EN|RU|UK
  1073  18

 "МАЙДАНА БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ". ИНТЕРВЬЮ ЛУЦЕНКО.

В конце минувшей недели глава МВД Украины, бывший организатор майдана Юрий Луценко, провел в Москве переговоры со своим российским коллегой Рашидом Нургалиевым. Перед отлетом на родину господин Луценко рассказал корреспонденту Ъ Владимиру Соловьеву, почем

- После того как рада в первый раз не утвердила Юрия Еханурова премьером, госсекретарь Олег Рыбачук сказал, что есть запасной вариант - Юрий Луценко. Почему?

- Ну, во-первых, Олег мой хороший друг. А во-вторых, это была такая спецоперация. Кандидатура Луценко на пост премьера, будь она предложена всерьез, вызвала бы неоднозначную реакцию в раде. Оппозиционные фракции наверняка блокировали бы трибуну и начали скандировать: "Е-ха-ну-ров!". В общем, это была нормальная политическая шутка.

- Что вы думаете о господине Еханурове?

- Я его давно знаю и уважаю. И не открою тайны, если скажу, что сразу после победы Ющенко в кулуарах верховной рады я агитировал за кандидатуру Юрия Еханурова на пост премьера. Уже тогда он мог стать стабилизатором ситуации в Украине. Он был бы своим и для бизнеса, и для Украины, и для России. Своим для тех, кто стоял на майдане, и тех, кто выходил на площадь в Донецке. По-моему, он уже тогда был востребован. Но революционная ситуация сложилась по-другому, и Юрий Иванович оказался востребован спустя полгода.

- Как считаете, возможна ли новая "оранжевая революция" под предводительством Юлии Тимошенко?

- Давайте называть вещи своими именами. Майдан стоял не за Тимошенко и даже не совсем за Ющенко. Люди стояли за свободу. Против фальсификаций и принуждения иметь президента, которого они не избирали. Так что в условиях окрепшей украинской демократии и свободы нового майдана уже не собрать. Можно повторить некие акции протеста под конкретного политика. Это несложно, заверяю вас как полевой командир майдана (так Юрия Луценко окрестили во время "оранжевой революции". - Ъ). Но повторить явление украинского майдана, где стояли и наступали друг другу на ноги социалисты, националисты, демократы, анархисты, беспартийные, восточные украинцы, западные, православные, католики, атеисты, - невозможно. Они стояли за свободу. То, что происходит сейчас, - внутрипартийные амбиции. Сейчас майдан невозможен.

- Вас, полевого командира революции, не покоробило от союза Виктора Ющенко и Виктора Януковича?

- Боже упаси. Я не делю Украину на врагов и друзей. Я стоял на майдане не против гражданина Януковича, я был организатором действий на майдане против фальсификаций. Поэтому Янукович, за которым стоит 15-20% украинцев, для меня, может, и не любимый, но тем не менее реальный политик. Я спокойно воспринял диалог действующего президента и оппозиционного политика. Конечно, у меня к нему негативное отношение, но это мое гражданское право.

- По-вашему, это не элемент большой игры Виктора Ющенко против Юлии Тимошенко?

- Все развивается естественно. Закончился этап революционной зачистки и начался этап диалога внутри разных электоральных групп. В этом отношении диалог Ющенко-Тимошенко на повышенных тонах и диалог Ющенко-Янукович со сжатыми зубами - естественные вещи. Думаю, это обычное право граждан разных убеждений общаться и быть гражданами одной страны.

- Что вы думаете о политреформе?

- Я о ней очень хорошего мнения. Ведь я был депутатом от соцпартии, а именно она была ее инициатором. Я голосовал за эти законопроекты. И мало того, я считаю "оранжевую революцию" революцией не потому, что поменялся президент, а именно из-за смены самой системы власти. Если бы не конституционные изменения, это была бы просто смена лиц. А после решения рады о реформировании - это уже революция.

- Но недавно Виктор Ющенко просил ее отложить. Сложилось впечатление, что ему это не очень нужно.

- Все позади. Сегодня президент уверен в необходимости политреформы, которая наступит с 1 января будущего года.

- Предвыборная кампания, по сути, началась. Социалисты и "Наша Украина" останутся друзьями?

- Я бы не назвал дружбой и то, что есть сейчас. У социалистов и "Нашей Украины" разные взгляды по многим вопросам. Их объединяет общее понимание "украинскости". Выборы начались, но, думаю, Соцпартия, "Наша Украина" и блок Владимира Литвина (спикер рады. - Ъ) будут вести свои кампании. Но не борясь друг с другом. У нас разные точки зрения, но общее стратегическое видение будущего Украины.

- Вы, когда стали министром, обещали за два месяца очистить МВД от воров и коррупционеров. Уже многих поувольняли?

- Я не обещал за два месяца, а говорил, что начну серьезную кампанию. За семь месяцев этого года из МВД уволены порядка 5 тыс. человек по собственному желанию, около 2 тыс. не прошли переаттестацию и где-то 400 подверглись уголовному преследованию. Чтоб было понятно, в СБУ количество наказанных за уголовные деяния равно нулю, а в налоговой - таких 16 человек. Так что чистка была достаточно радикальной, чтобы я имел возможность не просто отчитаться о цифрах, а окружить себя коллегами и единомышленниками и справа, и слева, а главное с тыла. С июня мы объявили движение по декриминализации общества. Это стало возможным лишь после чистки собственных рядов.

- Не мешает ли вам в работе то, что вы раньше в жизни не имели отношения к милиции, ну разве что в основном от нее страдали?

- Да не страдал я никогда от нее. Нормально всегда общались. Во время майдана перед началом любых массовых акций мы со знакомыми милиционерами встречались за день-два в специфических милицейских "нычках" и договаривались о правилах игры: что можно, а что нельзя. Ведь я нес ответственность за сотни тысяч своих людей, а они за тысячи своих. Я всегда уважал тех, кто держит слово и имеет офицерскую честь. Это и позволило мне спокойно войти в должность главы МВД даже в статусе цивильного человека. А то, что раньше я не был связан с милицией, скорее плюс. Взгляд извне всегда интереснее, чем изнутри. Мне легко работается. Хотя судить не мне.

- Что сейчас происходит с делом Гонгадзе?

- Его ведет генпрокуратура. Мы выполняем чисто оперативные действия. Но я бы соврал, если бы на этом поставил точку. Георгий Гонгадзе был не просто человеком, который разбудил Украину. Он работал в газете, в которой я был редактором. Он отдал жизнь за консолидацию антикучминской оппозиции. Придя в МВД на волне майдана, я понимал, что должен внести свою лепту в это дело. Следствие продвинулось далеко. Но именно я объявил, что простым исполнителям простят их участие, если они сообщат имена главных. Это было эффективно. В моем кабинете давали показания действующие и бывшие работники милиции, которые были причастны к преступлению. Благодаря этому следственная группа задержала трех подозреваемых в исполнении убийства. Это гигантский шаг. Дальше вопрос о заказчиках. Общество требует правды, и она должна поступать к нему быстро. Сегодня мы знаем правду об исполнителях, завтра расскажем о заказчиках. Люди не должны ждать конца расследования годами.

- Ну, а в Москву вы зачем приехали?

- Во-первых, я не первый раз здесь. Я вот сейчас ехал в машине с первым замом вашего главы МВД и то ли из-за душевного состояния, то ли из-за выпитой рюмки в честь утверждения нового премьера вспомнил, как впервые здесь побывал. Мы с отцом приехали в 1980 году. В пять утра встали в очередь к Мавзолею. За бортом было минус 23. Тогда на самом верхнем этаже гостиницы "Москва" я впервые выпил водки. С подачи отца. Поэтому Москва для меня не иностранная столица. У нас слишком близка история, близки великие победы и великие поражения. Я приехал для переговоров со своим коллегой Рашидом Нургалиевым. Много общих проблем и общих тем для усовершенствования отношений. Только взаимовыручка и поможет. Но не только. Я с радостью приехал именно потому, что это Москва, и именно потому, что я из Киева.

- Но ведь здесь не менее комфортно и тем, кому в Киеве хотят задать немало вопросов...

- Это временное явление. Их свобода здесь временна, и они это прекрасно понимают. Наша встреча с министром будет посвящена и этой проблеме. Все решается. Может, не так быстро как хотелось бы. Я уверен, что господин Бакай (бывший глава государственного управления делами, скрывается в России от украинских властей. - Ъ), который неожиданно стал гражданином России, ответит здесь точно так же, как ответит в Киеве. И другие граждане, временно проживающие вдоль разных шоссе вашей столицы, тоже понимают, что все временно. Вопрос не в том, когда они ответят за свои преступления, а в том, чтобы это было неизбежно. Наше взаимодействие может быть лучше. И я чувствую взаимность.

- В этом смысле вы привезли в Москву что-то новенькое?

- Оранжевый галстук не привез, это точно.

Источник: "КоммерсантЪ", Россия
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх