EN|RU|UK
  101  1

 МЕДВЕДЧУК: "КТО-ТО ХОЧЕТ ЗАБРАТЬ "ДИНАМО"? ПУСТЬ ПОПРОБУЕТ!"

Виктор Медведчук с уходом с поста главы администрации президента "вышел из тени". Он уже больше не "серый кардинал" за спиной Леонида Кучмы, а публичный политик. Обвинения в участии в фальсификации выборов и в прочих нехороших делах на

— СДПУ(о) и вы заявили, что являетесь оппозицией. Что вы собираетесь в этой оппозиции делать?

— Ситуация требует от нас, прежде всего, наладить правозащитную деятельность. Многие из тех, кто голосовал за Януковича, особенно активисты его избирательной кампании, оказались сегодня под ударом. Мы считаем, что наш долг – защитить этих людей. Ведь в том, что за Януковича проголосовали 44%, есть и заслуга нашей партии, которая активно и до конца — до последнего судебного заседания в Верховном Суде – последовательно отстаивала их выбор.

— А есть примеры давления на активистов Януковича?

— Пример. К нашему активисту в Тернопольской области, у которого двое детей, приносят во двор гроб, сделанный из картона, с намеком вот, мол, что тебя ждет, если ты не откажешься от идеи поддержки Януковича и не выйдешь из партии. В западных регионах членов нашей партии вычисляют в почтовых отделениях по подписке на "Нашу газету +" – центральный печатный орган партии и устраивают политические репрессии. Заставляют или уволиться с работы, или выйти из партии.

— И что они выбирают?

— Многие не выдерживают такого давления и выходят из партии. И я не могу этих людей осуждать. В конце-концов, у них есть семьи, они привязаны к своему краю, а им угрожают лишиться всего этого, если не выйдут из партии. Я осуждаю тех, кто был в руководстве СДПУ(о), но теперь из-за меркантильных обстоятельств отказались от партии, ушли. Новая власть, естественно – поощряет таких людей, некоторые из них даже получили назначения на высокие посты в новой власти.

— Говорят, кстати, что далеко не все бизнесмены из вашей партии хотят быть в оппозиции. Это правда?

— Да, это правда. Бизнесу не комфортно в оппозиции. Не исключаю, что часть бизнесменов-партийцев дистанцируется от активной политической деятельности. Но те, кто уже сегодня побежал, — это в основном те партийцы, которые работали во власти и хотят сохранить свои портфели.

— По каким позициям, кроме защиты прав избирателей Януковича, вы еще собираетесь "бить" новую власть?

— Ну, не бить, а наставлять на путь истинный. У нашей партии есть своя позиция, которая вырабатывалась в последние годы. Первое. Мы будет выступать категорически против любых попыток пересмотра политреформы. Политреформа должна вступить в действие или 1 сентября 2005 года, или 1 января 2006 года. Второе. Наша партия шла на выборы в 2002 году с программными принципами о том, что должен избираться облсовет, который формирует свой исполнительный орган – исполком. И именно исполком распоряжается областным бюджетом. То есть мы стремимся к расширению функций органов местного самоуправления. И этим принципам соответствует законопроект 3207-1. Мы будем настаивать, чтобы этот законопроект был принят. Третье. Мы будем добиваться активного сотрудничества Украины в рамках Единого Экономического Пространства. Это единственная возможность удержать те темпы и качество экономического роста, которые мы достигли в последний год работы правительства Януковича. Хочу обратить ваше внимание на слово "качество" экономического роста. Мы достигли рекордных показателей роста в отраслях экономики с высокой глубиной переработки сырья, прежде всего, в машиностроении. И именно эта продукция находит спрос на рынках СНГ и еще долго не будет конкурентноспособной на рынках Европы. Даже если Европа отменит дискриминационные меры в торговле с нами, то все равно речь может идти о поставках в Европу украинского сырья или товаров с низким уровнем переработки. Мы "за" европейский выбор. Но если хотим стать в будущем полноправным членом ЕС, а не сырьевым придатком Европы, мы должны активно развивать экономическую интеграцию в рамках ЕЭП.

— Как сейчас складываются отношения между СДПУ(о) и Партией Регионов Януковича, которая как раз сейчас решает — уходить ей в оппозицию или нет?

— Отношения складываются так же, как они складывались до президентских выборов. Мы считаем их политическими партнерами, причем независимо от того, будем ли мы объединяться в блок для участия в парламентских выборах или не будем. У меня остались такие же отношения с Виктором Януковичем, какие были до президентских выборов.

— А какие они были?

— Нормальные, дружеские.

— Кстати и вас, и Януковича обвиняют сейчас в организации фальсификации выборов. И доказательством этого являются якобы записи ваших разговоров, которые попали в интернет.

— Что касается фальсификации выборов. Да, меня обвинили в этом. И вы знаете, что Олег Рыбачук, нынешний вице-премьер по евроинтеграции, распространял информацию относительно каких-то телефонных разговоров, которые каким-то образом к нему попали, где также был разговор со мной. Я обратился с иском в Печерский суд относительно, во-первых, установления законности получения записей и, во-вторых, их связи с президентской кампанией. Суд установил, что Рыбачук никакой информации о моей причастности к фальсификации выборов не распространял. Насколько обосновано это решение – это вопрос к суду. Но почему некоторые СМИ написали об этом решении, что, мол, доказана моя причастность к фальсификации выборов – мне не понятно. Если Рыбачук доказывал, что он не распространял обо мне никакой информации, я доволен этим решением суда. То есть, либо Рыбачук сам не верит в подлинность записей, либо не считает, что они что-либо доказывают. Иначе – зачем ему скрывать причастность к ним?

— В среде сторонников Януковича бытует мнение, что Виктор Федорович проиграл из-за предательства Кучмы. Так ли это на самом деле?

— Я с этими оценками не согласен. Леонид Кучма поддерживал Януковича на пост главы государства. Это общеизвестно. По-моему, президент ничего и не должен был делать больше для победы Януковича. Потому что любые его действия, другие, чем те, что имели место, назывались бы не иначе, как вмешательство в президентский избирательный марафон. Но все, что он мог делать в рамках закона — он делал. В своих выступлениях он постоянно поддерживал курс правительства. У части команды Януковича претензии к Кучме были по поводу того, что Кучма, как они считают, мог обеспечить конституционный порядок после второго тура выборов и не сделал этого. На самом деле ситуация вышла из-под контроля, и ответственность за это лежит на всей правящей на тот момент элите страны. Единоличное решение президента о восстановлении конституционного порядка на тот момент почти наверняка привело бы к кровопролитию. Леонид Кучма не мог себе такого позволить. Так что эмоциональные оценки – чаще всего свидетельствуют о непонимании всей трагичности ситуации, в которой оказался президент Кучма.

— Тогда в чем причины поражения Виктора Януковича?

— Я не считаю, что Янукович проиграл выборы. Он выиграл эти выборы 21 ноября во втором туре, получив преимущество почти в 3%. И его сторонники делали все необходимое, чтобы эта победа состоялась. Но потом так называемая "оранжевая революция", Верховный Суд, последующие действия привели к тому, что появился третий тур, в котором Януковича поддержали меньше, чем Ющенко. Думаю, что отмена результатов второго тура под давлением Майдана и при поддержке Запада уже фактически поставила точку в избирательной кампании. Ведь "третий тур" – это не просто "переголосование" второго. Был изменен закон о выборах и десятки тысяч людей просто не смогли принять участие в голосовании. Возникла совсем иная психологическая атмосфера. На Майдане стояли десятки тысяч людей. Западные регионы страны уже признали своим президентом Ющенко. Активность востока и юга, которую, в принципе, можно было стимулировать, была чревата реальным расколом страны. Президентский пост не стоит того, чтобы поставить под угрозу целостность Украины. Такова была позиция после второго тура у очень многих сторонников Януковича.

— Общаетесь ли вы сейчас с Кучмой? Какие у него планы?

— С Леонидом Даниловичем мы и по телефону разговариваем, и встречаемся. Вы же знаете, что он презентовал свой фонд "Украина" и сейчас активно будет заниматься его работой. О других его планах мне пока не известно.

— А на ваш взгляд, насколько обосновано было постановление Кабмина о содержании президента?

— Заработок Леонида Кучмы как президента Украины – 2,5 тысячи гривен. Есть документ Кабмина о том, что он имеет право после ухода со своего поста получать среднемесячную свою зарплату, в его распоряжении остается дача и так далее…

— А как же расчеты, что Кучма теперь получает более 5 тысяч гривен, согласно постановлению Верховной Рады еще от 1992 года?

— Нет, это не правда. По постановлению Кабмина за ним сохраняется только прежняя зарплата – две с половиной тысячи гривен. И я считаю, что решение Кабмина о содержании президента — это абсолютно правильно. Такое же решение принималось и в отношении Леонида Кравчука. Более того, когда-то было принято постановление КМ о том, что правительственная дача остается также и за премьер-министром после его отставки. И многие бывшие руководители исполнительной власти до сих пор живут на этих дачах. Когда возглавлял АП, я видел подобные распоряжения за каждым премьер-министром, где, начиная с Пустовойтенко, Ющенко, Кинаха, оставался средний заработок (ставка премьера 2,4 тысяч гривен), за ними закреплялась дача и им предоставлялась на 2 года госохрана, хотя по закону надо только на 1 год. То есть такие распоряжения всегда издавались и были нормальным явлением. Почему же надо лишать такой возможности человека, который 10 с половиной лет руководил страной? Он не заслужил того, чтобы в разряде "гособеспечение" ему не предоставили в пожизненное пользование дачу. Госохрана ему положена по Закону "О госохране". Поэтому лично я не вижу оснований для отмены распоряжения Кабинета министров, вокруг которого так много споров.

— Проблемы сейчас не только у Кучмы, но и у многих его прежних сторонников. Например, все сейчас говорят о реприватизации. Могут ли возникнуть в связи с этим сложности у ваших однопартийцев-бизнесменов. Например, у братьев Суркисов и Динамо (Киев)?

— Угрозы от представителей новой власти по поводу "Динамо" (Киев) раздаются, но я не считаю, что они состоятельны. Кто-то там говорит, что клуб надо забрать. Что значит: забрать? Это ведь негосударственная собственность. ФК "Динамо" (Киев) никогда не проходил процесс приватизации, потому что он никогда не был государственной собственностью. Поэтому любые разговоры на эту тему с юридической точки зрения абсурдны. С политической – беспочвенны. Потому что киевское "Динамо" – это действительно национальная гордость Украины. И людей, которые руководят им (сегодня это Игорь Суркис, раньше – Григорий Суркис), обвинить в недобросовестном выполнении своих обязанностей нельзя. Они сделали все возможное, чтобы футболисты и тренеры работали в нормальных условиях. А говорить, что сегодня в клуб придут новые хозяева... Мы что, в 1937 году живем? Пусть попытаются. Думаю, миллионы украинских болельщиков сумеют отстоять свой любимый клуб. Да и мы не из тех людей, кто опускает руки и идет сдаваться.

— А что касается телеканала "Интер", который также принадлежит членам вашей партии?

— Телеканал "Интер", думаю, ждет успех и процветание. Это один из ведущих телеканалов. Закрыть его, как поговаривают некоторые? Но тогда мы должны забыть о том, что у нас в стране"демократия". Убрать из эфира все, что не подходит новым властям — это что, демократия?

— Вы наверняка общаетесь и с другими представителями крупного бизнеса, в отношении активов которых сейчас звучат призывы о реприватизации? Что они собираются делать?

— Если реприватизация произойдет на примере "Криворожстали" или каких-то других предприятий, то будет очевидно, что с рыночной экономикой в Украине не все в порядке. Это станет сигналом инвесторам. Надо ли тогда вкладывать деньги в Украину? С представителями крупного бизнеса я общаюсь. И с Ринатом Ахметовым, и с Виктором Пинчуком (совладельцы "Криворожстали". — Прим.авт.). Но я им не задавал вопрос, что они планируют предпринимать, если начнут отбирать у них предприятия. Но если бы я был на их месте, то я бы отстаивал свои права в суде и ни в коем случае не сдавался. Могу вам сказать как юрист, в прошлом – адвокат – у них чрезвычайно сильная позиция, поскольку приватизация "Криворожстали" проходила полностью в рамках закона. Это значит, что отобрать "Криворожсталь" можно только нарушив закон. Но тогда неясно, где новая власть остановится… Если даже такие "акулы бизнеса" как Пинчук и Ахметов не в состоянии отстоять свою законно приобретенную собственность, то что уж говорить о владельце ларька на Подоле, который не имеет удостоверения "Участника помаранчевой революции" — отберут ведь!

— Ваш прогноз на развитие ситуации в Украине до парламентских выборов?

— По парламентским выборам еще очень рано делать какие-то прогнозы. Хотя бы потому, что еще не известно, кто будет участвовать. Но СДПУ(о) уверена, что пройдет в парламент. Это главная наша задача – победить на выборах. В целом по стране ситуация трудно предсказуемая. Но хочу обратить внимание, что такой смены власти в Украине, как сейчас, не было еще никогда. На мой взгляд — за политические взгляды менять людей на должностях, которые не являются политическими – например, в министерствах, в областных администрациях – это подход не правильный. И дай Бог, чтобы наша система госуправления все это выдержала. Если она выдержит и тех, кто сегодня пришел к власти, будут реально отстаивать принципы, которые сегодня проповедуют, то будет один сценарий. Если нет – совсем другой.
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх