EN|RU|UK
 Экономика
  6168  84

 БРОДСКИЙ: "ХОРОШО, ЧТО РЕЙТИНГ ПАРТИИ РЕГИОНОВ УПАЛ"

"Последние несколько месяцев у меня происходят очень жесткие конфликты с вице-премьером Колесниковым. Борис Викторович несколько дней назад устроил большой скандал: «Я не вижу дерегуляции! Бизнес недоволен. Вы ничего не делаете! Ты ничего не делаешь! Все плохо! Все недовольны!» И вот я много думал...."

Реформы начинаются там, где кончаются рейтинг и деньги. Создание Госслужбы по дерегуляции и развитию предпринимательства и назначение ее руководителем Михаила Бродского стало сигналом, что власть обеспокоена утратой доверия со стороны бизнеса. Год назад Госкомитет Бродского был сокращен, но сейчас неугомонный Михаил Юрьевич совершил настоящий камбэк. В новом статусе он командует в рабочем кабинете боем с бюрократией, словно генерал, проводящий общевойсковую операцию: не отрываясь от Интернета, отписывается на жалобы предпринимателей и тут же по телефону грозно отчитывает высоких чиновников из всех регуляторных инстанций за творимый беспредел на местах — именем президента. То и дело вбегают адъютанты и младшие командиры — донесения об атаках и контратаках на бюрократию, обходных маневрах и бомбардировках поступают со всех сторон. Судя по всему, вновь созданная госслужба получила карт-бланш на проведение масштабной кампании по дерегуляции в год парламентских выборов. Какие результаты получит государство и общество в результате этой кампании — в вызывающе резком для правительственного чиновника интервью Михаил БРОДСКИЙ рассказал ZN.UA.


— Михаил Юрьевич, за какие именно заслуги президент принял решение о создании Госслужбы по дерегуляции и развитию предпринимательства во главе с вами? Каких целей вы достигли?

— Думаю, не столь важно, как меняется мой личный политический статус. Важны результаты. Ведь моя работа — не просто бумажки сокращать, а защищать интересы легального бизнеса в стране, защищать простого предпринимателя от беспредела бюрократии.
Например, мой сотрудник поехал оформлять новую печать Госслужбы с регистрационным свидетельством. А там директор говорит: «Так это для Бродского? Я хочу ему сама вручить!» И, представляете, сама приехала ко мне, чтобы передать мне лично печать. Заходит и говорит: «Спасибо вам большое. Вы даже не понимаете, что вы сделали для нашей отрасли, отменив обязательную регистрацию печатей в МВД и выдачу разрешений на печати в милиции! Над нами столько лет издевались!».
Оказывается, в Киеве было 14 контор, изготавливавших личные печати, печати фирмы и т.д., из них пять зарабатывали сумасшедшие «бабки», потому что они работали в доле с разрешительной системой. В каждом районном центре есть такая мастерская, в каждом городе… Во-первых, сейчас людям не надо тратить на ожидание печати три дня — они делают заказ и через пару часов забирают. Во-вторых, чиновники теперь не мучают людей, не говорят «идите туда», «идите сюда». Сейчас все открыто — свободный рынок. И в Киеве уже появилось 30 контор по изготовлению печатей. И вроде бы работы должно было стать меньше, но нет — добавилось. Потому что раньше те пять «блатных» все забирали себе и устанавливали запредельные цены, а сегодня рынок все отрегулировал.
Должен сказать честно, что тогдашний министр МВД Анатолий Могилев добровольно этому способствовал. Я бы сам не справился.

— И вы, конечно, разобрались, кто же получал в МВД откаты от крышевания разрешений на печати…

— Я знаю, кто сейчас получает откаты, — никто. Сейчас в дерегуляции действуют новые технологии — все стало намного проще. Если что-то не делается, мы пишем докладную президенту. Он дает конкретное поручение с конкретными сроками.

— Скажите, но почему на фоне примеров успешной дерегуляции власть все равно не может заслужить доверие общества? Быть может, потому, что структуры власти сами не хотят сломать многолетние схемы коррупции и откатов за любые разрешения и подписи? Потому, что законы и регламенты не значат ничего, а чиновники реагируют только на пинки и окрики президента?

— Последние несколько месяцев — создания службы, возвращения статуса — у меня происходят очень жесткие конфликты с вице-премьером Колесниковым. Борис Викторович несколько дней назад устроил большой скандал: «Я не вижу дерегуляции! Бизнес недоволен. Вы ничего не делаете! Ты ничего не делаешь! Все плохо! Все недовольны!» И вот я много думал — пытался понять, каким должно быть системное решение проблем дерегуляции. Много перечитал, проштудировал последнюю аналитику по грузинским реформам, Аденауэра, Эрхарда, изучил опыт Восточной Европы…
Мы хотим дерегулировать бумажки, а на самом деле нам нужно дерегулировать менталитет всего народа. То есть бумажками мы ничего не изменим. Дерегуляция и реформы должны, прежде всего, коснуться ментальности. Помните, как Петр I картошку в Россию завез? Он столкнулся с ментальностью народа, недоверием, нежеланием изменений… Помните, бороды брил? Не хотели. Бунт! Столкнулся с этим и тут же решил использовать слабую сторону нашего народа — воровитость, пусть меня простят наши граждане. Поэтому он завез картошку, посадил и в полях поставил солдат охра­нять ее. А наш мужик заметил, что это охраняется, — значит, это кому-то нужно и это надо стырить. И они это стырили и начали все кушать картошку. Так что надо искать, нужен креатив. — Зачем искать? Обратимся, опять же, к креативному опыту Петра I — за время царствования он публично четвертовал, по крайней мере, трех министров, шесть губернаторов, генерального прокурора со всеми его заместителями, сотни других чиновников, а головы на шестах выставлял для обозрения. Вице-премьера Шафирова сослал в Сибирь, конфисковал имущество главного олигарха, своего друга Меньшикова. А 800 сотрудникам силовых структур — стрель­цам в один день отрубил головы, так сказать, в прямом эфире…
— Подход к любым реформам в сфере дерегуляции должен учитывать два фактора. Во-первых, дерегуляция должна носить превентивный обязательный характер. То есть ликвидировать все возможные варианты, способствующие коррупции. Во-вторых, необходимо усиление карательных мер.
Конкретный пример. Мы сейчас пробиваем так называемый декларативный показатель введения в эксплуатацию в третьей категории строительства. Отменяем разрешительную процедуру. Сталкиваемся с противодействием чиновников из Министерства регионального развития, строительства и ЖКХ, которые категорически не желают терять влияние и возможность заработать. Мы это поборем. Должны быть жесткие санкции к тем, кто преднамеренно тормозит дерегуляцию, но необходимо ужесточение наказания и для предпринимателей.
Поэтому у нас появилась и карательная мера за обман при декларативном порядке ввода в эксплуатацию зданий. Поскольку в ходе дерегуляции мы не только сокращаем полномочия чиновников — теперь ответственность за возможные нарушения ложится и на предпринимателя. Раньше к строителю приходили с проверкой — почему надстроил этаж? А он: «Это чиновник решал, вот бумажка». А сейчас невозможно пойти «порешать». Вся ответственность на том, кто построил, и точка.
Конечно, если бы мы были такие маленькие, как Грузия, Новая Зеландия, или такие же организованные и законопослушные, — реформы бы шли быстро. Но с нами тяжело сделать реформу. На это требуется время, нужна адаптация.
Изменение ментальности, то есть дерегуляция, на самом деле не комфортна и для бизнеса. Любой бизнесмен стремится к монополии. Любой бизнесмен стремится к недобросовестной конкуренции... Читайте Карла Маркса, в этом он был прав. А мы прошли дикие времена, под лозунгом «грабь награб­ленное»… Сто лет назад убивали богачей, их грабили, сейчас грабят народное, каждый раз кто-то что-то забирал и кто-то что-то в своих интересах перераспределял. Поэтому повторяю — дерегуляция ментальности власти, бизнеса, каждого из нас. Это главная реформа, после которой по-настоящему заработают законы.

— Кто должен начать, дать толчок настоящим реформам, дерегуляции менталитета власти и народа?

 — Президент Янукович. С 1 января стартовала реформа, которая, я убежден, до конца года ликвидирует буквально тысячи коррупционных схем и сэкономит гражданам миллиарды гривен. Много лет наше государство вело войну с административными услугами. Вернее, с той коррупционной схемой, когда государственное министерство или ведомство создает предприятие, предоставляющее госуслуги, плата за которые поступает на счет этого предприятия, а не в бюджет. И тратит госпредприятие деньги без бюджетного контроля, а как ему вздумается. Так у нас происходит, например, с паспортами, с голограммами ЕДАПСа. Это основная коррупционная схема в государстве. Любые разрешения и справки чиновники предпочитают выдавать через госпредприятия, которые берут с людей огромные деньги за то, что государство должно выдавать по закону! Мы вели ожесточенную борьбу с этой коррупционной схемой админуслуг больше года! За два года моей работы число административных услуг, предоставляемых государством, сократилось в два раза, но дальше мы идти не могли.
Кабмин требовал — отмените поборы! Хитрые чиновники говорили: «Хорошо, отменим». И отменяли 20—30% админуслуг, которыми уже давно никто не пользуется, и тут же придумывали новые! Пытаясь сократить число админуслуг, я натолкнулся на непробиваемую стену. Какую услугу ни возьми — все они очень важны, и за все должны собирать деньги госпредприятия!
А как чиновника уговорить, как ликвидировать коррупцию во всех 11 тысячах госпредприятий, связанную с огромным количеством разных «едапсированных» документов?
Решение созрело такое: если не получается забрать у госпредприятий выдачу разрешений, то нужно лишить чиновников контроля за деньгами этих госпред­приятий! И тогда мы уничтожим причину создания этих предприятий и причину сохранения коррупционных схем. Все деньги госпредприятий должны напрямую идти в бюджет, а счета госпредприятий должны быть не в коммерческих банках, а исключительно в Госказначействе.

— Какой закон будет регламентировать количество и стоимость админуслуг?

 — Согласно закону о госбюджете на 2012 год с 1 января все деньги за админуслуги перечисляются в бюджет.
Завершается работа над созданием — впервые в нашей стране — реестра административных услуг, предоставляемых как центральными, так и местными органами власти. Это позволит по-настоящему навести порядок — посмотреть, где и какие предоставляются услуги гражданам, насколько они целесообразны в принципе, насколько обоснованы цены, сколько, в конце концов, украинцы тратят на получение паспортов, разрешений, справок в год! Ведь эту информацию никто никогда при предыдущих правительствах не собирал, и это было тихое болото, которое высасывало из бизнеса и из каждого гражданина десятки, я подчеркиваю, десятки миллиардов гривен!
Только вдумайтесь — согласно материалам ревизии Кабмина установлено, что в Украине действует 53 ТЫСЯЧИ регуляторных актов, изданных органами власти всех уровней. Из них полностью соответствуют законодательству Украины… 18! ВОСЕМНАДЦАТЬ! Это основа коррупции, которая работает при любой власти и при любом режиме! И я уверен, в государстве есть воля, чтобы эту систему ликвидировать.
Президент внес в парламент закон об административных услугах, где скромно прописана одна маленькая строчка: все деньги за админуслуги — в бюджет. Закон должны принять на следующей сессии. Думаю, он вступит в силу с 1 июня 2012 года. Поверьте — дальше эти админуслуги мы «зачистим» только так! (щелкает пальцами)
Но еще до принятия этого закона, согласно закону о госбюджете-2012, армия украинских чиновников с 1 января теряет прямой личный интерес в «обилечивании» граждан. Если деньги идут в бюджет, чиновники теряют мотивацию вымогать за них взятки — какая теперь разница, оплачивается эта услуга или нет. Останутся только те админуслуги, которые предусмотрены законом и постановлениями Кабмина. Поскольку чиновник получает зарплату из бюджета, то деньги за предоставление админуслуг также должны идти в бюджет.

— Какой креативный ход можно придумать, чтобы прекратить вымогательство всех без исключений контролирующих органов, которые терроризируют бизнес и целенаправленно загоняют в тень экономику страны? Ваш друг вице-премьер Колесников открыто назвал милицию, налоговую, прокуратуру и других контролеров «барыгами в погонах», которые ведут себя в стране, как «оккупанты», и сознательно блокируют любые реформы.

— Правительство принимает меры, чтобы лишить контролеров законных инструментов для давления на бизнес. Сейчас мы внесли изменения в закон — будет жестко ограничен размер штрафов, которые можно наложить на предприятие. Первый штраф не должен доводить предпринимателя до банкротства. Штраф должен дисциплинировать, а не уничтожать.
У нас сегодня налоговая любой штраф вносит в суд, а санэпидемслужба, пожарные, защита прав потребителей сразу бабах тебе штраф — и ты банкрот. Бабах — и тебя закрыли. С этим беспределом мы покончим. В ближайшее время мы реализуем, пожалуй, одну из самых важных идей в сфере дерегуляции — любые санкции, которые предполагает применить контролирующий орган против бизнеса, будут устанавливаться только через суд! То есть любое решение всех этих органов! И суд будет брать на себя ответственность за решение, а не самоуправный чиновник, выполняющий план по штрафам. Кто прав — государство или собственник, не является ли штраф формой борьбы с конкурентом, не является ли это издевательством, попыткой вымогательства и т.д. Да, наши суды весьма несовершенны. Но согласитесь, мы ограничим возможности проверяющих напрямую давить на бизнес.

— Петр I издал указ, что любой чиновник, укравший из бюджета сумму, превышающую стоимость мотка веревки, подлежит казни через повешение. Пока десятки тысяч «барыг в погонах» нагло и открыто вымогают взятки, вряд ли удастся вызвать доверие общества к реформам. А какой смысл в реформах без такого доверия?

— Стратегия дерегуляции предполагает резкое уменьшение числа чиновников. Сокращение армии чиновников позволит дать им достойную зарплату, большой социальный пакет. В январе мы провели реформу санитарно-эпидемиологической службы. Там работало, представьте себе, 53 тыс. человек! Сейчас на увольнение подано сразу 24 тыс. чиновников, останется 29 тысяч. Сейчас часть функций СЭС передается ветеринарно-санитарной службе, и с ними уходит 2,5 тыс. человек. Но и это много — представляете, 26 тыс. человек с зарплатой в 1200 грн., которым каждый день надо что-то заработать. И народ стонет — его грабят. Думаю, на втором этапе сокращения численность санэпидстанции должна быть уменьшена до 6 тыс., как в Польше. И заниматься сотрудники этого ведомства должны эпидемиологической безопасностью. У них должны быть новейшие лаборатории, чтобы они защищали наше здоровье. Это должны быть врачи, а не чиновники, которых волнует не инфекция, а соблюдение инструкций и циркуляров. Я уверен, что чем меньше их будет, тем лучше будет стране.
Сейчас президент принял решение о разделении функций пожарной охраны — тушение пожаров и инспектирование противопожарной безопасности. Цель — сохранить тех, кто борется с огнем, и сократить тех, кто только ходит по предприятиям и собирает деньги за справки.
В налоговой у нас работает 60 тыс. человек. Такая огромная армия целый день сидит и думает — где взять деньги для державы и для себя. Но это же ненормально. Я считаю, что 40 тыс. налоговиков необходимо увольнять. Правда, Борис Колесников считает, что налоговую надо сокращать на 90%.
Государство получает сразу четыре выгоды. Во-первых, сокращаются расходы на содержание огромного аппарата. Во-вторых, уменьшается количество чиновников, которых бизнес должен кормить за свой счет, и эти деньги пойдут на потребление, на развитие. В-третьих, налоговики — это же самые обученные, самые лучшие экономисты и финансисты, с высшим образованием. Вот пусть они бизнес открывают, создают рабочие места, то, в чем страна сейчас действительно нуждается. Кто-то откроет химчистку, кто-то прачечную, кто-то будет шить на дому, но они уже будут реально наполнять бюджет, поднимать страну. В-четвертых, представьте, какое количество помещений освобождается при этом. Я сейчас написал письмо президенту: прошу дать поручение проинвентаризировать помещения, освободившиеся в результате сокращения десятков тысяч чиновников во всех ведомствах, и либо передать их коммунальному хозяйству, либо приватизировать через Фонд госимущества. Потому что они сейчас дойдут до того, что будет сидеть один чиновник в 100-метровом помещении. А его еще нужно обогреть.
В 2012-м году, полагаю, контролирующие органы будут радикально сокращены. И вот после сокращения чиновников на 70% от сегодняшнего количества оставшимся нужно дать действительно достойную зарплату. Не менее 6—7 тыс. грн. для рядового состава. И на 25 лет, например, кредит на жилье, ипотеку за счет его зарплаты, кредиты беспроцентные либо под 3% годовых. Вот тогда чиновники будут дорожить статусом своим.

— Выполнен ли указ президента о том, что необходимо сократить бюрократический аппарат? Там были поставлены сроки, на первом этапе — сократить аппарат на 30%, а уже к июню 2011-го — на 50%.

 — С трудом удалось сократить аппарат на 20%. Люди страх потеряли и не хотят отказаться от своих ведомственных интересов. Но здесь будет так: или мы идем — или нас «уходят».

— Вы еще год назад заявляли о многочисленных фактах коррупции в работе Госслужбы занятости. В результате главу службы Галицкого арестовали. Но удалось ли сломать те схемы воровства, благодаря которым из бюджета воровали миллиарды гривен ежегодно?

 — По ситуации в Службе занятости, Пенсионном фонде, других фондах Минтруда и социальной политики, я уверен, очень скоро в правительстве будет отдельный разговор. Сложилась ненормальная ситуация: 13% из 7 млрд. грн. годового бюджета Службы занятости сама служба и съедает — тратит на обслуживание 20 тыс. чиновников. Говорят, что остальное разворовывают. Да, Галицкого задержали, но дело его живет. Никто ничего не отменяет, схемы сохраняются! Надо остановить, наконец, эту коррупцию. Сейчас, насколько я знаю, Тигипко подготовил законопроект о реорганизации действующих сейчас четырех фондов Минсоцтруда в два и об изменении всех программ помощи. Чиновников этих фондов и служб сократят в несколько раз.

— Но изменится ли от этого психология и схемы работы тех, кто останется во власти?

— Необходимо менять методы работы власти. Кстати, обращаюсь через вашу газету ко всем гражданам — на мою страничку в Facebook обращайтесь по фактам коррупции и препятствования предпринимательству. Я готов сразу об этом докладывать президенту. Я секретный сотрудник предпринимателей во власти... Вернее, не секретный — публичный. Я живу в Facebook, и если не на заседании в Кабмине, то отвечаю сразу и тут же принимаю решения. Мне пришлось самому перестроить свои принципы работы в соответствии с требованиями времени, потому что нельзя защищать интересы предпринимателей, отгораживаясь от людей циркулярами, секретарями, помощниками и охраной. Иначе не будет доверия. И все большее число руководителей Кабмина используют сейчас Интернет, и барьеры сокращаются.
Но, подчеркиваю, нельзя менять менталитет только чиновников — надо менять и у всего народа. Вот говорят: «Чиновники — гады». Я отвечаю: «А это что, не наши кумовья, братья, сваты? Они откуда взялись? Это все — мы». А последние 20 лет, что, не крали чиновники? Не мучили бизнес?
Смотрите, 53 минуты назад мне на почту пришло письмо под названием «Коррупция в инспекции
государственного архитектурно-строительного контроля Днепропетровской области». Отказываются принимать декларацию о готовности дома площадью 220 кв. м к эксплуатации, которую самостоятельно заполнили заказчики строительства. Требуют, чтобы предприниматели обратились в частное предприятие «Донстройпроект», которому нужно заплатить за услуги 6000 грн. Я сразу же позвонил Александру Рыбаку (начальнику Государственной архитектурно-строительной инспекции Украины), выслал человеку копию приказа об открытии «единого окна» и поставлю дело на контроль — узнаю, как его примут завтра.

— Вы в налоговую звоните? Они сейчас по всей стране массово отказывают людям в приеме деклараций, если им мзду не перечислить в виде взятки или выдуманного штрафа.

— Утром звонил в Крым — на Facebook написали, тут же звонок и обратная связь. Да, иногда приходится с ненормативной лексикой. Поймите, я не помогаю не платить налоги. Я останавливаю беспредел.

— А зачем звонить так часто по разным поводам? Может, надо один раз попробовать объяснить главе ГНС Клименко, что нельзя грабить бизнес через план по штрафам, нельзя шантажировать массовыми отказами в приеме декларации, нельзя вымогать от бизнеса каждый год покупать новые электронные ключи для сдачи отчетности?

— Мы подготовили изменения в нормативную базу, которые запретят ежегодно обновлять электронные ключи в налоговой за счет предпринимателей. Я общался на эту тему с новым главой налоговой Александром Клименко, думаю, это прогрессивный человек, и в ближайшее время эта проблема будет решена. И предпринимателям не надо будет для сдачи отчетности в разные ведомства, не только в ГНС, покупать разные подписи и каждый год их обновлять. Собственники фирм, торгующие ключами для госорганов, живут на Сардинии и катаются на собственных яхтах за счет совместного с чиновниками грабежа предпринимателей. Уверен, что мы такую схему поломаем в этом году.

— Можно ли считать проблемой дерегуляции саму клановую структуру и кумовство в украинской власти, когда власть сверху донизу повязана круговой порукой и от перемены слагаемых кланы не меняются?

— Да, действительно, проблема дерегуляции есть и у наших местных князьков. У главы администрации района кум — прокурор, зять — начальник милиции и т.д. Одна банда. И после назначения этот глава не думает, что нужно создать новые рабочие места, сделать паспорт своего района и посмотреть: сколько денег поступает в Пенсионный фонд от бизнеса, сколько платится пенсионерам, не является ли его район дотационным. Если, дай Бог, приходит бизнесмен и говорит: «Я хочу тут у вас построить свое дело», чиновник должен за ним бежать и кричать: «Давай, родной, строй, чем могу тебе помочь?!» Обо всех так не скажу... Но психология такова — после нас хоть потоп. Кланы мыслят по-другому: «А подайте мне Ляпкина-Тяпкина! Кто у нас тут бизнесмен в районе?». Туда сразу идут кум, под которым пожарные, кум из налоговой, кум из милиции. Бизнесмены начинают бежать к местному князьку, в прокуратуру, ну, и пошел «загон». «Ты нам строй это, ты — перечисли в благотворительный фонд, ты — в спецфонд перечисли, а ты хочешь строиться — молодец, тогда заплати мне в карман 100 тыс.».
Если есть хоть малейшая регуляция — это их инструмент, хоть вообще все законы отменяй. Цель власти — с предпринимателя пушинки сдувать и отчитываться перед президентом о создании новых рабочих мест и улучшении экономических показателей района. Я подал предложения руководству страны — главы райгосадминистраций должны сделать паспорт своего района. И отчитываться ежемесячно по 40 показателям: сколько этот район зарабатывает, сколько потребляет, на сколько сокращает потребление газа и т.д.

— Не подскажете, когда начнется дерегуляция в структурах, которые возглавляют родственники президента?

 — Кто посеет пшеницу, тот и соберет пшеницу, а тот, кто сеет бурьян, тот и собирает бурьян. 20 лет сеяли бурьян! Смотрите, сколько реально сделано для каждого из нас, для всего общества в 2011 году. Плательщики единого налога получили возможность при перерегистрации получить свидетельство навсегда. И не надо будет каждый год ходить и платить. Транспортный сбор отменили, и 9 млн. автовладельцев уже никогда не будут платить за техосмотр. Доверенность уже не надо получать и ходить каждый раз к нотариусу и платить. А ведь так мы все делали много лет и платили за все.
Принят закон об исчерпывающем перечне из 143 документов разрешительного характера, запрещающий чиновникам вводить новые виды разрешительных документов. Принят закон о введении «единого окна» для выдачи разрешительных документов и созданы на практике единые разрешительные центры. Сокращено число видов деятельности, которые подлежат лицензированию. В 2010 году лицензированию подлежало 78 видов хоздеятельности, их сократили на треть — до 57. Ликвидировано 93% лицензий. Упрощена процедура создания и ликвидации хозяйствующих субъектов.
Скоро будет проведена еще одна масштабная реформа — министр юстиции Александр Лавринович поддержал нашу идею, что каждый гражданин, обратившийся в «единое окно», не должен ходить за справками в какие-либо другие государственные органы! Вся справочная информация будет храниться в открытых реестрах государственных органов, и администратор единого разрешительного центра будет обязан сам открывать необходимые реестры и находить справочные данные. Теперь Минюст готовит соответствующий закон, и мы приложим все усилия, чтобы он был как можно быстрее проголосован в парламенте и вступил в действие до конца года.
По нашим подсчетам, благодаря поддержке президента при принятии важных дерегуляторных актов, в 2011 году бюджет и граждане Украины сэкономили по крайней мере 5 млрд. грн.
Меня часто спрашивали влиятельные люди: «Зачем ты пошел в Госкомпредпринимательства? Там после Кужель уже нечего делать. Купила электронную базу данных за 7 млн., открыла автомойку в здании… Тут же украсть нечего!» А я хочу, чтобы моим сыновьям-бизнесменам не надо было для нормальной работы быть Бродскими, чтобы они могли быть просто Юрой, Ростиком, чтобы в этой стране жилось спокойно, чтобы собственность была защищена, чтобы было много свобод, которые не нарушают свободу других. И еще, конечно же, был меркантильный подход: я хочу, чтобы у наших граждан было много честно заработанных денег, чтобы они могли себе позволить ходить к моим детям в рестораны, кондитерские... На Западе 50% тех, кто ходит в кондитерские и рестораны, — пенсионеры. Я своим детям дал удочку, и пусть они ловят рыбку в виде обеспеченных украинских пенсионеров. И чтобы граждане могли покупать мебель и все остальное, что производят мои дети или кто-то другой. Чтобы можно было, используя свободу, проявить свои наилучшие качества и суметь, взяв в руки удочку, заработать.

— Жаль, что наши пенсионеры не могут позволить себе булочек в «Калине», но если бы власть действительно думала о пенсионерах, рейтинг Партии регионов не обвалился бы в 2011 году ниже, чем рейтинг «Нашей Украины» спустя два года их пребывания у власти.

— Думаю, очень хорошо, что рейтинг власти упал. Я знаю, что Янукович, в отличие от Ющенко, понимает, что что-то идет не так, что реформы нужно проводить еще быстрее, надо еще лучше, еще больше меняться. Падение рейтинга для Партии регионов — это не приговор, это стимул. Тем более что в стране вообще не работает оппозиция. Идет закон, в который лоббисты в парламенте записывают всякое дерьмо, а я тут сижу ловлю! Я делаю чью работу? Оппозиции! Они должны в парламенте это все вылавливать и с трибуны говорить, что вот в этом законе провластный депутат пытается пролоббировать или украсть из бюджета... Вы слышали, чтобы оппозиция занималась проверкой законов — прямым своим делом?

— Я слышал, что функции борьбы с коррупцией и подготовка качественных законопроектов — это ответственность, причем административная, уголовная и политическая, прежде всего СБУ, Кабмина, и проправительственной коалиции в ВР. Это их прямая обязанность. А моральная ответственность, согласен, лежит и на оппозиции, и на прессе, и на гражданском обществе. Кстати, приведите, пожалуйста, пример, какие именно коррупционные законопроекты вам приходится вылавливать в Верховной Раде?

 — Последний пример... Принимаются поправки к Налоговому кодексу — относительно единого налога. Но вдруг во втором чтении в законопроекте появляется поправка о том, что зернотрейдерам нужно вернуть НДС! Причем тут это? Наши специалисты смотрят — принятие закона наносит ущерб бюджету 2012 года в 10 млрд. грн.! Мы протестуем, а парламент… все равно голосует! Никто не понял, что произошло. Однако закон доходит до президента, и президент накладывает вето. Президент пишет: вот эту статеечку, будьте любезны, отмените. Они вычеркнули, проголосовали еще раз, и президент подписал закон.

— Кто же герой, внесший поправку?

— Это вы ищите, это же не мой вопрос… Наша служба — развития предпринимательства и регуляторной деятельности. Основная функция — не дерегуляция, а регуляция. То есть мы как барьер на входе новых регуляторов. Без меня ничего нельзя провести: на Кабмине снимаем. Знаете, как у меня сотрудники называют совещательную комнату, куда приходят чиновники, которым надо согласовать все поправки? «Комната слез»! (хохочет) Наша служба практически участвует во всех законах, связанных с хозяйственной деятельностью. Но часто происходит так, что вычистили, убрали незаконные и невыгодные для страны пункты законопроекта, правительство согласовало, но в зале во втором чтении депутаты, то есть заинтересованные лоббисты крупных корпораций, начинают даже с голоса вносить поправки. Поэтому после принятия закона мы его вычитываем повторно.

— Как часто вы готовите президенту предложения по ветированию законов?

— Регулярно. Например, когда парламент принял решение, что первые этажи жилых зданий нельзя переоборудовать в офисы. Писали по бланкам ЕДАПС и против закона о биометрических паспортах, за который проголосовал парламент и который мог ввести в нашей стране 19 новых бланков, за которые людям пришлось бы платить из своего кармана!
Сейчас все министерства воют, все спецсчета пустые, поскольку плату за админуслуги забрали с этого года в бюджет. Они еще не поняли всего трагизма ситуации. Но дальше для воров будет только хуже. Конечно, есть провокации, ложь, сопротивление... Но благодаря доверию президента и премьера мы его очень легко ломаем.

— Расскажите, пожалуйста, о примерах такого вранья и провокаций среди правительственных чиновников.

— Год назад премьер Николай Азаров после моего обращения на Кабмине приказал сократить бланки строгой отчетности. Доложили, что сократили. Мы сейчас провели переучет и нашли 480 действующих видов бланков, хотя в законах регламентировано всего 70 видов! Пришлось принять участие в двух «матерных»совещаниях в Минфине — ругался как раз я. И вот сейчас количество бланков должно быть сокращено до 240. Но и эти никуда не денутся, ведь деньги чиновникам придется перечислять прямо в бюджет, поэтому пропал стимул.

— Есть ли оценки — каков объем стоимости админуслуг в год в целом по стране?

— В бюджет заложили цифру поступлений в 540 млн. грн. Моя оценка — это многие миллиарды. Их же вообще никто не может подсчитать! Точно можно будет сказать только после скорого составления реестра админуслуг, о котором мы говорили. Его тоже будем чистить. Я, например, продолжаю выступать против доплаты за скорость при выдаче, например, паспорта или других документов. Ставьте один срок для всех — пять минут, день, три дня. Потому что плата за скорость — это в карман. Но МВД было категорически против. Милиция недофинансируется, и все наши доблестные защитники должны ходить пешком, а не ездить на машинах. Люди платят за скорость и, таким образом, финансируют то, что недофинансируется из центрального бюджета. И таких примеров миллион.

— Вы много рассказали о том, что вам удалось пробить. Но для объективности — в каких вопросах вам в парламенте не удается добиться успехов?

— Уже больше месяца мы не можем вынести на первое чтение в Верховной Раде закон о внутренней торговле. Сопротивляются заинтересованные депутаты. Но тогда выходи и говори, кого ты представляешь, и бери на себя политическую ответственность за то, что торговая отрасль находится в полном хаосе и работает в тени. А уже на выборах посмотрим: понравилось это украинскому народу или не понравилось.
Обязательность печати не могу отменить — пять раз подавал закон в Верховную Раду. Пять! Частный предприниматель хочет — имеет печать, не хочет — не имеет, хочет — имеет штамп, не хочет — не имеет. Что важнее — подпись, написанная полностью, или печать, которую в сегодняшних реалиях можно изготовить за две секунды даже у себя на ксероксе?! А у нас печати используют для рейдерства: приходишь, сидят два директора, оба назначены, у обоих по печати, и попробуй выяснить, какая из них поддельная, а какая настоящая. Это не защита! Вся Европа, весь мир живет без печатей, кроме Беларуси, Северной Кореи и Украины. И в парламенте пробить не могу. Что-то ударило там в голову некоторым депутатам из большинства... Может, у них собственные «печатные» мастерские?

— Мне кажется, вы забыли упомянуть в списке неудач Налоговый кодекс. Вы убедительно говорили о том, что пока у нас можно торговать без первичных накладных, нельзя будет искоренить нелегальную торговлю и создать цивилизованный рынок, обеспечить защиту прав производителей и потребителей. Якобы под давлением общественного мнения из кодекса Кабмин убрал 14-й раздел и норму о первичной накладной. Якобы временно, хотя весь легальный бизнес и торговля требовали эту норму. Но прошел год, а Кабмин забывает о своем обязательстве. И на рынках, принадлежащих Юрию Иванющенко и другим авторитетным людям, торгуют продукцией, которая, как утверждают бизнесмены, контрабандного или контрафактного происхождения.

— Правильно, это проблема. Но мы же говорили о чем изначально? О дерегуляции ментальности... Я учел свою ошибку. Не отработали до конца общественное мнение — раз. Общество не готово к реформам — два. На рынках работает масса людей, и власть не смогла устоять под давлением. Но мы к этому вопросу обязательно вернемся.

— Первый вице-премьер Клюев заявил, что сейчас в стране «всплеск бандитизма и рейдерства». Какие меры можно принять в сфере дерегуляции для защиты собственности? Ведь это ключевая проблема привлечения инвестиций в страну и развития всякого бизнеса — никто не хочет вкладывать в предприятия, которые завтра может прибрать к рукам братва «Иван Иваныча» и «Юры Енакиевского».

— Конечно, важнейший вопрос здесь — это наличие справедливых судов. Реформа судебной системы необходима. Наши суды — инструмент рейдерства. Но ключевая проблема защиты собственности связана с нотариатом. Мы в рамках своей компетенции предложили законопроект о внедрении в Украине европейской схемы работы нотариусов. Считаю, что нотариус должен получать пожизненную лицензию с правом наследования. И если ребенок получил такое образование и сертифицирован, ему по наследству может перейти такое право. И тогда нотариус, оформляя документы, никогда не пойдет на фальсификацию и не оставит у себя в книге пустую строчку, куда он задним числом что-то впишет. Разумеется, надо ограничить количество нотариусов — у нас сегодня более 60 тыс. и численность этой армии растет! А раз их много, значит, их надо кормить — придумывать документы, которые им надо заверять. К сожалению, Минюст против сокращения количества нотариальных действий, причем даже тех, которые нигде в мире не проводятся.

— Против чего именно возражает министр Лавринович?

— Мы требуем отменить нотариальное заверение копии паспорта. Ну, что это за бред? На Западе, если нужна кому-то копия твоего паспорта, он снял копию и все! Какой нотариус?!
Если бы число нотариальных действий было сокращено, количество нотариусов тоже быстро сократилось бы — этот бизнес стал бы не таким выгодным. При этом я предлагал добавить нотариусам полномочий и полностью ликвидировать институт регистрационных администраторов, то есть убрать регистраторов как класс. На Западе собрание акционеров, назначение директора проводятся при своем нотариусе. Ты приходишь к нотариусу, который ведет твою фирму, он проводит собрание, он секретарь собрания — акционеры голосуют, он фиксирует, на каждой страничке расписались, полностью написав фамилию, имя, отчество, никаких печатей не надо. Нотариус делает сообщение регистратору, что надо произвести изменения в уставе или поменять акционеров проданной доли, а также назначение директора и т.д. Две недели претензий нет — делается запись, она публикуется. Шесть месяцев даются на судебное оспаривание. После этого никаких судов больше быть не может, никто не может сделать решение или запись, якобы восстановиться через пять лет, прибежать и захватить предприятие. То есть юридическая основа рейдерства в стране исчезнет, и захватчиков чужого бизнеса будут называть их именами — «бандиты». И деньги будут у нотариусов, и функцию свою они выполнят, и не надо ни в каких очередях ждать, а нотариус откроет все реестры, проверит все, все изучит — ты же за это заплатил. Он через Интернет все проверил и отправил регистратору. Регистратор второй раз все проверил — собственность защищена. Увы. Минюст думает…
Мы кричим, что нам нужны инвесторы — да кто это такие, зачем они нам? У нас страна инвесторов. 70 млрд. по карманам, банкам, в матрацах, триллион в земле, в недвижимости... Что, это не капитал? Главным инвестором должен быть собственный народ. Со своими денежками этот народ должен поверить в собственную страну, в то, что эта собственность священна и защищена, что больше не придет пан Котовский и не порежет наших детей на куски и не заберет это все, и что не придет какой-то рейдер и не скажет: «Здравствуйте! Это уже не ваше».
Помню, приехал в Швейцарию со своим баскетбольным клубом, и меня пригласил в гости хозяин швейцарской команды. Он наследственный бизнесмен. Зашли в дом, а на стене портреты. Он рассказывает: «Это мои предки за 400 лет. Дом по наследству передается в семье». Ну да, им повезло — Гитлер к ним не зашел, Котовский не зашел, Ленина, Сталина не было… Но мы говорим о традиции. Этому бизнесмену не объяснишь, что собственность можно отобрать. Он не понимает.
Поэтому я хочу вернуться к изначальному — дерегуляция ментальности и в плане отношений собственности, и в плане отношения к чиновничеству, и в плане отношения к собственному народу. То есть чиновники бесплатные никому не нужны, бесплатные и дешевые депутаты — никому не нужны, бесплатные министры — никому не нужны, бесплатные милиционеры — тоже. И бесплатные рабочие не нужны. И пенсионеры, потому что они не становятся покупателями.
И мы или поднимем минимальную заработную плату и начнем платить, или нас не будет у власти. В этом суть и в этом единственная цель дерегуляции — через высокооплачиваемые рабочие места к экономическому росту.

Юрий Бутусов

VEhrdlVXdGtSMEV3VERkUmRFNUhRakJNY2xGMVRrTTFUSGt2VVc0NVEyYz0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх