EN|RU|UK
  519  4

 "ПУКАЧ ГОВОРИЛ, ЧТО ПОШЕЛ НА УБИЙСТВО ГОНГАДЗЕ РАДИ КАРЬЕРЫ"

Перед судом предстали трое офицеров Главного управления криминального поиска МВД Украины, обвиняемые в убийстве журналиста Георгия Гонгадзе.Первый заместитель начальника Главного следственного управления Генпрокуратуры Роман Шубин дал эксклюзивное интервь

"Обычно из офиса "Украинской правды" журналист выходил вместе с главным редактором издания Аленой Притулой"

- Роман Иванович, когда вы занялись расследованием убийства журналиста Георгия Гонгадзе?

- Я был включен в следственную группу еще в 2001 году. Если помните, тогда на Троещинском рынке в ходе бандитских разборок убили двух граждан, клички которых были Матрос и Циклоп. Тогдашнее руководство МВД доказывало, что именно они убили Гонгадзе, и требовало, чтобы прокуратура это доказала. Но, занявшись расследованием, я доказал обратное: эти граждане никак не могли убить журналиста, потому что у одного из них, Матроса, в день исчезновения журналиста была свадьба, другой же был среди гостей на этой свадьбе. Множество свидетелей подтвердили их алиби.

Сотрудники Главного управления криминального поиска МВД Украины - так называемой "семерки" - начали следить за журналистом Георгием Гонгадзе, руководителем интернет-проекта "Украинская правда", еще в июне 2000 года. 14 июля журналист написал об этом открытое письмо на имя Генерального прокурора, и слежка на время прекратилась. Однако 15 сентября 2000 года начальник Главного управления криминального поиска (ГУКП) МВД Украины генерал Алексей Пукач сказал нескольким сотрудникам о намечающейся операции по слежке, захвату и доставке в милицию некоего лица, имеющего отношение к нескольким преступлениям. Тот, кто был в курсе, понял, что речь идет о возобновлении слежки за Гонгадзе. Другие утверждают, что услышали фамилию журналиста лишь в день задержания.

Интересно, что сотрудники управления криминального поиска, выступающие в роли обвиняемых по делу об убийстве журналиста, признают, что действовали лишь по устной инструкции шефа, то есть в нарушение закона. Но, по их словам, для них было достаточно и устного приказа - они давно знали шефа и привыкли доверять ему. До начала 2000 года Пукач был начальником "наружки" столичного главка МВД, затем из "города" его перевели в министерство. Естественно, что своих людей, в число которых вошли и наши фигуранты, он забрал с собой.

Предварительной слежкой уже было установлено, что ближе к концу дня журналист обычно выходил из офиса "Украинской правды", расположенного тогда на улице Владимирской, вместе с главным редактором издания Аленой Притулой. Проводив коллегу до дома, расположенного на бульваре Леси Украинки, Георгий ловил такси и отправлялся к себе на Красноармейскую.

Пукач рассказал подчиненным о разработанном им плане захвата. По словам обвиняемых, план был таков. В ожидании журналиста личный водитель шефа разведки капитан милиции Александр Попович на служебном автомобиле "Хюндай-Соната" должен был занять позицию в ста метрах от дома. Начальник отделения "наружки" капитан Валерий Костенко и начальник дежурной части подполковник Николай Протасов, по такому случаю отозванный из отпуска, прогуливаются рядом с аркой дома N 7. Увидев журналиста, наблюдатели должны были сделать знак Поповичу, который под видом таксиста подаст "объекту" машину.

Однако вечером 15 сентября операция сорвалась. Костенко, не зная журналиста в лицо, упустил его. Георгий вышел на бульвар, махнул какому-то "грачу" и спокойно уехал домой на другой машине. Обвиняемые рассказывают, что Пукач был страшно раздосадован провалом. На следующее утро, 16 сентября, он собрал участников операции и дал понять, что захват журналиста для него очень важен и "невыполнение этого приказа исключается". Поинтересовавшись, какие автомобильные номера есть "для прикрытия", шеф получил ответ, что "только из гаража управления криминального поиска", и распорядился достать другие. Принесли... немецкие транзитные.

В течение дня сотрудники "наружки" вели слежку за журналистом. Не остались без внимания его "поход" к американскому посольству на Мельникова, покупка арбузов во время обеденного перерыва. Около пяти вечера Георгий Гонгадзе вместе с Аленой Притулой, выйдя из офиса, направились в ресторанчик "Тадж". Поужинав, зашли в магазин, а потом, около 9 вечера, - в подъезд дома N 7 по бульвару Леси Украинки. (К тому времени Костенко, с утра наблюдавший за домом Притулы, провел на пятачке возле арки десять часов.) Через час Георгий вышел, но ловить машину не стал, а направился в магазин напротив. Что именно он там покупал, сотрудникам милиции уточнить не удалось.

- Кошачий корм, очевидно...

- Возможно. Отнеся покупку, Гонгадзе через несколько минут вновь вышел из дома с черной сумкой через плечо, зонтиком-тростью и полиэтиленовым пакетом. На этот раз сработали четко. Разведчик, стоявший с рацией во дворе, передал информацию другому, дежурившему возле машины. Автомобиль, управляемый Поповичем, остановился перед журналистом точнехонько в нужный момент. Согласно разработанному плану, водитель сказал, что переднее сиденье сломано, и предложил сесть назад. Но, едва Гонгадзе открыл заднюю дверь, как его буквально втолкнули в машину подскочившие с обеих сторон Протасов и Костенко. На переднее пассажирское сиденье тут же сел полковник Пукач. По показаниям водителя, сначала шеф распорядился ехать "в контору", то есть в сторону Амурской площади.

По распоряжению Пукача Протасов и Костенко заломили задержанному руки. Где-то в районе Байкового кладбища мужчина сказал, что он журналист, его фамилия Гонгадзе, и спросил, куда его везут. Пукач, обернувшись с переднего сиденья, наклонил его голову вниз, достал резиновую палку и начал бить по спине, приказывая молчать. Потом, по воспоминаниям соучастников, генерал принялся говорить что-то вроде: "Что ты делал возле американского посольства? Ты не американский шпион? Почему так хорошо говоришь по-украински?" Гонгадзе отвечал, что произошла какая-то ошибка. Он, мол, журналист интернет-издания, а в посольство заходил только потому, что там работает его друг, у которого хотел занять денег.

На выезде на одесскую трассу остановились. Пукач подождал, пока их догонит автомобиль с сопровождавшими сотрудниками "наружки". Вышел, велел руководителю сопровождающих возвращаться на базу. Задержанного продолжали держать в том же положении, с заломленными руками и опущенной вниз головой. По рассказу обвиняемых, сначала они заехали в одно из сел Белоцерковского района, где у Пукача живет тесть. Выйдя на минуту возле какой-то хаты, Пукач вернулся с лопатой и мотком веревки.

Отъехав от села, выбрали неподалеку от дороги безлюдное место: справа - поле, впереди - лес. Когда шеф вместе с водителем вышли, пассажиры остались втроем. По показаниям Костенко, Георгий опять говорил о том, что произошло недоразумение, приглашал похитителей к себе в офис, где можно было бы решить "все интересующие вопросы". Протасов, по его словам, успокаивал его, говорил, что сейчас придет шеф и "все недоразумения выяснятся".

Тем временем Пукач велел водителю копать лопатой яму. "Какую яму?" - переспросил подчиненный. "Ты что, не знаешь, какую яму копать?" - обозлился шеф. Попович взялся за дело, Пукач подгонял его, то и дело брался за лопату сам. На рытье могилы ушло 20 минут. Наконец руководитель милицейской разведки приказал вывести задержанного.

"Вскоре после преступления один из убийц получил материальную помощь - 100 гривен"

- Обвиняемые знали, что сейчас совершится убийство?

- По их словам, нет. Выходя из машины, Георгий сопротивлялся, просил не убивать его, говорил, что ему обязательно нужно передать жене ключи от квартиры. С него сняли куртку и туфли. Положили возле ямы лицом вверх. Обыскали карманы, вытащили ключи и носовой платок. Платок сунули в рот жертвы. Тут Пукач, по словам одного из обвиняемых, со звериным выражением лица начал руками душить поверженного. Но сразу у него не получалось. Все-таки Георгий был молодой, физически крепкий мужчина. Тогда Попович по указке Пукача снял с Георгия ремень. Шеф разведки, затянув на ремне петлю, задушил свою жертву.

После этого Попович по указанию Пукача принес из машины канистру бензина. Водитель прихватил эту канистру из гаража по просьбе шефа - якобы для тестя. Тело свалили в яму, облили бензином и подожгли. Когда пламя погасло, яму завалили землей и замаскировали дерном.

На обратной дороге, возвращаясь в столицу, соучастники преступления заехали в придорожное кафе, где поужинали и распили бутылку водки.

- Куда же подевались сумка с вещами, туфли, куртка и прочие принадлежащие журналисту вещи?

- Полиэтиленовый пакет, в котором оказались арбузы, оставили на месте убийства. Ключи от квартиры, которые Георгий так хотел передать жене, выкинули в озеро возле села Блошинцы, в котором мыли руки после убийства. Куртку убитого, туфли, зонтик и ставшие ненужными немецкие автомобильные номера выкинули на обочине шоссе. Номера поменяли. Через несколько дней водитель шефа стал свидетелем того, как Пукач (уже в столице) разбил и выкинул в водоканал возле отеля "Славутич" мобильный телефон, а в озеро возле дачного массива Осокорки - сумку Гонгадзе с содержащимися в ней бумагами.

- После случившегося подчиненные говорили об этом с шефом?

- Алексей Пукач велел всем сотрудникам "наружки" (а в слежке за Гонгадзе 15 и 16 сентября, по свидетельским показаниям, принимали участие около полутора десятков человек) забыть о событиях, происходивших в эти два дня. Непосредственных соучастников убийства генерал проинструктировал: "Если будут спрашивать, говорите, что мы отвезли его в Васильковский РОВД".

Вскоре после убийства журналиста трое соучастников были поощрены руководством. К примеру, уже 18 сентября начальник отделения "наружки" Валерий Костенко получил от руководителя материальную помощь - 100 гривен. Генерал подчеркнул: "Это не потому, что мы с тобой вместе что-то там сделали, а потому, что ты этого заслуживаешь как профессионал". А спустя еще какое-то время Костенко получил звание майора, Протасов - подполковника, а Попович - капитана.

- Убийцы захоронили тело Георгия в Белоцерковском районе, а нашли это, уже обезглавленное, тело в Таращанском районе...

- По показаниям обвиняемых, скорее всего, это сделал Пукач. Как-то раз, некоторое время спустя после убийства, Пукач, будучи навеселе, поделился с водителем, что разговаривал с нужными людьми: "бойца", мол, необходимо перезахоронить. Вскоре, придя в гараж МВД, Попович, по его словам, увидел автомобиль "Ниссан-Патрол", стоящий с открытыми окнами. Из джипа доносился едкий неприятный запах. Водителю стало известно, что перед этим автомобилем пользовался сам генерал. Через некоторое время этот джип передали в управление криминальной разведки в Тернополь. Интересно, что, когда Пукач узнал о том, что тело нашли в Таращанском районе, обозвал подельников охламонами - за то, что вовремя не заметили и не сняли ювелирные украшения с убитого.

"Генерал говорил: "Если бы мы этого не сделали, нас всех уволили бы"

- В марте нынешнего года журналисты увидели обе машины - "Хюндай-Сонату" и "Ниссан-Патрол" во дворе Генеральной прокуратуры Украины, когда Генпрокурор во всеуслышание объявил о задержании убийц Гонгадзе. А летом Генпрокуратура сообщала о проведении следственных действий на местности, показывала фотографии раскопок на месте захоронения убитого.

- Поиск вещественных доказательств по делу начался в марте и закончился в конце ноября нынешнего года. Однако найти удалось немного. Например, в озере, в которое обвиняемые якобы выкинули ключи, нашли одну мужскую туфлю. По описанию Мирославы Гонгадзе и Алены Притулы - точно такую, которая должна была находиться на убитом. Но обвиняемые утверждают, что выбросили туфли в другом месте. Назначили экспертизу, но, поскольку туфля пролежала под водой пять лет, на ней не обнаружилось никаких идентифицирующих признаков, вроде следов пота.

Нашли лопату, которой копали могилу. Попович указал место, где ее выбросили, а мы отыскали местных жителей, которые ее подобрали. Но в конце концов Попович ее не опознал.

- Кстати, о могиле. Уж слишком быстро, если верить обвиняемому Поповичу, ее выкопали в дернистой почве.

- Во время следственного эксперимента Александр Попович выкопал прямоугольную яму глубиной 70 сантиметров за 17 минут. Мы и сами удивились.

- В 2003 году Пукача взяли под стражу. Что он говорил по поводу убийства журналиста?

- Ему в вину вменялось только уничтожение документов, свидетельствующих о слежке за журналистом в мае-июле 2000 года. Однако подельники чувствовали, что кольцо вокруг них сжимается. Как рассказывают обвиняемые, незадолго до ареста Пукач призывал их не волноваться. Один из них припомнил, как на его жалобу: "Если бы я знал, что вы втянете меня в убийство, я никогда на это не согласился бы", Пукач отвечал: "Если бы мы этого не сделали, нас всех уволили бы". Костенко тоже подходил к руководителю за советом, как быть. И услышал: "Не бойся, Валера, пока эти люди при власти, нам ничего не будет".

Пукача взяли под стражу 22 ноября 2003 года, а через две недели районный суд столицы заменил ему пребывание под стражей на подписку о невыезде. Через 13 дней Пукач исчез. А мы поняли, что находимся на верном пути.

- За "выход на верный путь" Станислав Пискун, как он утверждает, заплатил увольнением с поста Генпрокурора.

- Да, его уволили 29 ноября. Вслед за ним из Генпрокуратуры ушли куратор следственного управления Виктор Шокин, а также мы с заместителем начальника управления Юрием Столярчуком.

"В январе нынешнего года были зафиксированы телефонные звонки Пукача некоторым людям"

- Помнится, новый виток в расследовании дела Гонгадзе начался уже после смены правительства.

- Многое для этого сделал министр внутренних дел Юрий Луценко. В начале нынешнего года к новому министру пришли сотрудники, знавшие кое-что об этом деле.

- Задержание обвиняемых происходило без эксцессов?

- Они, в принципе, предчувствовали, что вскоре с ними произойдет. Одного задержали в госпитале, второго - на выходе из дома. Костенко, например, был у меня на допросе в пятницу. А в понедельник, когда его уже задержали, признался, что еще в пятницу хотел все рассказать, но духу не хватило. Признательные показания они дали сразу. Все трое раскаиваются в содеянном.

- Увы, на скамье подсудимых оказались лишь исполнители...

- Сейчас в суд ушло 25 томов уголовного дела (это материалы уголовного дела в части доказанного обвинения Протасова, Поповича и Костенко), а 75 осталось в Генеральной прокуратуре. Все, что касается противодействия расследованию со стороны должностных лиц, генерала Пукача, возможных заказчиков, аудиозаписей разговоров в кабинете Президента Украины Кучмы, мы выделили в отдельную часть. Расследование продолжается.

- Как, по-вашему, удастся ли посадить на скамью подсудимых заказчиков убийства?

- Во многом это зависит от того, насколько Мельниченко согласится сотрудничать со следствием. Пока же он продолжает настаивать на "диванной версии" кассетного скандала. И второе: надо найти Пукача. В этом деле остались загадки, нуждающиеся в его пояснениях.

- Например?

- Положим, у генерала была задача убить журналиста. Но зачем же все делалось так демонстративно, с привлечением большого количества сотрудников, ставших позднее свидетелями? Хотя, если Пукача задержат, еще не факт, что он начнет давать показания.

- А жив ли он?

- Думаю, жив. Во всяком случае, в январе нынешнего года были зафиксированы его телефонные звонки некоторым людям.

- Звонки были из Израиля?

- Министерство юстиции Израиля сообщило нам, что Алексея Пукача в этой стране нет.

Интересно, что в Главном управлении криминального поиска МВД, 80 процентов сотрудников которого, по словам одного из свидетелей, участвовало в слежке за журналистом, в это же время работал заместителем начальника отдела подполковник Лысенко, ныне подсудимый по делу "банды оборотней". Милицейским "оборотням" инкриминируются массовые похищения и убийства, начиная с 1997 вплоть до 2002 года. Может, убийство журналиста было просто очередным эпизодом повседневной деятельности банды сотрудников названного управления?

Источник: Мария Василь, Факты
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх