EN|RU|UK
  98  1

 КАКОГО ЦВЕТА БУДЕТ РЕВОЛЮЦИЯ В РОССИИ?

В последнее время в российской политической тусовке родился очередной миф. Зачат он был явно впопыхах и, похоже, что от сильной политической, разлившейся по отеческим просторам скуки. Вынашивался он трудно и на фоне сильного токсикоза, то есть всех явно с

Однако мифчику все же сохранили жизнь, пестуют его кто как может – буквально семь нянек, если не больше. Потчуют его каким-то животворным пойлом посредством на посконных «квасцах» запаренной пропаганды. Все, короче, идет к тому, что этот уродец не только выживет, но и окрепнет.

Ах да, еще вот что: если родина, она же мать его, у мифа все та же, никуда не делась, то отец создания неизвестен. Догадки тут строят разные, но цена всем тем догадкам – пфук один.

Одни грешат по привычке на Владислава Юрьевича Суркова из Кремля. Мол, украинские выборы его так опечалили, что сконстралил он от сей печали (а может, от скуки-тоски по большому политическом проекту) этого идеологического «гомункулуса».

Другие, напротив, жалеют и оправдывают Владислава Юрьевича: мол, нечего на него еще и эту собаку вешать, он и так уж ими весь увешанный, как обязанностями. А на самом деле, говорят эти люди, мифического ублюдка помогали зачинать господа Немцов с Чубайсом. И нужен он им, чтобы по ночам пугать пекущегося о народе вплоть до полной бессонницы Владимира Владимировича Путина.

Впрочем, и те, которые грешат на Владислава Юрьевича, тоже указывали на ту же якобы цель и у Владислава Юрьевича. А зачем, спрашивается, супостатам на студеном российском ветру и сырости зачахшего правого либерализма нужен пуганый сами знаете кто? А, допустить страшное, зачем оно сотрудникам его администрации? Правильно, ни тем, ни другим оно вовсе не надобно!

Значит, это все опять Сорос проклятый! Напялил, понимаешь, пробковый шлем – и ну нас пугать. Пугает конкретно тем, что, мол, грянет у нас на Руси православной то ли в 2008 году, то ли годом-двумя ранее какая-то «разноцветная революция». Вот, мол, в Грузии была розовая. У хохлов на майдане – оранжевая. Скоро у киргизов грянет. Маковая, что ли? Или конопляная? А там, глядишь, казахи поднимутся с чем-то голубым. Лукашенку скинут общеевропецы под семитскими цветами радуги на пару с голодающей – без наших-то взносов – ОБСЕ.

И все – привет полный, придут «цветные» на Красную площадь и начнут орать под окнами рабочего кабинета Владимира Владимировича почище того Маккартни, что концертом его, помнится, оторвал от бумаг государственных. Осталось только, как говорится, цвет им подобрать.

А цвет, господа хорошие, между тем уже в природе нашей российской имеется. Но никакого отношения к на самом-то деле мертворожденному мифу о некоей «оранжевой» или еще какой революции в России-2008 отношения он не имеет.

Потому как цвет этот – красно-коричневый. И никакого повторения ни Грузии-2003, ни Украины-2004 в России-2008 невозможно. По многим причинам. Вот некоторые из них.

За украинскими и грузинскими событиями стояли процессы, происходившие не только на площадях и в мозгах обывателей, но и в ментальности тамошней элиты. Движение снизу и движение сверху слилось в едином векторе, который показывает в одном направлении – на Запад, в направлении Европы. В России же на всех уровнях – что на обывательском, что на элитарном – мозги так и не избавились от советско-имперских, а также советско-иждивенчески-уравнительных комплексов. И на протяжении всех последних лет неуклонно нарастают настроения прямо противоположные, чем почти повсеместно на пространстве бывшего соцлагеря. Все попытки «построить вертикаль» или «возродить государственность» при всей своей безоговорочной объективной правоте имели один, но существенный, субъективный изъян: источники силы и могущества государства всякий раз искали и продолжают искать в прошлом – в «советском» и (в меньшей степени) в царско-имперском. Но не в будущем. Насчет будущего элита, разделяя свою тоску по прошлому с обывателем, ничего толком пока не придумала и не сказала.

Тоска сия становится особенно несносной, когда наблюдаешь, как другие живут по-человечески, и это, разумеется, приводит лишь к обострению комплексов и обид. Они, опять же слившись в единый вектор у обывателей и элиты, направлены в одном направлении – против Запада в лице что Европы, что (особенно) Америки. Сказав это свое первое «а» (про «вертикальное» государство), нынешняя элита «б» сказать не может. Буквально не может сформулировать. Потому как есть торжествующая, где-то что-то вовремя урвавшая спесивая серость. Не до таких ей формулировок. Она слишком погрязла в междоусобных сварах из-за остатков еще не разворованного, она слишком самовлюбленна, она слишком изолирована от каждодневной российской реальности, практически нигде с ней не пересекаясь. А уж кичлива-то: что ни прыщ, налившийся соками на госбюджете и наперед попиленном тендере с откатами – то орел. Причем не простой, а непременно золотой.

Авторитет этих «сливок общества» в самом обществе – ноль. Кроме лично президента, который еще возвышается со своим рейтингом, и именно это сегодня, без всякого пафосного преувеличения, на пару с высокими нефтяными ценами держит страну. (К тому же истину о том, что самый большой европеец в России – это сам государь император, опровергнуть в этой стране так и не смогли.) Авторитет созданных ее институтов – парламента, правительства, армии, правоохранительных, с позволения сказать, органов, судов, всех без исключения политических партий и даже церкви – тот же ноль или близко к тому. Доверие к произносимым ими вроде бы на том же самом русском языке словам и заклинаниям – даже не ноль, а отрицательная величина. Способность такой элиты и таких институтов породить сегодня хоть кого-то хотя бы отдаленно напоминающего Ющенко или Саакашвили, способных хотя бы о чем-то говорить со своим, прости господи, электоратом на площади так, чтобы его тут не линчевали от отвращения и полного непонимания, оценивается тем же полным нолем. Способность сформулировать хоть какую-то хоть кого зажигающую новую идею или хотя бы повторить простенькое «мы пойдем в Европу» – та же.

Нынешняя политическая элита полностью обанкротилась. Она сказочно богата, но еще более сказочно ничтожна и убога. Казалось бы, общие слова, уже давно навязшие на зубах скучной банальностью. Однако чудовищность этого идейного и нравственного тупика для страны скажется уже довольно скоро. Эта элита так в последнее время упирает на важность сохранить именно свой «суверенитет» над всем этим пространством, а главное – расположенным на нем движимым, недвижимым или подземным богатством, что невольно закрадывается подозрение, что иной оккупант на ее месте был бы и лучше, и эффективнее. Потому как она уж очень полюбила пугать народ «оккупантами».

Но ведь вовсе не эти люди, которые сейчас якобы блистательно мелькают на ровно-серой, бездарной поверхности политического бытия, которые кажутся себе вечными во власти и собственности, будут диктовать ситуацию в этой стране всего лишь через какие-нибудь несколько лет.

Только не надо наивно надеяться, что такая же, как ее элита, серая, погрязшая в нищей каждодневности обывательская масса вдруг выпестует в себе некоего просвещенного, либерально-доброго вождя – этакого писателя-президента Гавела, который будет говорить о реформах и свободах, об уважении к личности, о священности частной собственности для всех и права, о равных правах человеков и возможностях для них, о надобности нам влиться в единую европейскую семью народов. Не выпестует!

Не бойтесь, господа ура-патриоты и консерваторы. И не дождетесь, господа остатки либералов.

По сути, на сегодня из общенационального идейного багажа в стране остался один идейный ресурс. И именно его разыграют на полную катушку те, кто поднимет знамя валяющейся сегодня на улице оппозиции (вот тогда-то и пожалеют о своих блестящих информ-зачистках те, кто на корню извел всякую открытую оппозиционность что в парламенте, что в СМИ). И это знамя будет красно-коричневым, и никаким другим. Оно будет национал-фашистским. И идея, посредством которой овладеют массами, будет окончательное превращение страны в осажденную крепость. Это будет воинствующая самоизоляция от внешнего мира на манер той, что устроил в 1979 году аятолла Хомейни в Иране. Сугубо бытовые последствия такого режима, уверяю вас, будут примерно такими же. То есть будет очень некомфортно.

И те, кто сейчас злорадствует справа по поводу того, как ВВП обмишурился на Украине с Януковичем, или те, кто уже толкает его в спину, из числа его же как бы ближайших сподвижников, упрекая в «нерешительности» и в том, что он «никудышный диктатор», еще вспомнят нынешние времена как едва ли не самые спокойные, сытые и благополучные на памяти нынешнего поколения.

Так что вообще-то лучше бы сегодня всем не спешить и не суетиться: к своей «разноцветной» революции мы всегда поспеем. Если, конечно, вас не смущает ее уже сегодня вполне угадываемая цветовая гамма.

Автор – главный редактор группы деловых журналов ИД Родионова, главный редактор журнала «Профиль».

31 ЯНВАРЯ 12:15
Источник: Газета.Ру
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх