EN|RU|UK
  902  23

 ПРОГРАММА «БАНДИТАМ — ТЮРЬМЫ!» ЗАКРЫТА ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМИ?

Дело Бориса Колесникова новая украинская власть преподносила как самое громкое достижение в борьбе со старой коррумпированной верхушкой. Однако вслед за арестом лавина уголовных процессов так и не обрушилась на головы олигархов — грозит обрушиться само де

«В деле есть информация, которая объективно указывает на существование факторов, обстоятельств и моральных ценностей, которые свидетельствуют о том, что обвиняемый Колесников Б.В., находясь на свободе, не будет нарушать процессуальных обязательств и заниматься преступной деятельностью», — гласит решение судьи апелляционного суда Киева Ирины Силковой. Арест поддерживали четыре предыдущих суда подряд. И пусть критики из прокуратуры говорят о том, что «моральные ценности» обвиняемого г-жа Силкова изучила в Донецке, откуда переехала в столицу всего три года назад, пусть обращают внимание на удивительную скорость оформления постановления суда, надо трезво оценивать факты. У судьи были формальные основания смягчить меру пресечения. Приговор еще раз показал, что судебная власть в Украине способна быть независимой (от кого и от чего — вопрос другой). Теперь Генпрокуратура возлагает надежды на Верховный суд, с помощью которого следователи намерены вернуть Колесникова за решетку.

Колесников на свободе, и это, по мнению собеседников «ЗН» в правоохранительных органах, с процессуальной точки зрения, может перевести дело «Белого лебедя» в разряд «долгоиграющих». По словам специалистов, современное украинское законодательство позволяет Колесникову сколь угодно долго знакомиться с материалами своего дела и тормозить, таким образом, начало суда. СИЗО является единственным стимулом для арестанта побыстрее прочесть материалы обвинения. Практически нет сомнений, что после марта 2006 года Колесников может по списку Партии регионов получить депутатский иммунитет от уголовного преследования. Борис Викторович это понимает прекрасно и потому на допросах держится всегда уверенно, а временами достаточно резко. Экстрадировать депутата Верховной Рады из сессионного зала не легче, чем Бакая из Москвы.

Как резюмировал в комментарии «ЗН» заместитель генерального прокурора Виктор Шокин: «Со стороны Колесникова было бы очень благородно закончить читать дело как можно быстрее и предстать перед судом до парламентских выборов. Если он честный человек и уверен в своей невиновности, не нужно тянуть время, суд расставит все точки».

Однако ничуть не менее значимым освобождение главы облсовета представляется также и в политическом плане. Этот факт демонстрирует, что донецкая элита не утратила своей конкурентоспособности даже в новой властной конфигурации. Следователи приходят и уходят, а команда Рината Ахметова остается в числе активных политических игроков. В чьей команде играет сам Колесников, было дано понять открытым текстом: компания «Систем кэпител менеджмент» предложила внести залог под освобождение Бориса Викторовича (любопытно, что залог предложил не кондитерский гигант «Киев-Конти», к руководству которым имеет отношение Колесников, а непосредственно структура Рината Леонидовича).

Среди возможных причин освобождения Колесникова называют готовность коллег Бориса Викторовича к примирению с властями. Колесников, как и весь донецкий бизнес, не хочет идти в революционеры, и отмахивается от лавров «второй Тимошенко». Донецкие хотят занять свою нишу. Даже выйдя на свободу под аккомпанемент криков о «политических репрессиях», Колесников не возглавил акцию «Украина без Ющенко», как заявляли оппозиционеры из Партии регионов сразу после его ареста весной. Говорят, что Р.Ахметов неоднократно во время встреч с руководством новой власти подчеркивал, мол, отпустите Бориса, войны не будет. Войны действительно нет. Говорят, что войны не будет, если и экс-губернатора Закарпатской области Ивана Ризака выпустят из СИЗО, он тоже не пойдет на митинги эсдеков. Любопытно обратить внимание на осторожную персональную критику со стороны оппозиции: эсдеки требуют отставки только закарпатского губернатора, донецкие — отставки только Шокина. Никто не торопится обличать «антинародный режим», кроме штатных ораторов, мнение которых серьезные люди не учитывают.

Накануне принципиального судебного заседания сторонники Колесникова призвали донецкий бизнес не давать показания против земляка. Ранее перед каждым судом по делу следователи предъявляли новые улики, и это было эффективной тактикой. Ко 2 августа новых сюрпризов следствие не представило. Возможно, донецкий «закон молчания» станет не менее строгим, чем сицилийская «омерта». Найдутся ли теперь желающие дать показания в суде против главы облсовета — вопрос.

Впрочем, исключительно на благородство обвиняемого следствие не рассчитывает. Генеральный прокурор Святослав Пискун, очевидно, понимает, что с политической точки зрения дело «Белого лебедя» ничуть не менее значимо перед выборами для партии власти, чем суд по делу Георгия Гонгадзе. По Колесникову в Донецке работает две бригады следователей из МВД и ГПУ, которые состоят из сотрудников «не донецкого» происхождения, и действуют автономно от областных подразделений, подчиняясь непосредственно центру. Остается под стражей главный бухгалтер и финансовый директор «Белого лебедя» Ирина Игольникова, у которой в отличие от главы облсовета, в Донецке почему-то совсем немного заступников. Поэтому робкие надежды адвокатов Колесникова, что их подзащитного власти оставят в покое, скорее всего, не оправдаются. Об этом говорят и чрезвычайно жесткие меры прокуратуры против адвоката Андрея Федура, который обнародовал сведения о финансовых операциях семьи главного свидетеля Виктора Пенчука. По мнению Федура, Пенчук получил сполна за «Белый лебедь», следствие же считает, что информация недостоверна, и разглашать ее было недопустимо.

В деле Колесникова необходимо отметить и серьезные ошибки прокуратуры. Вряд ли уместна критика защиты Колесникова, что якобы сменилось четыре следователя, ведущих дело. На самом деле следователей было всего двое — Руденко и Карташов. Первый передал дело Колесникова, потому что полностью занят изучением деятельности Центризбиркома и его серверов. Но достойно удивления, что второй следователь ушел в отпуск накануне заседания апелляционного суда и оставил вместо себя заместителя, 28-летнего Алексея Мельника. Плохо согласуется с нормами цивилизованного правосудия и возбуждение дела против адвоката Федура. Казалось, такая бесцеремонная практика осталась в прошлом вместе с кучмизмом. Подобная тактика следствия не добавляет публичной поддержки процессу.

Однако гораздо более процессуальных ошибок дело Колесникова высвечивает политические ошибки новой украинской власти. Символ борьбы с организованной преступностью превращается в символ того, как заявленные лозунги и предвыборные обещания команды Виктора Ющенко расходятся с реальными достижениями и реальной политической волей руководства страны. «Бандитам — тюрьмы» — этот слоган в современных условиях звучит анекдотично и полностью себя дискредитировал. До сих пор власть не объяснила, кто такие «бандиты» и на каких основаниях их надо «сажать». На Майдане лидеры революции обличали людей, бывших столпами старой системы власти, — Леонида Кучму, Виктора Медведчука, Рината Ахметова, Григория Суркиса, Виктора Пинчука, Андрея Клюева, Виктора Януковича. Уже тогда было понятно, что этих людей нельзя посадить за то, что им вменяло в вину общественное мнение. Передача государственного имущества под управление ближайшего окружения Кучмы проходила на определенных формальных основаниях. И так же формально с ними пытается бороться нынешняя правоохранительная система.

Очевидно, что победить организованную преступность, которая стала единым целым с государством и экономикой, можно лишь проявив политическую волю, каковая в Украине наблюдается только в сюжетах новостей, но не на практике. Пример политической воли при схожих обстоятельствах показал в Грузии Михаил Саакашвили. Грузинская власть полностью отстранила политическими методами команду Эдуарда Шеварднадзе от всякого влияния на государство. Потеряв влияние, экс-олигархи стали весьма уязвимы и лишились поддержки в государственных структурах, бизнесе и в обществе. После такой демонстрации грузинские правоохранительные органы избрали не вполне демократичную, но революционно целесообразную тактику и буквально исполнили приказ Саакашвили «заставить коррупционеров расплатиться». Грузины решили, что раз олигархи неправедными методами, но прикрываясь законом, сделали себе состояние, то и собрать с них дань надо такими же приемами. В Грузии «Бандитам — тюрьмы!» стало государственной программой с ясной и понятной обществу идеологией. Всесильный олигарх, хозяин крупнейшей компании мобильной связи и зять Шеварднадзе попал за решетку на смехотворных основаниях, но власть дала понять, что он будет сидеть очень долго — предлоги найдутся. Зять решил расплатиться с бюджетом, не испытывая судьбу, и без всяких апелляций возместил «сумму ущерба». нашему зятю такая перспектива не грозит. И хотя мы не призываем подменять законность целесообразностью, должны заметить, что наши правоохранители уступают грузинским в энергичности и стабильности. А наши политики — в последовательности.

Виктор Ющенко использовал лозунг «Бандитам — тюрьмы!» только в рамках избирательной кампании. Украинским олигархам дозволено найти способы мирного сосуществования с властями. Ющенко не ограждает их от власти, не ставит санитарный кордон. Президент открыто поддерживает рабочие отношения с людьми, которых он совсем недавно называл ворами, укравшими «Криворожсталь». Если в Донецке не первый год функционирует «государство в государстве», со своей легальной стабильной экономической базой, то разрушить эту систему ни одному следователю не под силу — вначале необходимо ликвидировать те методы, благодаря которым созданы и процветают организованные политико-финансовые группировки.

Если государство не ведет борьбу с системой, если государство начинает играть по правилам с теми, кто десять лет писал эти правила под себя, любимых, и на этом сколотил капитал, то надеяться, что «крупную рыбу» выведут на чистую воду, иллюзия. Надо либо признать, что весь бизнес у нас амнистирован, либо не заниматься пустым политическим пиаром. Сравнивая выступление Ющенко на коллегии правоохранительных органов с выступлениями Кучмы на комитете по вопросам борьбы с организованной преступностью, удивляешься, сколько общего в этих докладах. И еще одно их объединяет: оба руководителя страны не сделали пока ничего для системного реформирования правоохранительной системы, которая по-прежнему, страдая старыми язвами, должна проводить стерильные хирургические операции. Компетентные органы сами заражены метастазами коррупции и некомпетентности, поэтому представлять их как сверкающий меч правосудия наивно.

Президент искренне хочет одолеть коррупционного спрута. Но одного желания здесь мало. Ющенко нередко идет по самому простому пути — отдаче громких приказов, эффектному телевизионному шоу. Приказы ничего не решают. Более того, гнев президента, связанный с освобождением Колесникова, а также других знаковых фигур, например, главы теризбиркома — № 100 С.Хильченко, нисколько не поможет прокуратуре, милиции и СБУ лучше отстаивать интересы государства в суде. Потому что в демократическом государстве судебная власть независима. И требовать от следствия гарантий судебного приговора потенциальным преступникам — абсурд. Это значит толкать правоохранителей на путь кулуарных договоренностей с судьями, на путь давления. Пока в Украине судебная власть является вещью в себе, не секрет, что решения судов по резонансным делам являются отнюдь не результатом беспристрастного разбирательства, а итогом подковерной «работы с судьей». И этот порядок вещей при Ющенко ничуть не поменялся. Только стоимость услуг служителей Фемиды стала выше. Дело Колесникова забуксовало не столько из-за происков «стрелочников» и «злоумышленников», сколько по причине неустранимых ошибок в системе правосудия.

Источник: Юрий БУТУСОВ для Зеркало Недели
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх