EN|RU|UK
 За рубежом
  637  6

 Репортаж из разрушенного Цхинвали: "Когда вернусь домой, буду много плакать"

В Цхинвали продолжают возвращаться его жители. Пока в городе нет ни воды, ни электричества, но сотрудники МЧС начали восстановительные работы.

 Осетины признаются: возвращаться тяжело, но уезжать из Цхинвали навсегда никто не хочет. Между тем, пока восстанавливается город, в окрестных грузинских и осетинских селах сложилась неоднозначная ситуация.
Военные действия в Южной Осетии фактически прекратились. Многие из 30 тыс. размещенных в Северной Осетии беженцев возвращаются в непризнанную республику. 39-летняя Эмма Кокоева уже в четверг планирует выехать домой вместе с дочерью. Ее семья была эвакуирована в первый же день войны. В городе остался только сын Кокоевой, он служил в южноосетинской армии танкистом. Только сейчас, когда война закончилась, она узнала, что с ним все в порядке и пули его не задели.

Правда, женщина уже заранее готовится к тому, что Цхинвали встретит ее не самой радостной картиной. «Я знаю, что когда приеду домой, буду много плакать, ведь наш дом изрешечен пулями. Но надо продолжать жить», – сообщила корреспонденту «Газеты.Ru» Кокоева.
Первое время она с семьей собирается пожить у родственников в Джаве, а потом начать постепенно восстанавливать квартиру. «Да и многие цхинвальцы скоро вернутся. До самой войны оставались те, кто жить не мог без родного города, а они непременно приедут в ближайшее время», – уверенно спрогнозировала Кокоева.

Ее слова подтвердил и другой житель Цхинвали, с которым «Газете.Ru» удалось связаться, Алан. Сейчас он находится в родном городе, куда уже завезено 120 тонн гуманитарной помощи, спасатели начали восстанавливать водопровод и электроснабжение, а пока осетинам раздают бутылки с минеральной водой и свечки.

«Я быстро съездил к жене и сыну, которые сейчас во Владикавказе. Убедился, что у них там все хорошо, и рванул сюда. Буду восстанавливать жилище», – сообщил Алан.

Он живет в Цхинвали 34 года и, по его словам, уезжать никуда не планирует, «хотя возможность есть благодаря друзьям-грузинам». «Я хочу, чтобы мой сын здесь вырос и жил», – отрезал Алан. По его словам, несмотря на то, что местные жители начали восстанавливать свои жилища, сотрудники МЧС им в этом пока не помогают. Строительная техника войдет в Цхинвали только тогда, когда стрельба окончательно прекратится. Как сообщал корреспондент «Газеты.Ru» в четверг из столицы непризнанной республики, сейчас в Цхинвали убраны практически все трупы, местные жители убирают улицы. Голода в городе тоже нет: вовремя подоспела гуманитарная помощь, да и миротворцы набрали в магазинах Джавы достаточно еды, которую бесплатно раздают цхинвальцам.

Тем не менее желающих уехать из Южной Осетии в Северную все еще довольно много.
За последние сутки были эвакуированы около 1700 человек, среди которых 64 ребенка. Во Владикавказ из Южной Осетии продолжают поступать раненые. Как сообщили «Газете.Ru» в управлении МЧС по РСО – Алания, на данный момент в больницах города находятся 320 человек с пулевыми и осколочными ранениями, а также попавшие под завалы. Корреспонденту «Газеты.Ru» удалось связаться с одной из жительниц Цхинвали, которая сейчас находится в санатории во Владикавказе, превратившемся во временное пристанище беженцев. Ее дом находился в самом центре Цхинвали, а сейчас от него ничего не осталось, он сгорел дотла. «Такое ощущение, что пострадавших уйма, хотя мы и считать не хотим, слишком больно обо всем это думать. Нас, как могут, поддерживают местные жители: кто едой, кто теплой одеждой», – рассказала она.

«Раненые продолжают прибывать. Говорят, где-то возле Цхинвали до сих пор орудуют грузинские снайперы, но мы же ничего не знаем», – сообщила жительница южноосетинской столицы.
Пока в Цхинвали расчищают улицы, в близлежащих селах, по словам местных жителей, сложилась неоднозначная ситуация. «Те села вокруг Цхинвали, где жили грузины, практически не пострадали, а трупы оттуда убрали. Сейчас там остались только женщины и старики, которых раньше эвакуировали», – рассказал Алан. По его словам, жители грузинских сел спаслись потому, что им в первые же дни войны был предоставлен коридор для эвакуации в Грузию. А вот с осетинскими селами, говорит Алан, далеко не все так хорошо.

«Я не хочу сейчас вставать на чью-то сторону, кого-то обвинять, да и информация эта еще не проверена, но ходят слухи, что в осетинских селах трупы лежат до сих пор, а разрушения куда больше, чем в грузинских», – сообщил цхинвалец.
Согласно этим слухам, в селах, что находятся в 6 км к юго-востоку и в 12 км к юго-западу от Цхинвали, до сих пор находятся неопознанные трупы преимущественно грузинских солдат (впрочем, осетины и так не очень горят желанием их убирать).

«Но есть риск, что начнется эпидемия, ведь там ни воды, ничего. А еще и мародеры действовать начали. Не знаю, когда ими займутся, этими селами», – рассказал Алан.
По его словам, именно из-за мародеров в Южной Осетии с 19.00 действует комендантский час.

Несмотря на нежелание убирать трупы грузинских солдат, осетины все-таки осознают, что какая-то доля уважения к погибшим все-таки необходима. «В моем дворе лежал труп грузина, наверное, трое суток. Мы его не трогали, сжигать не стали, дождались, пока просто так уберут, ведь у него тоже родственники есть, надо по-человечески», – объяснил позицию цхинвальцев Алан.

Кстати, погибших соотечественников осетины хоронят в любом месте, где нет асфальта: во дворах своих домов, на газонах.
«Мы на кладбище не ходим, оно находится на тех высотах, за которые шли бои. Вдруг там мина или неразорвавшийся снаряд», – опасаются местные жители.



Источник: Газета.ру
VEhrNGRrdzVRMVF3V1VSU1p6bERNekJNYWxKcU0zcFJiblJIUWpCTVdGSm5kRU0wTUZrNFBRPT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх