EN|RU|UK
 Политика Украины
  3321  8

 НАБЛЮДЕНИЕ ЗА СКРЫТЫМ БОЕМ

Политика — мир весьма причудливый. Здесь многое на самом деле является не тем, чем кажется. Это только на первый взгляд битва за новый избирательный закон выглядит сражением между Банковой и оппозицией.

Стоит осторожно заглянуть в закулисье процесса, и вы с удивлением обнаружите: судьбоносной оказывается совсем другая схватка. В отчаянном заалтарном бою схлестнулись две провластные группировки, вожаков которых трудно заподозрить в неверности Виктору Федоровичу. Шансов непосредственно вмешаться в ход этой баталии у борцов с режимом немного. Их юдоль — партизанские вылазки, масштабные диверсии, точечный саботаж. Если, разумеется, критиков власти не устраивает перспектива в обозримом будущем превратиться в политический «груз 200».

Два слова об истории конфликта. Прошлогодние местные выборы вызвали массу нареканий со стороны западных наблюдателей. Специфика профильного закона и особенности его применения оказались не по душе иноземным знатокам избирательных систем. Виктор Янукович, в то время усиленно пытавшийся произвести должное впечатление на Вашингтон и Брюссель, публично обозначил крайнюю степень озабоченности. Было высочайше обещано все ошибки исправить. Гарант побожился, что при разработке новых правил парламентских выборов будут максимально учтены любые пожелания иноземных спецов, в первую очередь мэтров из Венецианской комиссии. Перед специальной рабочей группой во главе с министром юстиции Александром Лавриновичем поставили амбициозную задачу — разработать документ, близкий к совершенству.

Уже в начале пути стало ясно: главное, что заботит власть, — смена модели. От жесткой «пропорционалки» было предложено перейти к смешанной схеме, согласно которой 225 депутатов парламента избирались бы в мажоритарных округах и столько же — по закрытым партийным спискам. При отработке всех иных положений закона власть готова была демонстрировать максимально возможную чуткость к пожеланиям своих противников.

Переход к смешанной модели оппозицию не радовал. Вожди украинской фронды публично ратовали за «пропорционалку» с открытыми списками, но неофициально выступали за сохранение существующей модели, отстаивая при этом модернизацию действующего закона. Но им сразу дали понять: выбор модели не обсуждается.

Оппозиция оказалась перед выбором. Либо игнорировать процесс создания закона, бойкотировать процесс его утверждения, возложив таким образом всю ответственность за будущие фальсификации на Януковича со товарищи. Либо принять навязанные правила игры. И добиваться создания максимально возможного количества законодательных предохранителей, снижающих риск чрезмерного извращения народного волеизъявления. Выбрали второе. Причины очевидны. Власть опирается на парламентское большинство и способна без труда провести через Раду любой вариант закона. К тому же ряды борцов с режимом раздирали противоречия, что не способствовало мужественному организованному сопротивлению. Делегированные оппозицией представители включились в работу комиссии Лавриновича, и отчасти благодаря их усилиям проект закона вышел довольно сносный. Порочность смешанной модели была очевидной, но с процедурной точки зрения был сделан заметный шаг вперед. Что отметила, в частности, и Венецианская комиссия, критика которой в адрес документа на этот раз носила довольно сдержанный характер.

И тут случилось самое интересное. Проект провластного закона о выборах, внесенный на рассмотрение ВР главой фракции Партии регионов Александром Ефремовым, существенно отличался от того, который был разработан комиссией Лавриновича и прошел экспертизу Венецианской комиссии. Предло­женный вариант содержал все те репрессивные нормы, за которые оппозиция и зарубежные эксперты критиковали власть в прошлом году.

Александр Лавринович, к которому ZN.UA обратилось за комментарием, был немногословен: «Кто работал с текстом законопроекта на заключительном этапе, мне не известно. Он был передан непосредственно президентом руководителям парламентских фракций для дальнейшей работы и регист­рации». Главе Минюста было нелегко скрыть свое огорчение. Его работа выглядела бесполезной, а его роль — странной.

Именно Лавринович был определен Януковичем в качестве главного куратора процесса. Виктор Федорович публично гарантировал исполнение пожеланий Венецианской комиссии. Но в версии Ефремова ее мнение вызывающе игнорировалось, а потому насельник Банковой в глазах Европы выглядел по меньшей мере глупо. Либо он с самого начала сознательно лгал, либо он не контролирует действия собственной команды.

В чем же дело? Точнее, в ком? Возмутителем спокойствия, по нашей информации, оказался первый вице-премьер Андрей Клюев, действующий «куратор» парламента и потенциальный начальник штаба избирательной кампании. Все время, пока рабочая группа трудилась над проектом избирательного закона, на политическом олимпе шла ожесточенная схватка между двумя политическими группировками, возглавляемыми первым замес­тителем председателя правительства и главой администрации президента Сергеем Левочкиным.

Клюев (по крайней мере, пока) является ответственным за проведение парламентской кампании, а ее итоги внушают ему опасения. Он считает выборы-2012 стратегически важными, но не может гарантировать их успех. Очевидное падение рейтинга власти даже на Востоке, недовольство местного бизнеса (жестоко и систематически обираемого) его объяснимо беспокоит. Серьезный «недобор» Партии регионов на парламентских выборах, по его мнению, способен поставить под удар переизбрание Януковича на второй срок. Логика Андрея Петровича проста: если я отвечаю за результат, то я должен иметь необходимый инструментарий для его обеспечения. В проекте Ефремова, входящего в неформальную группу Клюева, весь пресловутый инструментарий наличествует.

Мнение Запада первого вице-премьера интересуют мало: покричат — забудут, победителей не судят. Добавим, что у вечного кандидата в премьеры есть дополнительный стимул обеспечить ПР пристойный результат на выборах в Раду.

Левочкин, напротив, считает ближайшие парламентские выборы промежуточными. Прямую связь между их итогами и перспективами Януковича на выборах-2015 отрицает. С его точки зрения, куда важнее сохранить хотя бы относительную благосклонность Запада. Окончательный разрыв отношений с США и ЕС, по его мнению, обрекает власть на скорую погибель. Вот почему Левочкин оказывал всяческое содействие Лавриновичу, и пытался, елико возможно, влиять на депутатский корпус, стараясь обеспечить поддержку проекту, прошедшему экспертизу Венецианской комиссии. Используя для этого, в частности, энергичность постпреда президента в Раде Юрия Мирошниченко. Итогами выборов-2012 и, уж тем более, законом об их проведении, считает глава АП можно и пожертвовать — не возьмут в полях, доберут в зале. То, что за итоги парламентской кампании отвечает Клюев, ему только на руку, пускай конкурент отдувается за возможный провал.

Любопытная подробность: до недавнего времени рассматривалась возможность участия в кампании самого Сергея Владимировича. Не исключалось, что именно он возглавит список ПР с последующим избранием на пост спикера.

Означает ли появление проекта Ефремова, что Янукович ныне склонен слушать Клюева и не склонен слушать Левочкина? Или Андрей Петрович пошел против воли хозяина?

Нет, конечно. Дело в том, что хозяин пока пребывает в раздумьях. Пользуясь этим, Клюев взял инициативу на себя. Левочкин сделал ответный ход. Исполь­зуя искреннее возмущение оппозиции и столь же искреннее недоумение Запада он добился того, что Банковая дала согласие на создание временной спецкомиссии по доработке закона. После некоторых препирательств и нервных переговоров ВСК была сформирована, ее возглавил представитель оппозиции Руслан Князевич, а в заместители определен первый вице-спикер Адам Мартынюк, которого считают проводником политики Клюева.

По некоторым сведениям, фракция КПУ готова сыграть на стороне Андрея Петровича по следующим соображениям. Якобы первый вице-премьер пообещал коммунистам за сотрудничество всяческое содействие. В частности, сулил помощь в поиске «тихих» округов для Симоненко, Мартынюка, Калетника и некоторых других известных товарищей. А еще высказал абсолютную уверенность в том, что КПУ неминуемо преодолеет избирательный барьер, сколь бы высокой не оказалась в итоге планка. Клюев, по вполне понятным причинам, хочет, чтобы ее установили как можно выше. В свою очередь, ленинцы проявили интерес к тому, чтобы законом позволялось одновременное выдвижение кандидатов и в одномандатных, и в многомандатном округах. Конституционный суд в свое время делать это воспретил, ну да кто об этом нынче вспоминает? В том, чтобы одни и те же лица баллотировались и «по мажоритарке», и по округам, заинтересованы и оппозиционеры. В частности, «Батьківщина». Партия испытывает финансовые и организационные трудности, аппарат, по сути, парализован, местные организации разваливаются. Еще совсем недавно соратники Тимошенко считали оптимальной для себя чистую «пропорционалку». Ныне рассмотрели свои плюсы в «мажоритарке». В этой ситуации для них важен каждый округ, но без ущерба для привлекательности списка. «Двойное» выдвижение, по их мнению, снижает риск потенциальных потерь.

Кстати, до недавнего времени, возможность сохранения действующего, жестко пропорционального, закона рассматривала и власть. Но, прикинув все за и против, решили, что смешанная модель все же эффективнее. В этом якобы сходятся и Клюев, и Левочкин. Оба, по нашей информации, убеждены и в том, что кандидаты от власти в одномандатных округах обязательно должны быть самовыдвиженцами, формально не связанными с Партией регионов. Расходятся они в принципиальном вопросе. «Полевой практик» Клюев, в отличие от «кабинетного теоретика» Левочкина убежден, что только драконовские меры контроля, прописанные в законе помогут сохранить контроль над ходом кампании и процессом подсчета голосов.

Откровенно игнорирует процесс спикер. Отчего? Возможно потому, что процесс слияния ПР и Народной партии — дело практически решенное. Правда мест в проходной части списка «регионалов» Владимиру Михайловичу и его «народникам» пообещали немного — всего пять. Что поделаешь, тяжелые времена, кризис. Впрочем, не исключено, что формальное совокупление двух партийных структур произойдет несколько позже, что фракция «народников» сохранится вплоть до выборов, что субъект под названием НПУ все же примет участие в кампании. Правда без Литвина, Шарова, Гриневецкого и еще парочки знаковых политиков, которые найдут приют в предвыборной команде ПР. В чем смысл интриги? Все просто: партии, имеющие парламентские фракции, имеют первоочередное право на представительство в комиссиях. Сохранив ячейку НПУ хотя бы формально, власть получит дополнительные места в избиркомах.

Как оппозиция могла повлиять на процесс? Пытаться добиваться меньшего из зол. То есть возвращения к варианту, разработанному группой Лавриновича и модернизации его с учетом замечаний Венецианской комиссии. Фракция ПР потребовала рассматривать «в качестве базового» законопроект Ефремова. Оппозиция пригрозила бойкотировать процесс и выдвинула ультиматум. Фракции БЮТ и НУ-НС сформулировали перечень требований и предложили фракциям большинству рассмотреть их до 14-00 14 ноября.

Первая часть требований — политические. Предложено — 300 депутатов ВР избирать на пропорциональной основе, а 150 — на мажоритарной; предоставить право блокам принимать участие в выборах; обеспечить одинаковый избирательный барьер для партий и блоков, а кроме того снизить его. «Стартовый размер» — 1%.

Оппозиционеры не скрывают, что политическими требованиями (по крайней мере, частью) готовы пожертвовать ради исполнения требований процедурных. Речь идет о нормах, которые призваны минимизировать возможные фальсификации. О нормах, которые затупят те самые безжалостные «инст­рументы» Клюева-Ефремова.

Итак:

— ошибки в документах должны подлежать исправлению и не должны быть основанием для снятия кандидата с регистрации (пожалуй, самое принципиальное требование оппозиции);

— участникам выборов должно быть предоставлено право менять членов своих комиссий (антидот от возможной перекупки);

— избирательные бюллетени должны быть снабжены всеми необходимыми степенями защиты (в проекте Ефремова об этом ни слова — подделывай, кто хочет);

— право регистрации кандидатов должно принадлежать только ЦИК (главный избирком менее уязвим, чем местные — доказано практикой);

— номера участков на бюллетенях наносятся типографским способом, а не ручкой, как предлагается нынче (нельзя будет перебрасывать бюллетени с участка на участок и таким образом корректировать результаты);

— голосования за пределами участков возможно лишь при наличии соответствующих медсправок (второй тур выборов-2004 памятен до сих пор);

— для принятия решений избиркомов обязателен кворум (комментарии излишни);

— в законе должны отсутствовать любые причины для отмены регистрации кандидатов, за исключением тех, что прописаны в Конституции (о том, что Клюев сотоварищи хитры на выдумки, общеизвестно).

Кроме того, оппозиция требует, чтобы заграничные избирательные участки образовывались исключительно при заграничных дипломатических учреждениях и военных формированиях.

Также Князевич озвучил требование о предоставлении всем кандидатам пропорционального времени для выступлений в СМИ.

Хватит ли оппозиции сил настоять на своем? Насколько ловко она использует подковерную войну двух приспешников гаранта? Готова ли к компромиссу власть?


Доживем до понедельника… На все воля Януковича. К сожалению, не Божья воля.

VEhrdlVYSTVRemt3V1ZCUmRYUkRLekJNVEZGMVRrZElUSGt2VVhaMFF5OHdUQzlSZG5SRE16Qk1hbEpvZEVNME1GazVPREJLTDFGdlFUMDk=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх