EN|RU|UK
 Экономика
  1827  11
Материалы по теме:

 335 МИЛЛИАРДОВ! ЗА ГОСЗАКУПКИ ЯНУКОВИЧ ОБЕЩАЕТ КАРАТЬ

335 МИЛЛИАРДОВ! ЗА ГОСЗАКУПКИ ЯНУКОВИЧ ОБЕЩАЕТ КАРАТЬ

Масштабы коррупции при госзакупках стали, по сути, неконтролируемым бюджетным бедствием. Объем государственных закупок всеми органами власти и государственными предприятиями в 2010 году составил 335 млрд. грн. — в 2,2 раза больше, чем в 2009-м (175 миллиардов)!

Три недели назад на закрытом заседании Кабмина, по словам источника ZN.UA, министр МВД Анатолий Могилев заявил: «Мне, конечно, несколько неловко — я всех тут знаю лично, но начинаются госзакупки, и я предупреждаю — президент дал команду «Сажать!» Церемониться никто не будет. Милиция будет контролировать все крупные тендеры».

Государство — самый крупный покупатель почти всего, что производится в Украине. Но масштабы коррупции при госзакупках стали, по сути, неконтролируемым бюджетным бедствием. Расходы бюджета растут, и тотальная зачистка прошлой правительственной команды отнюдь не привела к сколь-нибудь заметной экономии бюджетных средств. По данным Кабмина о функционировании системы госзакупок в 2010 году, имеющимся в распоряжении ZN.UA, объем государственных закупок всеми органами власти и государственными предприятиями в 2010 году составил 335 млрд. грн. — в 2,2 раза больше, чем в 2009-м (175 миллиардов)! «Увеличение государственных закупок, по мнению Минэкономики, вызвано оживлением отечественной экономики, и, как следствие, имеем своевременное и эффективное обеспечение потребностей в качественных товарах, работах и услугах, необходимых для полноценного исполнения органами власти государственных функций и обязательств относительно населения», — говорится в информсправке правительства. Жаль, не сказано, в каких конкретно отраслях власти стали чем-то снабжать население в 2,2 раза больше. Очевидно, сомневается в этом и руководство страны, наблюдая и другие причины роста расходов на госзакупки, — коррупционные интересы должностных лиц.

По данным ZN.UA, на прошлой неделе МВД добилось от Кабмина права на оперативный контроль счетов Государственного казначейства специально для усиления контрольных мероприятий по госзакупкам. Пока таких полномочий не смогли получить ни СБУ, ни Госфининспекция, но и они стоят в очереди на получение дополнительных оперативных возможностей.

Первым сигналом серьезности намерений власти навести некоторый порядок внутри своей команды и пресечь наиболее откровенные формы дерибана государственных средств стало представление об отставке замминистра экономики А.Сухомлина, поданное Азаровым, из-за проведения процедуры закупки у одного исполнителя продовольствия для армии в интересах нескольких коммерческих структур, пользующихся лояльностью министра обороны М.Ежеля. По данным источников нашего издания, формальная причина скандала такова: открытые тендеры по закупке продовольствия для армии не проводились с 2007 года. Один-два раза в год поднимается шум: «солдат нечем кормить и продукты на исходе». В результате по ускоренной процедуре у одного участника закупалось необходимое — у особых людей по особым ценам. Разумеется, это бизнес не Сухомлина и не клерков в Минэкономики — а больших людей, вхожих в главные кабинеты. В 2011 году на продовольствие для армии было выделено 910 млн. грн. — почти на 180 млн. больше, чем в 2010-м, и на 230 млн. больше, чем в 2009-м. Однако обязательным условием госзакупок в 2011, согласно поручению премьер-министра, стало проведение открытых торгов. Тендер объявили, однако его условия были обжалованы Антимонопольным комитетом — нарушения были очевидны, о них уже говорили. Вместо подготовки нового тендера в прессе появились сообщения об очередной угрозе голода в армии, и Минобороны быстро согласовало с Минэкономики процедуру закупки у одного участника. Когда разгорелся публичный скандал, пришлось назначать и наказывать стрелочника. В настоящий момент обстоятельства этой госзакупки расследуются Госфининспекцией и прокуратурой.

Генпрокуратура, МВД и СБУ ориентируют личный состав подразделений по борьбе с экономическими преступлениями на контроль госзакупок. Руководство правоохранительных органов дало весьма жесткие оценки действиям своих сотрудников по пресечению воровства на госзакупках, поскольку ранее результаты, если оценивать по реальным делам, были явно недостаточные. За три месяца 2011 года прокуратура Украины открыла уголовное дело по одному-единственному факту взяточничества должностных лиц при осуществлении госзакупок! Очаг коррупции был разоблачен в глухом районе Донецкой области, где прокуратура открыла уголовное дело из-за взятки в 50 тысяч гривен, которую от суровых донецких бизнесменов якобы вымогал… глава районной парторганизации «Батьківщини» вместе с главой тендерного комитета! За ремонт поселкового дома культуры. Вряд ли прокуратуре еще светит подобная удача найти бютовца на госзакупках, и очевидно, что для бодрого рапорта перед Виктором Федоровичем повышать раскрываемость преступности в сфере госзакупок придется за счет членов Партии регионов.

В отличие от перешедшего в Партию регионов депутата Антона Яценко — отца большинства одиозных тендерных схем, предполагаемые коррупционеры из донецкой глубинки не догадались поменять партбилеты… А Яценко и другие тендерных дел мастера успешно работают с новой партией власти и никаких проблем с правоохранительными органами не испытывают.

В связи с этим огромный резонанс произвела подача для принятия во втором чтении нового законопроекта №7532, который по идее должен был создать новую прозрачную систему госзакупок. Однако накануне голосования комитет по экономической политике ВР внес в правительственный законопроект поправки, совершенно меняющие смысл и механизмы осуществления госзакупок.

Этот скандал для ZN.UA прокомментировал заместитель председателя Государственной финансовой инспекции (бывшей КРУ) Денис Красников, непосредственно отвечающий за контроль осуществления госзакупок.

— К сожалению, уже не первый раз при принятии законопроекта о госзакупках эта процедура проходит непрозрачно — без учета мнения контролирующих органов, органов, которые непосредственно производят госзакупки, прессы, общественности. Накануне принятия нового закона всегда внезапно возникают неудобные для практического применения нормы, а также, прямо скажем, нормы, открывающие новые коррупционные схемы.

Например: участник торгов обязан застраховать свою ответственность по договорам закупки, а порядок, по которому страховые компании будут предоставлять такие услуги, определяет Минэкономики вместе с Государственной комиссией регулирования финансовых услуг Украины, где могут быть также закреплены и страховые компании которым разрешено оказывать такие услуги. Кроме того, банки-агенты по обслуживанию государственных закупок будут определяться Минэкономики. Нет никакой логики в регламентировании участия страховых компаний и банков в процессе госзакупок, кроме коррупционной. По сути, создается схема, когда участники и заказчики торгов будут нести дополнительные затраты в пользу банков — агентов и недобросовестных страховых компаний, а те, в свою очередь, щедро благодарят организаторов схемы.

А в конце концов все эти затраты будут ложится на государственный бюджет.

Другая скандальная норма: несмотря на то что в настоящее время Госфининспекция, согласно распоряжению Кабмина, разрабатывает методику определения убытков при нарушениях, связанных с осуществлением госзакупок.

Вдруг в законопроекте появляется удивительная норма: выдача заключений о наличии либо отсутствии убытков относится к компетенции Минэкономики! Определение убытков — ключевой вопрос контроля госзакупок, и если все эти функции заберет себе ведомство, которое согласовывает вопрос о госзакупках, то доказать какие-либо нарушения будет в принципе невозможно. Зато появится очередь в министерство со всей Украины на получение справок — есть убытки или нет убытков. Есть одна справка — есть уголовное дело, есть другая справка — есть закрытие дела за отсутствием состава преступления. Возбуждение уголовных дел по госзакупкам, ревизии, приговоры судов — все это строится на определении убытков. Поэтому методика определения убытков, выдача экспертных заключений должны быть в интересах государства сосредоточены не в одной структуре, а должны быть регламентированы постановлением КМУ, находиться в ведении правоохранительных и контролирующих органов, судов. Иначе вокруг этого будет построена неуязвимая монополизированная коррупционная схема.

— Денис Алексеевич, почему Госфининспекция не высказала замечания на этапе утверждения правок комитетом по экономической политике?

— Нас на это заседание комитета не пригласили.

— А кто у нас министр экономики? Разве он не несет ответственность за прохождение одного из ключевых правительственных законопроектов? Даже если в него тайно внесли коррупционные правки народные депутаты, это должно было проконтролировать Министерство экономического развития.

— Министр экономики у нас, как известно, первый премьер-министр Андрей Петрович Клюев. Но от имени Минэкономики был уполномочен курировать эту работу замминистра А.Сухомлин. Но разгорелся скандал вокруг госзакупок продовольствия для армии. Это, видимо, отвлекло внимание Сухомлина, затем он был отстранен от должности в связи с проведением служебного расследования.

— Возникает вопрос, если в Минэкономики законопроект о системе госзакупок, на которые государство в год выделило 335 миллиардов, зависит от одного-единственного чиновника, то какими более приоритетными задачами занимается сам министр?

— Это вопрос не ко мне.


К Минэкономики действительно много вопросов, тем более непонятно, зачем нужны новые полномочия, если исполнитель не справляется с уже имеющимися функциями.

— В СМИ пишут, что за созданием новой схемы освоения тендерных бюджетных средств стоит народный депутат Антон Яценко. Вы хорошо знаете Яценко, поскольку были вице-президентом Тендерной палаты. Вы с ним общались по поводу правок в законопроект, и какое у вас отношение к Яценко и к этому скандалу?

— Я слышал о причастности Яценко, и если это действительно он стоит за этими правками, то мое отношение к ним однозначно негативное. Хотя формально все эти скандальные правки вносил не Яценко, а депутат Савченко. Если вас интересует история, то я перешел на работу в КРУ из Тендерной палаты еще летом 2006 года, сразу когда увидел, что Тендерная палата монополизирована и превратилась в бизнес отдельных людей. У меня после этого были сложные отношения с г-ном Яценко. Я выступаю против создания новой Тендерной палаты на основе законопроекта № 7532, потому что хорошо знаю, что это такое.

— Не боитесь снова потерять работу? Яценко сейчас депутат Партии регионов, и очевидно, что внесение правок в законопроект было согласованно с определенными кругами в руководстве этой партии.



— Думаю, что Яценко не имеет такого влияния на кадровую политику сегодняшнего правительства.

— Возможна ли в принципе сколько-нибудь эффективная работа Госфининспекции, если в государстве до сих пор нет методики определения убытков при госзакупках? Ведь определение убытков — это и есть основа вашей работы?

— Да, иногда ревизоры боятся определять суммы убытков, потому что нет единой методики расчетов. Если в акте пишешь цифру предполагаемых убытков, компетентные органы проводят проверку, у них свои принципы расчета, поэтому цифры зачастую не совпадают. А суд это тоже поймет по-своему. Ревизор не защищен в ходе проверки, потому что с учетом коррупционной составляющей наших судов ревизора могут легко наказать за неверный расчет убытков. И действительно, очень часто мы не можем однозначно определить наличие или отсутствие убытков, потому что нет единых критериев, нет единых форм расчета. Определение убытков при нарушении хозяйственных договоров регулируется нормативными актами еще советского времени. А законодательство о госзакупках у нас действует только с 2000 года.

Сейчас принят новый Хозяйственный кодекс. Он предусматривает, что Кабмин может утверждать методику определения размера возмещения ущерба в сфере хозяйствования. Кабмин издал распоряжение, согласно которому Госфининспекция до июня 2011-го года разрабатывает и согласовывает со всеми инстанциями методику определения убытков.

— Сколько должностных лиц было осуждено за нарушения в сфере госзакупок в 2010-м году?

— У нас нет таких данных. Скажу только, что по результатам актов КРУ в 2010 году возбуждено 1352 уголовных дела, что на 43% больше, чем в прошлом году, а также составлено 146 протоколов о коррупции, что в три раза больше, чем в 2009 году.

— Какие предложения Госфининспекции по усилению государственного контроля в сфере госзакупок?

— Мы внесли свои предложения к законопроекту 7532. Главное, что необходимо сделать для преодоления коррупции в сфере госзакупок, это повысить уровень информированности общества о тендерах. К сожалению, сейчас далеко не всегда соблюдаются требования законодательства и полная информация о тендерных предложениях не публикуется. Необходимо повысить информированность бизнеса об условиях тендеров. Госфининспекция предлагает на законодательном уровне обязать организаторов госзакупок ставить в известность о тендерных предложениях в обязательном порядке предприятия-производителей закупаемой продукции. Нельзя, чтобы полная информация о тендерах была только в распоряжении посредников, государственные органы, проводящие госзакупки, должны понимать свою ответственность за обеспечение закупок по нормальным ценам, а значит, за работу непосредственно с производителями товаров и услуг, ведь деньги они тратят не свои, а государственные.

Пресечение коррупции в сфере госзакупок требует и более тесной координации между органами власти. В настоящее время Госфининспекция пытается добиться допуска к базам данных Государственной налоговой и Государственной таможенной службы, а также к счетам Государственного казначейства. Оперативный доступ без многодневных бюрократических переписок позволил бы на порядок поднять объем и качество нашей работы по выявлению нарушений в сфере госзакупок.

Конечно, было бы оптимально для обеспечения прозрачности госзакупок ввести систему электронных торгов, чтобы информация и возможности доступа предприятий из всех уголков страны были равны. Такая технология широко распространена в сфере осуществления госзакупок во всем мире. Этим мы, кстати, и существенно уменьшаем влияние конкретного чиновника, в случае написания грамотной программы с совершенным методом ее защиты от несанкционированного проникновения.

Для повышения бюджетно-финансовой дисциплины принципиальное значение имеет планирование расходов. Если госучреждение или госпредприятие осуществляет госзакупки согласно плану использования бюджетных средств, пусть даже временному, это значительно снижает возможности проведения нецелевых закупок и проведения тендеров у одного участника под предлогом неких срочных надобностей. У нас распространена практика внеплановых закупок, причем на огромные суммы.

При планировании осуществления госзакупок Госфининспекция предлагает обязать комитет по конкурсным торгам осуществить мониторинг закупочных цен путем запроса информации об уровне цен у непосредственных производителей товаров и услуг. Если обязательным условием тендера будет соответствие рыночным ценам, то мы гарантируем себя от таких случаев, как на госпредприятии «Укрэкокомресурсы», директор которого Виктор Ржоткевич заключал договоры на утилизацию тары и упаковочных материалов с подрядчиками по цене в 10 раз выше рыночных. Фирмы-подрядчики напрямую или опосредованно принадлежали самому Ржоткевичу, и они ничего не делали, а заказывали уже по рыночным ценам услуги у реальных предприятий, выполнение работ которых тоже, кстати, поставлено под сомнение. Ведется расследование Киевским УБОП.

Государство должно более четко и конкретно определить цели, задачи и методику реализации хотя бы основных, наиболее затратных направлений бюджетных расходов.

На проведение мероприятий Национальной программы информатизации за пять лет потрачено более 40 миллиардов гривен бюджетных средств! Однако цели национальной программы не выполнены. Не создана единая государственная информационная база, и в самом Кабмине информация из Минэкономики в Минфин — с 4-го на 7-й этаж передается на дисках курьерами, а не по электронным коммуникациям. Закупка программного обеспечения, как и закупка систем безопасности, регламентирована огромным числом лицензий и сертификатов, которые защищают монопольное положение отдельных компаний. Пенсионный фонд Украины, обремененный огромным дефицитом бюджета, который дотирует государство, закупил лицензию для функционирования Интегрированной комплексной информационной системы у компании «Атлас» за 1,3 миллиона гривен. А на техническую поддержку этой системы ПФУ в 2007—2010 годах было потрачено 11,2 миллиона гривен, в 9 раз больше стоимости самого программного продукта! Госпредприятие «Информационно-ресурсный центр» Госкомпредпринимательства является всего лишь техническим администратором Единого государственного реестра юридических лиц и физических лиц—предпринимателей и реестра документов разрешительного характера. А имущественные права на компьютерные программы принадлежат частным структурам ООО «3-Т», «Фирма 3-Т», «Арт-Мастер», несмотря на то что они получили от государства 10,6 миллиона гривен за внедрение программного обеспечения, в том числе авторского вознаграждения — более 8 миллионов. Госпредприятие «Государственный информационный центр» Министерства юстиции осуществило оплату авторского вознаграждения компании «Арт-Мастер» в 2007—2009 годах за внедрение государственных реестров на сумму в 205.2 миллиона гривен, при том, что стоимость этих реестров не превышает по оценкам экспертов 24 миллиона, а стоимость годичной техподдержки — не более 5 миллионов гривен. К сожалению, это типичная ситуация для сферы госзакупок программного обеспечения».

Глава Антимонопольного комитета Украины и экс-министр экономики Василий Цушко в комментарии ZN.UA отметил: «Полагаю, что нельзя спешить с принятием законопроекта №7532. Премьер-министр Н.Азаров дал поручение первому вице-премьеру А.Клюеву представить в парламент законопроект только после согласования со всеми компетентными органами в Украине, с Всемирным банком и представительством Евросоюза, поэтому на голосование должен быть поставлен именно тот вариант, который прошел первое чтение и собрал все соответствующие визы. Иначе велика вероятность того, что вновь в последний момент в законопроект будут в спешке внесены нормы, которые создадут новые схемы поборов. Пока Антон Яценко отвечает в комитете по экономической политике ВР за работу по этому законопроекту, такие эксцессы вполне вероятны. Яценко доверять нельзя, и если будут малейшие правки по сравнению с ранее утвержденным вариантом, то законопроект должен пройти снова все согласования, затем его надо представить в окончательном виде на суд общественности, экспертов и только потом выносить в сессионный зал. Тот вариант законопроекта, который после первого чтения сделал комитет, необходимого согласования не прошел. Поэтому голосование по нему на следующей неделе было бы непродуманным шагом. Я знаком с тем вариантом законопроекта, который согласован по состоянию на 15 апреля. В нем уже убрали самые скандальные нормы, которые были включены группой Яценко. Очень важно, что в законопроекте есть самая принципиальная, на мой взгляд, статья — об ответственности заказчика за выбор процедуры проведения закупок. Таким образом, уполномоченные руководители министерств и ведомств лишаются прикрытия в виде согласования у одного участника, которое выдавалось Министерством экономики, и будут нести персональную ответственность за допущенные нарушения в ходе тендерных закупок. В схемах коррупции при госзакупках чиновникам, оформляющим документы, достается лишь малый процент дохода — чтобы на адвокатов хватило, а основную теневую прибыль получают руководители, которые определяют условия и требования госзакупок».

ЮРИЙ БУТУСОВ

TUV0RVVYTk9SMEl3VEM5UmRVNUROMGxPUTNnd1dUZFJkRTVETWpCTVdGSm5kRU4zVEhrdlVXNU9ReXN3VEZCUmRVNUROekJNV0ZGemJucFJjSFJIUkRCWmFsRjFkRU1yVEhrdlVYTTVReXN3V1VoUmREbERkekJNY2xKbk9VTXZNRXh5VVhWSWVsRnRkRU5uTUV0TlBRPT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх