EN|RU|UK
  442  1

 ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ: "В РОССИИ НА ПАРЛАМЕНТ ОКАЗЫВАЕТСЯ СИЛЬНОЕ ДАВЛЕНИЕ"

В последние недели в России наблюдались необычно сильные протесты против правительства России. О мотивах и целях демонстрантов Манфред Квиринг беседовал с Виктором Шендеровичем, пожалуй, самым популярным сатириком России. Знаменитым он стал благодаря свое

DIE WELT:Россия в настоящее время является свидетельницей невиданной для правления Путина волны протестов. Можно ли это считать сигналом к смене власти?

Виктор Шендерович:Несомненно, даже если это произойдет не через один или два месяца. Кстати, еще недавно казалось, что власть Путина на десятилетия. До той поры, пока цена на нефть высокая, ему ничто не угрожает, так мы полагали. Но коррумпированность власти в сочетании с плохой работой дают неожиданные результаты. Они добились того, что утратили свою популярность и социальную поддержку в благоприятных экономических условиях.


DIE WELT:Удивительно. . .

Виктор Шендерович:Отсутствие таланта - тоже талант. Принцип коррупции при решении кадровых вопросов, который всегда существовал в России, при Путине получил настоящий расцвет и приносит теперь свои плоды. В экономике, в политике, в работе правительства. Это заставляет людей выходить на улицы.

DIE WELT:Как на это реагирует 'Комитет 2008'?

Виктор Шендерович:Мы оказались в хвосте событий. В течение года мы потратили немало сил на то, чтобы устранить раскол между партией 'Яблоко' и Союзом правых сил (СПС). Но сейчас нужно создавать партию, которая боролась бы не за возвращение в парламент, а за возврат России на путь демократического развития.

DIE WELT:Какой должна быть эта партия?

Виктор Шендерович:Нам нужна партия, объединяющая правых и левых. Сегодня разногласия не так важны, этот вопрос встанет лишь позже. Сначала нам надо вернуть Россию к тому, чтобы она играла по демократическим правилам.

DIE WELT:Вы хотите привлечь также коммунистов?

Виктор Шендерович:Коммунисты в качестве оппозиционной партии очень хороши. Только их нельзя допускать к власти, это у нас уже было. Мы готовы к соревнованию с коммунистами на разных беговых дорожках стадиона, но в данный момент нас лишают этого стадиона. Только после того, как будут изгнаны бандиты, народ решит, как он хочет жить.

DIE WELT:Как бы Вы охарактеризовали нынешнее состояние России?

Виктор Шендерович:Формально Россия демократическая страна. Но в реальности не существует разделения властей, парламент полностью подавлен, суды тоже почти полностью. Способность Запада не замечать этого потрясающая.

DIE WELT:Что Вы порекомендуете Западу?

Виктор Шендерович:Я хочу лишь напомнить о заигрывании западных политиков с Гитлером (Hitler) и Сталиным. Мысль о том, что с бандитами можно договориться, вызывает умиление. С бандитами можно договариваться только до той поры, пока это им нужно.

DIE WELT:Кого Вы называете бандитами?

Виктор Шендерович:Путина и его администрацию. В любой другой стране с независимыми судебными органами эти люди уже давно бы сидели на скамье подсудимых, причем 'хищение в крупных размерах' было бы не самым тяжким обвинением. Но этот режим теряет свою опору.

DIE WELT:Какие признаки этого Вы видите?

Виктор Шендерович:Когда члены нашего комитета выезжали в регионы раньше, не было видно ни одного представителя регионального руководства. Сегодня они появляются. Нос номенклатуры и банкиров самый чувствительный инструмент в мире. Они чувствуют загнивание режима, которое происходит значительно быстрее, чем мы ожидали.

DIE WELT:На Западе можно услышать точку зрения, что Россия не способна к демократии. Как Вы к этому относитесь?

Виктор Шендерович:Это правильно и в то же время нет. Демократическое будущее России нужно видеть в большой перспективе. Россия тысячелетие жила в условиях рабства и тоталитаризма, поскольку это российская модель господства. Советская власть была лишь одним из видов этой модели. Отставание от Европы очень велико, но революция в области информации приносит свои плоды. Я убежден, что Россия в силу своих интеллектуальных способностей быстро выучится.

DIE WELT:Команда Путина подчеркивает, что ограничение демократии предусматривается только в переходном периоде. . .

Виктор Шендерович:Это всего лишь определенный PR-ход, рассчитанный для Запада. Нет ничего более постоянного, чем временное. Людей в Кремле интересует только политический и экономический контроль. Новая элита еще не все растащила, воровство - главный стимул их действий. Так было при Ельцине, пусть и не так открыто, и были конкурирующие группировки. Сегодня нужно лишь быть чекистом из Санкт-Петербурга. Эта элита хочет как следует наесться, прежде чем пробьет ее час.

DIE WELT:Вы хотите перемен. Украина показала, что многое зависит от лидера. Кто может стать им в России?

Виктор Шендерович:Есть потенциально интересные фигуры, такие, как Владимир Рыжков. Есть Гарри Каспаров, который очень серьезно занялся политикой. Я уверен, когда страна закипает, то появляются и такие личности.

DIE WELT:Вы чувствуете давление со стороны властей?

Виктор Шендерович:Тут же, как только начали двигаться в этом направлении, мы, Рыжков, Каспаров и я, стали объектом слежки спецслужб. Обо мне, например, говорят, будто я живу в Германии и получаю ежемесячно от Гусинского 35000 долларов США, чтобы писал пакости о Путине. Это только начало, такие же обвинения будут, безусловно, выдвинуты в адрес Рыжкова и Каспарова. Это нас не остановит, мы знаем, в какой стране родились.
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх