EN|RU|UK
  299  1

 ПОХОРОНЫ СОДРУЖЕСТВА: Постсоветское пространство настойчиво требует новых интеграционных форм

"НГ"

Впервые с 1992 года в одной из стран СНГ прошли всеобщие выборы, на которых Россия и Кремль вообще не играли никакой роли. Москва даже не смогла сделать внятную ставку на молдавских выборах (если не считать таковой маргинальный блок «Патрия–Родина», подпи

Политтехнологические жулики, бегающие вокруг Кремля, поспешили объявить результаты состоявшихся 6 марта парламентских выборов победой Москвы (читай: тех самых политтехнологов).


Смена политического контекста

Основные политические игроки Молдавии пытались скорее продемонстрировать максимальное отчуждение от Москвы. И главная оппозиционная сила – блок «Демократическая Молдова», получивший почти 28% голосов, в этом смысле мало чем отличался от победившей (с оговорками) Партии коммунистов Владимира Воронина. Из старшего партнера, дружба с которым сулит неисчислимые блага, Россия окончательно превратилась в жупел – объект смутного церемониального страха и циничных насмешек одновременно.

А ведь всего 4 года назад (на парламентских выборах 2001 года) все было совсем иначе. Тогда именно ориентация на Москву вкупе с обещаниями привести Молдавию в Союз России и Белоруссии, а также дать официальный статус русскому языку принесли Партии коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) уверенную победу (71 депутатский мандат из 101). В то время молодой и простодушный Владимир Путин поверил Воронину и бросился безоглядно поддерживать нового молдавского президента, в том числе ценой жесткого давления на Приднестровье – российский стратегический плацдарм в регионе. Дело дошло до того, что администрация президента России решила свалить приднестровского президента Игоря Смирнова и на выборах (2001 г.) в ПМР поддержала – технологически и финансово – его соперника, главу администрации Бендер Тома Зеновича. (Несмотря на инвестиции российских металлургических магнатов и благодаря квалифицированной помощи все тех же политконсультантов, Зенович выборы с треском проиграл.)

Специалисты уже тогда пытались привлечь внимание Кремля к тому, что неумеренная помощь Кишиневу добром не кончится. Так и случилось. Но Кремль понял это лишь в конце 2003 года, когда Воронин сорвал подписание так называемого «меморандума Козака», предложенного Россией плана урегулирования приднестровской проблемы – плана, который не устраивал по большому счету ни Молдавию, ни Приднестровье. Стоит отметить, что те «дипломатические» усилия Дмитрия Козака уже стали сигналом для Кишинева, что Москву бояться особенно не стоит: доверенный чиновник Путина продемонстрировал свою полную некомпетентность, а единственным его оружием было таранного типа хамство – политический инструмент, иногда пригодный в общении с российскими региональными бюрократами, но никоим образом не полезный в процессе урегулирования болезненных и залежалых геополитических конфликтов.

Попытки околокремлевских шарлатанов делать хорошую мину при плохой игре весьма вредны и опасны для России. Потому что мешают трезвому анализу ситуации и уводят Кремль все дальше от внятной стратегии дальнейших действий на постсоветском пространстве.

Да, молдавским коммунистам, из надежды и опоры Кремля превратившимся в главную антипутинскую силу в регионе, не удалось получить большинство в 61 мандат, достаточное для избрания своего президента.

Но, во-первых, заслуги Кремля в том нет. Вернее, есть. На фоне полного провала экономической политики ПКРМ и невыполнения 90% предвыборных обещаний спасти Воронина и принести коммунистам простое большинство могла только резкая смена политического контекста. И такая смена произошла – к вящему удовольствию молдавских коммунистов. Воронин смог разыграть карту нелюбви и недоверия к Москве вкупе с евроинтеграционной демагогией. Если бы не «плохая» Россия, не видать коммунистам парламентского большинства.

А что касается «президентского» большинства в 61 голос – вполне возможно, что Воронину удастся «дожать» ситуацию.

Коммунистам не хватает всего 4 мандатов. Уже сейчас идут активные переговоры и с христианскими демократами Юрия Рошки, и с некоторыми нестойкими членами «Демократической Молдовы». И деньги на решение «проблемы 61» у Воронина, как ни странно, есть. Интересно, что будет говорить Кремль, если у лидера ПКРМ все получится? Хотя уже ясно, что если не получится (а для «Демократической Молдовы» очень важно спровоцировать роспуск только что избранного парламента и новые выборы), одутловатые птенцы путинского гнезда не преминут рассказать всему миру, с трудом сдерживающему неприличный хохот, что Москва наконец-то взяла свое.


Москва больше не может, а СНГ не хочет

Заранее прошу: не надо позорить себя и страну, господа. Ведь мы-то с вами прекрасно понимаем, что Москва проиграла. Выборы в Молдавии доказали, что Содружества Независимых Государств де-факто больше не существует.

Об этом свидетельствует и поствыборное развитие событий на Украине. И дело не только в том, что открытые заявления украинских официальных лиц – например, министра иностранных дел Бориса Тарасюка или заместителя госсекретаря Маркияна Лубкивского – по поводу СНГ выдержаны в откровенно саркастических тонах. Вопрос не столько в форме, сколько в содержании.

Очевидно, что химера евроинтеграции, с которой носятся лукавые киевские бюрократы ющенковского призыва, не более чем блеф. Ни в 2015-м, ни в

2016-м , ни в 2020 году Украина не станет членом ЕС. Да новая украинская власть на это, собственно, и не рассчитывает. Сюжет под рабочим названием «Евроинтеграция» нужен лишь для того, чтобы быстро оформить смысловую альтернативу угасшему партнерству с Россией. Киев хочет сказать Москве: мы больше не связаны никакими взаимными обязательствами, собственного национального проекта у нас пока нет, может быть, мы его и соорудим, а пока будем делать вид, что идем в Европу – главное, чтобы от вас подальше. Точно так же поступает и элита Молдавии. (На 100% очевидно, что у этой самой бедной страны на карте Европы есть только один шанс очутиться в Евросоюзе – стать частью Румынии. Не исключено, что в перспективе 7–10 лет так и случится.) А пока Украина и Молдавия реанимируют ГУУАМ – «горизонтальную» альтернативу надоевшему СНГ. Кроме всего прочего, Киев намеревается стать главным спонсором приднестровского урегулирования и для начала серьезно повлиять на состав и структуру власти в ПМР.

С 2000 года недобитые эксперты предупреждали Путина, что инерционный сценарий поддержания жизни СНГ невозможен. Что удержать постсоветские страны в московской орбите можно только с помощью общего геополитического проекта – единой программы будущего. Что любые экономические программы могут быть лишь дополнением к такого рода масштабному проекту, но не содержанием Содружества. Что прохладно-теплые воспоминания об обаянии СССР исчезнут как фактор стабильности в СНГ вместе с поколением лидеров – бывших членов Политбюро ЦК КПСС.

В ответ многомудрый Кремль отвечал примерно так: у нас тут свой междусобойчик, баня, водка, чача и коньячок, и мы вроде как с газом, нефтью и прибаутками все по понятиям разрулим. Какой крах СНГ? Нет, только накануне в сауне договорились, что краху не бывать. Так что не надо нам подбрасывать, понимаешь, ловить рыбку в мутной воде и сколачивать сомнительный политический капитал. А если где что не так – пошлем политтехнологов с баблом под мышкой и научим этих недомерков-недоумков бывшую Родину любить!.. Допосылались. Доразруливались.


Другое Содружество

Важно признать, что крах СНГ – прямое следствие политики путинской администрации. Сегодня ее верные клевреты бабуринского толка, тщательно изображая геополитическое безумие в маслянистых глазах, бегают по кулуарам парламентов и народов мира с истерическими воплями: караул, происки США, против нас начинают дружить, остановим гадину, за Родину умрем и т.п.

Всевозможные происки, ребята, и составляют суть политики. И если вы об этом только сейчас узнали, то это очень плохо. Не для вас – вам все божья роса. Для России, немаленькой страны, которой вы почему-то взялись управлять.

Что же делать этой самой России в сложившейся безрадостной ситуации?

Первое. Зафиксировать смерть СНГ и отказаться от попыток реанимации исторического трупа.

Второе. Инициировать формальный роспуск СНГ – пока этого не сделали Украина или пул учредителей ГУУАМ.

Третье. Сформулировать концепцию нового, другого постсоветского Союза и предложить ее всем желающим.

В таком случае можно, пожертвовав аморфным псевдообъединением 12 стран, создать реальное содружество 6–7 государств, для которых общая стратегия окажется не политтехнологическим блефом, а реальным основанием жизни и движения вперед.

Боюсь только, что при президенте РФ Владимире Путин никаких новых Содружеств не будет. Будет только распад и умирание всего, что осталось нам от великой, кто бы что ни говорил, империи СССР.
Источник: https://censor.net.ua/r1179
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх