EN|RU|UK
 Происшествия
  12498  258

 БУНТ ЖЕРТВЫ: НАТАЛЬЯ МАЗУР, ПОСЛЕ 9 ЛЕТ ПОБОЕВ В СЕМЬЕ, СМОГЛА ВЫРВАТЬСЯ ИЗ АДА

Мой разум был на грани саморазрушения. Постоянный страх, кошмары, которые будят тебя посреди ночи, холодный пот, плач, которым я давилась, были частью моей повседневной жизни. Я не дышала, я проглатывала воздух, чтобы хватило пережить следующий удар, который мог последовать в любую секунду. Но я сделала первый шаг: ему пришлось меня искать, я больше не ждала его дома…

Это - откровения американской жертвы домашнего насилия. Но, разве украинская жертва чувствует не тот же животный страх? К сожалению, проблема насилия в семье имеет интернациональный характер. По оценкам ООН, каждая третья женщина в мире знакома с побоями или принуждением к сексу. Правозащитники утверждают, что угроза для молодой женщины стать жертвой насилия в семье гораздо выше, чем риск заболеть онкологическим заболеванием, попасть в ДТП или пострадать в военных конфликтах вместе взятых. Именно поэтому мировое сообщество не оставляет без внимания эту проблему, а международные организации постоянно мониторят отношение государства к проблеме домашнего насилия в различных странах.

Украина достаточно долгое время расценивала домашнее насилие как внутреннее дело каждой отдельной семьи, впрочем, как и большинство стран-выходцев из советского прошлого. И хоть первый в Украине приют для женщин, пострадавших от домашнего насилия, появился в столице еще при мэрстве Омельченко (теперь таких приюта в Киеве два), существенного прогресса в решении этой проблемы мы так и не достигли. Еще лет шесть назад у нас не было даже статистики по этого рода преступлениям, не было юридического термина и наказания за подобные деяния. Фактически под давлением международных институтов Украина признала, что более 50% населения Украины периодически страдает или страдали от насилия в семье, причем 30% украинцев испытывали насилие в детском возрасте. Только в 2010-м Украина впервые присоединилась к акции «16 дней против гендерного насилия»: на улицах городов появляется социальная реклама, руководство МВД заверяет, что милиция вам поможет. Теперь акция ежегодно стартует 25 ноября (Международный день борьбы за ликвидацию насилия над женщинами) и длится до 10 декабря (День прав человека), под бдительным присмотром и непосредственной поддержке Евросоюза и ПРООН.

Тем не менее, за эти годы украинское государство так и не создало действенного механизма противодействия этому социальному явлению. Жертва по-прежнему может рассчитывать только на свои силы (в крайнем случае - на моральную и юридическую поддержку со стороны международных организаций), написанные законы - не работают: они слишком размытые, чтобы наказать насильника и защитить жертву…

- В нашей стране законы о противодействии насилию пишут люди, которые никогда не знали, что это такое, - уверена Наталья Мазур, которая через Европейский Суд по правам человека пытается вынудить Украину изменить законодательство, касающееся защиты прав жертв домашнего насилия. - Несмотря на то, что законы о предупреждении насилия существуют в Украине уже более десяти лет, они не работают. Ведь законодатель видит проблему как чиновник, а я на заседании профильного Комитета ВР по гендерной политике, куда меня пригласили вместе с Ла-страдой, пыталась рассказать депутатам, как эту проблему видят женщины, знакомые с насилием не понаслышке.

Наталья Мазур - самодостаточная личность в профессиональном плане (возглавляет одну из районных ветеринарных клиник в Киеве). Сегодня она уже без опаски ходит по улицам и счастливая бежит после работы домой - к сыну. А еще пару лет назад жизнь казалась ей адом: приходилось терпеть «неконтролируемые приступы агрессии» любимого человека. Муж Натальи (теперь уже бывший) в то время работал начальником службы безопасности посольства одной из европейских стран (вероятнее всего, работает и до сих пор). Он ее и на «мушке» держал, и ребра ей ломал. А защиты Наталья не нашла ни у родной милиции, ни в прокуратуре, ни в опекунском совете. Не помогла ни Карпачева, ни аудиенция к начальнику киевской милиции, к которым жертва насилия обращалась за помощью…

Наталья Мазур с сыном Артемом

Хуже пытки, по-видимому, не придумаешь, чем жить в постоянном страхе, что опять прольется кровь, что ты после очередных разборок с «любимым» останешься либо калекой, либо твой ребенок станет сиротой. И, вероятно, каждая жертва в тот или иной момент готова все же принять ужасный конец, чем терпеть этот ужас без конца. Есть, правда, и другой путь - бороться. Только как, если государство не торопится вмешиваться в семейные проблемы своих граждан? Самому с этой бедой не справиться.

- Терпеть насилие мне пришлось в общей сложности девять долгих лет, - рассказала «Цензор.НЕТ» Наталья Мазур. Насилие, как правило, проявляется сразу. Вначале - это замечание в резкой форме, затем выяснение отношений, в которых веским аргументом уже выступает кулак. Также случилось и в семье Натальи. Вначале она прощала, затем пыталась уходить, и опять прощала. В то же время насилие становилось все изощреннее. Однажды Наталья вернулась домой и обнаружила, что вся их квартира забрызгана кровью. Муж был невменяем: он вновь ее избил до полубеспамятства, затем схватился за пистолет и приставил к виску своей жертвы. - Мне повезло, я вырвалась и сумела вызвать милицию. А те, приехав, заявили: мол, нет тела - нет дела. Вот если бы муж в вас выстрелил, говорят, а пистолет хотя бы дал осечку, тогда может быть, еще что-то и завели бы. А так… Еще и «посоветовали» не снимать побои, а то, дескать, меня же и привлекут за «доведение до самоубийства». Ведь муж пытался еще до моего прихода себе вскрыть вены. Когда милиция уехала, я обнаружила, что в ванной красная вода, а на подушке у сына лежала окровавленная записка: «Артем, прощай! Люблю тебя и маму»…

Мужа после суицидальной попытки отправили на лечение в Павловскую. А Наталья еще в течение 10 дней приходила в себя после очередной «ссоры». Самое страшное, что свидетелем большинства этих разборок становился маленький сын, который до ужаса боялся отца. Боялась за сына и Наталья. Когда малыш оставался дома с папашей, женщина себе места не находила, в голове роились «дурные» мысли, не давая возможности думать ни о работе, ни о чем бы то ни было еще.

- Это никогда не закончится, - размышляла Наталья. И вдруг ей на глаза попался бигборд с социальной рекламой о противодействии домашнему насилию. Это был как раз период тех 16-ти дней, когда Украина якобы боролась с тяжелым социальным явлением. - Там был указан сайт какой-то правозащитной организации, я уже не помню, какой именно, но точно знаю, что ее главный офис находился в США. Я уже не верила в чудеса, а моя сестра все же написала им письмо. И ровно через час, после того, как она отправила это письмо, со мной связался представитель этой организации в Америке, посочувствовал моей проблеме и сообщил, что в Украине этой проблемой занимается Ла-страда. Я часто слышала название этой организации, но никак не могла предположить, что к ним можно обратиться за помощью. Я позвонила на горячую линию Ла-страды, описала ситуацию. Я уже была готова к тому, чтобы вынести «сор из избы». Тогда я еще сильно боялась, что мой муж меня убьет…

Наталья не зря боялась. В нашей стране такой статистики никто не ведет, а вот в России правозащитники, когда-то подсчитали, что 9 из 10 убитых мужьями жен были жертвами домашнего насилия. То есть, избиение и физические пытки женщины терпели годами, прежде чем насильник хватался за нож, пистолет либо другие подручные средства, чтобы совершить убийство. В правозащитной организации Наталью внимательно выслушали, одобрили ее искреннее желание бороться с насилием в своей семье и предложили морально-психологическую поддержку и юридическое сопровождение процесса. Ж енщина собиралась не только развестись с мужем, но и лишить отца родительских прав. Ведь ребенок не хотел общаться с отцом, каждое свидание с ним становилось для мальчика настоящим стрессом. После пережитого Наталья еще год водила Артема к психологу, чтобы кошмары прошлого отпустили парнишку.

- В нашей стране мне не удалось лишить мужа родительских прав, - продолжает Наталья. - Суд первой инстанции решил, что «для нормального воспитания ребенка нужен отец». Апелляционный суд оставил решение первой инстанции без изменений. Такое впечатление, что судьи не понимают, что творилось в нашей семье, и что приходилось видеть моему сыну. Более того, представители украинских социальных служб убеждали меня в том, что я должна рассказать ребенку, что папа у него хороший, что он его любит и т.д. Их, по-видимому, очень напрягало то, что ребенок сам не хочет с ним встречаться. А я спрашивала у социальных работников: получается, вы от меня требуете, чтобы я объяснила ребенку, что насилие и алкоголь - это норма жизни, поэтому наш папа - лучший?..

«Непонимание» ситуации прослеживалось не только среди судей, социальных работников, но и среди сотрудников посольства, где работал муж Натальи. Там совершенно не шли на контакт и по-прежнему считают, что супруг жертвы домашнего насилия - отличный работник и прекрасный семьянин. Кстати, распускать руки склонны многие мужчины, работа которых связана с риском. Милиционеры, например. У меня, между прочим, волосы на макушке зашевелились, когда я случайно узнала, что в милицию берут людей, «склонных к неконтролируемым приступам агрессии». Такой «диагноз» был установлен одному теперь уже бывшему сотруднику милиции при тестирования на профпригодность. По наивности я предположила, что это какая-то ошибка. Никак нет, объяснил мне при случае «милицейский психолог»: в милицию специально отбирают людей, способных отразить агрессию. Мол, если они не будут агрессивными, они не смогут справиться с преступниками. Очевидно, именно поэтому пытки в милиции стали в Украине столь распространенным явлением. Это уже, конечно же, совершенно другая история. Но то, что жены правоохранителей - это особый вид жертв домашнего насилия, факт сегодня неоспоримый. Им-то и пожаловаться некуда…

Несмотря на «профпригодность» насильников, Наталья считает, что насильники в общей своей массе - люди ущербные, не способные ударить равного себе.

- Я изучала психологию насильников, у них, как правило, всегда есть какие-то внутренние проблемы, - рассуждает Наталья. - Возьмем моего мужа: его в детстве избивал отец, который любил «заложить за воротник», то есть выпить. Избивал отец не только своих детей, но и мать, которую жутко ревновал. Она, также как и я, десятки раз уходила от своего супруга. То есть, эта проблема - родом из детства. А по жизни эти насильники - трусы! Почему он может ударить женщину или ребенка? Потому что он не может выместить свою агрессию на ком-то другом. А у агрессии должен быть выход. Кто-то идет в спортзал - метелит груши, кто-то орет на сотрудников. А такие, как мой бывший, вымещают зло на домашних.

«Цензор.НЕТ»: Посадить его не пытались? За то, что избивал…

- Судебно-медицинская экспертиза всегда оценивала нанесенные побои, как телесные повреждения легкой степени, хотя у меня были сломаны ребра, я подолгу лежала в больнице с подозрением на разрыв селезенки. Я когда собирала справки для Страсбурга, даже не вспомнила, что в БСП (больница скорой помощи, - Авт.) с побоями попадала два раза подряд. Тогда участковый даже не пришел ко мне в больницу. Это потом я уже узнала, что он обязан был пообщаться с жертвой домашнего насилия лично.

«Цензор.НЕТ»: Чего вы ждете от Европейского Суда по правам человека?

- Я хочу лишить мужа родительских прав. А поскольку на решение проблемы в Украине у меня шансов не осталось, подала иск против Украины в Страсбург. Я, между прочим, первая женщина в Украине, которая подала иск против Украины по домашнему насилию. Кроме того, я очень надеюсь, что Европейский Суд обяжет Украину поменять законы. От своего иска в Страсбург я лично уже ничего не выиграю, но если Украину заставят принять законы, способные защитить жертву домашнего насилия, я буду очень рада. Да, законы, якобы призванные бороться с насилием в семье, у нас есть, но в них очень много прорех, и на практике они не работают.

«Цензор.НЕТ»: Муж не пытался мстить за то, что Вы вынесли сор из избы?

- Когда моя личная беда выплеснулась за пределы квартиры, муж понял, что я уже его не боюсь. Но он меня еще полтора года преследовал, угрожал, как только я от него ушла. Были угрозы - я сразу писала заявление в милицию, я ведь уже была не одна, а моя история уже была внесена в уши общественности. Прокуратура начала его дергать после моих заявлений. Хоть кто-то что-то начал делать. Понятно, никаким возбуждением уголовного дела это бы не закончилось, но, думаю, правоохранительным органам просто надоели мои частые заявления, и они были вынуждены работать с насильником. Вскоре муж понял, что меня лучше не трогать. И сейчас я могу спокойно ходить по улицам.

«Цензор.НЕТ»: Вы отважная женщина!

- Наверно, да. Но поняла это я уже позже. Сначала я считала, что моя история - это единичный случай. Но когда окунулась в проблему, поняла, что это в нашей стране повсеместно. Однажды ко мне подошла женщина, и рассказала свою историю. В свое время она не смогла вынести свой «сор из избы». На эту трагедию каждый день смотрел ее сын. А потом не выдержал и… повесился. Это, наверное, самый страшный финал в подобных случаях…

Я не хочу, чтобы мой ребенок видел домашнее насилие, страдал от него. Я хочу, чтобы он вырос нормальным человеком. Поэтому я решила в корне изменить свою жизнь и жизнь своего ребенка.

«Цензор.НЕТ»: Очевидно, немаловажную роль в том, что Вам удалось вырваться из этого ада, сыграло то, что Вы в финансовом плане никогда не зависели от мужа? Многих по ногам вяжет «квартирный вопрос» или отсутствие надежных источников заработка…

- Верно, многие опускают руки. Но мое сознание уже перевернулось, я поняла, что так жить нельзя. Теперь мне уже не стыдно говорить о своей проблеме в открытую. В один момент я поняла: если у этой проблемы не будет ни имени, ни лица, эта проблема не решится никогда. Поэтому я открыла лицо, и всегда говорю, что я - это я. Стыдно было болеть, а выздоравливать уже не стыдно. Да, это происходило. Да, я считаю себя виноватой. И жалею лишь о том, что я не стала бороться с насилием раньше. Если я смогла с этим справиться, то и другие женщины смогут. И я личным примером готова многих подтолкнуть к единственно правильному решению в этом вопросе. Я готова помочь всем женщинам, которые в начале этого пути.

Да, многих останавливает вопрос именно материального плана, они не могут снять отдельное жилье. Но оставаться под одной крышей с деспотом нельзя. Я считаю, что как бы ни было сложно, нужно уехать, чтобы остаться живой, чтобы был жив и здоров ребенок. Ведь в один «прекрасный» день можно «дотолкаться» и до криминала. Ведь такой человек в конечном итоге может и убить. Есть приюты, в которых можно перекантоваться какое-то время. Затем женщина сможет найти какую-то работу и жить дальше. Меня лично держал животный страх. Но, когда человек переступает этот страх, тогда у него начинается другая жизнь. Найдется и работа, и средства для того чтобы жить. Руки-ноги есть, я считаю, можно найти любую работу, я в таких случаях говорю, что и туалеты тоже должен кто-то мыть.

Зато сегодня я просто счастлива, что все так вот закончилось. Все живы, а могло же закончиться все совершенно по-другому. Поэтому сейчас я занимаюсь тем, что объясняю женщинам, что жертва, которая больше не желает быть жертвой, получает шанс на новую жизнь. Без насилия и унижений…

Вместо P . S . Сегодня Наталья помогает тем, кто решил вырваться из ада. Она поддерживает женщин не только морально, но и материально: собирает пожертвования для обустройства приютов для жертв домашнего насилия. Кто желает поучаствовать, можете узнать в редакции «Цензор.НЕТ», как связаться с Натальей Мазур, женщиной, которая «построила» не только своего мужа, но и милицию, и прокуратуру. А теперь пытается вынудить еще и Верховную Раду принять правильные законы, которые помогут жертве адаптироваться в социуме и наказать насильника, пытающегося решить личные проблемы за счет своих близких…

Виктория Владина, для Цензор.НЕТ

VEhrNGRrdzVRemt3VEVSU1oyUkROREJNZGxGMVRrTXhaazVIUWpCTVdGRjJUa2ROTUZrNFBRPT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
Страница 3 из 3
<<<1 2 3
Страница 3 из 3
<<<1 2 3
 
 
 
 
 
 вверх