EN|RU|UK
  315  1

 Н.МАРТЫНЕНКО: "ИЗВРАЩЕНИЯ ЗАКОНЧИЛИСЬ. СКАНДАЛЫ - ЗАКОНЧИЛИСЬ. ТЕПЕРЬ ЖИВЕМ КАК ТИПИЧНАЯ ПАТРИАРХАЛЬНАЯ СЕМЬЯ."

Николай Мартыненко, пожалуй, единственный, кто после инициированного Александром Зинченко коррупционного скандала не утратил не только возможности общаться с Президентом, но и влияния на него.

Впрочем, своим сегодняшним положением Николай Владимирович не кичится. Как не делал этого никогда, понимая, что истинное влияние всегда дороже пяти минут дешевой славы. Помните, как в свое время поговаривали, что по «квоте» Мартыненко в Кабмин попали минимум пять министров. И при этом никто не бросил камень в хозяйство Николая Владимировича, справедливо полагая, что до цели булыжник не долетит. Что подтверждается и примером того же Александра Зинченко: представленные им доказательства якобы коррупицонности уже сочла недостаточными парламентская комиссия, сам Мартыненко уверен, что выиграет и суд против вчерашнего соратника.

Стоит также заметить, что вчерашние соратники сегодня мало заботят Николая Мартыненко. Куда больше его волнует будущее. На момент записи интервью он был уверен, что оно, будущее, связано с двумя именами – Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко. Остаются ли возможности для блокирования после резких заявлений Тимошенко? Возможно, ведь, согласно Ющенко, не слово, а дело созидает.

«Для парламента сейчас будут все плохие: и Президент, и правительство, и страна»

Николай Владимирович, в свое время Вы заявили, что фракция «Наша Украина» будет в оппозиции. Скажите, сегодня ваша мечта осуществилась, учитывая позицию отдельных депутатов по законам ВТО, учитывая отсутствие проправительственного большинства?

Я также заявлял, что большинство в парламенте невозможно сформировать, и до следующих выборов его не будет.

Второе. По многим признакам мы действительно иногда находимся в оппозиции. Абсолютно правильно вы говорите, что такое впечатление складывается относительно законопроектов по ВТО. Бывают и другие ситуации в парламенте, когда пропрезидентская и проправительственная фракция «Наша Украина» находится в меньшинстве.

На каждую сессионную неделю выносится гора законопроектов, предусматривающих дополнительные затраты из госбюджета. На прошлой сессионной неделе предлагали 24 миллиарда дополнительных затрат, на позапрошлой сессионной неделе - 14 миллиардов, и фракция голосовала против. Потому что идет популистская предвыборная работа - это состояние, в котором находится парламент. Каждый хочет понравиться избирателю. Чем более популистский законопроект - тем больше заявлений мы слышим с трибуны, и тем меньше, к сожалению, конструктивной работы. Могу привести пример: зал дружно голосовал за то, чтобы не было приватизации «Криворожстали», а после - те же фракции, которые голосовали против, начали делить средства от «Криворожстали». В парламенте ситуация очень и очень непростая, и задача нашей фракции удержать хоть какую-то линию конструктивной работы.

Сегодня во фракции «Наша Украина» есть несколько центров тяготения. Как принимаются решение, каковы механизмы принятия решений? Кто за что отвечает во фракции?

Фракция работает абсолютно слаженно и центр тяготения у нее один - Президент Виктор Ющенко. Относительно механизмов, то каждую неделю во вторник проходят заседания. Работу же мы начинаем с субботы, когда рассматриваем законопроекты, включенные в повестку дня сессионной недели. За обработку законопроектов у нас отвечает Борис Беспалый. За организацию работы в сессионном зале отвечает Николай Одайнык. Принципиальные вопросы голосуются единогласно. По некоторым законопроектам мы разрешаем себе свободное голосование, но никогда - по принципиальным вопросам.

В свое время была такая важная должность – «постоянный представитель Президента в парламенте». При Леониде Кучме им был Роман Безсмертный, потом – Александр Задорожный. Были и негласные лидеры парламента, например, «директор» Александр Волков. Эти люди могли обеспечить нужный Президенту результат голосования по наиболее принципиальным вопросам. Сейчас не будем дискутировать о том, всегда ли это достигалось демократическими методами, но результат был. В этом контексте удивляет назначение Юрия Ключковского постоянным представителем Президента в парламенте, ведь у этого человека нет никаких механизмов влияния не то что на зал вообще, а даже на фракцию «Наша Украина». Скажите, пожалуйста, это кризис кадров, или что значит такое назначение?

У меня несколько другая характеристика господина Ключковского. Это действительно один из немногих депутатов, который работает над законами. И для Президента это серьезная помощь - анализ всех законопроектов, вносящихся на рассмотрение Рады, идущих на подпись Президенту.

Относительно работы с залом, то здесь другое дело. Для этого есть Согласительный совет парламента, где ведутся дискуссии. Для обсуждения принципиальных вопросов, как Вы знаете, Президент создал Политический совет. И я искренне считаю, что это не работа представителя Президента - ходить с кнутом и пряником. Так действительно было при Кучме, когда декларировалось существование устойчивого большинства, и всех надо было заставлять голосовать так, как хотел предыдущий Президент. Сегодня это невозможно - и учитывая состав Верховной Рады, и потому, что мы не работаем такими методами.

На днях спикер Владимир Литвин сделал заявление, что правительство Юрия Еханурова не умеет работать с парламентом. За это правительство ответственна и фракция «Наша Украина”, так как вы голосовали за назначение премьера. Почему же не удается работать правительству с парламентом?

Можем обменяться комплиментами: «Парламент не хочет работать с правительством». Т.е., возможно, Владимир Михайлович высказал личную точку зрения, так как я не думаю, что правительство сознательно против сотрудничества. Но проблемы есть, в том числе - по тем причинам, о которых я говорил раньше. Парламент настроен на выборы, правительство настроено на стабильность и работу. Ясно, что цели не совпадают. Для парламента сейчас будут все плохие: и Президент, и правительство, и страна. Только парламент у нас красивый, если следовать такой логике!

То, что ваша фракция в парламенте не может продвинуть свою кандидатуру на пост вице-спикера, значит или не значит, что в тактических играх «Наша Украина» проигрывает?

Это ничего не значит. Я считал и считаю, что вице-спикера до завершения работы этого парламента избирать не нужно.

Почему?

Потому что это невозможно. В частности, и по причине той конфигурации, которая есть в Верховной Раде. Вы знаете, что в свое время, с подачи Владимира Михайловича Литвина, мы приняли постановление о тайном голосовании бюллетенями относительно некоторых кадровых вопросов, в том числе - по заместителю председателя Верховной Рады. Голосования будет считаться действительным, если бюллетени возьмут свыше 300 депутатов. А собрать такое количество голосов по любому вопросу Верховная Рада сегодня не может. И, если честно, я не думаю, что избрание вице-спикера сегодня настолько важный вопрос, чтобы по этому поводу переживать.

Как руководитель фракции, как Вы оцениваете ее потенциал? Раньше в состав фракции входили известные политики, которые сегодня работают либо в правительстве, либо нигде, как это произошло с Порошенко, Червоненко, Жванией. На их место пришли поэт Цыбулько или вообще неизвестные в политике люди. На ваш взгляд, фракция сегодня профессиональна?

Вполне. То, что ушли очень хорошие профессиональные политики из парламента, это, конечно, для фракции потеря. Приходят новые люди, и не только в «Нашу Украину», так как на основе нашей фракции сегодня создано четыре фракции («Наша Украина», УНП, НРУ и ПРП - Ред.). И поскольку была очередность формирования списков во время избирательной кампании 2002 года, то, соответственно и сейчас политики идут в свои фракции.

Наша фракция сегодня способна работать над задачами, поставленными перед ней. У нас достаточно профессиональных политиков, я могу называть фамилии...

…лучше назовите.

(улыбается) А что касается следующего парламента, то мы обсуждали этот вопрос (профессиональности – Ред.) на стратегическом совете избирательной кампании, и решали, каким образом предлагать съезду партии формировать списки до определения кандидатов в народные депутаты. И вопрос профессиональности, поверьте, будет одним из главных. Не вызывает сомнений то, что с точки зрения качества, у нас будет фракция не худшая, чем на старте в 2002 году. У нас достаточно профессиональных политиков.

Уточняющий вопрос. Вы лично ответственны за то, что на базе когда-то наибольшей фракции парламента создано четыре фракции?

Кое-что происходило не так, как должно было бы происходить, по моему мнению. Скажем, Украинская Народная Партия в свое время в одностороннем порядке приняла решение о создании фракции - это факт. Но разве я лично могу нести ответственность за то, что они находятся в политическом поиске? Пусть ищут, возможно, что-то найдут. А, скорее всего, ничего не найдут, и я по сегодняшний день считаю, что их уход - это ошибка.

Что касается образования фракции Народного Руха, то это был технологический шаг. В соответствии с законом «О выборах народных депутатов», чтобы иметь своих представителей в комиссиях, нужны одноименные с названиями партий фракции. Поэтому это было сделано, хотя заседание фракций НРУ и «Нашей Украины» проходят совместно. Иногда к нам заходят представители партии «Реформы и порядок», которая тоже находится в политическом поиске. Мы, кстати, не можем понять, чего они хотят, по сегодняшний день.

Вы готовы быть лоббистом идеи присоединения ПРП к блоку «Наша Украина»?

Наша дверь открыта для всех. И это не мое, а наше общее решение.

«Блокирование с Тимошенко возможно на условиях отсутствия условий»

Давайте поговорим об избирательном процессе. Роман Безсмертный целую неделю продуцирует заявления, что блок БЮТ и «Наша Украина» не потерян и возможен. Вы лично верите в такую возможность? И хотели ли бы Вы, чтобы такой блок состоялся?

Я высказывал свою позицию на заседании Совета партии, и она заключается в следующем: «В политике в первую очередь надо думать о государстве». Именно с такой позицией мы выступали и во время избирательной кампании 2002 года, и во время президентской кампании. И я отбрасываю сейчас личные трения между политиками из блока Юлии Тимошенко и политиками из нашей политической силы. Считаю, что объединение этих двух политических сил необходимо обществу. Мы первыми на Совете партии приняли обращение к БЮТ о переговорном процессе, идут консультации. Блочные съезды будут проходить после 7-8 декабря, т.е. это сроки, в которых мы зажаты. Я убежден, если бы не эти сжатые сроки, мы обязательно нашли бы общий язык. Насколько высока вероятность того, что мы его найдем в этих условиях - не знаю, но такая вероятность есть.

На каких условиях?

На условиях никаких условий!

Тимошенко – премьер?

Повторить ответ?

Роман Безсмертный постоянно выступает за то, что список НСНУ должен возглавить Виктор Ющенко. Ваша позиция: он должен это сделать?

Это позиция членов нашей партии. Формирование «Нашей Украины» с самого начала шло как формирование партии Ющенко. Президент - почетный глава нашей партии, и всегда позиционирует себя членом НСНУ.

Вокруг этого вопроса было много спекуляций: может, или не может, он Президент одной партии, или Президент всей страны? Я тяготею к западной практике, когда все политики связаны с определенными политическими силами. Так происходит в том цивилизованном мире, к которому мы стараемся когда-то дойти. Так давайте с этого начинать!

Дело не только в европейской традиции, но и в более меркантильных вещах: без Ющенко НСНУ набирает принципиально меньше, нежели с ним.

Этот вопрос политических технологий. По-моему, просто будет логично, если Виктор Андреевич будет во главе списка. Это я говорю как политик, относительно рейтингов - спросите технологов.

Возвратимся к Вашему тезису о том, что следует думать о государстве. Когда было назначено правительство Юлии Тимошенко, Вы долго молчали. Когда это правительство ушло в отставку, Вы дали свои характеристики его деятельности, и это были не очень лестные характеристики. Скажите, о ком Вы на самом деле думаете, когда хотите этого объединения: о государстве, зная, что Тимошенко не совсем профессиональный премьер, который в ручном режиме провоцировал кризисы, или Вы все же думаете о том, как бы побольше людей провести в сессионный зал?

(улыбается) Я думаю о государстве, я думаю о ценностях, которые отстаивает наша политическая сила. Они во многих аспектах совпадают с позициями блока Тимошенко. А то, что были недоработки в правительстве Юлии Владимировны - так не ошибается тот, кто ничего не делает! Мы с ней много дискутировали - и при участии СМИ, и без...

Речь идет о недоработках или о катастрофе, давайте будем точными в формулировках.

Слова «катастрофа» я вообще не воспринимаю. Были недостатки в работе - это факт. Все помнят ручное регулирование экономики, ненужные лозунги о реприватизации, много другого. Но я никогда не говорил о катастрофе.

После отставки Юлия Владимировна приезжала к Вам? Она в эфире, по крайней мере, говорила, что «я не подам никогда руки членам этой команды».

Мы здоровались за руку, встречались, даже был поцелуй в щечку. (Смеется). И не спрашивайте, о чем мы разговаривали.

Спросим о другом. Вот вы сказали, что надо переступить через собственные амбиции. Интересно, а как может Президент Ющенко переступить через «собственную амбицию» Александра Турчинова, который в прямом эфире говорил, что Виктор Ющенко просил не трогать его друзей, и взять его в список? Или как может Тимошенко переступить через «амбицию» Петра Порошенко, и быть с ним в одном списке? Вот как это возможно?

Первый вопрос, я так понимаю, относительно обвинений. Если честно, у меня уже на них выработался иммунитет. Меня обвиняют уже много лет, еще со времен режима Кучмы это началось - и все бездоказательно. Сейчас вы слышали обвинение Зинченко, с которым вообще что-то происходит... То он везде рассказывал о коррупционерах, теперь он исчез с экранов, и что будет делать в дальнейшем, непонятно. Да и неинтересно. Я же обязательно доведу свою правоту в суде, хотя по-человечески отношусь к этому философски, потому что это второстепенное.

Главное - мы должны достичь ощутимых результатов в социально-экономическом развитии Украины. Без парламента это сделать невозможно. По моему мнению, среди наших политических партнеров здесь, прежде всего, может быть блок Тимошенко. Это будет понятным для общества, как было абсолютно понятным создание коалиции «Сила народа». Остальное - мелочи.

Есть версия, что идея объединения Ющенко и Тимошенко родом с Запада, так как Запад не хочет поражения оранжевой команды и давит на Президента. Это так?

Не думаю. Я был свидетелем, когда на заседании Совета партии мы включали в повестку дня вопрос о блокировании с Юлей Тимошенко. Этот вопрос поднимался без давления то ли со стороны Запада, или со стороны почетного главы нашей партии, или кого-нибудь другого. Это была позиция ряда членов Совета. И меня не интересует мнение ни Запада, ни Востока по этому вопросу. Меня интересуют только интересы страны.

Ваш наиболее пессимистический и наиболее оптимистичный прогноз на выборы?

Пессимистических прогнозов не даю, так как на них не надеюсь. Думаю, если мы пойдем вместе на выборы, то вполне можем получить более 50% голосов. А тогда абсолютно нормально формулируем сотрудничество, определяемся по всем назначениям и дальше работаем над законопроектами. И на протяжении четырех лет мы сделаем серьезные шаги для развития страны. Почему мы все время концентрируемся только на скандалах?

Потому что у нас политика персонифицированная, и потому, что политика без скандалов – извращение.

Извращения закончились. Были скандалы - закончились. Закончились ничем. Все. Теперь живем как типичная патриархальная семья.

Когда за круглым семейным столом Тимошенко заявляет, что есть только два варианта: или она премьер, или Янукович, это шантаж, или просто у дочурки переходной возраст?

(улыбается) Я затрудняюсь сказать, почему Юлия Владимировна на второе место после себя хочет поставить Януковича. Я бы этого не делал. Действительно, сегодня достаточно высокий уровень поддержки у Партии Регионов. И если мы (с Тимошенко - Ред.) не найдем общего языка, тот реванш, о котором Юлия Владимировна говорила, возможен.

Выбирая между Януковичем и Тимошенко с точки зрения профессиональности, вы какое правительство выбираете?

Я не хочу торговать никакими должностями. Не хочу трудоустраивать ни одного из политиков, в том числе Януковича. Мы должны получить нормальную конфигурацию в парламенте - это самое значимое, что меня волнует. Мы разберемся с должностями, в государстве достаточно профессиональных политиков. И не надо ориентироваться только на депутатский корпус. Вот посмотрите на правительство. Я не хочу называть фамилий, чтобы кого-то не похвалить, а кого-то не обидеть, но кадров много. И это абсолютно искусственный конфликт - должности. Если только начать торговать должностями - это крах. У меня была такая же позиция и во время президентской кампании. Если бы мы начали кадровые назначения до завершения президентской кампании, то я убежден: мы бы на выборах проиграли. Нам хватило мудрости не заниматься этими вопросами до окончания выборов, поэтому мы и победили как единая команда.

Конфигурация Тимошенко - спикер, Мартыненко - премьер?

Мартыненко - член команды. И никогда за должностями не гнался и не гонится.

Возвращаясь к принципам формирования блока, прокомментируйте такую версию. Формируется блок «Наша Украина», который вступает в отношения с блоком БЮТ. «Наша Украина» берет 75% мест в проходной части списков, соответственно, Юлия Тимошенко получает 25%, плюс гарантии, что она станет премьером. Вся эта конструкция проходит в парламент, Тимошенко становится премьером, через месяц ее отправляют в отставку. Это возможно, поскольку она не имеет реального влияния на парламент. Эта схема реальная?

(Смеется) Я ужасно не люблю заниматься прогнозами, о которых даже не хочу сейчас думать.

И все же, кто кого кинет?

Я лично настроен по жизни так: никогда никого, простите на слове, не кидать. Поэтому если будет блок в той или в другой конфигурации, если мы достигнем нормальных результатов на выборах, поверьте, у нас хватит мудрости пройти весь путь без скандалов. И сделать нормальные назначения на все должности, включая премьер-министра.

«И речи нет о блокировании с Партией Регионов!»

Николай Владимировичу, на днях сформировался блок «Наша Украина», и нам рассказывают, что это большое достижение - выстроить ту же самую конструкцию, что и в 2002 году, причем без ПРП. Неужели достижение прошлого является победой?

Наша партия выступает как консолидирующая. Мы всем без исключения протянули руку, но каждый выбирает свой политический путь самостоятельно. Относительно партии «Реформы и порядок», то в ней есть несколько сильных политиков, чего нельзя сказать о политической влиятельности и организационной мощи всей партии. Мне искренне жаль, если те люди, с которыми мы год назад стояли на Майдане, с которыми несколько лет работали в оппозиции, пойдут не с нами. Но мы сделали все для того, чтобы быть вместе. То же самое касается и партии Юрия Костенко.

Были какие-то другие идеи, кроме возрождения блока «Наша Украина»? И почему они провалились, если были?

Были другие идеи, но решение принято, и это не обсуждается.

Если не выйдет блокирования с Тимошенко, это означает, что «Наша Украина» повернется лицом к Партии Регионов в следующем парламенте?

И речи нет о блокировании с Партией Регионов!

На учредительном съезде партии «Наша Украина» Президент Ющенко говорил о формировании блока трех: Ющенко, Тимошенко, Литвин. Сегодня фамилия Литвина в контексте блокирования вообще не звучит. Можно сказать, что партийцы не смогли обеспечить результат, которого требовал Президент?

Можно сказать все, что угодно, но реальность всегда более сложная. В самом деле, была идея такого блока, я тоже за него выступал. Но Владимир Михайлович решил создавать свой предвыборный блок. Хотя мы не исключаем сотрудничества в будущем парламенте.

Кто отвечает за провал переговоров с Литвином?

Политическую жизнь, к величайшему сожалению, нельзя ограничить двумя цветами – черным и белым. Было очень много процессов, определенные разговоры, определенные переговоры, но не состоялось.

Сегодня, когда «Пора» развешивает листовки с изображениями Ющенко, Тимошенко и Литвина, не означает ли это, что вы для Литвина не обеспечили тот «союз троих: Литвин - спикер, Тимошенко - премьер, Ющенко - президент? Не с этого все началось?

«Пора» на сегодняшний день имеет поддержку у наших граждан, если верить последней социологии, где-то на уровне 0,5%. И листовки, о которых вы говорите, никак не влияют на общий политический процесс.

«Мне импонирует, как начал работать штаб»

Уже закончено формирование избирательного штаба партии «Наша Украина», его снова возглавил Роман Безсмертный. В свое время вы были в команде людей, которые за несколько месяцев до конца президентской кампании пришли в руководство штаба. Вы сегодня удовлетворены тем, как сформирован штаб, как он работает?

Мне импонирует, как начал работать штаб. Идет нормальная интенсивная работа. Люди, которые там сейчас работают, профессиональны, имеют опыт предвыборной работы, мне комфортно с ними общаться. И Роману Петровичу, думаю, также комфортно, так как он их подбирал.

На Ваш взгляд, люди, которые обвинялись в коррупционном скандале, тот самый Жвания, Порошенко, Третьяков, готовы на сто процентов включиться в работу и работать на победу?

Они уже работают. Если мы работаем в предвыборном блоке «Нашей Украины», ни Жванию, ни Третьякова, ни других, вы не увидите в другой команде. Мы члены одной команды, и будем работать вместе.

В эту команду входит и Президент?

Конечно.

Говоря о команде, надо говорить и о губернаторах? Главы государственных администраций, которые вместе с тем являются главами областных ячеек «Нашей Украины», заявляют о том, что приложат максимум усилий, чтобы партия в областях заняла первое место. Это является демонстрацией административного ресурса?

Я вам скажу о своем отношении к этому вопросу. Я отвечал за несколько регионов во время проведения учредительных конференций партии, и в тех регионах ни одного руководителя областной администрации не избрано руководителем партийной организации. И дело не только в возможных обвинениях относительно админресурса. Вопрос в том, что у главы обладминистрации слишком мало времени, чтобы заниматься партийными делами. И потому руководить штабной работой нашего предвыборного блока главы областных администраций не будут ни в одном регионе.

«Мы сами не научились пользоваться свободой слова»

Возвращаясь к предыдущей теме, если Тимошенко станет премьером, это будет победой «Нашей Украины» на выборах или нет?

Вы хотите услышать, каково мое отношение к Тимошенко? Я очень ценю Юлию Владимировну как политика. Действительно, она талантливый политик...

Политик или актриса?

(задумался) Это талантливый политик... Это талантливый политик, у которого немалая поддержка общества. Это политик, у которого есть политическая сила, с которым мы прошли определенный путь. И мы будем принимать решение по премьеру после парламентских выборов. Я надеюсь, что есть и другие кандидатуры, так как, опять же, давайте не трудоустраивать всех, даже очень талантливых политиков - даже на должность премьер-министра Украины.

Недавно мы праздновали годовщину Оранжевой революции. На сцене стояли Виктор Андреевич и Юлия Владимировна. Скажите, если, судя по выступлению Тимошенко, она является талантливым политиком, то, судя по выступлению Ющенко, он является талантливым политиком?

Виктор Андреевич? У вас в этом есть сомнения? У меня нет наименьших сомнений в том, что он очень талантливый политик.

Вы удовлетворены тем, как в последнее время выглядит публичное лицо Президента, тем, как готовятся его спичи?

Если вы спросите, удовлетворен ли я результатами девяти месяцев работы президентской команды, то скажу «нет». Так как вообще бываю редко удовлетворен результатом. Но мы в последнее время концентрируемся только на негативах и не упоминаем о том, что могло бы быть при другом результате президентских выборов. Я не буду говорить о традиционной свободе слова, демократии, о том, что нет «темников»...

Мы иногда думаем, что было бы лучше, если бы были „темники”.

(Улыбается) Опять же, берем элементарные экономические вещи. Бюджет увеличился на 70% , и об этом никто не говорит. Только говорят о том, что экономика перестала развиваться. А когда спрашиваешь депутата, какая экономика начала плохо развиваться, молчит. Гражданина не интересуют цифры роста ВВП, 1% или 5% - это не принципиально. Если эти 5% шли какому-то владельцу в карман, люди их все равно не видят. В прошлом году было лучше? Нет. Но в прошлом году были «темники», и власть себя хвалила. А сейчас есть свобода слова.

Были не только «темники», но и государственная информационная политика. Теперь ее нет, и это не является плюсом команды Президента.

Абсолютно, это не является плюсом. Так как мы сами не научились пользоваться свободой слова. Мы очень часто не несем положительный месидж о том, что происходит в государстве, вместе с тем кое-кто пугает людей катастрофой...

Когда-то Вы были среди тех людей, которые могли откровенно сказать: Президенту «Виктор Андреевич, это не очень хорошо сделано». Сегодня в окружении Ющенко есть люди, которые могут ему сказать, что не надо выступать по два часа на съезде партии, не надо выходить в тираж и раз в неделю выступать перед нацией по радио, нельзя произносить такую речь, как на Майдане. Кто-то может Президенту об этом сказать или нет?

Я с Президентом когда общаюсь, всегда делаю это откровенно. Могу сказать все, что угодно – и хорошее, и не очень.

Кто входит сейчас в ближайшее окружение Президента?

Мне очень импонирует, что в последнее время Президент работает не с людьми, а с реальными государственными институтами. Говорить на сегодняшний день о кулуарном влиянии я бы не стал...

И именно из-за отсутствия кулуарного влияния Президент назначил очередного руководителя своего офиса?

Руководителя офиса назначил не он, а Олег Рибачук. Но не считаю корректным для себя обсуждать шаги моих коллег.

Во время избирательной кампании Вы будете настаивать на приезде новых имиджмейкеров? Говорят, что со Штатов приехали профи спасать имидж Ющенко, это так?

Мы никого ни от чего спасать не собираемся, потому что собираемся работать. Относительно имиджмейкеров, то мы умеем работать во время предвыборной кампании, наверное, лучше большинства американцев и россиян. И нам не нужно советов, мы знаем, что надо делать в своей стране.

Но власти всегда тяжелее выигрывать выборы, чем оппозиции?

Убежден: критика в наш адрес будет максимальной. Мы должны научиться доносить до людей то, что на самом деле происходит, куда идет государство, каким образом мы дальше будем работать. В этом - в умении доносить такую информацию - одна из основных проблем. Я могу вспомнить первое правительство Венгрии, которое в начале 90-х почти решило вопрос вступления в ЕС, стабилизировало экономику, и это правительство с треском проиграло выборы левым. У меня была дискуссия с одним из политиков той команды - действительно, их проблемой было неумение донести информацию о своих достижениях до людей.

Одна из идей будущей кампании заключается в том, чтобы распустить парламент, и через два месяца назначить новые выборы.

Я этого не хочу! Я хочу стабильности, хочу, чтобы выборы закончились, чтобы было сформировано нормальное пропрезидентское большинство...

Пропрезидентское или пропремьерское?

Пропрезидентское, я не ошибся. Это большинство должно работать несколько лет и показать реальные результаты развития нашего государства во всех сферах: в экономической, социальной, международной. Мне очень этого бы хотелось еще и потому, что, если мы удачно закончим выборы в 2006 году, у нас предвыборных баталий не будет почти четыре года. К счастью!
Источник: Юлия Лымарь, Виктор Шлинчак, «Главред»
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх