EN|RU|UK
  794  3
Материалы по теме:

 МОЛЧАНИЕ ЯГНЯТ-2. МАНДАТОМ ПО КОНКУРЕНТУ

Коррупция — процесс обоюдный. Не обязательно только власть делает бизнес на бизнесе. Бывает и наоборот: бизнес сам развращает власть, приучая к оказанию услуг под заказ, к избирательному применению закона.

Еще в конце января сего года мой глубокоуважаемый коллега Юрий Бутусов предпринял отчаянную попытку достучаться до жертв коррупции. В своей статье «Молчание ягнят» он взывал, обращаясь к тем, кто стал жертвами коррупции, поборов и мздоимства власть имущих: поймите же, наконец, что все это не прекратится, пока вы молчите!

„Когда пишешь о коррупции в Украине, поражает не столько бесстыдство и жадность отечественных госслужащих, сколько покорная смиренность простых людей, которые не только позволяют себя грабить, но и считают это единственно возможной формой порядка“, — с некоторой долей обреченности констатировал Бутусов…

Сказать, что правильную и очевидную мысль автора поняли абсолютно все, пожалуй, пока нельзя. Слишком запущена болезнь, чтобы излечить ее одной-единственной инъекцией совести и здравого смысла. Но все же в редакцию начали обращаться те, кто услышал, понял и решил попробовать не молчать.

Мы постараемся дать слово всем, кто оказался способным на гражданский Поступок. Разумеется, только после того, как убедимся в искренности собеседников и правдивости изложенных историй.

В числе вышедших на связь был и бывший шахтер, а теперь — и бывший предприниматель из Донецка Алексей Коваль, однажды (пусть и ненамеренно) нарушивший тот самый порядок, наличие которого тотально не приемлют в Сингапуре и единично не хотят видеть в Украине…

Вопреки легендам о высоких заработках и пенсиях донецких шахтеров, жить на эти деньги можно, но сложно. Единственное преимущество вышедших на заслуженный отдых горняков в том, что к моменту накопления необходимого стажа они еще относительно молоды — чуть за сорок, и есть время попробовать себя в чем-то другом.

Алексей, поработав в нескольких частных фирмах, решил открыть свое дело. „Я все свои сбережения в это вложил“, — говорит он. В 2007 году экс-горняк решил потрудиться на благо своих бывших коллег и открыл в городе Торезе (Донецкая область) мини-завод по производству фильтров для респираторов „ТехФМ“. Оборудование и технологию купил в России, где после распада Союза остались основные производства и научные разработки в области защиты органов дыхания. Потратил на все это, по его словам, 250 тысяч евро. „Торез для размещения производства я выбрал потому, что там все дешевле — земля, производственные площади. У меня работали около тридцати человек, я, к сожалению, много им платить не мог, но по меркам этого города даже зарплата в полторы тысячи гривен казалась людям приличной, и на работу ко мне шли охотно“, — объяснил Алексей Коваль.

Собственно, в том же 2007 году его карьера и завершилась. Начинающий предприниматель не учел одного — звериных законов бизнеса по-донецки…

Неприятности Алексея начались с того, что он выиграл тендер на поставку 200 тысяч фильтропатронов к респираторам для шахт „Павлоградугля“ (корпорация ДТЭК Рината Ахметова), обойдя нескольких традиционных игроков этого рынка, в том числе завод „Фильтр“ из Горловки и Донецкий завод специальных материалов. Ободренный первыми успехами, дебютант предложил свои услуги и государственным угольным объединениям…

И в этот самый момент получил от горловского „Фильтра“ претензии по поводу нарушения авторских прав на изготавливаемое изделие. Ссылаясь на то, что „право собственности на промышленный образец „Фильтрующий элемент респиратора“ удостоверено патентом“, горловские конкуренты требовали „с целью определения размера убытков… а также для решения вопроса о выдаче лицензии либо заключения лицензионного договора“ направить полномочного представителя на переговоры.

Одновременно с этим контрагенты торезского предприятия (включая ДТЭК) получили от горловского завода „Фильтр“ письмо с громким заголовком „Внимание! Контрафактная продукция!“, в котором депутат Донецкого областного совета (фракция ПР) Виталий Поляков, он же соучредитель завода из Горловки, обвинял конкурентов в изготовлении некачественной продукции. „Мы обладаем проверенной информацией, что на рынке появился производитель поддельных фильтров“, — утверждал горловский бизнесмен.

„Я тогда значения этому не придал, потому что у меня было два патента. Один — российский, купленный вместе с технологией, второй — украинский. Плюс сертификат соответствия ГОСТам. Я готовился пройти сертификацию ISO. Поэтому просто попросил юриста дать им ответ, и все“, — вспоминает этот эпизод Алексей Коваль.

В следующий раз из Горловки приехали уже не представители конкурирующей фирмы, а милиционеры с постановлением о проведении обыска в рамках уголовного дела по ст. 177 УК Украины (нарушение прав на изобретение, полезную модель, промышленный образец, топографию интегральной микросхемы, сорт растений, рационализаторское предложение). Учредительные документы предприятия, компьютеры, а также неотгруженная продукция на складе были изъяты, имущество — арестовано, завод — остановился…

На территорию своего завода Алексей Коваль с тех пор ни разу не попал. Его туда больше не пускали… Только припугнули: не дергайся, мол, если не хочешь неприятностей, операцию по твоему удушению санкционировал не кто-нибудь, а сам Борис Викторович Колесников!

Какими путями арестованное имущество потом сменило владельца, наш герой не знает. Не удалось этого выяснить и нам.

Попытки добиться правды в судах так ни к чему и не привели. „А потом у меня просто кончились деньги, и дальше судиться мне было не за что“, — пояснил Коваль.

Однако перед президентскими выборами предприниматель, у которого, по сути, „отжали“ завод, сумел прорваться на депутатский прием к Колесникову. Борис Викторович (по словам Коваля), был страшно рассержен, когда узнал, что прикрылись его именем. И поручил разобраться с этим делом своим помощникам по партийной линии — аппарату Донецкой областной организации ПР.

Помощники, однако, дело благополучно „похоронили“. Когда в процессе подготовки материала Алексей Коваль по просьбе корреспондента ZN.UA напомнил о себе в ДОО ПР, там с трудом вспомнили его фамилию и попросили „зайти на следующей неделе“.

Вместо прибылей от выгодного вложения накоплений Алексей остался со своей шахтерской пенсией. И с тяжело больной дочерью, на лечение которой надеялся заработать, открывая свое дело… „Где теперь брать деньги на лекарства, я не знаю. Я даже к Полякову ходил просить: вы отобрали все, так помогите хотя бы в этом, мне самому ничего не надо“…

„Да, приходил. Конечно, я ему отказал. Я сказал: Алексей Иванович, пока я не смогу убедить вас в том, что не имею к этому никакого отношения, денег я не дам“, — признал в беседе с корреспондентом ZN.UA Виталий Поляков, ныне депутат Горловского городского совета (фракция ПР, постоянная комиссия по вопросам содействия малому и среднему бизнесу). По словам депутата, он в той истории ратовал исключительно за соблюдение своих прав на патентованное изделие. „Мне нанесли убытков на полтора миллиона, я выдвинул претензии. Мне грубо отказали — я обратился в милицию. Что там было потом и как они умудрились продать арестованное имущество, я не знаю. Уголовное дело не закрыто, оно сейчас в суде… А в правоохранительные органы я обратился потому, что у нас стране такая система с этими патентами, что в гражданском суде ничего не докажешь — на одно и то же изделие выдают разные патенты, и каждый производит как будто бы свое“, — уверяет Поляков. Однако добавил, что другим своим конкурентам подобных претензий не выдвигал: „Все равно не докажешь…“.

На вопрос, почему защитой его прав занималась именно горловская милиция, совладелец завода „Фильтр“ даже удивился: „А какая же еще? Я нахожусь в Горловке, вот я по месту нахождения и обратился“… Но здесь он, мягко говоря, слегка слукавил: ранее обращался и в горотдел Тореза, только там ему отказали в возбуждении дела. А в Горловке — не отказали, а наоборот, оперативно отреагировали.

И в столкновении двух конкурирующих фирм победила та, у которой руководитель — с мандатом…

Даже из этой простой истории (а сколько их и сейчас происходит ежедневно — кто скажет?) очевидно, что проблема коррупции глубже и многограннее дуалистического воззрения „власть грабит — бизнес терпит“. Коррупция — процесс обоюдный. Не обязательно только власть делает бизнес на бизнесе. Бывает и наоборот: бизнес сам развращает власть, приучая к оказанию услуг под заказ, к избирательному применению закона. Вместо декларируемой равной конкуренции создаются условия, когда все равны, но некоторые равнее.

И не важно, что первично — курица или яйцо: власть «крышует» коммерцию или бизнес нанимает госаппарат на службу к себе. Важно, что по обе стороны барьера есть движение навстречу друг другу. Стенать, что власть продажна и выжимает соки — это как удивляться тому, что вскормленный человечиной пес бросается и на хозяина…
 
TUVwSVVYWjBSMEV3V1hwUmMyUkRkMGxPUjBKSlRrTTJNRXczVW1kT1IwRXdXVkJSZGpsSFJ6Qk1hbEYwWkVNMVRIa3ZVVzEwUXlzd1RIWlJkR1JIUWpCTU0xRjFUa00yTUV3M1VYTnBPSFl3VEhKUmRuUkhRVEJaUkZKbk9VTXZNRmxpVVhWT1IxQm1SRlYwTUV4clp6Qk1jbEZ6VGtNNU1FeEVVWFYzUFQwPQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх