EN|RU|UK
  437  1

 КАК ДРУЗЬЯ ПУТИНА ШПИОНИЛИ ЗА "СВОБОДОЙ"

Агенты КГБ внедрились в один из главных американских центров психологической войны.
Напомним читателям, что в описываемый период Путин был офицером внешней контрразведки КГБ, того же подразделения, которое осуществляло
проникновение на радио

Этот апрельский вечер 1986 года надолго запомнился ветеранам "Свободы/Свободной Европы". Небольшой ресторан, который сотрудники радиостанции называли "кантина", был заполнен до отказа. "Кантина" находилась в подвале хорошо известного жителям Мюнхена двухэтажного белого дома, в котором раньше размещался американский военный госпиталь. Расположенное в живописном Английском парке на левом берегу Изара здание было обнесено высоким каменным забором, затянутым сеткой и колючей проволокой, с установленными по периметру камерами видеонаблюдения. Ночью этот дом весь светился в лучах прожекторов, напоминая белоснежный корабль.

В тот раз посетители "кантины" собрались не на корпоративный праздник или дружескую вечеринку по случаю дня рождения кого-нибудь из сотрудников. Они смотрели не на кружки с крепким баварским пивом и не на тарелки с хрустящим венским шницелем, а на большой экран телевизора. Он был настроен на Центральное телевидение СССР. Все ждали трансляции пресс-конференции бывшего главного редактора Русской службы Радио "Свобода" Олега Туманова, вдруг бесследно исчезнувшего, а потом неожиданно объявившегося в Советском Союзе... Находился там и руководитель службы безопасности радиостанции Ричард Каммингс. Недавно господин Каммингс согласился ответить на вопросы журналиста, в недавнем прошлом сотрудника Белорусской, а затем и Русской службы "Свободы".


- Ричард, вы, как, впрочем, и я, появились на радиостанции в самом начале 80-х. Что в то время представляла собой "Свобода"? И была ли она на самом деле "шпионским гнездом", как утверждала советская пропаганда в период эпохи холодной войны? Кстати, один из бывших сотрудников радио как-то назвал "Свободу" "идеальным местом для контактов между конкурирующими разведслужбами". В то время такое заявление показалось мне, мягко говоря, передергиванием. И тем не менее...

- В те годы радиостанция "Свобода/Свободная Европа" была органической частью напряженной политической игры, в которой активно сталкивались интересы разведывательных служб самых разных государств. Каждый, кто хоть немного жил в Мюнхене, знает, что Мюнхен - не Германия. Это совсем другая страна. Мюнхен тех лет был не воспетой до сих пор столицей европейского шпионажа, которой уступал даже Западный Берлин с его бесчисленными резидентурами разведок разных стран.

Если внешняя разведка ФРГ - Bundesnachrichtendienstes (BND), штаб-квартира которой находится в мюнхенском пригороде Пуллах, поставляла мастеров слежки, шифровки и разгадывания кодов, то радиостанция "Свобода" тех лет была средоточием эмигрантов всех мастей с различными судьбами. К сожалению, архивы времен начала деятельности радиостанции либо уничтожены, либо до сих пор являются засекреченными. Но совершенно очевидно, что одной из целей создания радиостанции была борьба с советской пропагандой и стремление пронести через вой глушилок альтернативную информацию, которой были лишены люди за "железным занавесом".

- Ничего не скажешь, благородная цель. Только мне не очень-то верится, что Госдепартамент США выбрасывал в эфир десятки миллионов долларов только для того, чтобы среднестатистический советский гражданин знал, что творится в Зимбабве или кто в очередной раз претендует на кресло президента Франции. Да, Вашингтон утверждал, что Радио "Свобода" создано исключительно для передачи объективной информации в страны с коммунистическим режимом. Москва, в свою очередь, заявляла обратное. Кто, по-вашему, был прав?

- Идея создания радиостанции, которая вещала бы из Германии на Советский Союз, была впервые выдвинута в августе 1946 года Государственным департаментом США. Однако она тут же была похоронена тогдашним командующим американскими оккупационными войсками в Берлине генералом Люциусом Клеем. Тот считал, что подобный шаг не соответствовал букве и духу соглашения по Германии, заключенному четырьмя державами - победительницами во Второй мировой войне.

Однако уже в декабре 1947 года Совет по национальной безопасности США издал директиву "NSC 4-A", обязавшую директора ЦРУ "инициировать и руководить в рамках наличных фондов тайными психологическими операциями, направленными на противодействие деятельности Советского Союза, представляющей угрозу для мира и безопасности на планете". Кроме того, директор ЦРУ должен был гарантировать, что психологические операции не будут противоречить внешней политике США.

По мнению американских специалистов, наиболее эффективным в ведении психологической войны против СССР было бы использование недавних эмигрантов. Тысячи бывших советских граждан, по разным причинам покинувших родину, жили в те послевоенные годы в самых разных городах Европы и в многочисленных лагерях для перемещенных лиц. Именно им и была дана возможность нанести пропагандистский удар по нашему "главному противнику".

Впервые "Освобождение" - так вначале называлось Радио "Свобода" - вышло в эфир 1 марта 1953 года. Трансляция велась с небольшого передатчика "Барбара" в Лампертхайме, что в 30 км от Мюнхена. Первая передача была нацелена на советские войска в Восточной Германии и на Австрию. Ровно через десять минут началось активное глушение передач станции, сыгравшей свою, особую роль в истории СССР, а именно в ведении активной пропаганды против советского режима.

- Но вернемся к более позднему периоду нашей с вами деятельности на радиостанции. Все пятнадцать лет моей работы на "Свободе" не прекращались шпиономания и взаимные подозрения в работе на Советский Союз. От подобных подозрений не был застрахован никто: стоило лишь заикнуться, что есть и положительные стороны во внешней и внутренней политике СССР, даже в годы перестройки тебя немедленно записывали в агенты КГБ. Меня, например, считали то сотрудником ЦРУ, то майором КГБ, периодически добавляя (или убирая) звездочки на погонах. Вместе с тем не являлось особым секретом, что советская разведка периодически пыталась внедриться на "Свободу" и создать там свою агентурную сеть. Судя по скандалу с Олегом Тумановым, ей это в конце концов удалось. Господин Каммингс, в чем, по-вашему, заключалась основная цель внедрения агентуры на станцию, чья деятельность не могла иметь особого эффекта?

- Действительно, внедрение агентуры было одной из главных задач внешних служб советской разведки. Мне кажется, что лучше всего об этом рассказал бывший генерал КГБ Олег Калугин, который долгое время "вел", т.е. курировал "Свободу" и наверняка знал о станции то, чего не знали другие, в том числе многие ее сотрудники. Вы, наверное, помните тот памятный визит генерала на радиостанцию, состоявшийся в 1993 году, незадолго до ее перевода в Прагу.

Итак, по словам генерала Калугина, его задачей было создание агентурной сети среди сотрудников "Свободы". "Даже если мы не могли контролировать характер ее радиопередач, - признавался генерал, - у нас всегда оставалась возможность узнать, что происходит на "Свободе", лучше изучить методы работы ЦРУ и по возможности смягчить удары, направленные против нас. За мои десять лет работы в иностранной контрразведке нам удалось внедрить в структуры "Свободы" несколько весьма ценных агентов. Но нашим лучшим агентом был сотрудник радиостанции по имени Олег Туманов, у которого была крайне запутанная история контактов с КГБ, продолжавшаяся до середины девяностых годов".

- И вот тут мы переходим к самому крупному скандалу в истории радиостанции, к скандалу вокруг Олега Туманова... И я, и многие мои коллеги хорошо помним этого бывшего моряка, дезертировавшего с боевого корабля у берегов Ливии и сделавшего затем "крутую" карьеру на радиостанции. Несомненно, Олег был весьма одаренным человеком. Он вдобавок занимал прекрасно оплачиваемый пост главного редактора Русской службы Радио "Свобода", которая имела ведущее положение среди прочих национальных служб. Правда, Олег пил, но это не помешало его продвижению по служебной лестнице. Он был завербован советской разведкой и долго снабжал ее полезной для Москвы информацией. Кто вел Туманова, кто его завербовал? Что заставило этого преуспевающего человека бросить роскошную квартиру, баснословно дорогую коллекцию монет и русских икон, наконец, банковский счет и сбежать назад в сотрясаемую социальными бурями перестройки Москву?

- Предыстория его ухода такова. По признанию Олега Калугина, через его отдел ежегодно проходили тысячи перехваченных писем. Однажды внимание сотрудников управления внешней контрразведки привлекло послание, адресованное Олегом Тумановым одному из своих родственников. "Возможно, я совершил самую большую ошибку в моей жизни..." - говорилось в письме. Калугин и его сослуживцы убедили родственника ответить Туманову и сообщить о звонке из КГБ, что еще не поздно исправить то, что он натворил.

Один из родственников Туманова, сотрудничавший с КГБ, провез письмо в Австрию, нашел Туманова и попросил Олега прочесть послание. Прочитав письмо, Олег заявил, что он заинтересован в работе на советскую разведку и в возвращении в Советский Союз. После этого этот агент представил его работавшему в Вене офицеру госбезопасности. Офицер передал Туманову, что, прежде чем возвращаться в СССР, он должен устроиться на радиостанцию "Свобода". Существует две версии: КГБ завербовал Туманова после того, как он стал сотрудником радиостанции, или же его специально направили за границу с целью проникновения в структуры "Свободы". Какой бы ни была правда, бесспорно одно: Олег Туманов пришел на Радио "Свобода" в далеком 1967 году. Остальное вам известно.

И еще одна небольшая, но весьма существенная деталь. Однажды Олег Туманов и его "кураторы" из КГБ допустили грубую ошибку, едва не приведшую к провалу. Один из агентов передал сотруднику "Свободы", которого считали подходящим для вербовки, пакет, содержащий задания разведывательного характера. Это был "прокол", которого всегда так боятся разведчики-профессионалы. Сотрудник, который работать на КГБ не собирался, открыл пакет и обнаружил в нем письмо (немедленно им прочитанное) и несколько проявленных фотопленок с текстами на русском языке. Пленки были спрятаны под обложкой записной книжки. На них имелись вопросы, на которые следовало ответить потенциальному агенту: 1. Каковы нынешние задачи радиостанции "Свобода" и ее планы на ближайшее будущее? 2. Информация о новых руководителях Русской службы радиостанции "Свобода" и о кадровых перестановках. 3. Борьба "сионистов" и русских националистов ("русофилов") из числа сотрудников Радио "Свобода/Свободная Европа", их проблемы и разногласия. 4. Сотрудники ЦРУ на радиостанции. 5. Изменения в бюджете станции. 6. Связи радиостанции "Свобода" с другими западными идеологическими центрами и издательствами. 7. Характер отношений между штаб-квартирой "Свободы" в Мюнхене и ее филиалами в США, Париже, Риме, Брюсселе и Лондоне. 8. Ситуация на "Свободе" в целом.

Кроме этого, в пакете была инструкция, как использовать необходимые для тайной переписки "невидимые" чернила. Переписываться рекомендовалось по-немецки. Там же находились имена и адреса контактов в Восточном Берлине.

- Что, собственно, послужило причиной бегства Туманова в СССР? Что привело к такому резкому повороту в судьбе хорошо законспирированного и занимающего завидное положение агента, на внедрение которого было положено столько усилий?

- Весной 1986 года офицер советской разведки Виктор Гундарев заявил в Афинах о своем решении не возвращаться на родину. Первое сообщение об этом появилось в европейских газетах ровно через неделю после того, как началось "выкачивание" сотрудниками ЦРУ из 50-летнего полковника КГБ полезной информации. Почти сразу же в лондонском аэропорту Хитроу был арестован отставной офицер ВМС США Джон Ботвелл "за нарушение британских законов о режиме секретности". Тогда сообщалось, что Ботвелл шесть месяцев в году проводил в Афинах, а остальные полгода - в Англии. Арест Ботвелла был непосредственным результатом работы с Гундаревым, которого допрашивали за океаном. Уход полковника Гундарева на Запад привел к разоблачению нескольких внедренных на "Свободу" агентов КГБ. Самым важным из них был Олег Туманов.

Как утверждал Гундарев, Олег Туманов действительно был перебежчиком, осевшим после "обработки" в Германии в одном из спеццентров под Франкфуртом. Через год офицеры КГБ нашли Туманова в Мюнхене. Руководство управления "К" (контрразведка) приказало представителям КГБ в Карлсхорсте (Восточный Берлин) вступить с Тумановым в контакт. Офицер КГБ встретился с Олегом и передал ему письмо от родителей. Отец Олега, высокопоставленный советский чиновник, умолял сына или начать сотрудничество с КГБ, или взять на себя ответственность за гибель отцовской карьеры. Ответом было согласие Олега. Полная вербовка Туманова завершилась к 1972 году. Материалы о радиостанции Туманов передавал во время встреч с офицерами КГБ в Вене, Восточном Берлине и Хельсинки, но никогда на территории Западной Германии.

Через Туманова к представителям советской разведки попали личные дела сотрудников радио и служебные документы конфиденциального характера. Только в 1974 году Олег передал советской разведке от 12 до 14 томов важной информации. В 1974 году исполняющим обязанности начальника отдела, курировавшего Туманова, был назначен полковник Виктор Гундарев. Узнав о бегстве куратора на Запад, Олег Туманов спешно вылетел в Восточный Берлин, где обратился в резидентуру КГБ за советом. Ему было приказано возвращаться в Мюнхен. Однако именно тогда поступила информация об аресте Ботвелла. Было решено, что ситуация для Туманова становится чересчур опасной, и ему предложили вернуться в Советский Союз.

- Но ведь после ухода Туманова в Мюнхене остались его жена и дочь. Кстати, какова дальнейшая судьба жены Олега Туманова Светланы, работавшей в одном из штабов американской группировки в Баварии?

- Она была арестована и приговорена к тюремному заключению за попытку вербовки дислоцированных в Мюнхене американских военнослужащих.

- Незадолго до передислокации радиостанции из Мюнхена в Прагу трагически ушла из жизни одна из сотрудниц Русской службы. В то время по коридорам "Свободы" ходили упорные слухи, что с ней не все было чисто, что и она работала на КГБ. Честно говоря, слухам этим я не верил: уж больно маленькую должность она занимала. Но ведь нет дыма без огня, не так ли? Что же происходило за кулисами и кем на самом деле была та незаметная сотрудница?

- У нее было агентурное имя "Марина". Она стала одним из самых ценных приобретений КГБ в рядах сотрудников "Свободы" за последние десять лет. А завербовал "Марину" внедренный на "Свободу" агент КГБ, которого она искренне и сильно полюбила. Затем, как это часто бывает, любовь постепенно угасла, но Марина продолжала вести двойную жизнь, играя роль секретного агента времен холодной войны.

Честно говоря, если бы была возможность, эта женщина с таким же энтузиазмом работала бы и на ЦРУ или на любую другую западную разведку. Идеология и деньги не играли в ее деятельности ни малейшей роли. Ей нравились сам процесс и важность совершаемого. "Я наслаждалась ощущением опасности!" - как-то призналась она мне. А КГБ четко использовал ее слабости и чувство самовлюбленности.

Раз в месяц по выходным "Марина" направлялась в Австрию, главным образом в Вену, где передавала сотрудникам разведки информацию и документы. Ее задачей была поставка внутренних документов, телефонных справочников и т.д. Во время одной из встреч "Марине" предложили завербовать сотрудника Русской службы, которого она хорошо знала и у которого была единственная, но пламенная страсть - кокаин. "Марина" заявила, что этот человек из-за его увлечения наркотиками абсолютно непредсказуем и поэтому вербовать его нельзя. По ее признанию, то был единственный случай, когда КГБ попросил завербовать коллегу по Русской службе.

- Ничего себе история! Я прекрасно знал эту женщину и никогда даже в самых смелых предположениях не мог бы представить, что работаю вместе с доморощенной Матой Хари, с агентом, следившим за каждым нашим шагом. Теперь ясно, почему регулярно поливавшая нас советская пресса так хорошо была осведомлена о самых интимных деталях происходившего на радиостанции...

- Вот так-то! Однажды "Марина" прилетела в Берлин и в соответствии с инструкцией прошла через "секретные" двери на станции метро "Фридрихштрассе". Это была единственная линия, соединявшая восточный и западный секторы Берлина после возведения стены. На станции постоянно дежурили сотрудники восточногерманской полиции и секретных служб.

Агенты обычно входили в один из магазинов, где подвергались предварительной проверке спецслужбами. В глубине магазина была хорошо замаскированная дверь, через которую они и попадали в Восточный Берлин. Там "Марину" уже ждали два офицера КГБ, доставившие ее прямо в аэропорт Восточного Берлина. "Марина" получила поддельный паспорт на имя "Ирина".

Проходя через пограничный контроль в Москве, "Марина" от волнения забыла данное ей КГБ имя и не смогла ответить на вопрос, кто и когда выдал ей этот паспорт. Офицер-пограничник внимательно на нее посмотрел и... без лишних вопросов пропустил в зал. Она воспользовалась тем же паспортом для полета из Восточного Берлина в Милан.

Перед возвращением в Мюнхен "Марина" сожгла фальшивку и дальше ехала по своим немецким документам. Во время тайных встреч в гостиницах специалисты КГБ обучали ее секретам тайнописи и пользованию одноразовыми шифрами. Однако из-за ее неспособности постичь специфику профессии от обмена письменной информацией решено было отказаться, и связь с агентом стали держать через посредников. В случае опасности она должна была выйти на связь под кличкой "Аист".

Кстати, из разговоров с кураторами "Марина" поняла, что КГБ получает информацию и от других внедренных на "Свободу" агентов. Офицеров КГБ почему-то всегда интересовало, как ведет себя Туманов и как борется с пристрастием к спиртному. Марина как-то призналась, что сотрудники радиостанции вели себя достаточно свободно, особенно находясь "под градусом". Крепкий заряд алкоголя мгновенно развязывал их языки, и поэтому во время вечерних пьянок в "кантине" можно было легко получить любую, даже самую закрытую информацию. Особенно "Марине" запомнился пожилой господин, занимавший пост руководителя одной из национальных редакций. Напившись, он терял контроль над собой и выбалтывал самые невероятные вещи, в том числе и секреты. После чего мгновенно засыпал, забыв и о теме разговора, и о собеседниках.

КГБ платил "Марине" ежемесячно, не так уж и щедро: около 800 немецких марок. Однажды она приехала в Вену и, найдя условленное место, стала ждать куратора. Но никто на встречу не пришел. Именно тогда "Марина" поняла, что ее роль на "Свободе" была передана другому агенту. Без лишнего шума она покинула радиостанцию, завершив, таким образом, многолетнюю карьеру на ниве пропаганды и шпионажа. Узнавшие о тайной деятельности "Марины" немецкие власти отказались от судебного преследования экс-агента. Вскоре после этого она покончила жизнь самоубийством...

* * *

Такой была радиостанция "Свобода" времен конфронтации "двух миров, двух систем". Вряд ли большинство рядовых ее сотрудников догадывались, что творится за кулисами этого рупора "свободного мира" и какие шпионские страсти разгорались в темных уголках здания, столь привлекательного для американских и советских спецслужб. Тем не менее все это было. Что вполне понятно: ведь тогда шла необъявленная война. Холодная война. Но у нее тоже были свои герои и предатели, свои подвиги и жертвы.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх