EN|RU|UK
  719  6

 РУССКИЕ УЙДУТ?

Пока полтора миллиона репатриантов из Средней Азии ждут российского гражданства, страна катится к демографической катастрофе...

«…Вчера случилось давно и многими ожидаемое событие…
…Это решение очень своевременное и актуальное…
…Проект в высокой степени является восстановлением исторической справедливости».

Такими восторженными возгласами встретили официальные СМИ очередную обманку в отношении наших несчастных соотечественников, рискнувших переехать в Россию и ставших здесь, у нас, бесправными нелегалами. Речь идет о внесенном Путиным проекте поправок в Закон о гражданстве.

Поскольку этот принятый в 2002 году закон известен как один из самых скандальных законов и поскольку президент уже вносил в 2003 году в него изменения, которые облегчили положение только части бесправных переселенцев, то теперь естественно было бы ожидать чего-то существенного.

Однако проект на самом деле просто поправка… поправок. Так называемый упрощенный порядок получения гражданства для бывших советских граждан, который должен был закончиться совсем скоро — 31 декабря, президент предложил продлить еще на два года. Вот и все.

А не продлить было невозможно. Не продлить значило бы заморозить опасную миграционную ситуацию, которую Совбез признал недавно угрозой национальной безопасности страны. Не в том смысле, что — «понаехали», а как раз наоборот: переселение на ПМЖ в Россию практически прекратилось. И в первую очередь из-за этих законов.

Итак, около пяти миллионов переселенцев, в основном наши вчерашние соотечественники, давно живущие в России, успевшие интегрироваться, но в силу разных причин не сумевшие оформить гражданство, стали вдруг «иностранцами-нелегалами» после введения нового Закона о гражданстве и совсем уж репрессивного Закона о положении иностранных граждан. Из этих пяти миллионов три с половиной — временные трудовые мигранты, а полтора миллиона ждут не дождутся российского гражданства. Двух лет им для легализации не хватило, потому что на том «упрощенном» пути мигранта поджидает столько хитрых ловушек, что уже вошло в поговорку: «Честным путем получить российское гражданство — все равно что на Луну слетать». А вот купить — пожалуйста.

Но раз новых существенных поправок в Закон о гражданстве президент не внес, значит, измывательства над переселенцами продолжатся. И неизвестно, хватит ли еще двух лет на их легализацию. И совершенно непонятно, зачем вообще устанавливать какие-то сроки, если мигранты России позарез нужны, когда бы они ни приехали.

Специально для «патриотов», спекулирующих на ненависти к «понаехавшим», сообщаю: те полтора миллиона нелегалов, которые годами обивают пороги паспортно-визовых служб, вымаливая гражданство, в подавляющем большинстве — русские. И вот им-то никакая «иммиграционная амнистия», о которой так много сегодня разговоров, пока не светит.
Чтобы читатель мог хоть в какой-то степени представить, что такое легализация по-российски, приведу один весьма типичный пример.

Депортация вместо репатриации

Теперь я знаю, как выглядит в натуре эта метафора: «задрожал как осиновый лист». Грузный 48-летний мужчина Андрей Канашкин приходил в нашу организацию в сопровождении московского родственника, и как только родственник отлучался по своим делам, а я заикалась, что ему, Канашкину, хорошо бы сходить в то или другое учреждение, он начинал нервно дрожать всем своим большим телом. Нет-нет, не выйдет он ни за что один на улицу. Такого вот страха нагнала на человека, вернувшегося на свою историческую родину, наша бдительная милиция.

Семья Канашкиных из трех человек (он, Андрей, — столяр, его жена — повар и их 16-летняя дочь) переселилась из Туркменистана в Рыбинск Ярославской области полтора года назад. Зарегистрировались «по месту пребывания» у родной бабушки. А когда пришло время продлевать регистрацию, вдруг оказалось, что куда-то запропастились их миграционные карты. Пошли было в местную ПВС «сдаваться», но в очереди им посоветовали съездить в Москву на Киевский вокзал, там эти карты можно за три сотни купить, а то, мол, без карт вас депортируют из России.

У Андрея никогда в жизни проблем с законом не было. Послушавшись «доброго» совета, он купил эти квиточки и представить себе не мог, что совершил тем самым уголовное преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 327 УК РФ. В конце сентября Канашкиных вызвали в Ярославль, и заместитель начальника областного УВД Татьяна Агапова объявила, что за предоставление подложных документов им отказано в выдаче разрешения на временное проживание.

Непосвященному читателю трудно понять, почему семья, приехавшая жить к бабушке, должна просить разрешения у милиции, а не у бабушки. И почему речь о каком-то «временном проживании», хотя люди приехали в Россию насовсем. Но таков закон. И главное его коварство в том, что «упрощенный порядок» невозможен без той самой пресловутой «прописки», которая переименована сегодня в регистрацию, но суть ее не изменилась.

Испуганные Канашкины выложили перед начальницей свои подлинные миграционные карты. Вот они, нашлись! Оказывается, бабушка спрятала их в фотоальбом и забыла.

Увы, никакого впечатления «вещдок» на Агапову не произвел. Подлог был? Был. Значит, и преступление было, его теперь никак не отменишь.

Семье на полном серьезе пригрозили депортацией. И куда? В Туркменистан! В Туркменистане, как утверждает Андрей, остался всего 1% русского населения (раньше было 25 — 30%). Надо ли объяснять, каково живется русским под гнетом Туркменбаши?

«Жалуйтесь на нас в суд!»

Поскольку сейчас миграционная политика вроде бы выруливает к здравому смыслу, мне казалось, что горю Канашкиных будет легко помочь. Ну чего, в самом деле, к людям привязались? Не было же в их «преступлении» злого умысла. И вот же они, нашлись, эти неказистые квиточки. И самое главное: у Канашкиных, оказывается, есть статус добровольных переселенцев. Еще в Ашхабаде, в российском посольстве, им выдали заверенный гербовой печатью документ «Разрешение на переселение…». В соответствии с международным соглашением, которое заключила в свое время Россия с Туркменистаном, Канашкины имели полное право вне квот, минуя изнурительную процедуру добывания бесконечных справок (анализ на СПИД, лепру, туберкулез, наркозависимость, справку об отсутствии судимостей, выписку из страны исхода и т.д.), сразу же получить вид на жительство. Рыбинские паспортисты на их статус внимания не обратили и запустили бюрократическую мясорубку на всю мощь. Жевала она, жевала добываемые семьей все новые бумажки и в конце концов небрежно выплюнула: отказ!

Замначальника Ярославского УВД Татьяна Агапова объяснила мне, что, раз этим делом уже занимается прокуратура, остановить ход событий невозможно. Правда, следственное дело «по факту предоставления подложных документов» двинулось с легкой руки самой Агаповой.

В Федеральной миграционной службе, куда я водила Канашкина, нам объяснили, что в соответствии с Законом о правовом положении иностранных граждан семью, получившую отказ, действительно могут депортировать. А если оставят, то вновь обратиться за разрешением они могут только через год. Это значит еще целый год жить без права на работу, без всех человеческих прав, со страхом оглядываясь на каждого милиционера. Спасти семью может только суд, но нужно запастись хорошим адвокатом. Выслушивая этот совет, Андрей сильно побледнел.

«Жалуйтесь на нас в суд!» — то и дело советуют бесправным нелегалам миграционные службы. Дело в том, что противоречивое и, прямо скажем, человеконенавистническое миграционное законодательство мучает не только мигрантов, страдают и чиновники. Поступить по-человечески им закон не дает. Вот и посылают в суд. Чтобы судебным решением защититься… от неразумного закона. Нормально ли это? И что будет, если все полтора миллиона стоящих в очереди за гражданством, потеряв терпение, двинутся в суд?

Нет, не ринется Канашкин судиться. И другие такие же бедолаги вряд ли пойдут. Попавшие на своей исторической родине в положение нелегалов, они всего боятся, стараются быть тише воды и ниже травы.

Шумим, брат, шумим…

А все-таки интересно, почему временных трудовых мигрантов уже пытаются легализовать, а претендующие на гражданство в эксперименте не участвуют. Хотя, казалось бы, они — самые желанные мигранты для России. Новожители. Именно они могли бы снизить остроту нашего демографического кризиса. И ведь тоже не бездельничать едут. («Понимаете, руки без работы стонут!» — жалуется Андрей). За что ж так немилосердна к ним родина?

Ответ, впрочем, очевиден: легализация временных трудовых может быстро пополнить казну (уплатой налогов). К тому же с гастарбайтерами — никаких хлопот: их быт на совести работодателей. А принять новых граждан — значит обеспечить им пенсии, другие социальные права. Такая вот жлобская психология определяет выбор не в пользу новых граждан. Просто хочется нашим властям быстро и на халяву решить демографическую проблему. Не получится! И новая привлекательная миграционная политика, о которой вдохновенно говорит президент, останется на уровне пустых разговоров, пока в основе лежит такое циничное, потребительское отношение к человеку.
Источник: Лидия ГРАФОВА, председатель исполкома «Форума переселенческих организаций», специально для «Новой га
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх