EN|RU|UK
  651  4
Все про:Ющенко (12276)

 ВИКТОР ЮЩЕНКО: "НЕ НУЖНО СТРЕЛЯТЬ ПО ПАРЛАМЕНТУ. ЕСТЬ ЖЕ ВЫБОРЫ."

ВИКТОР ЮЩЕНКО: "НЕ НУЖНО СТРЕЛЯТЬ ПО ПАРЛАМЕНТУ. ЕСТЬ ЖЕ ВЫБОРЫ." (НГ)

Сегодня Ющенко выглядит намного увереннее, чем несколько месяцев назад: он доказал, что остается в Украине главным политическим игроком.

Но накануне августовской встречи с Владимиром Путиным в словах Виктора Андреевича наблюдается легкая комплиментарность по отношению к коллеге.

- Существуют ли неразрешимые проблемы в украинско-российских взаимоотношениях?

- Постоянно возникают вопросы, которые можно назвать проблемными. Однако нет установки сделать наши отношения более сложными. Они многоформатны, с очень сложной историей и специфичной нормативной базой. Это касается границы, пропускного режима, таможенного контроля, сотрудничества приграничных регионов. Никто не хочет игнорировать особый характер наших гуманитарных и социальных отношений, где предыдущая история обязывает к солидарному подходу. С Владимиром Владимировичем мы обговорили все сложные моменты наших отношений, за что я ему очень благодарен как коллеге, партнеру, другу. Мы нашли общий язык в наипроблемнейших моментах двусторонних отношений, и не только двусторонних.

- Ваше отношение к последним инициативам Путина по созданию континентальной системы ПРО с участием Европы и США?

- Я хочу от имени украинского государства высказать положительное отношение к любой системе, которая расширяет возможности коллективной безопасности.

- Приглашал ли Путин Украину к участию в этой будущей системе безопасности, ведь на ее территории расположены две мощные станции слежения (в Мукачеве и Севастополе)?

- Мы понимаем, что в определенный час в определенном формате возможности украинской стороны, безусловно, будут учтены. Но сейчас переговоры идут в другом эшелоне. Сначала нужно обсудить вопросы стратегического характера. Потом встанет вопрос о коллективной системе безопасности, который касается и России, и Украины, и всего континента. Нужно формировать такую модель безопасности, которая отвечала бы интересам всех или большинства участников процесса.

- Пока неизвестна цена на газ для Украины в 2008 году. Вы не ожидаете неприятных сюрпризов?

- Та драма, которую мы пережили зимой 2005-2006-го и которая потом коснулась Белоруссии, Молдовы и стран Кавказа, показала, что мы не имеем четкой модели газовых отношений. Огромная порция политики запускается на этот специфический рынок. Часто отношения в газовой сфере используются для спекуляций. Мир не живет по этим принципам.

- Мир платит за газ по мировым ценам.

- Я хочу категорично заявить, что цены на газ всегда были адекватными. Говорят, что они не отвечали рыночным. Но тут нужно анализировать соотношение: цена за газ - тариф за транзит. Ни одна, ни другая сторона не ставила целью довести цены на свой товар и услуги до уровня мировых. Я откровенно говорю: либерализация нам выгодна. Но эту политику нужно проводить продуманно, чтобы все участники рынка могли подготовиться. Нельзя в декабре менять цену, когда страна в сентябре утвердила бюджет: и по-соседски, и с точки зрения деловой этики. Должны работать межправительственные комиссии, чтобы о смене цены президент Украины узнавал не из газетной передовицы. Очевидна тенденция к подорожанию, но я хочу, чтобы эта тенденция имела прогнозируемый характер. Украина никогда не будет стоять на паперти, просить о какой-то компенсации. Меня удивляет, когда российская сторона считает миллиарды, которые мы якобы должны. Все меняется: цена на газ, цена за хранилища, цена за транзит, но после того, как мы урегулировали цену 95 долларов, повышение ее до 135-ти вызывает много вопросов. Ведь есть формула, по которой она формируется.

- Что это за формула?

- (Берет лист бумаги и красный карандаш.) Цена на газ текущего года равняется цене на газ минувшего, умноженной на коэффициент смены цен на альтернативные ресурсы (уголь, мазут, уран). Получаем: цена растет каждый год на 10-20%. Даже если бы мы в 2005 году подставили в эту формулу вдвое выросшую цену на уран, мы никогда не вышли бы на 235 долларов за тысячу кубометров, как нам предлагали. Я показывал эту формулу Путину, сказал ему: мне стыдно говорить о формуле, вместо того чтобы обсуждать политические процессы.

- Возможно, главная формула "Газпрома" проще: спрос диктует предложение?

- Я не хочу давать острых ответов, ведь мы говорим о нашем соседе. Если мы говорим о рынке, то возьмите карту и линейку и измерьте, у кого короче плечо трубопроводов до месторождений: у Белоруссии или Украины.

- Будет ли исключена фирма "Росукрэнерго" из газовых отношений Украины и России?

- В России ни у одного субъекта, который занимается добычей газа, нет ни одного метра трубы. Когда монопольным рынком владеет госструктура, это межгосударственные отношения. Что касается конкретных участников, если будут установлены понятные принципы формирования цены, это будет второстепенный вопрос.

- Обсуждаете ли вы с Путиным внутреннюю ситуацию в Украине?

- Меня удивила реакция Владимира Владимировича на те процессы, которые происходили в украинском парламенте. Сложилось впечатление, что президент России не получает полной информации.

- Помнится, Путин говорил, что Украина катится к тирании, вы же утверждаете, что идет нормальный демократический процесс.

- Сила демократии в том, что она имеет ответы на любые проблемы, и не нужно стрелять по парламенту. Есть процедура выборов. Я в восторге от нашего народа, у которого в очень деликатных и тонких обстоятельствах нашлись мудрость и сила двигаться к решению проблем демократическим способом.

- Недавно вы выступили с идеей внесения изменений в конституцию на всеукраинском референдуме. Многие ваши предложения (о сокращении числа депутатов, об отмене депутатской неприкосновенности, о создании второй палаты в парламенте) повторяют инициативы Леонида Кучмы в 2000 году. Но Верховная рада отказалась имплементировать итоги референдума. Не опасаетесь ли вы, что ваши инициативы постигнет та же участь?

- У меня таких опасений нет. Кстати, вы перечислили далеко не все мои предложения. Я вижу три шага к выходу из кризиса. После внесения изменений в конституцию в 2004 году в Украине были утрачены баланс и равновесие ветвей власти, возникло определенное напряжение. Если мы хотим его минимизировать, нужно сделать первый шаг - досрочные выборы. Во-вторых, необходимо устранить причины кризиса, которые заложены в нынешней конституции. И, наконец, прямым участником диалога о том, какой политический порядок хотела бы иметь Украина, должна стать нация.

- Выборы и референдум состоятся одновременно?

- Я не исключаю, но сейчас не хотел бы делать заявлений.

- Юлия Тимошенко может снова стать премьером?

- Не исключаю такой возможности.

- В украинской прессе сейчас много пишут о том, что у вас с ней резко ухудшились отношения.

- Передайте им, что это большая брехня.

- Возможно ли создание после выборов так называемой широкой коалиции между "Нашей Украиной" и Партией регионов Януковича?

- Я не хотел бы делать прогнозов. Скажу одно: выборы вынудят искать пути к консолидации. Я уверен, что мы еще год назад могли найти общие позиции. Но диалогу предпочли политическую коррупцию: для чего договариваться, если можно занести деньги и подкупить депутатов? Это была огромная опасность для украинской демократии. У меня не было большого арсенала средств, чтобы это остановить.

- Рада могла избежать роспуска?

- Я тогда до девяти вечера не подписывал указ. За тем столом (показывает) у меня сидел Мороз и исписал листков пять - что нужно сделать, чтобы урегулировать ситуацию. Тогда можно было не идти на выборы, сделать выводы, отменить все решения по миграции депутатов как неконституционные. Но появились разные трактовки конституции, которые привели к противостоянию. Его можно решить одним способом - досрочными выборами. Я вас уверяю: мало кто в следующем парламенте отважится перейти из фракции во фракцию.

- В апреле был отменен ваш визит в Москву. В его программе была лекция для студентов МГУ. Что вы собирались им сказать?

- Правду о том, что происходит в Украине, нужно донести до московского слушателя - и не только студентов. Многие вещи наши дорогие соседи знают в не вполне объективном контексте. Я убежден, что было бы много острых вопросов, но мне хотелось на них ответить. Потому что искренние ответы порождают доверие. Вопросы, например, о НАТО возникают потому, что другая сторона не понимает, как выстраивается - абсолютно публично - концепция, которая отвечает интересам безопасности страны. Если уважать интересы другой нации и открыто говорить про это, мы уверены: нет такого вопроса, по которому мы не договорились бы.


Источник: Новая газета, РФ
VEhrdlVYSjBSMG93VEZoUmRtUkROakJNTkhaTWR6MDk=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх