополнительных мерах по обеспечению транзита российского природного газа по территории Украины, в котором признается сумма долга и условия ее погашения. Помните, были выпущены еврооблигации со сроком погашения в 2004—2013 году?

Но самое главное — это «освященное» Кинахом межправительственное соглашение выхолащивало предыдущее и исключало даже упоминание об объеме транзита и его оплате «Газпромом», а также об обязательствах РФ пропустить в Украину 30 млрд. туркменского газа. «Газпром» водрузил на свой флагшток ключевое слово — транзит. И, развязав себе руки на восточном направлении, решил прибрать к рукам весь среднеазиатский транзит. Да и газ тоже.

Самое узкое место в газопроводе Средняя Азия-Центр (САЦ), по которому поступает в Украину туркменский, узбекский и казахский газ, расположено в Узбекистане. Годовая пропускная способность на то время — до 30 млрд. кубометров газа. Но между Украиной и Узбекистаном еще в 1998 году заключено бессрочное соглашение о транзите туркменского газа в Украину.

«Газпром» настойчиво уговаривает президента Каримова пустить россиян в эту трубу. Каримов долго не сдается. Киеву бы его поддержать, но тут незадача — украинская сторона стала требовать 800 тыс. долл. за ремонт крыла Ан-70; тот в свою очередь напомнил, что Украина должна Узбекистану 20 млн. долл. А тут еще после событий в Андижане МИД Украины сыпанул оранжевой соли на «раны» президента Узбекистана. Отношения испортились окончательно.

Параллельно в период обхаживания Каримова «Газпромом», говорят, российские таможенники задержали самолет с невероятным количеством золотых изделий, которые предназначались для сети ювелирных магазинов дочери Каримова. И президенту Узбекистана ничего не оставалось, как обратиться за помощью к президенту РФ Путину. Тот помог. А вскоре, в декабре 2003 года, было заключено соглашение между российской монополией и Узбекистаном о доступе «Газпрома» к транзиту. К тому же «Газпром» начал инвестировать в расширение САЦ. Не важно, что вложил он не так много — важен сам факт: россияне теперь прочно закрепились на узбекской трубе.

В Украине это никого не насторожило. Никто даже не попытался исправить ситуацию и не вспомнил о действующем соглашении с Узбекистаном о транзите туркменского газа для Украины.

С Туркменбаши россияне тоже договорились быстро. После того как организаторы покушения на Ниязова скрылись в России, Туркменбаши потребовал от Путина запретить двойное гражданство. Путин согласился. Ниязов был отмщен и, в частности, в благодарность согласился подписать контракт на поставку туркменского газа «Газпрому». Но и это не насторожило Украину. Вместо того чтобы вести сложные переговоры, выстраивая двусторонние отношения, Бойко увлекся транзитом.

Помните, речь шла о «сэкономленных» к 2001 году 7 млрд. кубометров газа в украинских подземках? Так вот, украинская сторона решила на этом заработать и увлеклась экспортом газа. И в угоду сиюминутным интересам отдельных властей предержащих в Украине начинают выстраивать корпоративные отношения с «Газпромом» и некой фирмой с венгерской пропиской «ЮралсТрансГаз».

Путин в это время планомерно выдавливает из «Газпрома» бывшего его главу Вяхирева, а из газового бизнеса — зарегистрированную в США корпорацию «Итера». Она в то время (до начала 2003 года) была оператором поставок туркменского газа в Украину, обеспечивая его транзит вплоть до российско-украинской границы. За свои услуги «Итера» получала от украинской стороны определенный объем газа. Но при этом она этот газ обязана была продавать на рынке Украины, а не экспортировать (как бы ей этого ни хотелось). Кроме того, когда «Нафтогаз» передавал на туркменско-узбекской границе купленный газ «Итере», право собственности на этот газ оставалось у НАКа. И если бы корпорации взбрело куда-то, кроме Украины, этот газ деть, ее бы строго призвали к ответу.

В 2002 году в качестве оператора украинско-российский властный коммерческий альянс от газа выводит на рынок в качестве оператора поставок туркменского газа в Украину частную фирму «ЮралсТрансГаз». Компанию регистрируют 5 декабря, чтобы успеть получить максимальные налоговые льготы, согласно тогдашнему законодательству Венгрии. Учредители компании — несколько частных лиц. Но все СМИ пестрят намеками на то, что за этой частной фирмой-оператором — интересы криминального авторитета Севы Могилевича.

О том, что «ЮралсТрансГаз» на рынке сменит «Итеру» в качестве оператора поставок туркменского газа и Туркменбаши, и Назарбаеву сообщили именно представители Украины. Обеим президентам такая перспектива ничего приятного не сулила. Но украинская сторона согласилась на условия, предложенные россиянами, при которых «ЮралсТрансГаз» получал право транспортировать на купленный Украиной у Туркменистана газ. При этом никаких обязательств продать причитающуюся ему долю газовой оплаты в Украине не предусматривалось. Возможность экспорта была открыта — в доле с «Газэкспортом», дочерней компанией «Газпрома». Ибо пускать на свою долю европейского рынка кого-то надолго и без контроля «Газпром» не желает. «Итера» хотя откровенно и не противостояла уже назначенной путинской команде «Газпрома», но все же была резидентом США. А «Газпрому» же нужны были абсолютно управляемые и подконтрольные компании. Сначала «ЮралсТрансГаз», затем, после запятнания биографии «Юралса» уголовным делом о контрабанде газа — ее преемник — «РосУкрЭнерго».

Формула цены

Пришедший на пост главы НАКа Юрий Бойко вместе со своим замом Игорем Ворониным настолько увлекаются экспортом газа, что исправлять допущенные в отношениях с Казахстаном, Узбекистаном и Туркменистаном ошибки уже не успевали. Даже если и хотели бы.

Так 16 июля 2004 года от имени «Нафтогазу України» зампредправления И.Воронин заключает контракт №314 с немецкой компанией ЗМБ («Зарубежгаз Менеджмент унд Бетайлигунгсгезельшафт мбХ») о поставках природного газа в 2005—2009 годах. Известно, что эта фирма имеет прямое отношение к «Газпрому». НАК обязуется, начиная с января 2005 года до декабря 2009 года, передать ЗМБ на украинско-словацкой границе 3,5 млрд. кубометров газа. Расчетная сумма контракта — чуть больше 1,575 млрд. долл. Затем объем поставок в августе увеличивается до 4 млрд. кубометров и расчетная сумма приближается к 2 млрд. долл. Но не это самое интересное.

Именно в этом контракте «Нафтогазу» с компанией ЗМБ впервые зафиксирована формула расчета контрактной цены газа. Определяется она из суммы альтернативных газу видов топлива. В этом случае — котельного топлива и газойля с использованием взаимоприемлемых коэффициентов. Так вот, согласно этой формуле, определена цена на газ, поставляемый немецкой компании в 2005 году: на 1 января она составляла 93,16 долл. за 1000 кубометров (при 20 С°), на 1 апреля — 99,25 долл., на 1 июля — 105,76 долл.

В газовом соглашении от 4 января между «Нафтогазом», «Газпромом» и «РосУкрЭнерго» ни о какой формуле цены речь не идет. А это значит, что украинская сторона заведомо соглашается на немотивированный ценовой диктат монополистов.

Зачем «Газпрому»
и РФ понадобилось «РосУкрЭнерго»

В прозрачности бизнеса и самой компании «РосУкрЭнерго» на сегодняшний день засомневались не только экс-премьер Ю.Тимошенко и экс-глава СБУ А.Турчинов, но и народные депутаты. 10 января премьеру направлен запрос депутата Игоря Шурмы относительно предоставления официальной информации об учредителях и об уставной деятельности компании «РосУкрЭнерго», соучредителями которой якобы являются «Газпромбанк» (читай — «Газпром») и «Райффайзен Инвестмент АГ». В свою очередь, «Райффайзен Инвестмент АГ» передала акции «РосУкрЭнерго» двум другим компаниям — Arosgas Holding Aktiengesellschaft и Centragas Holding Aktiengesellschaft. По словам А.Турчинова, за первой из них стоят заместители председателя правления «Газпрома» А.Комаров, И.Акимов, И.Медведев и А.Рязанов. Можно сказать, что это «питерская ветвь» «Газпрома». Другую компанию, по версии А.Турчинова, представляют Ю.Бойко (бывший глава «Нафтогазу») и его зам И.Воронин, который и до сих пор находится у руля газотранзитных схем в НАКе и причастен к переговорам с участием «РосУкрЭнерго». Но кто реально управляет этими компаниями и кто их частные акционеры — можно только догадываться. Наши источники уверяют, что, как и в «ЮралсТрансГазе», здесь тоже угадывается тень Фирташа энд компани. (Кстати, 28 декабря 2005 года Дмитрий Фирташ, в свое время остававшийся небезучастным к нуждам кандидата в президента Украины Виктора Ющенко, имел встречу с действующим главой государства.)

Компанию «РосУкрЭнерго АГ» стоит рассматривать в двух ипостасях: как частный коммерческий проект чиновников от власти и от газа (причем, видимо, не только в РФ, но и в Украине) и как орудие Кремля в реализации его стратегии экспансии в СНГ и на рынке Европы.

Как частный коммерческий проект, обладая правом экспорта газа, эта компания приносит немалую прибыль своим владельцам. Если учесть, по какой цене «РосУкрЭнерго» продает газ в Европе, то можно представить, что речь идет о миллиардах долларов. Кроме того, таким образом фактически обворовывается бюджет РФ, так как «РосУкрЭнерго» платит налоги в Швейцарии. Причем в кантоне Цуг эти налоги весьма условны, поскольку являются договорными: по согласованию с местной властью сумма налога фиксированная и не зависит от размера прибыли. Куда же выводится вся прибыль компании? Может, оседает на счетах в Австрии?

Как орудие «Газпрома» (а «Газпром» — орудие Кремля), этот оператор газопоставок решает сразу несколько задач. Блокирует свободный доступ к газотранспортной инфраструктуре Центральной и Средней Азии. Скупает среднеазиатский газ и продает его как российский, не выпуская таким образом конкурентов «Газпрома» на рынок Европы. Блокирует доступ к азиатским источникам газа Украине — последней стране, газотранспортной системой которой на территории бывшего СССР «Газпром» еще не завладел. Будучи монопольными поставщиками, «Газпром» и «РосУкрЭнерго» смогут диктовать и цены. А это уже прямое влияние на экономику стран. Ради такой грандиозной стратегической цели можно полгодика и поторговать себе « в убыток».

Но если подсчитать, сколько же реально обходится «РосУкрЭнерго» закупаемый ею для Украины газ, то можно прийти к интересным выводам. По соглашению от 4 января в Туркменистане будет закуплено 41 млрд. кубометров газа по 50 долл. за 1000 кубометров (на сумму 2,05 млрд. долл.). Коэффициент платы за операторские услуги для «Итеры» составлял 0,625. Умножаем на это весь объем и получаем 25,6 млрд. кубометров газа. Еще раз умножим — на стоимость 50 долл. за 100 кубометров и получим, что на российско-украинской границе туркменский газ стоит около 80 долл.

Стоимость российского газа, закупаемого для нас компанией «РосУкрЭнерго», тоже подсчитать легко: 17 млрд. кубометров умножаем на цену 230 долл. за 1000 кубометров. Получаем стоимость объема — 3,910 млрд. долл. Если сложить весь это газ, получим 58 млрд. кубометров. Общая его стоимость равна 5,960 млрд. долл. Отсюда легко высчитать, что «смешанная» цена российского и туркменского газа в среднем составит 103 долл. за 1000 кубометров. 103 а не 95!

Украине «РосУкрЭнерго» продает газ по 95 долл. Сколько «теряет» оператор на этом? 103 долл. минус 95 долл. равно 8 долл. на 1000 кубометров. Умножим на общий объем (58 млрд. кубометров) и получаем сумму 464 млн. долл. Казалось бы — потери. Но не тут-то было. При этом решена главная задача — монополизирован транзит и право экспорта. А в Европе газ продается и по 160, и по 180, и по 250 долл. за 1000 кубометров. Так что полмиллиарда — небольшая и временная плата за права доступа на платежеспособный рынок.

Теперь вернемся к тексту соглашения, где речь идет о балансе газа «РосУкрЭнерго». 7 и 8 млрд. узбекского и казахского газа предназначены не только для Закавказья — там столько газа не потребляли даже в лучшие времена. Значит, речь может идти об экспорте части этого объема в Европу. А это уже другие цены. Если «РосУкрЭнерго» продаст 10 млрд. этого газа по цене даже 120 долл., то получит 1,2 млрд. долл. Если же по цене в 230 долл., то сумма экспортного контракта возрастает до 2,3 млрд. долл. Сравните это с «убытками» в полмиллиарда в Украине при цене 95 долл., и вы увидите что при таком раскладе «РосУкрЭнерго» зарабатывает около 1,9 млрд. долл. Так что, на самом деле, никакой благотворительности по отношению к Украине.

Параллельно решается глобальная задача — увеличение российской квоты на еврорынке. Согласно директивам ЕС, члены Евросоюза не могут допускать, чтобы из одного источника в одно государство поступало свыше 30% энергоносителей. А уже в прошлом году российская квота составила 29% поставок газа в ЕС.

Используя «РосУкрЭнерго», «Газпром» пытается через эту компанию искусственно увеличить свое присутствие на Еврорынке. По нашим данным, этому посреднику «Газпром» уже переуступил квоту на экспорт газа в Венгрию, увеличив таким способом собственную квоту. И пойди докажи, что это общая квота российского газа…

Ошибки
2005—2006 годов

К 2005 году НАК «Нафтогаз України» давно превратился в некую монопольку узкого круга допущенных к кормушке. И приход новой власти во главе с новым президентом В.Ющенко ничего не изменил. Политика кадровой наполняемости НАКа так и осталась сомнительной. Смещение с поста главы «Нафтогазу» Юрия Бойко как одного из столпов благосостояния прошлой власти и ставленника «РосУкрЭнерго» не поменяла сути предназначения НАКа. Разве что во главе стал не генератор коммерческих идей, а исполнитель. Чего стоит только один контракт, подписанный А.Ивченко 31(!) марта 2005 года, согласно которому зарегистрированная в Объединенных Арабских Эмиратах (!) компания PetroGas FZE обязуется поставить «Нафтогазу України» туркменский (!) газ по цене 28 долл. за 1000 кубометров. Объем контракта — 6,4 млн. долл. Деньги незамедлительно перчислены на счета «эмиратской» (или братской?) компании. Но это к слову. На место Бойко просто назначается человек, который лично подчинен В.Ющенко. Об этом прямо говорится в распоряжении президента Украины, которым запрещается кому бы то ни было в стране давать какие-то указания или распоряжения «Нафтогазу». Ни правительство, ни теперь уже экс-премьер Юлия Тимошенко, ни бывший глава СБУ Александр Турчинов ничего не могут поделать ни с НАКом, ни с «РосУкрЭнерго». Кстати, распоряжение президента о невмешательстве в дела «Нафтогазу» до сих пор не отменено…

Правда, отставка Ю.Бойко не помешала его заму после недолгого отсутствия вернуться на прежнюю должность в НАКе уже при А.Ивченко. И быть одним из трех участников (со стороны Украины) переговоров о заключении соглашения в газовой сфере на 2006 год. Возможно, И.Воронин обязан своим нынешним положением бывшему первому помощнику президента Александру Третьякову, с которым их связывают дружеские отношения с начала 90-х годов.

Нынешние переговоры с «Газпромом» (и не только) не знают аналогов закрытости в истории Украины. Причем закрытости не только от непосвященных, но прежде всего от тех, кто должен участвовать в подготовке комплексных решений и выработке стратегии переговоров.

К концу 2000 года между Украиной и Россией тоже были не простые отношения. Но на тот момент (к слову, при премьере
В.Ющенко) в Украине очень серьезно подошли к переговорному процессу. В группу, отвечающую за это направление, были включены заместители министров и руководители департаментов, представляющие практически все сопричастные министерства — МИД, Минэнерго, Минэкономики, Минфин, Минюст, Минпром. В результате удалось максимально отстоять интересы страны в газовой отрасли.

В последнее время переговоры от имени Украины ведут Ивченко, Воронин и Плачков. В тему достаточно подробно были посвящены братья Васюныки. Только от вышеперечисленных лиц президент получал информацию о происходящем. Как только замаячил альтернативный источник — номинированный на пост вице-премьера по вопросам ТЭК Виталий Гайдук — «братство газового кольца» сомкнулось и закатало указ о его назначении под сукно. Все! Ах нет, простите: президенты держат связь по телефону… Даже речь не идет о соблюдении юридических норм и тонкостей, о выработке совместного решения Кабмином, о выполнении рекомендаций СНБО, или квалифицированном проведении заседания этого госоргана.

В результате Украина в соглашении пропустила кучу юридических ляпов, а главное — в процессе переговоров не сосредоточилась на реальной возможности отстоять свое законное право на транзит среднеазиатского газа в Украину и право на закупку туркменского газа.

Была ли такая возможность? Да! Существует межправительственное украинско-туркменское соглашение о поставках в Украину газа. Но из-за отсутствия стратегического видения перспектив энергетической безопасности страны Украина практически уступила право закупки газа «Газэкспорту». С 2007 года фактически туркменский газ придется закупать у этой российской компании.

От того, что министр И.Плачков постоянно твердит, что договор с Турменистаном у него в портфеле, положение дел не меняется. Подписать договор с Туркменбаши сегодня может едва ли не всякий желающий. Ниязов подписывает контракты и с россиянами, и с «Нафтогазом». Да только подписать контракт с Туркменистаном на покупку у него газа сегодня это все равно что купить участок на Луне или Марсе — без «Шаттла» туда никогда не попасть. Так и туркменского газа не видать, не имея возможности протранспортировать его через территории Узбекистана, Казахстана и России. Поэтому и продает Туркменбаши свой газ всем желающим на туркменско-узбекской границе. А дальше — не его забота. Газотранспортная инфраструктура — это «Шатл» для Украины.

Чтобы иметь доступ к газотранспортной инфраструктуре прежде всего Узбекистана, украинские чиновники должны были не о копеечном долге за отремонтированное крыло Ан-70 напоминать, а восстанавливать дружеские отношения с эти государством. Не в объятия Путина толкать Каримова, а всячески поддерживать его. И когда только появилась информация о том, что «Газпром» пытается наложить свою лапу на газопровод в Узбекистане, тактично напомнить, что существует украинско-узбекское межправительственное соглашение от 1998 года, которое никто не отменял. А как страна, присоединившаяся и ратифицировавшая Европейскую энергетическую хартию и договор к ней (от 17 декабря 1991 года), Узбекистан, равно как и Казахстан, обязаны предоставлять право доступа к транзитному газопроводу третьих стран без ограничений. В противном случае их ожидает утомительная и нелицеприятная процедура, предусмотренная Энергохартией и договором к ней, вплоть до введения штрафных санкций и прочих международных неприятностей.

Это только Россия не ратифицировала Евроэнергохартию и, пользуясь этим обстоятельством, всячески ограничивает допуск к своей газотранспортной инфраструктуре нежелательных для нее клиентов. И если прежде по условиям межправительственного соглашения и протоколов «Газпром» был обязан хотя бы в такой форме гарантировать транзит туркменского газа в Украину, то после подписания соглашения от 4 января с него юридически снято это обязательство. Как отменено и обязательство обеспечивать не только транзит российского газа, но и баланс газа Украины.

Кроме того, неопределенность цены на газ во втором полугодии 2006 года для потребностей Украины может привести к тому, что ценой газа тот же В.Путин — руками «Газпрома» и «РосУкрЭнерго» — просто станет шантажировать В.Ющенко при формировании после выборов нового правительства Украины. Не получилось бы, что таким способом не украинский, а российский президент назначит в постреформенной Украине удобных ему членов Кабмина…

Ошибки, которых можно избежать

Нас упорно уверяют, что «газовое» соглашение от 4 января — это своего рода компромиссный рамочный документ. Мол, это еще не межправительственный протокол (с кем — со швейцарской коммерческой и очень закрытой структурой?!) и не контракт с «Нафтогазом». Но в нем уже записаны невыгодные Украине условия (зафиксирована ставка транзита на пять лет, навязан монопольный поставщик газа, выставлена немотивированная цена). Ошибкой будет оставаться в рамках этого соглашения и подписывать на его базе и условиях межправительственный протокол и контракт. Ю.Ехануров пообещал до 16 января разработать украинский вариант протокола.

Проект же межправительственного протокола, предлагаемый российской стороной, с которым удалось ознакомиться «ЗН», подтверждает наши опасения. В этом документе не фиксируется (как во всех прежних протоколах) цена на газ, поставляемый в Украину, и ставка платы за транзит российского газа. Это фактически и юридически «размывает» международные правовые гарантии, предусмотренные действующим до подписания последнего соглашения другого документа — соглашения от 2001 года. Т. е. всю конкретику по обязательствам россияне хотят сбросить с межгосударственного уровня на уровень хозяйствующих субъектов.

Проект протокола предусматривает опосредованное урегулирование условий транзита на восьмилетний период исключительно между хозяйствующими субъектами. Такие важные моменты принято урегулировать ежегодными межправительственными протоколами. Условия транзита российского газа через территорию Украины предлагается зафиксировать на семь лет, в то время как условия транзита туркменского газа в Украину только на год.

На 2006 год предусматривается гарантия поставок 17 млрд. кубометров российского газа в Украину, но в межправительственном протоколе не определено, кто именно обеспечит такие поставки. Механизм ответственности РФ не определен. Нет никакой конкретики и относительно создания СП для реализации газа в Украине.

Все это вместе взятое делает позицию Украины крайне уязвимой и абсолютно зависимой от воли монопольного посредника и РФ.

Поэтому наилучшим выходом для Украины, по мнению экспертов, будет срочный выход из подписанного соглашения. Нужно денонсировать (отозвать) подпись А.Ивченко под соглашением от 4 января, для чего есть мотив — превышение полномочий. Продолжить переговоры с РФ и настаивать на прежних условиях межправительственного соглашения. Обратиться в арбитраж в Стокгольме. За день дело не решится, но Украине крайне нужно это время, чтобы наконец-то осмотреться и сообразить, как далеко она оказалась от вожделенной диверсификации источников и путей поставки энергоносителей. И, может, тогда придет понимание, что никакое «РосУкрЭнерго» изначально не было нужно, чтобы поставлять в Украину туркменский, узбекский, казахский и российский газ по прямым контрактам. Что смешав его, мы могли без чужой помощи получить приемлемую цену и обеспечить (внимание, Виктор Андреевич!) прозрачную систему расчетов и обеспечения страны газом. Все это в состоянии сделать сам «Нафтогаз». Если, конечно, его руководство заботится о национальных, а не чьих-то корпоративных коммерческих интересах.
Источник: Зеркало недели
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх