EN|RU|UK
  584  1

 Сага о том, как Татьяна Коробова на пресс-конференцию проникла. И как они с Президентом друг друга поняли.

Но потом все-таки мы с Виктором Андреевичем поговорили на интересующую меня (а судя по эфирам — и остальных) тему. Мне даже показалось, что мы оба при этом оживились. И, что несколько обнадеживает и где-то обезоруживает, наш Президент в отказ и несознанку

...Хотите, я вам расскажу, где можно легко пронести баллончик с газом или граммов триста пластида? Вот так вот берешь…

Народ, каюсь, была не права! Я говорю, не права была, когда в отчаянии от неуклюжих, но дивно знакомых телодвижений новой власти намекала, будто нынешние времена — это как бы ранишние. Не-е! Вот не помню я, чтоб раньше, к Кучме-1 в Администрацию (когда еще пускали) ходила через две “рамки”. В сумки, бывало, охрана ныряла на двух дверях — когда в большом зале прессу собирали. А металлоискатель был только один. Да и сумки не все щупали — только такие подозрительные, как моя: фасоном “все мое ношу с собой”.


Я даже однажды пожалела, что охрана с головой туда ныряет, говорю: мальчики, вы не там боитесь, хотите, я вам расскажу, где можно легко пронести баллончик с газом или там грамм триста пластида? Вот так вот берешь… ну, я даже хотела показать, повысить, так сказать, обороноспособность личного состава… Но эти малыши на вахте покраснели и руками замахали.


Теперь-то власть, конечно, новая. Но я ж то — старая. Поэтому первую “рамку” благополучно прошла, только участливо спросив у служивого, решившего после “телевизора” порыться в моем личном имуществе: что ищем? могу помочь? А у следующего кордона сразу поинтересовалась: раздеться? Штатский глазом окинул и — обидно даже — неделикатно отказался. И с повышенным интересом, как гинеколог-стажёр, заглубился в мою сумку двумя руками. Пощупав там что-то и побегав пальцами по внутреннему периметру, он как бы даже огорченно сдался, и мне стало его так жалко, что в следующий раз, видимо, надо прихватить какую-нибудь РГДешку, баллон дихлофосу и, пожалуй, набор хороших цептеровских ножей.


На самом деле, народ, я исключительно за то, чтоб безопасность Президента, жизни которого на подходах к власти не раз возникала угроза, была обеспечена по самому крутому счету. Вот только я в ум не возьму: на фига так старательно шмонать прессу, пропуская через две “рамки”, если, допустим, после встречи с прессой Ющенко садится в машину и без охранных кортежей, как простой смертный популист, едет по городу, попадает, блин, в “пробки” и играет со своей судьбой, как будто она принадлежит только ему? После такого пацанства эти сверхмеры в Администрации, которая Секретариат, выглядят мерами не во имя безопасности Президента, а во имя перестраховочного спокойствия тех, кто за нее головой отвечает, но в целом обеспечить не в состоянии.


Ну, тем не менее, мы с моей тщательно облапанной сумкой сели, наконец, в зале пресс-центра. Но потом встали — Горбулина Владимира Павловича в первом ряду увидели. Пошли поздороваться с бывшим секретарем СНБО, во времена которого никакой необходимости выписывать его полномочия спорными указами не было. И, не смотря на то, что Горбулин не катался, как колобок (или Марчук какой-нибудь) по эфирам — все знали: Горбулин — это звучит.


Горбулин нынче советник у Ющенко. Что характеризует, на мой субъективный взгляд, его, Ющенко, положительно. Все-таки интеллект — особенно по нынешним временам — на улице нашей не валяется…


Ну, потом, не нарушая славную традицию опоздания, пришел Президент.


Он нам очень подробно рассказал про бюджет, про который нам раньше очень подробно рассказывало правительство. Но поскольку правительство в пылу быстроты и натиска не успевало сопровождать каждую свою фразу ссылками на “поручения Президента”, “программу Президента”, “предвыборные обещания Президента”, то Виктор Андреевич мог подумать, что народ не поймет, кому он, народ, всеми своими малообеспеченными слоями крепко обязан за возможный рост своего благосостояния. Хотя, конечно, если злые критики бюджета, типун им на язык, накаркают таки виток инфляции, экономический хаос и прочие катаклизмы, то вопрос — зачем Президент не оставил себя над процессом — станет ребром…


Но потом все-таки мы с Виктором Андреевичем поговорили на интересующую меня (а судя по эфирам — и остальных) тему. Мне даже показалось, что мы оба при этом оживились. И, что несколько обнадеживает и где-то обезоруживает, наш Президент в отказ и несознанку не ушел, а мужественно, наконец, признал: в кадровой работе по Украине есть много ошибок, а в “центре” — нет мира под оранжевыми оливами.


И потому он все время замиряет Юлю и Порошенко, Порошенко и Юлю. Типа, ребята, давайте жить дружно. Но при этом роль Порошенко в современной истории Президент постарался как бы офлажковать: мол, заседание СНБО ведет его глава — Ющенко, решения подписывает тоже Ющенко, и вообще Совет — это центр решения всех стратегических вопросов, и нет никакой концентрации власти. Ну, это мы уже слышали от самого Петра Алексеевича — с тяжеловесным кокетством пояснявшего: ну, разве ж тут есть посягательство на полномочия Президента?


Теперь у Президента примерно тот же аргумент. Не, надо было сразу заострять, промахнулась я. Надо было на языке “моральности”, так понятном Виктору Андреевичу: на хрена стране столько разговоров о Порошенко и вызывающем Указе о секретаре СНБО, если Петя у нас не просто классный, не просто шоколадный, не просто зайка, а прежде всего кум? И одно это обязывало его держаться так скромно, незаметно и безупречно, чтоб никому и никогда не пришло в голову размышлять на тему о “кумовстве”, как факторе системы Ющенко.


Ну, не могу сказать, народ, что и в вопросе о Звариче мы с Виктором Андреевичем поняли друг друга. Он держался, как Зоя Космодемьянская! Держался за реэкспорт и закон, а я все про мораль и приличия. При которых всплывшие нефтеинтересы супруги Зварича и его, министра, должностная принципиальность, оказались так взаимоисключающи по факту, что теоретическая правота, буде она есть, только подтверждать должна: прав был Ющенко, грозившийся искоренить бизнес до седьмого колена чиновников. Жаль, что даже не попытался — хотя Зварич в качестве примера так напрашивался и напрашивается…


Ох, блин, еще спросить забыла: а что там Зинченко в Штатах делает? Визит Президента готовит? Вот мне интересно: что ж там может готовить такой крупный профи, как Зинченко? Который думает, что он — коллега Госсекретаря США, а Госсекретарь США, поди, понимает, что Зинченко — это такой маленький завканцелярией, которому почему-то удалось повесить на себя такую большую вывеску…


Ну, в целом, надо признать, что Президент хорошо держится, уверенно себя чувствует, не напрягается, как раньше, в ожидании вопроса, и даже когда мыслью растекается, то все-таки недалеко. Ну и, конечно, ничего такого радостного, как от бывшего гаранта, от него и не ждешь. Типа “я не политик, я бухгалтер”. Не-не, нормально. Хотя проблемы есть.


И главная из них: первая пресс-конференция Президента, которую все так долго ждали, копя разочарования, и которая, казалось, должна стать пиршеством свободного духа акул пера и псов демократии, событием не стала. Как выясняется, нынешний разгул свободы слова в прессе есть всего лишь следствие отпущенных цепей, а вовсе не обретенной внутренней свободы.


И Ющенко здесь абсолютно ни при чем.

Источник: https://censor.net.ua/r1258
Источник: Татьяна Коробова, (Обозреватель)
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх