EN|RU|UK
  1908  1

 В ТЫЛУ ВЛАСТИ. УКРАИНСКИЕ МИНИСТРЫ ГЛАЗАМИ СВОИХ ЖЕН.

Звонившие в День защитника Отечества в приемную премьер-министра Юлии Тимошенко завидовали секретарям: «Ну хоть вашу-то приемную поздравлениями не осыпают», на что был резонный ответ: «Зато у нас здесь каждый день — 8 Марта!» Оно и понятно: впервые за всю

Поздравляя милых дам, которые стоят на передовой линии перемен, тех, кто во власти делают удачные шаги или ошибаются, но при этом не сдаются, мы хотим пожелать удачи и миллионам наших соотечественниц, которые удерживают профессиональные фронты в различных сферах жизнедеятельности страны.

Со времен прародительницы Дня международной солидарности трудящихся женщин Клары Цеткин повелось, что главными героинями этого праздника были учительницы и доярки, ткачихи и колхозницы (еще лучше — летчицы и асфальтоукладчицы). Позже к ним присоединились женщины в иной ипостаси — мамы, бабушки и жены. Но если уж жены — так только «нормальных» мужей, скажем, не выше начальника цеха. Писать о супругах более высокого начальства считалось нескромным. Ну а жены министров и членов ЦК были для прессы просто табу. Хотя еще 2400 лет назад Аристофан в своей знаменитой «Лисистрате» показал, что жены государственных мужей далеко не их безропотные тени.

Но сегодня мы хотим рассказать не о гендерных проблемах украинской властной элиты. Мужчина, уходящий в бой, должен знать, что дома его ждут. И вот тем миллионам, которые это делают ежедневно, мы и посвящаем рассказ о женах нынешних государственных мужей. Именно государственных, поскольку лишь кому-то со стороны может показаться: «Какие проблемы у жены министра?» Но богатые статусом тоже плачут. Кто сказал, что гордость за мужа или обслуживание в четвертом управлении может компенсировать постоянное отсутствие близкого человека? Кто смог оценить, какую роль в жизни мужчин, отвечающих за всю страну, играют их вторые половины? Где они берут силы для того, чтобы быть постоянными «батарейками» мужей? Кто знает, чего лишились они и их дети, «сдав» любимых в практически бесплатную и безраздельную аренду государству?

Сегодня, в канун 8 Марта, мы расскажем не о «теневом правительстве», а о тыле власти.

Они такие разные: сдержанные и разговорчивые, смешливые и серьезные, романтичные и практичные. Но и общего у них очень много. Более того, вы сами увидите, как много общего с этими женщинами у вас. Разумеется, в том случае, если ваш муж занят настоящим делом и отдается ему до конца. Может быть, прикосновение к историям любви людей, которых мы каждый день видим на экранах, станет поводом поговорить о ней с вашей второй половиной. Вспомнить все и получить цветы не только 8 Марта, но и на следующий день. Просто так.

Вопросы, на которые мы попросили ответить наших собеседниц, были таковы:

1. Как вы познакомились с вашим мужем?

2. Кто является главой вашей семьи?

3. Какие семейные традиции вы чтите особо?

4. Из-за чего чаще всего ссоритесь и быстро ли миритесь?

5. Какой преподнесенный мужем подарок вам запомнился больше всего?

Мы предложили ответить на эти вопросы всем женам руководителей центральных органов власти. Мы благодарны тем, кто согласился ответить. И особенно тем, кто, борясь с опасениями, давал первое в своей жизни интервью. Мы поздравляем их с праздником, желаем счастья, любви и надеемся, что в этот день они обязательно станут для своих мужей главными. Страна подождет.

Людмила БЕССМЕРТНАЯ

(жена Романа Бессмертного — вице-премьера по административно-территориальной реформе)

Окончила Киевский педагогический институт им.Горького (теперь Драгоманова),исторический факультет. Работает по специальности.

Мы с Романом учились на одном факультете и на одном курсе. Поэтому знакомство произошло само собой. Но встречаться мы начали не сразу, а после того, как Роман вернулся из армии. Ухаживал он красиво, очень тепло и душевно. Рядом с ним у меня постоянно было ощущение защищенности. Мы сыграли свадьбу через полтора года. Я бы не сказала, что пышную и не сказала бы, что скромную. Ее организовывали родители, мы ведь были студентами. Сейчас, проезжая мимо так называемого Бермудского треугольника, мы можем сказать нашей дочери: «Вот здесь мы расписывались». А вот место, где играли свадьбу, мы ей уже не покажем: ресторан «Столичный» снесен. Я понимаю, наверное, это правильно в рамках проводимой реконструкции. Но когда я увидела на его месте зияющую дыру, мне стало очень грустно…

Кто глава в нашей семье? По-разному: кто дома, тот и глава. Чаще я глава сама себе, потому что муж мало бывает дома. Но когда бывает, то не сторонится решения бытовых вопросов. Но, конечно же, то, что я могу сделать сама, я делаю, стараясь по мере возможности защитить его от быта. Нашей дочке 16 лет. И скоро ей нужно определяться с профессиональным выбором. Папа, безусловно, принимает участие в этом процессе, но уже на подготовленной нами почве. В этом году предстоит поступление, куда — не скажу, это тайна. Но папа наш выбор одобрил.

Если честно, то мы с Романом практически не ссоримся, с ним очень сложно это сделать. Я мало участвую в его политической жизни и не знаю, какое впечатление он производит на людей. Но дома он совсем не жесткий, обычный человек. Особых неприятных моментов, вызывавших серьезные ссоры, я даже не могу вспомнить. Но иногда мне, как любой женщине, может быть, и хочется поссориться и тогда я ссорюсь сама с собой. Он к моим вспышкам относится снисходительно: помалкивает или отшучивается. Вовлекать его в диалог на высоких тонах бесперспективно. Так что и миримся мы легко: сама с собой поссорилась, сама с собой и помирилась.

Особенных традиций у нас, наверное, нет. Новый год, Рождество — это семейные праздники, которые мы стараемся встречать дома при свечах. Эти праздники — всегда сюрприз и таинство. Мы как-то раз попробовали уехать на Рождество и встретить его не дома и были очень разочарованы: таинство куда-то улетучилось.

Святое — это дни рождения, и знаете, как показала практика последних лет, наиболее тепло они проходят в кругу семьи. Наверное, должно что-то оставаться, что делается не на публике.

Подарки? Наверное, это очень личное. Что касается цветов, то на розу «просто так» его не хватает. Наверное, нет сил и времени. Но зато когда есть повод, то букеты он дарит замечательные. Большие и красивые. Особенно в мой день рождения, который зимой. А вот очень памятную и неожиданную вещь я получила в подарок совсем недавно. Это произошло в пик тяжелой предвыборной эпопеи. Я не могу сказать, что мне подарил муж, но это было неожиданно, трогательно. Вы знаете, я даже не поняла — за что.

Ирина Игнатенко

(жена Павла Игнатенко — министра охраны окружающей среды)

Окончила Киевский медицинский институт, стоматологический факультет. Практикующий врач-стоматолог.

Познакомились мы в студенческие годы, в Пассаже, в кругу друзей. Потом муж рассказывал, что влюбился в меня с первого взгляда. Спустя какое-то время он разыскал мой телефон, позвонил. Мы договорились встретиться. Он принес букет роз и гроздь черешен, а на дворе был март! Павел впечатление на меня, безусловно, произвел, но в то время я уже встречалась с парнем, поэтому никаких отношений у нас не могло быть. Он это понял. А через два года совершенно случайно мы опять-таки встретились в Пассаже. После этого он длительное время мне звонил. Можно сказать, мы ежедневно встречались по телефону, иногда по нескольку раз в день. Первое наше свидание состоялось 29 февраля. И потому мы празднуем день нашей встречи каждые четыре года. Ухаживал он очень красиво, галантно, со множеством знаков внимания, обязательными цветами. Встречались около двух лет. Потом он сделал мне предложение, и мы поженились.

В любом случае окончательное решение принимает муж. Но ни разу не было, чтобы при этом он не учитывал мое мнение, не посоветовался. То есть решения мы принимаем, скажем так, вдвоем. Хотя я не могу сказать, что он делится со мной всеми подробностями и нюансами своей работы, но в целом прислушивается к моему мнению. В семье муж старается успокоиться, расслабиться. Семья для него — это надежный тыл, где он всегда найдет покой, уют.

Традиции? Новый год, Рождество, Пасху мы отмечаем в кругу семьи. К нам приходят родственники, друзья. На Рождество я обязательно готовлю гуся.

Летние отпуска стараемся проводить вместе с родственниками. Это, пожалуй, тоже можно отнести к разряду традиций. Так же, как и выходные, — на природе в кругу семьи и друзей.

Ссоримся мы очень редко. Если такое и случается, то в основном это споры по каким-то бытовым вопросам. И мы пытаемся их сразу решить, потому что считаем, что в большинстве ссор не бывает правых и виноватых. Такой у нас девиз в семье. Взаимное уважение и взаимопонимание помогают найти выход из сложных ситуаций. Как и в любой семье, бывают всякие трения, но мы стараемся разобраться в ситуации и найти правильный выход, учитывая мнение друг друга. Миримся мы легко. Сказать, кто делает первый шаг, трудно. Каждый старается понять другого.

Самый запомнившийся подарок был очень красивым и нежным. На пятилетие нашей свадьбы я проснулась и увидела на полу огромный букет из белых роз. Он занимал, наверное, половину комнаты! Потом я посчитала их — 153 розы, необыкновенно красивые и длинные, совершенно удивительные. На меня это произвело огромное впечатление. Этот букет я запомнила на всю жизнь.

Марина Кинах

(жена Анатолия Кинаха — первого вице-премьера)

Окончила Киевский автодорожный институт и Киевский национальный университет им.Т.Шевченко по специальности «журналистика». Работала пресс-секретарем УСПП. В данное время находится в декретном отпуске, воспитывает дочь. Возглавляет общественную организацию «Культура і всесвіт — 2004».

В середине девяностых у меня была очень активная журналистская жизнь. С 1993 года я работала пресс-секретарем в Украинском союзе промышленников и предпринимателей, успевала писать для нескольких газет, сотрудничала с региональными изданиями. Словом, была очень занята.

В конце 1996 года в УСПП пришел новый руководитель — Анатолий Кинах. В тот же день звонят мне: «Беги, Кинах вызывает. Только учти, к нему опаздывать нельзя, он необычайно пунктуальный человек». Был проливной дождь, я шла пешком, и вся в водяных струях ворвалась к нему в кабинет: «Вызывали?»

Новый глава УСПП встретил меня словами: «Что же вы так спешили? Вы же женщина, успокойтесь, отдышитесь…» Я действительно отдышалась, потом за чашкой чая состоялся очень интересный разговор с обсуждением будущих планов… Так все и началось…

Глава семьи? Конечно, Анатолий Кириллович. Он болеет за все, что происходит в семье и в родне. Без лишних разговоров и объяснений он несет по жизни груз ответственности за принятие решений, за судьбы близких и детей. Он — безусловный лидер во всем и всегда.

Анатолий Кириллович очень близок с детьми, дома он просто кумир. Старшим девочкам он помогал и в учебе, и в личных вопросах. Сейчас девочки выросли, но мы все друг о друге знаем, постоянно общаемся, по нескольку раз в день перезваниваемся.

А с младшей Софийки он просто пылинки сдувает. Та от него не отходит. На днях говорю: «Ты чего плачешь, папа вышел на две минуты». А она отвечает: «А вдруг он потеряется?»

Они с четырехлетней Софией разговаривают обо всем. Благодаря папе малышка с годовалого возраста знает названия всех деревьев, цветов, животных. До двух лет выучила все буквы. В четыре года уже читает. Сейчас с папой изучает географию.

Они многое любят делать вдвоем. Часами вдвоем рыбачат. В хорошую погоду каждое воскресенье ездят в зоопарк. Проведывают «знакомых» животных, приносят им гостинцы. И театралы они заядлые…

Вот такие в нашей семье патриархальные устои, и поддерживает их лидер — отец. Наверное, образ настоящего мужчины имеет много характерных черт. Каждая женщина мечтает встретить такого: сильного и чуткого, умного и трепетного. Анатолий именно такой. С ним я почувствовала себя женщиной: слабой, беззащитной. Это труднообъяснимое ощущение, но все женщины меня поймут. Да и вся семья его просто обожает. Я без ложной скромности считаю его идеалом — мужчины, политика, мужа и отца.

Думаю, что нет семьи без традиций. У нас традиции богатые и старые: моя семья семь поколений живет в Киеве. Например, моя мама Евгения Александровна, царство ей небесное, известный профессор, в 1941 году закончила школу №100 — ныне лицей «Подол». В этой же школе учились я, моя сестра Ирина, обе дочери Наталья и Зоя, и Софийка туда пойдет.

Мы очень любим семейные праздники. На дни рождения собирается от тридцати до шестидесяти человек, это только родные и друзья. Но есть особенный праздник: 9 мая. Это праздник моего отца Владимира Максимовича, прошедшего всю войну. Мы его всегда отмечаем на даче. Папа привозит с собой старые фронтовые фотографии, плакаты, магнитофон с записями Шульженко, Бернеса, песен военных лет. Людей собирается так много, что пришлось новый стол покупать…

С мужем поссориться невозможно. Я вспылю, могу прикрикнуть на детей, а он мне укоризненно: «Разве можно на детей повышать голос?» Это посторонним он кажется слишком сдержанным. Близкие люди видят, насколько он мягкий и добрый. И еще — есть в нем моральный стержень, который заставляет окружающих собраться, не давать волю ненужным эмоциям.

У нас есть свой праздник — день, когда мы решили быть вместе. В этот день Анатолий Кириллович всегда приносит 25 белых гвоздик. Свежайших, на высоких толстых стеблях. И они не вянут месяцами.

И я в ответ стараюсь делать особенные подарки. На 50-летие Анатолия Кирилловича мы с дочерьми на три голоса романсы пели. Не просто романсы, а сделали целую музыкальную постановку, даже сами музыку писали.

Екатерина Кириленко

(жена Вячеслава Кириленко — министра труда и социальной политики)

Окончила филологическое отделение Черкасского университета, кандидат философских наук, преподаватель Киевского национального университета культуры и искусств.

С мужем мы познакомились на вступительном экзамене в аспирантуру Киевского университета (философского факультета). Это было более десяти лет назад, и с тех пор мы вместе. Но самое интересное в нашем знакомстве то, что вначале я своего будущего мужа увидела по телевизору. Это был известный эфир 1991 года, когда голодающие студенты рассказывали о своих требованиях. Я тогда училась в Черкассах. Он мне очень понравился, я еще подумала: «Вот бы такого парня встретить». Поэтому, когда это случилось, было некое мистическое, очень приятное ощущение давно знакомого человека. Хорошо помню: на второй год аспирантуры я сдавала экзамен, он пришел с большой розой, которая чрезвычайно удивила его друзей и обрадовала меня. Встречались мы примерно полгода — познакомились осенью, а весной поженились. Вячеслав сказал тогда, что считает: нам не стоит расставаться, а нужно быть вместе.

В нашей семейной жизни существует, скажем так, иерархия отношений, поэтому нельзя сказать, что кто-то доминирует, а кто-то подчиняется. Есть какие-то темы, направления, которые контролируются или выполняются кем-то одним, но в таком случае обязательно учитывается мнение другого. Нельзя сказать, кто главный. Отношения у нас достаточно партнерские. Возможно, поэтому мы так долго вместе и еще не надоели друг другу.

На Рождество и Пасху мы посещаем церковь. Летом вместе ездим отдыхать. Мы любим ездить в Карпаты в разное время года, кататься на лыжах, на квадроциклах, просто гулять по горам. Традиция отыскивать возможность побыть вместе, наверное, самая главная традиция, она самодостаточна. Это самое ценное, что у нас есть.

Вообще, когда люди живут вместе, между ними всегда складываются какие-то традиции. Но определить их, назвать бывает очень часто трудно именно потому, что они существуют не на уровне сознания. Кроме того, то, что является традиционным для двоих, может не восприниматься таковым и другими. Поэтому наша семейная традиция утреннего кофе, возможно, кому-то покажется банальным завтраком.

Это может прозвучать неправдоподобно, но мы не ссоримся. Жизнь так коротка, а времени, чтобы бывать вместе, так мало, что эти моменты используются в ином направлении. Мы практически не ссоримся, если возникают какие-то трудности — они быстро проходят. Мы с Вячеславом незлобивы, поэтому быстро идем на компромиссы. Все недоразумения выглядят потом довольно смешно.

Одним из поводов для обретения гармонии в семейной жизни, пожалуй, как и для большинства людей, является воспитание детей. Я в этом отношении человек более суровый, а Вячеслав, в силу своей занятости, видит ребенка реже, поэтому он более толерантен, демократичен. Это, пожалуй, и является одним из предметов для дискуссий. Не сказала бы, что это ссоры или даже недоразумения. Они очень быстро преодолеваются. Шаг для примирения делается как-то совместно, синхронно. Никто не задумывается над тем, кто должен сделать первый шаг. Наступает минутная пауза, после которой раздается смех — мы смеемся над тем, что, возможно, это могло вылиться в ссору, но не случилось.

Самый большой подарок в жизни, который он мне сделал, — это рождение нашей хорошенькой маленькой любимой доченьки. Наверное, большего ожидать не стоит. Большего подарить он не сумеет. Это самое лучшее, самое ценное.

Ирина Луценко

(жена Юрия Луценко — министра внутренних дел)

Окончила Львовский политехнический институт, электрофизический факультет, прикладная математика, инженер-аналитик, а также Ровенскую академию водного хозяйства, специальность «Финансы и аудит». Работает в страховой компании «Оранта».

Познакомились мы в институте. Юра был на втором курсе, я — на первом. Самыми шумными и шебутными во всем институте, наверное, были Луценко и его компания. А я приехала из районного центра — отличница, скромница. Этих веселых ребят, которые жили очень бурной жизнью, я слегка побаивалась.

Итак, новогодние праздники. В один из них — «поливний понеділок» — существует такая традиция: девушки поливают парней водой, парни — девушек. Мой будущий муж отпраздновал со своей группой и возвращался к себе. А девушки на нашем этаже уже поджидали с трехлитровой банкой: всех полили, он один остался, неохваченный традицией... Юра это увидел и говорит: «Девочки, вы знаете, я человек буйный, и за последствия не отвечаю». Он почти добрался до своей комнаты, но девчонки, уже из любопытства и принципа, окатили его водой. Юра не растерялся, схватил огнетушитель и давай поливать всех, кто попадался на пути. Коридор был длинный, но и пены было немало. Процедура «тушения» закончилась на кухне. Все прятались, кто как мог — с криками, визгами. Но досталось всем.

Нам не повезло вдвойне. На нашем этаже жил староста общежития. Он вышел на шум и говорит: «Что Луцик? Твоя работа? Строй девчонок». А потом уже нам: «Завтра выселяем из общежития». В общем, до шести утра мы все вместе отдраивали стены от этой пены. Луценко носил воду — из подвала на шестой этаж, а уже под утро кормил всех завтраком — не спал никто. Это было моим первым знакомством с Юрой.

Потом, когда я уже заканчивала третий курс, произошло наше более близкое знакомство. Это было в августе. Юру из армии отпустили чуть раньше, чтобы он успел оформиться в общежитие (осенью он должен был демобилизоваться), а в тот день утром я должна была ехать домой в Ровно. Тогда во Львове было очень популярно польское телевидение, которое транслировало концерты из Сан-Ремо. С одиннадцати до двух ночи все сидели у телевизора. Луценко со своими друзьями пришел в гости к парню, который жил через стенку от меня. А я с соседом была в хороших отношениях. Своего телевизора у меня не было, и он пригласил меня посмотреть концерт. Луценко встретил меня так, как будто мы только вчера с ним расстались. Ребята смотрели Сан-Ремо, а мы с Юрой проговорили до утра. Потом он проводил меня на поезд, и мы расстались до ноября. Я встретила подругу, и она передала мне, что он вернулся из армии и просил пригласить на вечеринку всех, кто его знает, и меня.

Я пришла, и история повторилась снова — мы опять говорили до утра, гуляли по старому Львову. Провстречались два года. Я закончила институт, а через неделю в Ровно была свадьба. Это произошло как-то само собой. Нам было настолько комфортно вместе…

Кто глава нашей семьи? Трудно сказать. Я думаю, что Юра — голова, а я — шея. Понимаете, о чем я?

Особых традиций у нас нет. Самая главная (с первых дней у нас заведено): в новогоднюю ночь в 12 часов — обязательно с родителями, где бы ни праздновали. Чтобы и в следующем году они были с нами. А потом уже едем к друзьям или еще куда-то.

Особых причин ссориться у нас нет. Но иногда отстаиваем свое первенство, позицию. Обычно я уступаю: я более вспыльчивая, но и отхожу быстро.

Я очень ценю Юрино умение делать подарки — приятные мелочи — просто так. Больше всего я люблю мужа за щедрость, за искрометное чувство юмора, за умение держать удар. От Кличко он отличается тем, что делает это без боксерских перчаток.

Мы живем уже 16 лет, и мне всегда с ним интересно, нет чувства «комнатных тапочек». Мы всегда разговариваем.

Он замечательный отец. Младшему сыну пять лет, поэтому пока он больше тянется ко мне. А старший старается копировать папу. Хотя младший по характеру больше похож на Юру. Это, наверное, генное. Все младшие Луценки немножко сумасшедшие. Юра похож на своего отца — такой же революционер: активный, напористый, никогда не оглядывается назад и спешит жить.

Подарок, который мне больше всего запомнился… Еще когда мы жили в Ровно, часто собирались с компанией друзей, сбрасывались, брали бус и ехали путешествовать по Европе. Ночевали в мотелях или палатках. Объездили тогда всю Европу. Проезжали через Францию и несколько часов провели в Париже. Это незабываемое ощущение — как говорится, если ты не был в Париже, то ты не жил. И я ему потом часто говорила: «Знаешь, Юрка, я, как в том анекдоте, опять хочу в Париж». Однажды он сказал: «Так едем, завтра». И мы поехали. У нас уже было холодно — ноябрь, а в Париже стояла золотая осень. Мы поднялись на Эйфелеву башню. А я жутко боюсь высоты, и у меня сразу же «проросли когти». Юра буквально дотянул меня до верха и говорит: «Весь Париж у твоих ног. Я тебе его дарю». Он умеет делать это красиво. Хотя за столько лет очень редко случалось, чтобы он объяснялся мне в любви, но я это постоянно чувствую.

Ревную его, конечно. Наверное, это просто здоровое честолюбие. Когда мы в компании, такого не бывает, чтобы он не перетанцевал со всеми женщинами. Девушки спрашивают: «Как жена его терпит?» А я говорю: «Я его не терплю, я его люблю». И мне приятно, что сейчас у меня есть возможность рассказать о нем, как о самом дорогом для меня человеке.

Юлия Мостовая

(жена Анатолия Гриценко — министра обороны)

Окончила Киевский университет им.Т.Шевченко, факультет журналистики, первый заместитель главного редактора еженедельника «Зеркало недели».

Сейчас наше знакомство выглядит весьма символичным. В 1997 году я попросила Сашу Разумкова найти мне эксперта, который бы помог к моим общеполитическим вопросам добавить несколько специализированных для предстоящего интервью с министром обороны Александром Кузьмуком. Так я и познакомилась с полковником Анатолием Гриценко. Впечатление осталось лаконичным: самоуверенный, жесткий профи.

В следующий раз мы увиделись осенью 1999 года при печальных обстоятельствах. После смерти Александра Разумкова почти вся его команда ушла с госслужбы и открыла «второе дыхание» созданного в свое время Сашей Центра. Гриценко возглавил его, и буквально с первых дней редакция «ЗН» и Центр стали партнерами.

С Анатолием Степановичем мы созванивались по нескольку раз в день. Мы оказались единомышленниками, во многих вопросах — соратниками и, в конечном итоге, друзьями. Поскольку работа и для меня, и для него на тот момент была приоритетом, то о личных вещах мы никогда не говорили. Через несколько лет он, надежный, болезненно-порядочный, принципиальный, умеющий принимать решения, как-то спросил меня: «Юля, почему вы не выходите замуж?». Я шутя ответила первое, что пришло в голову: «Потому что такие, как вы, женаты». Ответила и вышла из кабинета. А он, как уже потом сам рассказывал, минут десять стоял опешивший и думал, не ослышался ли.

Поездка на конференцию в Соединенные Штаты в октябре 2002 года обещала быть полупрогулочной. Я не знала, что она перевернет всю мою жизнь. А он знал, потому что все спланировал заранее: и в самолетах сидел рядом, и разговор, к которому готовился давно. Одним словом, для меня влюбленный Гриценко стал потрясением. У меня же и мысли такой не было, да и личная жизнь вообще в мои планы не входила. Только на обратном пути, возвращаясь с конференции, мы перестали говорить друг другу «вы», но я еще долго не могла сказать «Толя», и по привычке обращалась «Степаныч».

Ответ он так и не получил, просто сказал: «Думай, сколько нужно. Я буду ждать». Обычно мне нужны долгие месяцы, чтобы сблизиться с человеком. Мои близкие не могли понять, почему через короткое время мы оказались вместе и с тех пор не разлучались. Все просто. Традиционно отношения завязываются так: влюбленность, страсть, общность интересов, понимание, взаимоуважение. У нас эта пирамида оказалась поставлена с ног на голову. Я даже не подозревала, что в этом человеке, кем-то обозванном «угрюмым евроинтегратором», столько нежности, тепла, любви и терпения. Какие раны он смог залечить и какие льды в моей душе растопить — знаем только мы!

22 марта исполнится два года со дня нашей свадьбы. После ЗАГСа мы не хотели пышного торжества, и потому пригласили лишь моих родителей (Толины тогда болели и не могли приехать в Киев) и моего брата с женой. В результате свадьбу пришлось справлять семь раз…

Кто глава семьи? Два года назад я бы уверенно сказала — никто. Но муж меня развратил, подарив роскошь возможности делегировать принятие решений. Я к этому не привыкла, а теперь это как наркотик. Психологи говорят, что глава семьи даже не тот, кто принимает решения, а тот, кто формирует перечень тем для семейного обсуждения. Я привыкла жить с хвостами нерешенных проблем, а он их рубит и решает. Впрочем, в вопросах быта, воспитания детей и многих других свое мнение я отстоять всегда смогу… Было бы желание.

Но есть одно табу. Разумеется, мы обсуждаем профессиональные вопросы и проблемы друг друга. Но решения принимаются исключительно самостоятельно. Он не руководит «Зеркалом недели», а я не руковожу Министерством обороны. Если второе принимается на веру, то в первом почему-то некоторые сомневаются. Зря.

Традиций у нас было много. По пятницам в редакции мы собирались на «мокрую» редколлегию, по субботам дома со Светой и Лешей – старшими Толиными детьми или с моим отцом писали пулю. По воскресеньям обязательно ездили на дачу, чаще не сами, а со всей большой семьей. Младшему сыну Глебу мы каждый день на ночь по очереди рассказывали сказки. После назначения на пост от этих традиций почти ничего не осталось…

По мелочам мы уже не ссоримся. А по-крупному — может быть, еще не ссоримся. Нам хорошо вдвоем. Мы созваниваемся по десять раз на дню. Без повода, без смысла, просто чтобы услышать друг друга (те, кто прослушивают разговоры, могут подтвердить…).

Но если даже назревает повод для взрыва, то мне проще взять себя в руки, чем мириться с мужем: он не успокоится, пока не разберет всю проблему «по винтикам» и не исчерпает вопрос, расставив все точки над «і». Пару раз такое уже было, больше я этого не переживу.

Цветы «без повода» я получаю постоянно. Подарки же «по поводу» выбирает мама, предварительно пошептавшись с зятем за закрытыми дверями. Зато из командировок Толя привозит очень красивые сувениры в наш дом. Они всегда к месту и со вкусом.

Главным подарком, конечно же, стали киты. Он подарил мне их два года назад. Прямо в море Кортеса в Мексике. Это была моя мечта: увидеть живого кита. Теперь я их знаю в лицо — и серых, и белых, и горбатых. Потом он пообещал мне подарить путешествие по Амазонке. Но обманул: подарил маленькую девочку Аню. Но я ему «подлог» простила. Амазонка подождет. Мы поплаваем по ней все вместе…

Галина НИКОЛАЕНКО

(жена Святослава Николаенко — министра образования)

Окончила Кировоградский педагогический институт, специальность — учитель младших классов. Много лет проработала в школе. Сейчас помощник-консультант народного депутата.

Мы с мужем знаем друг друга очень давно. Родом из одного села и ходили в одну школу. Но я на него обратила внимание раньше: его мама работала в школе, и он приходил к ней, когда я училась в старших классах. У нас разница почти шесть лет. Когда я заканчивала школу, а он — пятый курс Украинской сельскохозяйственной академии, вот тогда-то и завязались наши отношения. Ухаживал он очень красиво. Я вам больше скажу — он и сейчас красиво ухаживает. Цветы и комплименты — это те естественные вещи, которые сопровождают меня в течение всей нашей совместной жизни. Он для меня по-прежнему красивый и обаятельный мужчина. Говорят, любовь со временем переходит в привычку. Я благодарна судьбе за то, что в нашей семье этого не произошло. Несмотря на то что знаем мы друг друга 27 лет, а в апреле отметим серебряную свадьбу. Свадьба же у нас была настоящая, сельская. Длилась неделю. У него — своя, у меня — своя. Гости ходили по очереди то туда, то сюда.

Главой семейства у нас был, есть и будет только муж. Хотя по всем вопросам он со мной советуется. Я не помню, чтобы он произнес: «Я сказал, я решил, так и будет». Он советуется, но на нем лежит груз принятия решения. Вместе с тем скажу: я как жена, которая знает его характер, если хочу провести свою линию, то сделаю это так, что он будет убежден в том, что это решение нашел именно он. Если мне чего-то очень-очень хочется, то я смогу «заразить» его этим желанием. Но опять-таки решение за ним: так уж повелось у нас, у славян.

Говоря о семейных традициях, я хочу прежде всего сказать о том, что у нас принято любить, защищать и уважать друг друга. И не только в «малой», но и в «большой» семье. Это касается друзей и родственников. Мой родной брат тоже женат на нашей односельчанке. Он живет в Киеве, но видимся мы чаще всего в родном селе. На все праздники и дни рождения съезжаемся туда. Чаще всего мы праздники встречаем в очень красивом Черном лесу. И обязательно рядом родные люди и проверенные временем друзья. И это не зависит от должности, которую занимает Святослав Николаевич.

У нас очень теплые и дружеские отношения и со свекровью, и с тещей. Моя свекровь очень любит наших детей. В сентябре прошлого года погиб наш старший сын. Но, вы знаете, он два года жил не у моей матери, а у свекрови, хотя моя мама живет в том же селе. Свекровь, помимо того, что она мудрая женщина, в свое время мне очень помогла и отношения у нас искренние. Я бы даже сказала, нетрадиционно теплые. Сохранение теплых и доверительных отношений — это и есть традиция нашей семьи.

Ссориться нам с мужем некогда. Встречаемся мы поздно вечером, когда и ссориться не из-за чего, и сил на это нет. Конечно, какие-то мелкие шероховатости бывают. Но должна вам сказать, что первым шаг к примирению всегда делает муж. Он у меня очень деликатный и ответственный. Поэтому виновата я или нет, но первым на примирение идет он. И это только одна из множества причин, из-за которых я могу сказать: самый лучший подарок, который мне сделал мой муж, — это он сам. Я считаю, что мне с мужем в жизни очень крупно повезло. А что касается материальных вещей, то скажу честно: для меня не принципиально — какой это подарок, мне важно, что преподнесенный сюрприз является проявлением внимания мужа, его чувства. Свидетельством того, что за столько лет отношения, которые прошли испытания и счастьем, и горем, остались настоящими.

И еще о подарках судьбы: нашим любимцем сейчас стал внук, который очень похож на своего отца, нашего старшего сына, а характером — в дедушку. Это уже в восемь месяцев видно. Нашей же надеждой и опорой является младший сын. Между нашими двумя детьми была большая разница, и сейчас младшему сыну 12. Это наша отрада и надежда. Детям достается много любви, и это тоже наша традиция.

Юлия Павленко

(жена Юрия Павленко — министра по делам семьи и молодежи)

Окончила экономический факультет Киевского Европейского университета, а также Дипломатическую академию при Министерстве иностранных дел по специальности магистр внешней политики.

Я четыре года училась в Америке. А когда вернулась, не могла понять многое из происходящего вокруг. Все так изменилось. Именно тогда нас с Юрой познакомила его двоюродная сестра Мария Бурмака. Первое наше свидание было у Золотых ворот. Я настроилась на дружбу. Но как оказалось позже, уже после нашей первой встречи Юра решил, что я стану его женой. После третьего свидания он уже рассказывал всем родственникам и друзьям, что я его невеста. Потом он год меня завоевывал, красиво ухаживал, а затем мы поженились. В ноябре исполнилось четыре года, как мы вместе.

Кто глава семьи — такой вопрос у нас никогда не возникал. Мы равноправны, каждый — самодостаточная личность. Оба уже чего-то достигли в жизни. Я решаю свои вопросы, Юра свои. В принципе, на этой почве мы никогда не спорим. Уважение — на первом месте. Безусловно, мы советуемся, но каждый вправе принимать решение сам, и оно будет адекватно воспринято другим.

Как таковых семейных традиций, которые появляются через 10—20 лет совместной жизни, у нас пока нет. Праздники отмечаем вместе. На Пасху мы обязательно ходим в церковь на службу, святим пасхи, потом собираемся большой семьей — мои и Юрины родственники. Мы каждый день стараемся радовать друг друга, потому что жизнь настолько сложна, много рутины, на работе все устают. Поэтому нужно как можно чаще преподносить друг другу маленькие приятные сюрпризы.

Ссоримся и миримся очень быстро. Я очень отходчивый человек. Но Юра всегда мирится первым. По принципиальным вопросам у нас разногласий нет. Главная проблема — отсутствие свободного времени, выходных у Юры практически не бывает. Я это понимаю, но все равно хотелось бы чаще видеть мужа.

Я очень люблю подарки. Юра об этом знает и часто их делает. Это повышает мне настроение, и вот те маленькие разногласия, которые иногда случаются, быстро решаются. Юра все делает от души, приятна каждая мелочь и подарки он дарит всегда оригинальные и очень личные. Настолько личные, что я стесняюсь о них говорить.

Мария Пинзеник

(жена Виктора Пинзеника — министра финансов)

Окончила экономический факультет Львовского университета.

С мужем мы познакомились в университете. Я была его студенткой. Как преподаватель он нравился всем. Но у меня и в мыслях не было, что он когда-то станет моим мужем. Как-то он подошел ко мне и сказал: «Вы сидите на «галерке» и постоянно на мои вопросы отвечаете невпопад». Таким был первый знак его внимания. Потом Виктор пригласил меня работать к себе во Львовский институт менеджмента, который он возглавлял. Мы вместе уже 13 лет.

Вопрос, кто в семье главный, у нас так остро не стоит. Думаю, что Виктор. От него многое зависит. Он очень занят и даже если у него появляется свободное время, то заниматься хозяйством — это уже роскошь. Если выпадает свободная минутка, мы предпочитаем это время провести вместе.

Каждый год ездим отдыхать в Карпаты — была бы возможность, ездили бы чаще. Любим ходить с друзьями в походы, выезжаем в лес за грибами. Пасху и Рождество стараемся отметить с родителями, а такие праздники, как Новый год, 8 Марта, отмечаем в кругу друзей.

Честно говоря, уже даже не помню, когда мы последний раз ругались. Бывают, конечно, мелкие обиды. Чаще всего мои — из-за его занятости. Даже если мы идем к друзьям, то с оговоркой: «Только ненадолго, потому что мне еще нужно поработать». Вот это, пожалуй, единственная причина. Но мы оба очень отходчивы.

Мой муж, как и большинство мужчин, дарит традиционные подарки: духи, цветы, драгоценности. Кстати, цветы дарит часто. Но особенно мне дорого колечко, которое Виктор подарил мне в день рождения нашего сына. Я его никогда не снимаю и очень люблю. И не потому, что оно какое-то шикарное, просто я им дорожу.

Светлана Плачкова

(жена Ивана Плачкова — министра топлива и энергетики)

Окончила Одесский политехнический институт, факультет атомной энергетики. Руководитель секретариата комитета Верховной Рады Украины по вопросам евроинтеграции.

С моим мужем мы учились в Одесском политехническом институте на факультете атомной энергетики. Но знали мы друг друга лишь наглядно, а ближе познакомились во время прохождения практики на Ижорском заводе в городе Колпино, что под Ленинградом. Это было время белых ночей… Мы были молодыми и безденежными студентами, поэтому особых изысков в ухаживании не было. Но должна сказать: на заводе мы побывали семь раз, зато посмотрели 21 спектакль в театрах. Правда, на заводе нас особенно не хотели видеть. Многие у меня на работе знают: именно в тот момент я дала клятву, что если у меня будут студенты, то я буду им уделять очень много внимания. Но в каком-то смысле мы благодарны Ижорскому заводу за то, что имели время для прекрасного досуга в том Ленинграде, дай Бог памяти, 1979 года.

Встречались мы с Иваном год, а свадебное путешествие провели в Припяти: 3 февраля расписались, а 7-го уехали на преддипломную практику в Чернобыль.

Глава семьи у нас муж. Нельзя сказать, что он решает все вопросы, но в основных он — безусловная и окончательная инстанция. Я как бы готовлю проект решения, а муж эти проекты утверждает.

На какие-то особенные ритуалы и традиции, честно говоря, времени нет. Но с особым вниманием мы относимся к трем праздникам: дням рождения наших мам и нашего сына. А так: есть время — здорово отпраздновали Новый год, нет — ну что ж. К нашим дням рождения относимся без пиетета. Мы даже день свадьбы обычно не отмечали, но в этом году нам о нем напомнил сын. Он подсчитал и пораженный сообщил о том, что мы прожили 25 лет. Сын не мог поверить, что столько времени люди могут прожить вместе. Могут. И совсем неплохо.

Ссоримся ли мы? Да сейчас практически нет, потому что почти не видимся. Но даже когда случались какие-то ситуации, то у нас в семье не принято было обижаться, дуться, не разговаривать друг с другом. Спорные моменты мы «проезжаем» легко, разбираемся по-мужски. Никто никого не мучает и никем не манипулирует.

Вы знаете, мне кажется, что женщины, чьи мужья взвалили на себя такую ответственную и такую тяжелую государственную ношу, должны максимально запастись терпением и заставить себя смириться с тем, что не они самое главное в жизни мужчины, который эту ношу несет. Это непросто, но подобным пониманием мы способны помочь им.

Что касается подарков, то сюрпризы у нас не в традиции. Так повелось, что подарки друг другу мы выбираем вместе.

Людмила Полищук

(жена Николая Полищука — министра здравоохранения)

Окончила Ивано-Франковский медицинский институт. Кандидат медицинских наук, доцент кафедры «Медицинских неотложных состояний».

Мы познакомились в 1982 году. Впервые я увидела будущего мужа на курсах усовершенствования врачей. Он — преподаватель, я — студентка. Более толкового и грамотного человека в тех вопросах, которые он освещал, я в мире невропатологов и нейрохирургов не встречала. Помню, в общежитии ребята тогда говорили: «Бедный Николай Ефремович. Мало того, что перенес сепсис — тяжелейшее заболевание, так еще и такое горе — овдовел». Тогда, в 1982-м, я восхитилась профессионалом, а спустя два года, когда мы познакомились ближе, — полюбила человека. Николай Ефремович ухаживал красиво. Он дарил цветы. Он подарил мне Киев. Я сама из Кременчуга и столицу знала плохо. Будущий муж показал мне самые красивые места Киева, водил меня в театры, а поскольку у него была маленькая дочка, то мы ходили даже в цирк. Именно там он меня с дочерью и познакомил. Встречались мы больше года, но наши отношения не афишировали, о них почти никто не знал. Я врач-клинординатор, а он уже занимал достаточно серьезную должность и был авторитетом в нашей профессиональной среде. Да и потом, никто не знал, как в жизни все сложится. Поэтому можно сказать, что это был роман-инкогнито. До момента оформления отношений, разумеется.

Несомненно, глава семьи — Николай Ефремович. Но все бытовые вопросы, включая ремонт, — это моя обязанность. К нему обращаюсь только в крайних случаях, если без его помощи не обойтись. Но главное решение — за ним. Я в прямом смысле этого слова за мужем, за ним — как за каменной стеной.

Ссор сейчас практически не бывает, потому что выросли дети. Вначале, честно говоря, трения были: муж — вдовец, я — разведена, дети-то сводные. Разница между ними — два с половиной года. У меня — сын, у мужа — дочь. Не все сразу было гладко. Какие-то трения случались. Этот период закончился достаточно быстро. В старших классах дети уже поверяли друг другу свои тайны и перестали быть чужими.

А вообще, я не знаю, как можно поссориться с моим мужем. Он настолько спокойный и доброжелательный. Мне кажется, у него врагов не может быть, потому что со всеми он сможет найти общий язык.

Для нас традиция — это Святвечер. Я люблю наготовить много постных блюд, люблю, когда приходят дети и внуки. Старшая дочь Оксана прочтет молитву, и вся семья соберется за столом. Я всегда переживаю, если в этот день мы находимся не в Киеве и, соответственно, не можем встретиться. Именно Рождество и эту традицию я считаю самыми главными. Дни рождения и другие праздники не столь существенны. Мы, конечно, очень любим внуков и поэтому часто приходим к дочке. А когда потеплеет — на выходные все вместе собираемся на даче. Там для малышни — раздолье.

У Николая Ефремовича очень хороший вкус. Из заграничных командировок он всегда привозит красивые вещи или украшения. Даже женщины в делегациях удивляются, как здорово он умеет выбирать подарки. Наверное, ему просто приятно дарить. Самый запомнившийся мне подарок мужа? Наверное, я расскажу об этом честно. До нашей встречи я почти все время жила одна. Зарплата врача, как вы сами понимаете, небольшая. У меня была мечта несбыточная — меховая шуба. И вот на мой юбилей муж подарил первую в моей жизни настоящую меховую шубу! Венгерскую мутоновую — длинную и очень теплую. Таких почему-то уже нет. А я говорю — «это вечная будет» и ношу ее с удовольствием. После того юбилея я приехала в родной Кременчуг, и подруга, которая помнила, как я оглядывалась на женщин в красивых шубах, спросила: «Ну что, Люся, шуба у тебя уже есть?». И я ответила: «Есть!».

Марина Порошенко

(жена Петра Порошенко — секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины)

Окончила Киевский медицинский институт. За плечами — три года аспирантуры. А в семье — четыре ребенка. Марина считает, что главное, ради чего стоит жертвовать карьерой, — это дети.

Я была студенткой мединститута, а Петр учился на факультете международных экономических отношений Киевского университета. После экзамена в зимнюю сессию третьего курса я мечтала только об одном — выспаться. Но друзья этой мечте свершиться не дали: вытащили из дому и повезли на дискотеку в университетское общежитие. На ней мы с будущим мужем и познакомились. Но встречаться начали через полгода. Роман, который моя мама называет «детективом», длился примерно год. Это был фейерверк! Мы встречались ежедневно, и расставание для нас было колоссальной проблемой. Год был интересный, бурный. Эмоции били через край. Вообще-то мы были очень беспокойные дети и «украсили» наших родителей не одним седым волосом. Но об этом как-нибудь в другой раз.

Расписывались мы в центральном загсе. Платье напрокат я взяла прямо там. Белые босоножки у меня были, а вот фату пришлось купить. Кстати, она хранится как семейная реликвия, трогательное воспоминание. Это был очень теплый и солнечный сентябрьский день. Помню, я босоножки надела на босу ногу, и меня уже тогда за это раскритиковали: не по протоколу. После «Бермудского треугольника» мы поехали к нам домой и в семейном кругу отметили свадьбу. Кстати, наши отцы познакомились перед загсом. Четко, кратко, по-партийному: «Порошенко» — «Переведенцев». Мы это рукопожатие всегда вспоминаем с улыбкой.

Кто у нас глава семьи, догадаться несложно. Конечно же, Петр Алексеевич. Хотя наш самый маленький сын придерживается другого мнения: «Самый главный в доме — это я». Домашние вопросы, естественно, приходится решать мне. Мужу для этого просто не хватает времени. Почти всегда он возвращается с работы за полночь. А уходит ни свет ни заря. Раньше он еще требовал, чтобы вопросы, касающиеся ремонта, покупки мебели или каких-то картин, с ним согласовывались. Но сейчас все больше и больше от этого отходит, оставляя выбор на мое усмотрение.

Наверное, трудоголизм мужа для детей — очень важный воспитательный момент. Сам Петр всегда говорил, что его воспитывало «отсутствие отца дома». Или, как говорится, полоска света из отцовского кабинета. Дети мужа обожают, и он их, разумеется, тоже. Если он приходит домой раньше обычного, дети как виноград виснут на нем. Эти минуты, как он сам говорит, помогают ему восстанавливаться лучше любых саун, массажей или аутотренингов.

Традиции? Тут, наверное, ничего особенного. Все праздники, дни рождения мы обязательно отмечаем вместе. Наверное, в каждый период жизни у семьи есть свои традиции. Сейчас период переходной и традиции меняются. А в предпоследнем периоде нашей жизни традицией стал Майдан. Мы жили всем, что с ним связано. Дети скандировали эти лозунги, а самый маленький, если кто-то его обижал или делал что-то, как ему кажется, недостойное, говорил: «Ты сто, Януковиць? Зацем ты это делаес?».

Последние лет пять-семь мы вообще не ссоримся. Времени нет. Даже если что-то накипело и эмоции ждут выхода, то когда я увижу, насколько он устал, всегда пожалею и промолчу. Кстати, Петр очень отходчив и зла, если что, не держит. Политические вопросы мы дома практически не обсуждаем. Хватает семейных и детских. Я считаю, что дома он должен отдыхать, переключаться.

С подарками же у нас ситуация, наверное, не совсем традиционная. Я в этом плане человек претенциозный: не люблю случайных вещей. Вряд ли мне понравится подарок, судорожно купленный «по поводу» в последний момент. Как-то после моего юбилея мы договорились, что подарки меня не интересуют. Если я что-то захочу купить в течение года, то смогу это сделать сама. Но я очень люблю путешествовать. И зная об этом, муж стал мне дарить на дни рождения новые впечатления. Первым таким подарком была поездка в Барселону. Из зимнего слякотного Киева мы попали в солнце и тепло. Я просто чувствовала, как оттаивает душа. Город и ощущения я запомнила навсегда. В прошлом году мы ездили в Индию смотреть Тадж-Махал. Этот дворец индийский шах подарил своей жене, которую любил до смерти. В прямом смысле слова. Это потрясающее место, действительно одно из чудес света.

А в День святого Валентина я легла спать одна. Он пришел с работы за полночь. Тихо вошел в спальню с огромным букетом. Это было так трогательно. При всей своей сумасшедшей загрузке он не забыл об этом дне!

Инна Рыбачук

(жена Олега Рыбачука — вице-премьер-министра по вопросам европейской интеграции)

Высокопрофессиональная соратница мужа. Окончила Киевскую консерваторию, отделение фортепьяно.

Мы познакомились случайно в прелестном кафе «Дивосвіт» в Пассаже. Там наливали настоянный на травах чай из огромных тульских самоваров. Мы с подругой стояли в очереди за Олегом. Поскольку чашки больше напоминали мензурки, то он для себя взял три. На нем чай закончился. Увидев наши разочарование и растерянность, он как истинный джентльмен поделился с нами своим трофеем. И вот за этими тремя чашечками чая мы познакомились, разговорились и начали общаться.

Мы встретились в тот момент, когда и у Олега, и у меня был очень сложный период в жизни: у обоих на тот момент заканчивалась непростая история предыдущих отношений. Наши встречи и беседы напоминали скорее не свидания и ухаживания, а разговоры двух хорошо понимающих друг друга людей. Сначала у обоих появилась потребность видеть человека, который понимает тебя с полуслова, потому что переживает примерно то же самое. Это был кайф общения с родственной душой, с человеком, который сначала стал другом. Дружба — очень важный момент в наших отношениях и по сей день.

Главой семьи, безусловно, является Олег. Но вопросы быта изначально были на мне. Я так воспитана. В моей семье было принято, что стратегические вопросы развития семьи, вопросы зарабатывания денег, карьерные вопросы — это то, что достойно масштаба мужчины. А приготовить, отремонтировать, купить, словом, весь быт — это женская задача. У меня это получается быстро, качественно и я никогда не допускала мысли, что подобные вопросы можно навешивать на мужа. Стратегические решения, которые касаются образования детей, их проблемные ситуации — это приоритеты Олега, поскольку и для Анечки, и для Стасика его авторитет непререкаем. Это не означает, что с моим мнением не считаются. Но мои дети видят, что и я в сложных ситуациях за советом всегда обращаюсь к Олегу. Поэтому для них такое положение дел естественно. Меня это не обижает. Я считаю, что своей жизнью, своими поступками, своей карьерой муж заслужил максимально уважительное отношение детей, задав им в первую очередь моральные стандарты. Его авторитет настолько велик у детей, что, я так понимаю, останутся нереализованными мои надежды на то, что кто-то из них пойдет по моим стопам и станет музыкантом. Дети живут его жизнью. В три года Стасик не мог назвать профессию отца, но на вопрос «Кем ты хочешь быть?» он уверенно отвечал: «Я хочу быть, как папа». Будучи малышом с фантазией, он рассказывал всем, что у него есть свой банк, в котором есть свой Ющенко, свои проблемы. Анечка выбрала отцовскую стезю и станет специалистом в вопросах маркетинга и банковского дела.

Ссорились мы раньше очень редко, и всегда первым мирился Олег. За это мужское благородство я его еще больше люблю. Причем проявлял он его даже в тех ситуациях, когда я была не права или просто эмоционально срывалась. Но в последнее время, особенно в период предвыборной кампании, мы пережили очень сложный этап. Нервная система была перегружена множеством неприятных факторов, разговоров, рисков. Я прекрасно понимала состояние Олега, его огромную ответственность и перед семьей, и перед его политическими партнерами, союзниками. Очень многое было поставлено на карту и, конечно же, в этот период пожарным, стоящим наготове с брандспойтом, была я. Это было тяжелое время, и сейчас я каждый день благодарю Бога за то, что он дал силы, мудрость и выдержку для того, чтобы пройти его с минимальными потерями. Сейчас мы движемся дальше.

Я не могу сказать, что у нас есть особые семейные традиции. Скажу, пожалуй, об одном: у нас не принято бывать где-либо порознь. Это не касается протокольных мероприятий, где присутствие жены не предусмотрено. Во всех остальных местах мы стараемся бывать с детьми или, по крайней мере, обязательно вдвоем. Если он в командировке, то одна я в гости не пойду. Для меня сама по себе эта идея кажется дикой. Нам вдвоем интересно: есть что обсудить, поделиться взаимными переживаниями и впечатлениями. Спектакль, который я увижу без него, неполноценен, потому что я не смогу его обсудить с мужем. Общение с ним — это большая и важная часть моей жизни. Впрочем, как и каждого члена нашей семьи.

Самый лучший подарок, сделанный Олегом мне, — это наш сын Стас. Я выросла «под патронатом» двух братьев-близнецов, моими друзьями были их друзья. Я очень люблю мужчин, доверяю им и умею с ними общаться. С женщинами мне намного сложнее. Когда у меня родилась Анечка, я была этому безумно рада. Очень люблю дочь. Хотя тоска, потребность в мальчишке у меня остались. Но когда желание иметь сына, который станет моей опорой, умножилось на желание иметь сына от любимого человека, то я поняла, что мне очень нужен маленький Рыбачучонок. Он, кстати, и родился копией большого Рыбачука. Я мечтала наблюдать за тем, как мужчина моей мечты будет воспитывать это маленькое чудо. И эта мечта сбылась, став потрясающим подарком.

Нина Тарасюк

(жена Бориса Тарасюка — министра иностранных дел)

Закончила биологический факультет Киевского университета. Профессионально занимается воспитанием внука.

Мы познакомились, когда мой муж служил в Советской армии (кажется, старшиной), а я была студенткой 4-го курса Киевского университета. Знакомство было случайным, можно сказать, почти уличным. Ко мне домой его привели мои знакомые. Причем он был такой маленький, худенький. Ну, все мы в молодости были худенькими и стройными. Какого-то такого впечатления красавца-великана он на меня не произвел, но та энергетика, которая в нем и сейчас есть, и всегда была… Наверное, все-таки энергетика человека всегда привлекает гораздо больше, чем внешние данные. Через очень короткое время Борис предложил пожениться. Я тогда посмеялась и задала ему чисто практические вопросы: «Ну а где жить будем? А когда дети появятся?» Но он был настойчив и излучал уверенность. Встречались мы меньше года, а потом поженились.

«Кто глава?» Такой вопрос перед нами не стоит, потому что каждый занимается своими делами. Если вопросы семейно-родственные, то в основном прислушиваемся к моим советам, потому что я больше знаю о детях, родителях, знакомых и друзьях… Если вопросы какие-то более кардинальные, то советуемся. Но определять, кто главный, кто глава семьи — такого у нас нет. Собирается совещательная группа, и решаем все проблемы. Мы всегда советовались и всегда старались друг другу помогать. Я, например, по большому счету положила свою профессиональную карьеру на алтарь семьи.

По профессии я биолог-физиолог. Закончила биофак Киевского университета. Занималась наукой, потом работала в НИИ общей и коммунальной гигиены им. Марзеева. Уже из этого института я поехала с мужем в длительную командировку за границу, а когда вернулась, то практически все мои коллеги стали кандидатами наук. И я пошла в Министерство охраны окружающей среды, где работала в научном отделе. (Вообще это очень интересная работа. У меня и сейчас такое отношение: экология — это всегда какая-то боль в душе. А у нас, как мы все знаем и понимаем, проблем, связанных с экологией, очень много — начиная с Чернобыля и заканчивая питьевой водой).

Потом вторая командировка — опять как-то выбила из колеи. То есть заниматься профессиональной деятельностью я не могла — командировки, один ребенок, потом второй, третий, опять командировка… Мне не всегда удавалось собраться и пойти дальше. Вот такие у меня были проблемы. Хотя не знаю, может быть, это так заложено во мне от природы, но у меня никогда не стоял вопрос — что главнее. Важнее для меня всегда была семья, так оно есть и сейчас.

Главная семейная традиция у нас — отдыхать вместе. Мы не стремимся к какому-то суперотдыху, главное, чтобы людей было поменьше, чтобы выехать своей семьей — с детьми, внук у нас есть, с друзьями по возможности (мы отдыхаем с ними вместе много лет подряд). Ну и встреча Нового года — в Закарпатье тоже с друзьями. Дважды в год у нас такие обязательные ритуалы. Две недели летом и дней пять зимой. А так, если какие-то семейные праздники, то мы обязательно собираемся всей семьей, чтобы хоть немного пообщаться и поговорить.

Сейчас у нас почти не бывает никаких ссор, потому что для этого просто нет времени. А вообще… Может, иногда бывает какое-то легкое раздражение от усталости. Но так, чтобы какие-то принципиальные ссоры… Такого нет. На это нет времени, мы редко видимся и так, в сущности, было всегда. Борис очень много работает. А когда видимся, то ссориться не из-за чего, для этого нет почвы. Может, что-то такое и бывает, но я не считаю, что это ссоры. Серьезных размолвок, возможно, и было-то всего пару за всю совместную жизнь, да и то, я считаю, что это из-за переутомления. Первый шаг обычно делаю я.

А о подарках расскажу вот что. Я абсолютно не умела рисовать, но мне очень хотелось подойти к мольберту и попробовать. Об этом я мечтала много лет и не раз просила мужа «посодействовать». Но в те годы это было сложно. И вот, наконец, лет шесть-семь назад, он подарил мне этюдник. Для меня это было толчком, и, когда Борису исполнилось 50 лет, я впервые нарисовала на этом этюднике картину и подарила ему. После этого муж подарил мне мольберт. Сейчас я рисую, у меня уже было несколько выставок. Но подтолкнул к творчеству и подарил вдохновение Борис.

Валентина Томенко

(жена Николая Томенко — вице-премьер-министра по гуманитарным вопросам)

Окончила исторический факультет Киевского государственного университета и Институт государственного управления (тогда при Кабмине), магистр государственного управления. Работает исполнительным директором Института политики.

Знакомство наше состоялось во время традиционных сельскохозяйственных отработок или, как тогда говорили, в «колхозе». Работа наша заключалась в сборе яблок. Рядом были ореховые насаждения, так что «витаминизация» студенческого общества проходила по полной программе. Работалось нелегко, но весело. Сентябрь 1985 года в Николаевской области выдался замечательно теплым. По вечерам основными развлечениями были либо дискотека, либо пение под гитару (или даже без нее) у костра. Однажды на «огонек» в бригаду, где я работала, заглянул и мой будущий муж. Его веселый нрав, игра на гитаре и пение произвели на меня сильное впечатление.

Кстати, после оранжевой революции многие называли моего мужа диджеем Майдана. И только присутствующие на дискотеке, проходившей в общежитии исторического факультета Киевского государственного университета 17 ноября того же 1985 года и посвященной Международному дню студента, помнят, что вел ее мой муж, а я ему помогала. Это был наш первый совместный проект...

Мы оба по природе своей — лидеры. Посудите сами. По зодиакальному гороскопу я — Лев, муж — Стрелец, по восточному — муж — Дракон, я — Тигр. Но дискуссий по поводу лидерства в семье мы не устраивали. Как и в природе, в нашей семье существует взаимозаменимость: когда отдыхает Тигр, на защиту семьи становится Дракон, и наоборот...

Какое-то время из-за проблем с жильем мы жили в разных городах. К тому же муж всегда много трудился, как правило, на нескольких работах, поэтому мы с сыном с нетерпением ждали его возвращения с работы или из командировки (нынешний непростой период без элементарных выходных не хочу даже вспоминать).

Пожалуй, поэтому в нашей семье ценится каждый час, проведенный вместе.

В молодые годы, когда Николай приходил домой пораньше, зажигались свечи, муж брал гитару и мы пели вместе. Сейчас, если гитара в руках у Николая — значит, мы празднуем Новый год.

У нас заведено встречать Новый год семьей. Мы рады друзьям, но присутствие всех членов нашей семьи обязательно. В этом году сын впервые решил нарушить эту традицию. Но когда мы рассказали ему о нашем новогоднем «марш-броске» по Крещатику, он откровенно признал свою ошибку. С нами было бы веселее.

Народные и христианские традиции мы воспитывали в себе и в сыне уже сами.

Хотите — верьте, хотите — нет, но пока мы не начали работать вместе, споров у нас вообще не возникало. Не только наши друзья, знакомые, родственники, но и я сама считала нас идеальной парой. На мой взгляд, всякой идиллии приходит конец, когда люди собираются под одной рабочей крышей. Вначале этой крышей был Институт посткоммунистического общества, позже и до сих пор — Институт политики.

Поскольку споры носят рабочий характер, нам хватает ума не доводить их до той стадии, когда нужно мириться. Наши «рабочие дискуссии», кстати, в большинстве своем конструктивны.

Вообще мы не любители выяснять отношения не только между собой, но и с кем бы то ни было. Если это и происходит, то как вынужденное действие, от которого долго болит душа.

Многие слышали, а кто-то даже держал в руках книгу «Теорія українського кохання». Среди прочих поэзий там есть лирические стихи Николая Томенко. Но их автор — не мой муж. Николай Денисович не приходится нам даже дальним родственником, он просто очень талантливый человек, однофамилец.

Но когда-то давно, хотя я еще это помню, мой муж также писал стихи. Философские, серьезные и лирические. К сожалению, большинство из них было утеряно во время наших бесчисленных переездов не только с квартиры на квартиру или из общежития в общежитие, но и из одного города в другой. Могу сказать лишь, что в его стихах самыми сильными и емкими по смыслу всегда были последние две строки. А однажды была даже песня... Вообще песни, музыка — это отдельная страница в нашей жизни.

Алла Третьякова

(жена Александра Третьякова — первого помощника Президента)

Окончила Киевский педагогический институт имени Горького (сейчас Драгоманова). Специальность — преподаватель биологии и географии. Экономическое образование получала на факультете последипломного образования в Киевском автодорожном университете. В настоящий момент — в декретном отпуске.

Познакомились мы на улице. Я возвращалась домой, а Саша с другом обратили на меня внимание и попытались завязать разговор. Пытались долго и практически довели меня до подъезда. Правда, Саша все время помалкивал, активничал друг. Немножко посидели возле дома, начался дождь, я им вынесла зонтик, на этом мы и расстались. А на следующий день зонтик возвращал уже Саша. Мы стали с ним встречаться, но через несколько месяцев расстались. А через год сошлись опять. У нас получился роман в «два транша». Руку и сердце курсант КВИРТУ предложил мне 9 мая. В этот день он даже умудрился познакомить меня со своей мамой. Правда, не обошлось без маневра. Сказал, что поедем в гости к сестре. Я уточнила: «А там точно никого не будет?». «Нет, только сестра и ее муж». Мы зашли в подъезд, а лифт не работает, этаж восьмой. Я говорю: «Ну что ж, милый, а на руках слабо?». Оказалось, не слабо. Он подхватил меня и занес на восьмой этаж. Мы здорово нахохотались по дороге. Двери открыла сестра. Заходим в комнату, и тут на пороге появляется строгая женщина и говорит: «Здравствуйте, я Сашина мама». А потом еще одна женщина: «Здравствуйте, а я Сашина крестная мама». Ой, думаю, попала. Но оказалось, что боялась я зря: отношения у нас со свекровью сложились хорошие, я бы сказала, дружеские.

Глава не глава? — у нас так вопрос не стоит. Какие-то вопросы решает Саша, какие-то я, глобальные — вдвоем.

Праздники мы всегда старались отмечать вместе. Когда у нас была маленькая семья, любили отмечать вдвоем. Теперь втроем — с дочкой, ей уже полтора года. Раньше, когда муж бывал дома (сейчас он приходит ночью, чтобы поспать несколько часов), мы любили принимать гостей. Наш дом открыт для друзей и родственников. Думаю, что им у нас тепло.

Ссоримся мы редко, а миримся очень быстро. Саша не любит напряженную обстановку, и в тех редких случаях, когда это нужно, делает первый шаг к примирению: права или не права — давай мириться. На воспитание дочки мы смотрим одинаково, а в остальном — мы ведь 14 лет вместе и знаем, как защитить друг друга от неприятных эмоций.

Муж любит делать мне подарки и преподносит их всегда сюрпризом. Но выделить какой-то я не могу. Больше всего запомнился, наверное, первый букет цветов — целая поляна, которую я не могла удержать и обнять: не хватало рук.

Анна Турчинова

(жена Александра Турчинова — председателя Службы безопасности Украины)

Окончила романо-германский факультет Днепропетровского университета. В ближайшее время готовится к защите диссертации, которую пишет в Лингвистическом университете, а в Педагогическом университете имени Драгоманова Анна Турчинова преподает английский язык.

Я всегда мечтала учиться на факультете журналистики, но его в нашем университете не было. В 1989 году в Советском Союзе проходили первые демократические выборы. Саша в тот момент в обкоме комсомола возглавлял, уже не помню точно, то ли отдел пропаганды, то ли идеологии. Он был одним из организаторов демократического блока «Відродження», от которого выдвигались кандидаты на посты в органах власти. Я параллельно училась на факультете общественных профессий, и они пришли к нам с предложением, чтобы мы, молодые журналисты, помогли им освещать работу «Відродження». Вот тогда-то мы и познакомились. Взял он меня в первую очередь тем, что, в отличие от многих кавалеров и вздыхателей, которые пытались за мной ухаживать, был единственным, кем я не могла помыкать. Я быстро поняла, что имею дело с умным мужчиной, который сильнее меня. А значит, надо капитулировать.

Ухаживал он за мной долго и, я бы сказала, таинственно. Внятных слов о предложении руки и сердца я от него почему-то не слышала. Все какие-то эвфемизмы типа «Ты войдешь хозяйкой в мой дом». Года два мы ходили-ходили, пока моей маме это не надоело. Она пошла и заказала нам зал в кафе «Південне». Торжество было назначено через три месяца. «А раз зал заказан, — сказала мама — вы должны расписаться». Мы пошли и расписались.

Глава семьи — Саша, это без вопросов. Поначалу мы немножко пободались, кто будет ведущим, а кто ведомым. Но этот вопрос быстро отпал сам по себе. Муж взял на себя всю полноту ответственности за нас с сыном. Я несказанно рада этому состоянию защищенности. Я могу себя чувствовать просто женщиной, которую нежат, холят и лелеют. У меня нет необходимости решать сложные вопросы, потому что их не может решить мой муж. Таких вопросов просто нет.

В нашей семье, конечно же, есть традиции, которыми мы дорожим. Каждое воскресенье мы посещаем храм: сын отпр
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх