EN|RU|UK
 Экономика
  5885  54

 ДОНЕЦКИЕ РАЗОБЛАЧИЛИ ГАЛИЦКОГО. КАК ВОРОВАЛИ В ГОССЛУЖБЕ ЗАНЯТОСТИ

Руководитель одной из служб одного из министерств, который занимает свою должность около семи лет, настолько богат, что в сейфе держит деньги и ценности на сумму 7,5 млн. долл. — видимо, на карманные рас­ходы. Пакеты с деньгами Га­лицкому ежедневно приносили прямо на рабочее место, где он без всякого стеснения распределял «кассу».

Всякого интенданта через три года исполнения должности можно расстре­ливать без суда.

Генералиссимус А.Суворов

Арест главы государственной службы занятости Владимира Галицкого, обвиненного СБУ в коррупции показал масштаб капитализации украинскими чиновниками государственных должностей. Руководитель одной из служб одного из министерств, который занимает свою должность около семи лет, настолько богат, что в сейфе держит деньги и ценности на сумму 7,5 млн. долл. — видимо, на карманные рас­ходы. Пакеты с деньгами Га­лицкому ежедневно приносили прямо на рабочее место, где он без всякого стеснения распределял «кассу». Разумеется, в схему были вовлечены многие другие чиновники. Факты, установленные СБУ, позволяют сделать ужасающее открытие: вся система государственного социального страхования и социального обеспечения безработных является, по сути, фиктивной и глубоко убыточной для государства. Судя по имеющимся данным следствия, можно констатировать: за многие годы коррумпированного руководства в Гос­службе занятости произошла полная ликвидация системы социальной защиты и превращение ее в систему грабежа бюджетных средств во всех регионах Украи­ны. Воровство стало основной целью руководителей подразделений госслужбы занятости во всех регионах страны, которые принимали долевое участие в чет­ко организованном криминальном бизнесе. Дело Галицкого стало предметом расследования ZN.UA.

Государственная служба занятости — это исполнительная дирекция Фонда обязательного государственного социального страхования на случай безработицы. 16 тысяч сотрудников и 645 центров службы занятости по всей стране созданы для предоставления услуг незанятому населению — примерно 550 тысячам официально зарегистрированных безработных. Фонд управляет страхованием на случай безработицы, собирает и аккумулирует страховые взносы, выплачивает материальное обеспечение безработным и оплачивает создание рабочих мест для безработных. Бюджет фонда пополняется бесперебойно — за счет обязательных отчислений предприятий. Госслужба занятости распоряжается огромными деньгами, которые передаются ей в управление фондом. В 2009-м году бюджет фонда составил 6,150 млрд. гривен., в 2010-м — 7,258 млрд. гривен, в 2011-м — 7,5 млрд. гривен.

Эти живые деньги легко обналичить — Госслужба платит пособия гражданам, платит за их обучение, платит предприятиям за то, что они создают рабочие места.

Как показало расследование Службы безопасности Украины, основной целью руководства службы занятости было создание коррупционных схем, при которых со всех выплат, которые производит Госслужба занятости кому-либо, можно было собирать свой откат в 15—20%. В частности, Галицкому предъявлено обвинение в хищении средств из бюджетной программы 2011 года по созданию рабочих мест для обеспечения занятости жителей угледобывающих регионов.

Какие еще обвинения могут быть предъявлены Галицкому? По данным ZN.UA, в настоящее время следователей интересует порядок реализации всех бюджетных программ Фонда соцстраха и госслужбы занятости.

По оперативным данным деньги воровались по следующим статьям:

Выплаты помощи по безработице и материальная помощь в период профессиональной подготовки, переподготовки или повышения квалификации безработного. На эти цели шло примерно 75—77% бюджета Фонда соцстраха. Повы­ше­ние квалификации и материальная помощь выдавалась строго через откаты, причем нередко в этих схемах использовались «мертвые души» — получатели средств. Следствие пытается установить масштабы потерь государст­ва, но речь идет о миллиардах. В этом криминальном бизнесе чиновники зарабатывали и на банковских операциях. Бюджетные миллиарды были средством незаконного кредитования коммерческих банков. При ставках на однодневные кредиты овернайт
11—13% государст­венные деньги размещались под 2—3%, а разницу руководство госслужбы и банк делили между собой в частном порядке.

Около 9% бюджета — почти полмиллиарда гривен — Госслужба занятости направляет на трудоустройство безработных путем предоставления дотаций работодателям. Получить эти деньги без откатов было невозможно. Широкие масштабы приняло мошенничество: учреждали свои фиктивные фирмы, которые создавали фиктивные рабочие места и принимали на работу фиктивных безработных. Живые деньги от мертвых душ чиновники в полном объеме клали себе в карман.

Около 8% бюджета Госслужба направляет на профессиональную подготовку, переподготовку и повышение квалификации безработных. Квалификация безработных — это вообще вопрос весьма субъективный, и каков реальный эффект от этих программ следствию еще предстоит изучить. Деньги воровались здесь с большой легкостью, потому что проверить кто, как, кого и чему научил — практически нереально. Факты таковы: несмотря на постоянное увеличение средств по этой программе (450 млн. гривен в 2011 году), количество трудоустроенных безработных почему-то не растет. Существуют веские подозрения, что система подготовки безработных была фиктивной, и нацеленной прежде всего на получение откатов.

2% бюджета идет на проведение общественных работ. О том, кто принимал реальное участие в общественных работах из числа безработных и в чей карман шла оплата — предмет расследования. В 2011 году на оплату общественных работ безработными государство выделило 220 млн. гривен. Что сделано за эти деньги — вопрос риторический.

13,6 % средств фонда шло на содержание исполнительной дирекции и ее рабочих органов — около 1 млрд. гривен. Коррупци­онная схема работы службы занятости щедро оплачивалась налогоплательщиками, причем средняя зарплата в этой структуре превышала, для сравнения, среднюю зарплату в МВД.

Программа создания рабочих мест для жителей угледобывающих регионов обошлась государству в 2011 году в 360 млн. гривен— примерно по 102 тысячи на каждого участника программы. Однако деньги в таком объеме, по данным следствия, ни один шахтер не увидел. Откаты и мертвые души съели большую часть этой суммы.

В 2010 году Госслужба занятости реализовала бюджетную программу одноразовой помощи безработным для организации предпринимательской деятельности, на которую было ассигновано 58,4 млн. гривен. Деньги были украдены почти в полном объеме. Где бизнес-планы, под которые выделялись безработным деньги, и каковы результаты этой пустой раздачи государственных денег?
С января по сентябрь 2010 года 8773 безработных якобы получили от Госслужбы занятости в среднем по 6656 гривен безвозмездной одноразовой помощи! Знал ли вообще о существовании такой интересной бюджетной кормушки хоть один реальный предприниматель или безработный — проверяет следствие.

Можно только представить, какими суммами в сейфах и банках располагают начальники Галицкого, те руководители правительств и депутаты парламента, которые «крышевали» и покрывали деяния хитрого чиновника все эти годы.

Деятельность Галицкого началась в госслужбе занятости еще во времена Кучмы, при министре социальной политики М.Папиеве — оба по квоте СДПУ (О). Есть мнение, что схема масштабных хищений средств Фонда соцстраха и госслужбы занятости была создана еще в те годы. В 2005 году новый министр В.Кириленко Га­лицкого уволил. Однако в 2006-м премьер Юрий Ехануров совершенно бескорыстно для своего кармана и для кармана «Нашей Ук­раины» вернул ценного работника к бюджетному корыту. В правительстве Януковича, а затем в правительстве Тимошенко, и полтора года при правительстве Азарова Галицкий спокойно работал. Источ­ник, близкий к следствию, сообщил нашему изданию, что глава Госслужбы занятости узнал о том, что находится под наблюдением спецслужбы за полгода до ареста. Однако не только не предпринял никаких мер конспирации, но и продолжил «косить» прямо в своем рабочем кабинете. Кто-то назовет это клептоманией, но скорее всего, это была вера в безнаказанность, которая зиждилась на высокопоставленной крыше Галицкого.

По данным ZN.UA, вице-премьер-министр по социальной политике Сергей Тигипко выступал в начале 2011 года с требованием уволить Галицкого, однако эта инициа­тива была торпедирована. Руко­водство Кабмина до поры до времени считало Галицкого незаменимым. Его ближайшим политическим партнером был первый заместитель министра социальной политики Василий Надрага — назначенный в министерство по квоте Блока Литвина. Есть основания предположить, что Галицкий заносил веские аргументы руководству партии Литвина и его депутатам, которые позволяли ему рассматривать свою должность тоже как часть коалиционного соглашения. Несом­ненно, что среди выгодополучателей были и представители Партии регионов.

Расследование деятельности Галицкого заняло слишком много времени. В распоряжении ZN.UA попало письмо главы Госкомпред­принимательства Михаила Бродс­кого к президенту Виктору Яну­ковичу еще от 18 октября 2010(!) года с весьма красноречивым содержанием:

«…Тщательного внимания требуют теневые схемы по предоставлению дотаций работодателям на создание дополнительных рабочих мест, привлечение безработных к оплачиваемым общественным работам, выделение одноразовой помощи по безработице для открытия своего дела, которые финансируются за счет государственного бюджета.

На сегодня Государственный центр занятости возглавляет В.Галицкий… На основании вышеизложенного, обращаемся к вам с просьбой поручить правоохранительным органам провести расследование теневых схем в Государст­венном центре занятости. Считаем, что вопросы, которые поднимаются, наносят не меньшие убытки государству, чем «ЕДАПС», а возможно, и большие».

Однако, для того чтобы оторвать Галицкого от бюджетных потоков власти понадобилось больше года.

С политической точки зрения арест этого чиновника является куда более примечательным, чем первый громкий коррупционный скандал-арест главы Госкомиссии по финансовым услугам Василия Волги. Волга был временщиком, который не имел ни образования, ни профессиональной подготовки, ни политического веса, и пытался побыстрее укрепить как свой «фундамент», так и накосить капусты в свой карман и в карман лидера Компартии Петра Симоненко, поставившего его на должность по своей квоте. Волгу арестовали за глупость. Арест Галицкого — несомненно, куда более значимое решение. Арестован чиновник, который работал при двух правительствах Януковича. Который всех знает и который имел в Партии регионов самые серьезные связи. Казалось, его по-тихому отправят в отставку, а затем в ссылку. Так произошло с гендиректором «Укрзалізниці» Костюком (ныне львовским губернатором) который как только увидел уголовные дела по госзакупкам в своем ведомстве, открытые прокуратурой, сразу все понял и быстро уволился сам. Однако власти — а очевидно, что арест не мог состояться без санкции президента — решили вывести аферу на поверхность. Что ж, нельзя не отметить, что в данном случае арест Галиц­кого, какие бы политические мотивы за ним ни стояли, является действительно первым серьезным признаком борьбы с коррупцией и коррупционерами со стороны команды Януковича. И он, несомненно, показывает, что в условиях жестокого финансового кризиса и проблем с наполнением бюджета власти вынуждены наконец обратить внимание на ошеломляющее по масштабам воровство государственных средств. Очевидно, исчерпав все пределы фискального давления на легальный сектор экономики и потеряв доступ к дешевым кредитам, команда Януковича вынуждена обратить внимание на самый важный источник экономии — воровство на всех уровнях исполнительной власти.

Однако говорить о том, что дело Галицкого стало триумфом и победой правоохранительной системы преждевременно. Психоло­гический эффект ареста должен быть закреплен. Для этого нужен приговор, срок для коррупционера и его подельников, конфискация уворованного, увольнение всех руководителей Галицкого либо как минимум установление в суде степени их ответственности.

Как показывает практика расследования дел по взяткам, высокопоставленные руководители по этим обвинениям в тюрьму сейчас не садятся. Все ограничивается содержанием в СИЗО. Так, в октябре 2010-го Сергей Чмырь, экс-глава Украинской государственной семенной инспекции, взятый с поличным на взятке, был признан виновным и приговорен… к испытательному сроку, причем без конфискации имущества! А в ноябре 2011 экс-глава Инспекции по контролю за ценами Татьяна Рудь также была признана судом виновной во взяточничестве и приговорена… также к испытательному сроку! У взяточников не изымают деньги и в тюрьмах они не сидят. И потому дело Галицкого нужно оценивать не по кадрам оперативной съемки, а по реальному сроку, который он должен получить, и по сумме конфискованного в доход государства имущества и ценностей. И главное! Как широко будет заброшен невод следствия в верхи и низы схемы? А еще — кем заменят плохого коррупционера? Хорошим?

Куда большее беспокойство, чем судьба дела, вызывает будущее Фонда социального страхования по безработице. Учитывая вирус коррумпированности руководства этой структуры в областях и в центральном аппарате, Кабмин и Верховная Рада должны рассмотреть вопрос о приостановке всех программ работы Госслужбы занятости и проведении аудита ее деятельности с учетом вскрытых СБУ фактов. Оче­видно, что всех региональных руководителей и руководителей подразделений следует отстранить от должностей на период следствия. Большинство из них не могло не иметь представления о масштабах коррупции, и, тем не менее, молчало, и это молчание вместе с подписями, по-видимому, оплачивались. Остается надеяться, что, вскрыв масштабную коррупционную схему, государство действительно постарается навести порядок в работе Госслужбы занятости, а не ограничится назначением на освободившийся от Галицкого пост очередного 30-летнего вундеркинда из Конс­тантиновского района Донецкой области…



Юрий Бутусов

VEhrNGRrdzVRM2N3V1VSUmRHUkhRakJaU2pnd1NsQlJkblJIUWpCWlNGRjFPVWRFTUV4aVVYTmtRM2RKVGtNek1FeEVVWFprUjFBd1dVeFJkblJIUWpCWlRGRjFTSHBSYjJSRFVqQkxUVDA9
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх