EN|RU|UK
 Политика Украины
  3937  25
Материалы по теме:

 ОСТАНЕТСЯ ТОЛЬКО ОДИН. ХОРОШКОВСКИЙ ПОШЕЛ ВОЙНОЙ НА КАЛЕТНИКА?

В последнее время отношения между Хорошковс­ким и Калетником резко обострились. Не будет преувеличением сказать, что СБУ и Гостаможня ведут в настоящий момент ожесточенную межведомственную войну. У СБУ в данном случае — куда большие возможности.

9 июня Кабинет министров Украины принял решение перенести рассмотрение вопроса о модернизации Государственной таможенной и Государственной налоговой служб. За этой скучной бюрократической фразой скрывается борьба в верхушке украинской власти за контроль многомиллиардных импортных потоков и масштабное противостояние спецслужбы с контролирующими органами.

В настоящее время в Кабмине су­щест­вует два стратегических подхода к реформе фискальных органов. Есть вполне консервативные проекты, поданные самими ГТС и ГНС. Но есть и совершенно революционные планы модернизации таможни и налоговой путем соз­дания единого фискального органа на их базе. Совершенно очевидно, что Минфин с таким ОМП, как объединенная таможенно-налоговая служба, нынешнему министру финансов — Федору Ярошенко — вряд ли доверят. В кулуарах по-прежнему кандидатом №1 на этот пост называют Валерия Хорошковского. Таким образом, под эгидой Минфина может быть создана одна структура, которая наделяется полномочиями как планирования бюджета, контроля всех финансовых потоков страны, так непос­редственно и выполнения поставленного перед собой плана. Следует напомнить, что в рамках административной реформы в состав Минфина уже включена Государственная финансовая инспекция.

Обсуждение проекта реформ идет не первый месяц и заходит в тупик отчасти из-за противостояния между главой СБУ Валерием Хорошковским и главой Гостаможни Игорем Калетни­ком. Глава налоговой — Виталий За­харченко — является ставленником сына президента Александра Януко­вича, и значимое место он может сохранить за собой хоть в модернизированной налоговой, хоть в объединенной таможенно-налоговой службе. Захарченко не является самостоятельным политическим игроком. Однако в случае подчинения Хорошковскому выстроенная на основе таможни система влияния Калетника будет разрушена. Даже если в угоду коалиционным договоренностям и личным связям Калетник и сохранит за собой пост руководителя таможни, то под конт­ролем Хорошковского это руко­водст­во станет чисто номинальным. Отвечать перед Виктором Федоровичем за конт­роль финансовых потоков должен кто-то один.

Неудивительно, что в последнее время отношения между Хорошковс­ким и Калетником резко обострились. Не будет преувеличением сказать, что СБУ и Гостаможня ведут в настоящий момент ожесточенную межведомственную войну. У СБУ в данном случае — куда большие возможности.

В этом году спецслужба произвела серию арестов сотрудников ГТСУ, наиболее резонансным среди которых стал арест 28 апреля начальника отдела таможенного оформления Киевской региональной таможни Владимира Зорина. Начальник отдела — высокопоставленная фигура, номенклатура председателя Гостаможни, и его задержание — несомненный удар по руководству ведомства. Зорин широко известен в таможенных кругах — его мать возглавляет крупную брокерскую фирму, владеет крупными таможенными складами и поддерживает с Калетником прочные деловые отношения. Адвокатами Зорина стали Владимир Гузырь, который всего два месяца назад был первым замначальника главного управления надзора за организацией оперативно-разыскной деятельности и дознания Генеральной прокуратуры, и Юрий Сухов, известный также как адвокат экс-председателя Госта­можни Анатолия Макаренко. Источник ZN.UA, близкий к семье арестованного начальника поста, рассказывает: «Мы считаем это дело явной провокацией. Владимир был назначен на должность 1 апреля. А уже 4 апреля против него возбуждено оперативно-разыскное дело, еще через несколько дней открыли уголовное дело, но о его возбуждении Владимира не известили. СБУ установила видеонаблюдение, по сути, его провоцировали на взятку. На видео в деле к нему заходит брокер — некто Заднепряный, они разговаривают, затем брокер выходит и в шкаф возле двери кладет что-то. Тут же заходят сотрудники СБУ и изымают 5 тысяч гривен. Сам Зорин в руки ничего не брал. Там есть еще несколько эпизодов, но суммы просто смехотворны для взятки — якобы Владимиру давали по 100 и по 200 гривен!.. В любом случае на момент задержания в Украине не действовал закон о борьбе с коррупцией. На основании чего осуществлялись действия против Зори­на? Заявителей в деле нет, кроме одного человека. Взяткой эти деньги можно считать, только если человек получил деньги и что-то незаконное взамен сделал. А если брокеры передают деньги на закупку канцелярских товаров, это как взятка не квалифицируется, потому что отсутствует личная выгода. Впрочем, спецслужба творит что хочет. Они явились в квартиру, оформленную на родителей Зорина, изъяли там сейф с крупной суммой денег, с дорогостоящими антикварными ценностями. Это имущест­во до сих не приобщено и не может быть приобщено к делу в качестве вещественного доказательства, не может быть арес­товано, поскольку оно принадлежит родителям Зорина. Тем не менее, деньги не возвращают. Чем это отличается от рэкета?»

Источники, близкие к спецслужбе, отмечают: «Зорин был под наблюдением более трех месяцев. За этот период задокументировано 64 эпизода противоправных действий, связанных с передачей различных сумм. Деньги действительно небольшие, но какое это имеет значение? Сейчас идет активная работа СБУ с предпринимателями. Не исключено, что показания на Зорина дадут еще три человека. Перед адвокатами и семьей экс-начальника таможенного пос­та стоит непростая задача».

По данным источников ZN.UA, уголовное дело против Зорина стало поводом для СБУ открыть оперативно-розыскные дела на большинство руководителей Киевской региональной таможни — одной из крупнейших таможен страны, деятельность которой находится под личным контролем председателя ГТСУ. Спустя три недели после задержа­ния Зорина последовала отставка начальника Киевской региональной таможни Геннадия Рома­ненко. Романенко — личный друг и кум Игоря Калетника. Несомненно, его отставка — это отнюдь не опала, а желание вывести доверенное лицо из-под удара. Смутное время войны с СБУ Романенко, вдали от «прослушки» и «жучков», проведет на должности помощника председателя Гостаможни.

Показательная деталь: отставка главы Киевской таможни, которая оформляет 35 % всего импорта в Украину, почему-то не заинтересовала украинскую прессу. За несколько недель об этом даже мимоходом не упомянуло ни одно деловое издание, ни одно агентство, даже специализирующееся на освещении деятельности таможенных органов. Информации об этой отставке нет и на сайте Гостамож­ни. В Интернете, кроме нескольких записей на одном небольшом форуме, нет ни строчки. Точно так же нет никакой информации о деле Зорина и других сотрудников таможни, арестованных за последние месяцы. С одной стороны, очевидно, что кто-то очень сильно мотивирует это молчание. С другой — не стоит даже говорить о цензуре, если средства массовой информации, скажем так, столь нелюбопытны... Тайно содеянное тайно и судимо будет?

Можно ли критиковать борьбу с коррупцией на таможне, которую ведет СБУ? Правдами-неправдами, но хоть кого-то сажают, хоть какой-то страх у коррупционеров рождают…

К сожалению, аресты таможенников являются не столько показателем борьбы с коррупцией, сколько ее имита­цией.

Разумеется, причиной резкого усиления активности спецслужбы по разоблачению таможенников являются не только политические битвы вокруг реформы фискальных органов. Не секрет, что наши государственные органы давно стали, образно говоря, «хозрасчетными структурами». И в деле «стрижки овец» — предпринимателей — СБУ и таможня были и будут неизменными партнерами. Но неизменными остаются и неофициальные разногласия о том, какую долю «шерсти» и в какую кассу следует заносить, какие фирмы являются лояльными, кому ставить высокие тарифы, а кому низкие. И в этой сфере Валерий Хорош­ковс­кий и его доверенное лицо по таможенным вопросам — начальник управления по борьбе с конт­рабандой главного управления по борьбе с коррупцией и организованной прес­тупностью СБУ Игорь Байдуков, конечно, не всегда находят взаимопонимание с руководством таможни. А чубы трещат у рядового и среднего начальствующего состава таможенной службы, которых «хлопают» на мелочевке, скажем откровенно. Пиар-акции в СМИ служат для демонстрации президенту усилий в борьбе с корруп­цией, хотя профессионалы спецслужб понимают, что разоблачения мелких гривневых взяток — просто анекдот, а не серьезная оперативная работа.

Обратим внимание на сумму взяток, которые инкриминируются арес­тованным таможенникам в Киеве. Ни в одном случае сумма не превышает 3 000 дол­ларов. Смешно. Неофи­циальная такса на «растаможку», как делятся шепотом предприниматели, могут составлять примерно 20000 у.е. с контейнера. Через Одесскую таможню проходит от 50 до 200 контейнеров в сутки. И хотя не весь импорт облагается неофициальными поборами, нетрудно представить объемы теневых денег в этой сфере. Если бы СБУ действительно была намерена бороться с коррупцией на таможне, а не «крышевать» импортный бизнес, то что ей стоит организовать контролируемую поставку контейнера или фуры через какие-нибудь, условно назовем, «трансатлантики», «дельта си», «репутейшн консалтинг группы» — словом, «блатные» фирмы — и полностью задокументировать, как кто и за сколько растаможивает? К слову, таможенники утверждают, что ни одна взятка по крупнотоннажным поставкам не «проплачивается» наличными деньгами. Дав­ным-давно доверенная брокерская контора, которую коррупционеры называют импортерам, дают номер счета в офшорном банке, куда следует перечислить некую сумму. И основная прибыль от незаконного крышевания серого импорта и контрабанды оседает именно там. Но более чем за год активной «борьбы с коррупцией» СБУ никаких контролируемых поставок не проводит. «Нам такая корова самим нужна»?

Если Виктор Янукович будет и далее воспринимать доклады силовиков о борьбе с контрабандой и корруп­цией, наполненные информацией о копеечных взятках, как реальный показатель работы правоохранительных органов, если число арестованных взяточников станет таким же формальным показателем, как и безумное количество административных протоколов о коррупции и нарушении таможенных правил, то слова президента о борьбе с коррупцией очень скоро даже в ближайшем окружении будут воспринимать как полную фикцию. Более того, уровень коррупции как фискальных, так и контролирующих органов настолько высок, что ни официальная, ни неофициальная статистика не дает возможности руководству страны даже осознать, какой поток денег от импортеров идет мимо бюджета в карманы высокопоставленных «крыш».

В системе идет свой «естественный отбор», но порядок этой системы остается неизменным.



Юрий Бутусов

TUV0TVVYTk9Remd3VERkUmRIUkRPVEJaT0haTU9VTmhNRXhFVVhVNVF6RXdXVXhSZG1SRE5EQk1iMmN3U21wUmN6bERLekJaUkZKcVNIcFJjR1JES3pCWlJGRjJkRWRKTUV4eVVYWjBRM2t3V1VoUmRYUkROREJNYTNaTU9VTm9NRXBJVVc4emVsSm5kRU4zTUV4NlVYWjBRekl3VEROU2FuYzlQUT09
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх