EN|RU|UK
  523  0

 НЕСПОКОЙНЫЙ ГОД ПОСТСОВЕТСКОГО ПРОСТРАНСТВА

НЕСПОКОЙНЫЙ ГОД ПОСТСОВЕТСКОГО ПРОСТРАНСТВА

2010 год на постсоветском пространстве ознаменовался бурными событиями. Напряженная избирательная кампания в Украине, которая закончилась реваншем Януковича. Кровавый государственный переворот в Киргизии. Столкновения в Таджикистане. Репрессии против оппозиции в Белоруссии...

2010 год на постсоветском пространстве ознаменовался бурными событиями. Напряженная избирательная кампания на Украине, которая закончилась убедительным реваншем Виктора Януковича за поражение во время «оранжевой революции». Государственный переворот в Киргизии, в результате которого свергнут президент Курманбек Бакиев. Затем кровавые межэтнические столкновения на юге страны едва не привели к масштабному кризису с участием соседних стран, наконец, состоялись парламентские выборы, по итогам которых под самый конец года в Бишкеке удалось сформировать правительство. Парламентские выборы в Латвии, где заметного успеха добилась «русская» партия, имевшая реальный шанс войти в правительство. Выборы в Молдавии, которые проводились, чтобы положить конец полуторагодичному политическому кризису, но лишь воспроизвели состояние клинча. Столкновения в Таджикистане, напомнившие о событиях гражданской войны 15-летней давности. Саммит ОБСЕ в Астане, как и ожидалось, не принес никаких результатов, зато стал моментом наивысшего политического триумфа президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, как и сам факт первого в истории организации председательства постсоветской страны. Парламентские выборы в Азербайджане прошли без эксцессов и с ожидаемым результатом. А вот в Белоруссии год завершается удивительными событиями: вполне предсказуемая победа Александра Лукашенко сопровождается жестоким подавлением любых форм оппозиции.

Эта внешняя канва, за которой скрываются динамичные процессы.

Постсоветское пространство, особенно его западная часть, явно перестали находиться в фокусе мирового интереса. Харьковское соглашение России и Украины о продлении пребывания Черноморского флота до 2042 года, которое полутора годами ранее вызвало бы международный переполох, сейчас привлекло внимание лишь на несколько дней. Оказалось, что по сути ничего не для кого от этой договоренности не изменилось. Скандальная развязка в Белоруссии хоть и шокировала европейцев, но никаких мер против «последнего диктатора Европы» они принимать не собираются. Политическое противостояние в Молдавии вызвало чуть больше оживления и в Москве, и в европейских столицах, Россия и ЕС лоббируют каждый свою коалицию. Но кто бы ни взял верх, результат будет примерно тем же.

Остроту конкуренции с Европой, которая была особенно заметна после войны на Кавказе, снизил не только кризис в Евросоюзе, но и потепление в отношениях России и некоторых соседних стран – Польши и Латвии. США же и вовсе пересмотрели иерархию приоритетов, и постсоветское пространство в ней расположено существенно ниже.

2010 год дал пример первого за долгое время конструктивного взаимодействия на постсоветском пространстве извечных оппонентов – Москвы и Вашингтона. Во время борьбы за власть в Киргизии Россия и США (обе страны имеют военные базы на киргизской территории) координировали свои действия в попытках успокоить ситуацию, и с тех пор стараются избегать лишнего соперничества.

Россия стала прилагать серьезные усилия для развития собственных интеграционных объединений, столкнувшись при этом с трудностями. До тех пор, пока ЕврАзЭС и ОДКБ оставались виртуальными объединениями, чем-то вроде клубов «друзей России», легко было демонстрировать единение. Как только понадобились реальные вложения в интеграцию – материальные, политические, идеологические, оказалось, что союзники на них не готовы. Прогресс в рамках Таможенного союза достигается медленно и путем острейшей борьбы с формально самым близким партнером – Минском. ОДКБ на практике не готова оперативно реагировать на кризисные ситуации, что показала заминка во время киргизских событий. Так, Узбекистан, который, по идее, был более всех заинтересован в прекращении кровавой резни (ее жертвами, прежде всего, были этнические узбеки), на деле очень боялся создать прецедент внешнего (российского) вмешательства, опасаясь, что следующим объектом может стать он сам. К концу года на саммитах Таможенного союза и ОДКБ в Москве вроде бы удалось сдвинуться с мертвой точки, однако нестабильные отношения Москвы и Минска обещают еще много сюрпризов.

Парадоксальным образом главным оппонентом России на постсоветском пространстве стала именно «братская» Белоруссия. Экономические противоречия (пошлины на нефть, цены на газ, доступ на рынки) переросли в полномасштабный политический конфликт. Лукашенко демонстративно поддержал свергнутого при одобрении Москвы президента Бакиева, к тому же предоставил ему трибуну в минской штаб-квартире СНГ. Тем самым он дал понять, что именно Белоруссия стоит на страже закона и порядка на постсоветском пространстве, Россия же поддерживает «мятежников». Затем отношения Москвы и Минска превратились в настоящую холодную войну, сопровождающуюся личными оскорблениями. К концу года атмосфера несколько разрядилась, но дружбы между руководителями ожидать не приходится, и следующий конфликт – лишь дело времени.

В целом в 2010 году Россия стала действовать более расчетливо и менее эмоционально. Так, военное невмешательство в киргизские события стало свидетельством того, что Москва трезво соизмеряет желания с возможностями. Позиции России на территории бывшего Советского Союза укрепились, отчасти, правда, за счет снижения активности других игроков – США и Европейского Союза. Зато постепенно растет значение новых региональных сил. Одна из них – Турция, которая в уходящем году заявила о возрождении амбиций, которые распространяются практически на все пространство бывшей Османской империи. Другой фактор – Китай, однако Пекин подчеркнуто избегает любой политизации, ограничивая свою активность исключительно экономикой. Но сам факт присутствия КНР с ее огромными свободными средствами меняет ситуацию. Не случайно, белорусский президент, поссорившись с Россией, обратился за поддержкой к Пекину.

В следующем году в центре внимания, скорее всего, будет Центральная Азия. Американскому руководству предстоит определиться с дальнейшей стратегией в Афганистане, а от этого будет зависеть вся региональная политика. Вероятны перемены в Белоруссии, которые инициирует власть, – иначе непонятно, зачем Александр Лукашенко сейчас пошел ва-банк. На Украине, видимо, продолжится процесс маргинализации оппозиции, а вот в отношениях с Россией прогресс будет все более скромным, хотя и конфликтов не ожидается. Молдавия останется в состоянии хронического парламентского кризиса. Москва продолжит строительство собственных организаций, прежде всего ОДКБ, опять-таки с прицелом на постамериканский Афганистан. Таможенный союз, напротив, может затормозиться – все силы будут брошены на очередную попытку вступить в ВТО.
VEhrNGRrdzVRM293VEZoUmRuUkRMekJNTjFGMU9VTTBNRmxNVVhWT1F6WXdURUk0TUV3dlVYWjBRemN3VEdwU1ozUkROREJNY2xGelNIcFJhMlJETVRCTWRsRnpUa2RCTUZsUVVtZGtSMDFtVGtObk1FdzNVbWRrUjBJd1RHcFNhbmM5UFE9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх