EN|RU|UK
  369  1

 ОН УТОНУЛ. СПАСАТЕЛЬ "ПРИЗ" СПАСАЮТ ВСЕ, КТО МОЖЕТ.

ОН УТОНУЛ. СПАСАТЕЛЬ "ПРИЗ" СПАСАЮТ ВСЕ, КТО МОЖЕТ. (Ъ)

на дне
Вчера стало известно, что в бухте Березовая у побережья Камчатского полуострова на глубине 190 метров затонул подводный спасательный аппарат АС-28 (проект "Приз"). На нем проводились работы по замене оборудования на подводной ги

Батискаф сел на якорь Батискаф АС-28, входящий в состав отдельного дивизиона военно-спасательных судов объединенной группировки войск и сил на северо-востоке РФ, проводил работы в бухте Березовая, примерно в 75 км к югу от Петропавловска-Камчатского. В бухту батискаф был доставлен судном-носителем "Георгий Козьмин". В среду АС-28 совершил первое погружение, прошедшее в штатном режиме. Экипаж батискафа, используя манипуляторы, расположенные в его носу, должен был заменить один из блоков установленной на дне залива системы гидроакустической аппаратуры, предназначенной для слежения за атомными подлодками США. Именно поэтому экипаж батискафа не был штатным. В штатном режиме АС-28 обслуживают три-четыре специалиста – командир, механик, акустик и электрик. В последнее погружение отправились уже семь человек. Как сообщил вчера вечером командующий Тихоокеанским флотом (ТОФ) Виктор Федоров, на борту батискафа находятся три офицера, три мичмана и гражданский специалист – по всей видимости, представитель предприятия, производящего оборудование, установленное на станции и подлежащее замене.

В 11.48 четверга по камчатскому времени АС-28 снова опустился под воду, чтобы на месте демонтированного в среду блока установить новый. Предполагалось, что работы будут продолжаться не более двух-трех часов. Однако уже примерно через час с борта батискафа по системе звукоподводной связи поступил сигнал об аварийной ситуации на борту.
В четверг в 15.00 в штабе объединенной группировки войск и сил на северо-востоке РФ был развернут оперативный штаб по спасению моряков АС-28, который возглавил замкомандующего группировкой, контр-адмирал Александр Заика. В главкомате ВМФ командование операцией принял на себя начальник Главного штаба ВМФ адмирал Владимир Масорин – главком Владимир Куроедов с 1 августа находится в госпитале.

Однако первые спасательные суда, имеющие специальное оборудование, прибыли на место катастрофы только вчера утром. Все это время судно-носитель "Георгий Козьмин", используя подводные телекамеры "Тайгер", пыталось обнаружить лежащий на дне моря батискаф и определить, что с ним случилось.

Сначала была выдвинута версия о том, что на винт батискафа намотались рыбацкие сети. Однако ее вчера опровергали сначала гражданские специалисты, а затем и командование ТОФ.

В портнадзоре рыбного порта Петропавловска-Камчатского Ъ сообщили, что промысел рыбы в бухте не ведется, а потому и сетей там быть не может. А источники в ВМФ напомнили, что винты аппаратов АС защищены специальными металлическими кожухами для предотвращения подобных ситуаций.

Впрочем, отметили военные моряки, учитывая специфику работ, в которых был задействован батискаф, скорее всего, на винт был намотан порванный самим же АС-28 подводный кабель или батискаф просто зацепился за него. И только к вечеру некоторую ясность внес адмирал Виктор Федоров, признавший, что АС-28 "прикреплен шлангами к подводному объекту, которым является антенна системы берегового наблюдения, поэтому поднимать надо не только батискаф, но и всю систему, закрепленную на дне 60-тонным якорем". Возможно, говоря о шлангах, адмирал имел в виду шупальца-манипуляторы, которыми АС-28 зацепил блок, а потом по каким-то причинам не смог от него отцепиться.

Не поднять, так взорвать Судно-носитель "Георгий Козьмин" должно было иметь на борту два аппарата типа "Приз", один из которых теоретически мог бы помочь другому, оказавшемуся в аварийной ситуации. Однако другой батискаф оказался в нерабочем состоянии, его сняли с судна перед выходом из-за неисправности. Кстати, по некоторым сведениям, на техобслуживание на заводе "Красное Сормово" (Нижний Новгород) должен был вскоре, осенью этого года, отправиться и затонувший АС-28. Однако вчера в центральном конструкторском бюро "Лазурит", проектировавшем данный аппарат, заявили, что батискаф в марте 2005 года прошел освидетельствование специальной комиссии и в ремонте не нуждался. Таким образом конструкторы опровергли появившуюся вчера версию о причинах аварии, связанную с технической неисправностью батискафа.

Помощник главнокомандующего ВМФ Дыгало вчера заявил, что с моряками АС-28 поддерживается постоянная связь, а спасательные работы, по его словам, сводятся к попыткам с помощью тралов зацепить либо сам батискаф, либо всю систему, за которую он зацепился. Вначале траление проводило судно КИЛ-168, потом к нему присоединилось кабельное судно "Бирюса". Всего же в район аварийных работ прибыло с десяток судов, в том числе и судно-спасатель "Алагез". Этот спасатель, так же как и "Георгий Козьмин", должен иметь на борту два глубоководных батискафа, однако пришел на место катастрофы пустым – оба подводных средства задолго до ЧП были демонтированы с него и сданы в ремонт. Впрочем, "Алагез" располагает такелажной службой и водолазами, которые могут работать на глубинах свыше 100 м. Однако, по некоторым данным, главный специалист по глубоководным погружениям "Алагеза" сейчас находится в отпуске. Кстати, не в лучшем состоянии и само судно, еще пять лет назад его собирались продать на металлолом в Южную Корею. Спасла "Алагез" трагедия, случившаяся 12 августа 2000 года на "Курске". Тогда посчитали, что "ветеран" должен остаться в строю.

Учитывая, что толку от прибывших судов будет немного, командование ТОФ вызвало из Владивостока судно-спасатель "Саяны", батискафы которого находятся в исправном состоянии. Правда, добраться до места аварии он сможет только через три дня.
Понимая, что выдрать из грунта и поднять 60-тонный якорь, с которыми связан АС-28, практически невозможно, командование ТОФ сначала планировало разрушить "связку" взрывом. В 22.30 командующий ТОФ адмирал Федоров сообщил, что тралом удалось зацепить всю систему и даже сдвинуть ее с места. После этого спасатели будут пытаться отбуксировать всю эту конструкцию на мелководье, где спасти экипаж будет проще.
Иностранцы придут слишком поздно Очевидно понимая крайнюю сложность ситуации с батискафом, командование ВМФ обратилось за помощью к военно-морским силам Японии и США. Управление национальной обороны Японии отправило к берегам Камчатки специальное судно Chiyoda. Оно имеет глубоководный аппарат, который может быть опущен к батискафу, зафиксирован на нем, после чего спасатели могли бы проделать в корпусе АС-28 отверстие для подачи воздуха. Вместе с Chiyoda к месту аварии отправились два тральщика и вспомогательное судно. Однако приступить к работам они смогут только в понедельник. Гораздо раньше на место ЧП прибудет военно-транспортный самолет ВВС США С-5 с командой водолазов-спасателей и глубоководным беспилотным аппаратом Scorpio, оснащенным манипуляторами, которые могут разрезать тросы. Однако американцы смогут принять участие в спасательной операции только к вечеру субботы. А как раз в это время на борту АС-28 может закончиться кислород: как заявил Игорь Дыгало, по состоянию на вечер вчерашнего дня воздуха на АС-28 оставалось всего на сутки.

Поэтому участники операции обратились за консультацией на кафедру физиологии подводного плавания Военно-медицинской академии Санкт-Петербурга. Прогноз врачей оказался неутешительным. Один из сотрудников академии заявил Ъ: "Даже если морякам и хватит кислорода, то они могут задохнуться от слишком большой концентрации углекислого газа, который они сами же и выдыхают". К тому же, как заявил командующий ТОФ Виктор Федоров, аккумуляторы батискафа "на издохе", а это парализует работу системы жизнеобеспечения АС-28.

Организация работ по спасению АС-28 во многом напоминает ситуацию с подлодкой "Курск". Как и пять лет назад, командование ВМФ не обнародовало факт аварии, а потом долго рапортовало о том, что у подводников достаточно кислорода и пищи и что с ними постоянно поддерживается устойчивая связь. В то же время, как и в случае с "Курском", непосредственная работа по спасению батискафа началась спустя более чем сутки после аварии. В обоих случаях ВМФ просто оказался не готов к проведению операции из-за отсутствия специалистов и неисправности техники.

Двое суток под водой и над ней

4 августа 02.48 (Здесь и далее время московское.) В бухте Березовая на Камчатке со спасательного судна "Георгий Козьмин" под воду спускается аппарат АС-28 для контроля за подводной системой акустического наблюдения.
04.00 С борта АС-28 поступает сообщение об аварийной ситуации: аппарат потерял возможность двигаться.
05.00 Становится ясно, что АС-28 запутался винтами в кабеле или рыболовной сети.
06.00 Создан оперативный штаб по спасению моряков.
5 августа 02.59 РИА "Новости" со ссылкой на военных передает первое сообщение об аварии: "На Камчатке затонул военный батискаф, люди живы и нуждаются в помощи".
09.16 Начальник пресс-центра ТОФ Александр Косолапов сообщает: с семью моряками батискафа поддерживается постоянная связь, самочувствие у всех нормальное.
09.55 К Камчатке по просьбе российской стороны выдвинулись японское спасательное судно и два тральщика.
10.10 Становится известно, что аппарат находится на глубине 190 м, самостоятельный выход экипажа невозможен.
10.33 По данным Главного штаба ВМФ, причиной аварии стала намотавшаяся на винт рыболовная сеть. Идет траление района с целью вытащить АС-28 или порвать сеть.
11.57 ВМФ России обратилось к США за помощью. 12.43 Представители завода-изготовителя АС-28 сообщают, что аппарат требовал ремонта. Военные моряки опровергают это утверждение.
15.51 После ряда неудачных попыток освободиться на АС-28 введен режим экономии электроэнергии.
16.14 Становится известно, что в операции по спасению АС-28 примет участие американский телеуправляемый подводный комплекс Super Scorpio.
17.10 Британия официально предложила РФ техническую помощь для спасательной операции.
18.05 Командующий ТОФ адмирал Виктор Федоров заявляет: "Есть уверенность, что операция пройдет успешно".
19.34 Телеуправляемый подводный аппарат обследовал АС-28 и не обнаружил на его корпусе повреждений.
20.09 Подводный антенный комплекс с АС-28 удалось зацепить тралом и начать буксировать на мелководье, передают информагентства.
20.30 Сообщение о буксировке опровергается, военные только готовятся к этой операции, сообщает штаб ВМФ.
21.26 Военные не уверены, что ими зацеплен именно АС-28. Буксировку осложняет 60-тонный якорь антенной системы.
22.36 Моряки объявили, что зацепили именно "Приз".



--------------------------------------------------------------------------------
Как сдувалось начальство ВМФ

9.51 (здесь и далее указано московское время), начальник пресс-службы Тихоокеанского флота капитан первого ранга Александр Косолапов заявил "Интерфаксу": "Штатно запасов воздуха на подводных батискафах типа 'Приз' хватает на 120 часов. Нештатная ситуация произошла 4 августа в первой половине дня, значит, у них есть еще четверо суток".
10.21, источник ИТАР-ТАСС в Минобороны РФ: "Запасов воздуха на терпящем бедствие батискафе хватит на пять суток".
10.49, представитель Главного штаба ВМФ капитан первого ранга Игорь Дыгало заявил РИА "Новости": "Воздуха на борту батискафа, затонувшего возле берегов Камчатки, хватит более чем на трое суток".
11.11, командующий Тихоокеанским флотом адмирал Виктор Федоров в интервью "Интерфаксу" заявил: "По запасам электрического питания и воздуха у семи подводников, находящихся на борту АС-28, имеется в распоряжении 48 часов".
11.38, Александр Косолапов сообщил ИТАР-ТАСС: "По последним уточненным данным, запасов воздуха на подводном аппарате АС-28 хватит на трое суток, запасов продовольствия и воды – на пять суток".
14.42, Игорь Дыгало заявил ИТАР-ТАСС: "Сейчас уже окончательно ясно, что воздуха осталось на одни сутки".
18.10, Виктор Федоров в интервью "Первому каналу": "Я не знаю, откуда у вас информация о том, что воздуха осталось на одни сутки. Воздуха хватит больше чем на сутки".
18.37, Reuters цитирует Игоря Дыгало: "У моряков еще достаточно воздуха, примерно на 22 часа".
19.04, РИА "Новости" со ссылкой на замначальника Главного штаба ВМФ контр-адмирала Владимира Пепелявина: "Кислорода на борту батискафа хватит на время более 12 часов".



--------------------------------------------------------------------------------
Чем можно спасти АС-28

Российский флот помимо терпящего бедствие АС-28 обладает еще пятью глубоководными спасательными аппаратами (ГСА): тремя единицами проекта 1855 "Приз" (два на СФ, один на ТОФ) и двумя – проекта 1827 "Бестер" на СФ. На Балтийском флоте также есть спасательное судно СС-750 c аппаратом "Русь" (проект 16810), способное погружаться на глубину до 6 тыс. м. Кроме того, в состав СФ входят три малые АПЛ проекта 1851, предназначенные для выполнения глубоководных работ и оборудованные мощными манипуляторами. Данные корабли не предназначены для транспортировки авиационным транспортом.

ВМС США располагают двумя ГСА – Mystic и Avalon, которые базируются в Сан-Диего (Калифорния). Аппараты имеют стыковочное устройство для принятия до 24 спасаемых и мощный манипулятор. Их можно транспортировать автомобильным, морским и авиатранспортом. В ВМС США утверждают, что в случае необходимости самолет C-5A Galaxy может доставить аппараты в любую точку планеты максимум за 24 часа. С аэродрома ГСА транспортируется до ближайшего порта, где его перемещают на "материнский" корабль или подлодку. Кроме того, в составе американского флота есть военно-морское исследовательское судно NR-1, предназначенное для поиска, восстановления и технического обслуживания подводного оборудования. NR-1 представляет собой сверхмалую АПЛ, буксируемую к точке погружения. NR-1 может поднимать на поверхность объекты массой до 1 т, кроме того, ее манипулятор может быть оснащен различными типами захватов и средствами резки. Американцы также обладают пятью глубоководными аппаратами дистанционного управления: Deep Drone 72, MR-1, MR-2 и два типа Super Scorpio, которые можно транспортировать по воздуху.

В ВМС Великобритании для оказания помощи затонувшим подлодкам используется спасательный аппарат LR-5, который базируется городе Ренфрю (Шотландия). Аппарат находится в постоянной 12-часовой готовности к транспортировке специальным трейлером или транспортным самолетом в район погрузки на спасательное судно или АПЛ-носитель. ГСА оборудован камерой присоса, которая позволяет состыковаться практически с любой подлодкой и принять до 16 человек.

В состав сил самообороны Японии входит два спасательных судна Chihaya и Chiyoda, имеющее на борту по одному ГСА. Для прибытия к месту судну Chiyoda потребуется трое суток.



--------------------------------------------------------------------------------
"В такой ситуации главное – состояние покоя"

Бывший начальник НИИ аварийно-спасательного дела, водолазных и глубоководных работ Министерства обороны вице-адмирал ЮРИЙ СУХАЧЕВ рассказал корреспондентам Ъ АЛЕКСЕЮ Ъ-СОБОЛЕВУ и МИХАИЛУ Ъ-ШЕВЧУКУ, что в ВМФ есть водолазы, которые могут спуститься к затонувшему батискафу. Их приходится по одному человеку на каждый флот.

– Подводники сами могут покинуть батискаф?
– В принципе его конструкцией такая возможность предусмотрена, но средства спасения, которыми располагает батискаф, рассчитаны на аварийный выход на глубине до 100 м, а сейчас аппарат расположен глубже.
– Как можно спасать экипаж в таких ситуациях? – Есть два основных способа: спустить колокол с водолазами, чтобы они распутали трос на винте, или спустить второй батискаф, чтобы он пристыковался к стенке первого и забрал моряков. Разрезание автогеном здесь исключено. Балласт им сбрасывать бесполезно: они зацепились где-то. Нужно освобождать, отцеплять то, что их держит.

– А как же операция траления, которая проводится сейчас?
– Операция траления, которая предложена командованием, может как помочь, так и навредить. При тралении и подъеме эта подлодка может просто перевернуться. Я, например, не знаю, что тогда может произойти с аккумуляторными батареями. Кроме того, со своих фундаментов может сорваться аппаратура и ранить экипаж. Хотя в сложившихся обстоятельствах следует применять все средства, и траление я считаю в общем-то оправданным. Технически это не очень сложно, если батискаф висит на глубине 190 м и удастся достаточно точно подвести к нему трал.

– Есть ли на Камчатке водолазы, которые могли бы работать на такой глубине?
– После аварии с "Курском" было закуплено четыре глубоководных, так называемых нормобарических скафандра – по одному на каждый флот. По моим сведениям, в Петропавловске-Камчатском был один водолаз, который может спускаться на такие глубины. Что с ним сейчас, не знаю. Нужно ли будет использовать в ходе спасательной операции колокол, мне сейчас трудно сказать. Если траление и подъем пройдут нормально, обойдется и без него.

– Как долго моряки могут продержаться?
– Срок живучести будет зависеть от того, как судно укомплектовали перед выходом. Если рассчитывали, что работы займут всего сутки, то очень может быть, что его и комплектовали всем необходимым только на это время. Вообще, расчетное время живучести при полноценном комплектовании составляет пять суток, на такой срок там должны быть вода, пища и средства регенерации воздуха. Воздух, которым дышат подводники, регенерируется, то есть углекислый газ, который они выдыхают, снова превращается в пригодный для дыхания воздух. Однако все равно есть угроза повышения в атмосфере уровня углекислого газа, наверняка его концентрация уже сейчас повышена.

– Какие еще есть опасности кроме нехватки воздуха?
– Кроме нехватки воздуха угрозу представляет холод, там сейчас плюс 5 градусов. Но вообще, у подводников есть хорошие утепленные костюмы. В такой ситуации главное – не терять психологической устойчивости, находиться в состоянии покоя, чтобы не расходовать много кислорода. И ждать.



--------------------------------------------------------------------------------
"Мое мнение – спасти очень сложно"

Бывший главный конструктор, а ныне главный специалист КБ "Лазурит", где был разработан батискаф проекта "Приз", АЛЬБЕРТ ПОСТНОВ рассказал корреспонденту Ъ ТАТЬЯНЕ Ъ-КРАСИЛЬНИКОВОЙ, как нужно спасать затонувший аппарат.

– Батискафом это подводное судно назвать нельзя. "Приз" предназначен для спасения подводников из терпящей бедствие подводной лодки. Когда спасали "Курск", над спасением работали аппараты "Бестер" и "Приз". Но тогда "присосаться" к борту аварийной подлодки не удалось. Очевидно, из-за деформации поверхности "Курска" герметичность не была обеспечена.

– АС-28 был выпущен в 1989 году. Может быть, авария связана с его изношенностью?
– Возраст аппарата не имеет значения с точки зрения износа корпуса. Корпус титановый, можно смело говорить, что вечный. Механизмы все простейшие, а значит, надежные. Единственная ахиллесова пята – количество энергии. Оно крайне ограничено. Аккумуляторные батареи рассчитаны на 72 часа. Но они могли быть заряжены не на полную емкость. Кроме того, экипаж наверняка пытался самостоятельно выпутаться из создавшегося положения. То есть он потратил уйму времени и энергии. А все собственные средства аппарата к спасению без энергии бесполезны.


– Если не будет энергии, сколько экипаж сможет продержаться?
– Количество воздуха рассчитано на 20 человек, а их там семеро. То есть запас есть. Есть еще регенерационные патроны – специальные пластины, насыщенные химическим веществом с большим количеством кислорода. Если эти пластины нагреть, выделяется кислород.


– Какие собственные резервы к спасению у экипажа?
– Аппарат рассчитан на глубину до тысячи метров. 190 метров для этого аппарата – это незначительная глубина. Имеется возможность создать положительную плавучесть, то есть облегчить аппарат и всплыть самостоятельно. Положительная плавучесть образуется в том числе за счет аварийной отдачи балласта и за счет продувания цистерн главного балласта. Последнее сейчас может быть опасным: непонятно, как он зацепился, и при подъеме могут быть непредвиденные углы наклона. Я уверен, что на аппарате обученный экипаж, не пионеры. Естественно, они все проделали. Значит, что-то не получается и внутренних резервов, чтобы разрешить ситуацию, нет.

– За что они могли зацепиться? –
Это могли быть как рыболовные сети, так и кабели и затонувшие суда. Если сети намотались на винт, хода у аппарата нет. И сеть он своей плавучестью не поднимет – нужна помощь извне.

– Что делать в такой ситуации?
– Варианты разные. Но помощь однозначно нужна с внешней стороны. Есть специальное устройство наверху корпуса, которое позволяет крепить к нему трос и поднимать. Даже под углом 45 градусов можно надеть. Но только с посторонней помощью, и делать это нужно под наблюдением либо водолаза, либо другого аппарата. Можно дать дополнительную силу с другого спасателя с помощью троса, чтобы просто выдернуть, зацепив тросом или пропустив его под аппаратом. Насколько сложно зацепиться за него, зависит от того, как расположен аппарат, что рядом. В первую очередь его нужно обследовать.

– Ваш прогноз?
– Раз к конструкторам обратились за поиском неординарного решения, значит, это не рядовое событие, далеко не штатная ситуация. Наводит на размышление, что информация до нас доходит с большим опозданием. Мое мнение – спасти очень сложно.



--------------------------------------------------------------------------------
Жизнь чему-нибудь учит армию?

Виктор Илюхин, депутат Госдумы, лидер Движения в поддержку армии: – Жизнь-то учит, но ученики слишком плохие. А другие учителя – президент и его окружение – не слишком стремятся учить. Нынешние события слишком напоминают те, что были с "Курском", который погиб, как ни странно, тоже в августе. Тут очень много повторений, поэтому боюсь, что эта трагедия не последняя. Чтобы такие трагедии не повторялись, надо в разы тратить больше денег.

Вадим Густов, председатель комитета Совета федерации по делам СНГ, в 1998-1999 годах первый вице-премьер: – Обучение идет на слишком горьком опыте, но все равно это опыт. И не надо сравнивать с "Курском". Попыток сокрытия информации в этот раз, по-моему, не было, и более того, военные оперативно обратились за помощью к американцам и японцам. Хотя сначала была дурацкая идея якорями быстро зацепить батискаф и поднять.
Юрий Елисеев, гендиректор Федерального НПЦ "Салют": – Жизнь пытается учить, но мы учимся плохо и выводов не делаем. В армии порядка нет, хотя уверен, что все необходимые действия по спасению людей власть предпримет – здесь нам не врут.

Эдуард Воробьев, в 1992-1994 годах первый замглавкома сухопутных войск: – Пока результата не видно. Я думаю, прежде чем проводить любые военные учения, надо предусмотреть все возможные негативные последствия и по возможности подстелить соломку. Как оказалось, за пять лет наши военные оказались не готовы даже к внезапной эвакуации.

Артур Чилингаров, заместитель председателя Госдумы: – Надеюсь, что да. Мы (депутаты Госдумы.– Ъ) увеличиваем бюджет на оборону, а дальше военные сами должны учиться и думать. Но не все решения, принимаемые военными по таким авариям, должны сразу сообщаться СМИ. В армии есть субординация. Правда, мне непонятно, почему в ней до сих пор нет глубоководных водолазов.

Геннадий Онищенко, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека: – Когда спасут людей, тогда и увидим, чему они научились.

Источник: КоммерсантЪ
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх