EN|RU|UK
 За рубежом
  6200  116

 ЛИКВИДАЦИЯ МАФИИ ПО-ГРУЗИНСКИ

Из 966 союзных воров в законе после распада советской империи в Грузии осел 651 коронованный преступник (315 – были рассредоточены во всех остальных республиках). Они фактически руководили страной, влияли на политические процессы и собирали «подати» со всего населения…

До 2003 года плотность преступного элемента на квадратный километр территории сравнительно небольшого кавказского государства просто зашкаливала. Все в этой стране, весь уклад внутренней жизни был подчинен так называемой воровской пирамиде. Воры в законе осуществляли контроль над тюрьмами, над преступлениями, над бизнесом и, что тогда было совершенно естественно, над правительственными чиновниками: от наинизшего до наивысшего уровня. Работать в Грузии тогда можно было только под прикрытием крыши, за которую приходилось платить. Крыша - либо в правоохранительных органах, либо - в воровском сообществе. Хотя принципиального различия, с точки зрения закона, эти крыши не имели.

Вот, к примеру, ситуация с угоном машин, которая была поставлена в Грузии на уровень бизнеса. Все знали, что в одной из тюрем есть камера № 49, где принимались заказы на поиск угнанных машин. Тебе просто нужно было позвонить, как в офис, сообщить о проблеме и договориться о цене, за которую тебе вернут машину в целости и сохранности. Естественно, задействована во всем этом процессе была и правоохранительная система: милиция, прокуратура, суды. Каждый получал свою долю доходов с этого бизнеса.

В то же время официальные зарплаты чиновников были на достаточно низком уровне. Например, зарплата следователя, прокурора и судьи была на уровне 15-60 долларов в месяц. Однако чтобы сесть в кресло прокурора, нужно было заплатить 50 тысяч долларов, чтобы поступить на юридический факультет в вузе - 15 тысяч в у.е. (когда учеба в Гарварде обходилась в 20 тысяч долларов), а попасть в ряды милиционеров - 10 тысяч американских денег. Безусловно, работать в правоохранительную структуру шли затем, чтобы быстро разбогатеть, не особо перенапрягаясь.

Таким образом, в тюрьмах сидели те, кто не смог откупиться или не договорился с мафией. Правила отбывания наказания диктовали не представители пенитенциарной системы, а смотрящие. Тюрьмы были переполнены раз в десять, спали там по очереди, а продукты питания заключенным носили родственники с воли. Между тем, воры в законе разгуливали на свободе, они легко могли «отмазаться» от любого преступления, даже самого тяжкого. У них были шикарные автомобили, роскошные замки, красивые женщины. Их дети не знали ни в чем отказа. А молодежь в обязательном порядке пыталась попасть в воровскую клику. Чтобы также красиво жить и ни за что не отвечать…

- После розовой революции нам пришлось начать очень жесткую реформу в правоохранительной системе, - рассказал «Цензор.НЕТ» заместитель главного прокурора Грузии Давид Сакварелидзе. - Прежде всего, реформы коснулись кадровой политики, структурных преобразований, изменений в законодательстве. Но, кроме всего прочего президент Саакашвили объявил о введении политики нулевой толерантности.

Тогда, в 2005 году, что это такое - нулевая толерантность, не понимали даже те, кто, собственно, и проводил реформы в системе правосудия. Да, не скрывает замглавпрокурора Грузии, заходили в Интернет, изучали опыт, Америки, прежде всего. Ведь нулевая толерантность - это изобретение бывшего генерального прокурора Америки Рудольфа Джулиани, который, будучи мэром Нью-Йорка, решил извести на нет организованную преступность.

В рамках политики нулевой толерантности, в Грузии была введена жесткая ответственность за содеянные преступления, особенно за самые распространенные и тяжкие - кражу мобильных телефонов, угон автомашин, грабеж, похищение человека, разбой и коррупцию. Также государство установило жесткий контроль над тюрьмами и криминализировало членство в мафии. Кстати, последний момент очень жестко критиковался, как в самой Грузии, так и за ее пределами. Так, реформаторы «вероломно» воспользовались воровским кодексом, который не позволял ворам в законе отрицать свой «ранг» в беседе с правоохранителями. Вору в законе задавался один единственный вопрос: «Ты вор в законе?». По своему «кодексу чести» вор не имел права отрицать свою причастность к воровскому сообществу. А по новому законодательству Грузии за решетку можно было попасть только за это. Так началась самая настоящая охота на воров в законе, которые либо попадали за решетку, либо бежали за границу. Чуть позже воры даже пересмотрели свой «кодекс» и им дали право уже на ранее озвученный вопрос отвечать «Я - человек». А прокуратура Грузии пошла дальше - взялась за тех, кто сочувствует и помогает ворам в законе избежать наказания.

Безусловно, такие масштабные зачистки криминалитета невозможны были бы при старых кадрах в правоохранительной системе, по уши погрязшей в коррупции. Помните, как Ющенко, вдохновившись «подвигами» Саакашвили, грозился и в Украине разогнать ГАИ, сотрудники которого прячутся в кустах? К сожалению, у нас реформы дальше словесных угроз не продвинулись. А в Грузии одномоментно было уволено 18 тысяч полицейских! Практически стопроцентно заменены кадры в прокуратуре и судах. Причем, там доказали, что поставленные задачи новая правоохранительная система способна выполнять гораздо меньшим штатом сотрудников.

- До реформы в прокуратуре работало 1600 работников, сегодня - не более 350 прокуроров и следователей, - продолжает Давид Сакварелидзе. - Мы установили прозрачный метод набора новых сотрудников в правоохранительную систему на основе соревновательности. Набор кадров у нас до сих пор производится на конкурсной основе. Прокуратура реально замучила свои кадры перманентными тренингами и переподготовками, которые заканчиваются аттестациями, тестированием. Кто соответствует требованиям, тот остается. Кто нет - свободен.

Такая практика позволила напрочь искоренить кумовство во власти. Подход достаточно жесткий: государственное учреждение - это не частная лавочка, чтобы держать там своих родственников или близких, считают грузинские реформаторы. А оптимизация и реструктуризация позволила высвободить средства для достойной зарплаты госчиновников.

- Оклад в правоохранительной системе вырос в 10 раз. Сегодня зарплата судьи, прокурора и следователя колеблется от 500 до 2000 долларов, - хвастается реформатор. - Также мы начали улучшать своим сотрудникам рабочие условия: сетевое обеспечение, компьютерное. Следователю, прокурору и чиновнику уже не приходится беспокоиться о бензине, о телефонных переговорах в служебных целях, бумаге для канцелярских нужд, картриджах и так далее. Ведь до реформы все это они покупали сами.

- Мы разработали свой кодекс этики, которым очень дорожим. Дорожим прокурорским мундиром, - продолжает Сакварелизе. - Если прокурор засветился в каком-нибудь деле или его поступки не соответствуют нашему кодексу чести, наступают санкции, причем не только административные, вплоть до уголовных. Если, например, наш сотрудник в пьяном виде водит автомобиль и показывает свое удостоверение личности работнику полиции, или пытается позвонить губернатору и лоббирует интересы своей компании или своего родственника или друга. Подобная информация сразу же поступает в генеральную инспекцию и мы очень жестко реагируем на подобные факты. В период с 2003 по 2010 было осуждено 1064 полицейских, 109 следователей, 20 прокуроров и 30 судей. Они не хотели соответствовать заявленным стандартам, их пришлось отдать под уголовную ответственность.

Ну и еще один, крайне важный, элемент политики нулевой толерантности - изъятие в государственную собственность незаконно нажитого имущества. Прежде всего, хотелось бы отметить, что сегодня в Грузии вся информация, касающаяся доходов и расходов граждан, в особенности чиновников всех уровней, находится в свободном доступе. То есть любой гражданин может зайти на соответствующий сайт и просмотреть, сколько зарабатывает тот или иной чиновник и куда он тратит свои деньги. Допустим, если кто-то из «доброжелателей» знает, что у прокурора или судьи есть незарегистрированный автомобиль или появилась лишняя квартира в городе, он может «стукануть» в прокуратуру. Там проверяют даже анонимную информацию.

- И если какой-то государственный чиновник «забыл» внести какое-то ценное имущество в свою декларацию, это за него с удовольствием сделают сотрудники антикоррупционного комитета, но имущество уже будет зарегистрировано как государственное, - комментирует закон Грузии заместитель главного прокурора.

Таким образом, за годы борьбы с коррупцией в государственную собственность у коррумпированных чиновников было изъято имущества на 1 миллиард лари и на 400 млн. лари - у воров в законе (1 грузинский лари равен приблизительно 0,6 долларов, - Авт.). Сегодня шикарные особняки, ранее принадлежавшие криминалитету, демонстративно служат на благо народа. В некоторых из них принципиально размещают полицейские участки, в назидание тем, кто только собирается обмануть государство или украсть, а некоторые - отдают под социальные учреждения (детские дома, детсады и прочее).

- Благодаря политике нулевой толерантности в Грузии увеличился и уровень раскрываемости преступлений. Сегодня он достигает уже 52%. Мы внедрили очень эффективный институт процессуального соглашения. Эту практику заимствовали у американцев, - сознается Сакварелидзе. - Благодаря процессуальному соглашению уголовное дело, как правило, завершается за очень короткий срок, оно может не проходить все необходимые инстанции, но обязательно проходит судебный контроль. Если человек сотрудничает со следствием, если дает показания, если готов возместить ущерб, то дело можно завершить процессуальным соглашением между прокурором и обвиняемым. И это все уже подтверждается судебным вердиктом.

- Зачем нужно было это процессуальное соглашение? До 2004 года многие преступления в Грузии просто не регистрировались, заплатил деньги и дело не возбуждалось и не регистрировалось, - объясняет прокурор. - Но когда мы начали регистрировать все преступления, то, думаю, с таким их количеством ни одно государство не справилось бы. Именно поэтому мы пошли на процессуальное соглашение.

Безусловно, нельзя сказать, что преступный элемент или оступившиеся граждане сразу же «клюнули» на прокурорское предложение о сотрудничестве. Так, в 2005 году процессуальное соглашение сработало только в 12,7% дел. Постепенно количество таких соглашений росло, и к 2011-му их часть составляла уже 87,8%. Кстати, благодаря процессуальному соглашению в Грузии практически ликвидирована наркомафия. Дело в том, что употребление тяжелых наркотиков там уголовное преступление, за что человек может попасть в тюрьму. Но у него есть возможность заключить своеобразную сделку с прокурором: сдать поставщиков и продавцов наркотиков и согласиться на лечение от наркомании, или же отправиться за решетку. Между прочим, тюрьмы теперь также под контролем государства, а наркоманов лечат не наркотиками, а трудотерапией. За огромные штрафы, собранные с пользователей наркотиков, теперь собираются строить реабилитационный центр. А стоимость дозы героина в Грузии достигает сегодня 1,5 тысячи долларов, и то - не достать. Вот такие вот реформы…

Естественно, реформы в системе правосудия проводились параллельно со структурными изменениями по всей вертикали власти, о чем "Цензор.НЕТ" уже писал. Пойти по стопам Грузии именно в борьбе с преступностью и коррупцией у нас уже была возможность. В 2005-м году, когда Ющенко пообещал «бандитам тюрьмы». К сожалению, тогда дальше лозунгов реформы не продвинулись. Ну а при Януковиче вся борьба с коррупцией, опутавшей всю страну, носит, скорее, декларативный характер, чем реальное руководство к действию…

Виктория Владина, для Цензор.НЕТ

VEhrNGRrdzVRemd3VEVSU2FFNUROREJaT1Rnd1NsQlNaMDVIUkRCTVpsRjFUa2RR
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
Страница 2 из 2
<<<1 2
Страница 2 из 2
<<<1 2
 
 
 
 
 
 вверх