EN|RU|UK
 Политика Украины
  39449  81

 "Я вам скажу честно, депутаты плакали", - отец захваченного Россией контрразведчика Сороки сообщил о реакции ПАСЕ на его рассказ о военнопленных украинцах. ВИДЕО

Отец захваченного Россией контрразведчика СБУ Василия Сороки Виктор и сестра командира прохода Дениса Гриценко Ольга посетили сессию ПАСЕ.

О чем они общались с европейскими депутатами, что сейчас происходит с военнопленными моряками, отец Василия Сороки рассказал в эфире телеканала "Прямой", пишет Цензор.НЕТ.

Приводим полностью его прямую речь, переведенную на русский изданием InfoResist.

"Слава Иисусу Христу. Мы вернулись вчера из Страсбурга. Наша основная миссия была, маленькой делегации, которая состояла из представителя омбудсмена, Олег Трохименко был, я был, и была сестра Дениса Ольга (Денис [Гриценко] был руководителем этого парохода, капитан второго ранга), наша основная задача была встретиться с депутатами, закончить и показать свою позицию в отношении к резолюции, которая готовилась два месяца. За два дня своей работы мы встретились и провели 15 встреч.

Очень легко встречаться с представителями тех стран, которые на нашей стороне. Это поляки, прибалты, болгары. Они понимают нас и они нас всегда поддерживают. Очень тяжелая была встреча с Андреасом Ником, это немецкий представитель, который представлял резолюцию на сессии. Мы встречались, рассказывали то, что есть.

И, чтобы вы поняли, я очень благодарен нашему адвокату, который перезвонил буквально сразу в Страсбург и после встречи с моим сыном сказал такие вещи. Василий сказал ему, что после того, как было попадание в корабль "Бердянск" и было шесть раненых, это трое легко раненые и трое тяжело раненые (всего в экипаже было семь человек. Пять человек экипаж плюс Денис Гриценко, руководитель и плюс мой сын — сотрудник Службы безопасности военной контрразведки старший лейтенант Сорока Василий), Денис Гриценко пять раз вышел на частоте и сказал "SOS! Мы просим помощи! Мы обстрелянные! Мы тяжело раненные!". После пятого раза Россия снова открыла огонь и стреляла, добивала корабль, который уже остановил ход. Я вам скажу честно, депутаты плакали.

И тот факт, что Россия — агрессор, но она еще вела себя как страна-преступник, военный преступник. Потому что это уже был факт военного преступления против государства Украины, так как корабль и территория принадлежат Украине.

Что касается раненных, они у нас вызывают очень большую обеспокоенность, потому что только наша позиция, позиция нашей делегации, наших депутатов, когда мы говорили об этом в лицо, даже не имея там российской прессы и российских представителей, они мониторят это, их шпионов там хватает. Ребят остановили, их должны были вчера до 12 часов перевести из "Матросской тишины" в "Лефортово". Они хотели их спрятать.

Чтобы вы понимали, в "Лефортово" адвокат может попасть раз в две недели или даже раз в месяц к своему подзащитному. Немного лучше процедура в "Матросской тишине". Вчера уже, когда мы приземлились в "Борисполе", я пропустил пять звонков, пока мы перелетали, адвокат звонил. Я взял трубку, он говорит: "Виктор, большие проблемы. Рука вашего сына приобрела большие размеры, она очень опухла и посинела".

О чем это говорит? Два месяца Российская Федерация не представляла никому документы о медицинских процедурах, которые проводились с пленными. Это дает нам основание говорить о том, что Российская Федерация не предоставляет нормальную, необходимую медицинскую помощь, а проводит пытки. Потому что адвокат сказал, что они нашли слабое звено — это трое раненых: Эйдер Андрей, Артеменко Андрей и Василий Сорока.

У Артеменко Андрея после захвата, после контузии, которую он получил, отслоилась сетчатка обоих глаз. У него уже сегодня началась близорукость. Если ему в ближайшее время не предоставят профессиональную медицинскую помощь, он может потерять зрение. Его этим шантажируют, его шантажируют тем, что "подпиши, признай свою вину", чтобы сломать эту стратегию защиты, на которой построена защита. Они ищут одного виновного.

Точно также они себя ведут из Эйдером, самым молодым, точно также они себя ведут и с Василием. Они ему постоянно говорят: "Посмотри на свою руку. Рука у тебя распухает, она у тебя синеет, начнется гангрена. Придется отрезать руку".

Я говорю об этом, чтобы все поняли, на что способна сегодня Россия, чтобы выбить признание у них и все-таки дожать их. Это тоже преступление. Мы сегодня обращались через Людмилу Денисову, чтобы она обратилась в комитет по правам подзащитных, в комитет про пытки, о том, что ребят, кроме физического давления, их еще морально добивают этим давлением. Это очень тяжело нам, родителям. Потому что мы знаем, что 24 числа закрылось СИЗО, до 9 числа туда каждый день ходили только следователи, ФСБ и плюс неизвестные люди, которые приходили, просто садились и сидели в стороне, не представляясь. То есть мы можем только думать, кто это были. Или это были психологи профессиональные или кто-либо еще. Но такие люди всегда приходят.

Сегодня родственникам очень тяжело, потому что у нас очень мало информации. Мы сегодня сообщили даже то, что мы готовы заплатить деньги, чтобы ребят вывезли, прооперировали в больнице Склифосовского. Мы найдем эти деньги, сколько бы это ни стоило. Но Россия не идет на такое.

Знаете, после встречи, когда мы встретились там с Андреасом Ником, нас сразу же наш Дмитрий Кулеба предупредил, что он очень обижен на нашу украинскую делегацию из-за того, что украинцы не поддержали его кандидатуру на главу комитета. Нам наши сотрудники его показали, мы его выловили в коридоре. И когда мы к нему подошли, наша правозащитник Мария Томак, которой я очень благодарен за нашу поездку, она очень нам помогала, и мы его поймали за руку, он сначала так: "Украинская делегация?". Мы говорим: "Нет. Это правозащитник, а это — родные ребят, которые находятся в плену". Он нам назначил встречу на полчаса, что очень всех удивило, но мы с ним говорили час.

Очень тяжело европейцам донести то, что происходит у нас. Они боятся спровоцировать Россию на более жесткую агрессию против нас. И когда я уже заканчивал, я ему навел тот же пример, который сказал вам, когда Россия добивала (нашим моряков, — Ред.). Николай Полозов вступил с ним в дискуссию. Сказал: "Нам очень важна эта поправка, которую завтра внесут украинские депутаты, для того, чтобы начать процесс, вытянуть оттуда наших военнопленных". На что он сказал: "Мы боимся им навредить". А чем вы можете навредить, когда ребята уже и так сидят и ждут суда?

После этих поправок депутаты уже звонили нам, они приняли вторую позицию, согласились на то, что сам конфликт, сама агрессия будет рассматриваться в нормах решения права Женевской конвенции. Это для нас тоже очень хорошо, потому что Женевская конвенция говорит о том, что военный конфликт был.

На что Скабеева там кричала, бегала: "Объявите нам войну! Объявите нам войну!". Вторая статья Женевской конвенции говорит о том, что войны может не быть. Конфликт начался 25 числа, корабли были обстреляны, были взяты заложники, конфликт окончился. Но факт конфликта есть. Третья статья Женевской конвенции говорит о том, что они с ними должны обращаться как с военнопленными, предоставить им медицинскую помощь, не должно быть никаких пыток.

Сегодня мы этого не видим. Я сегодня был на Владимирской, 33, в нашей фирме, то они говорят, что когда они взяли Ерофеева и того, второго, они им сделали восемь операций, они только взяв их в плен уже через два часа их оперировали, чтобы не началась гангрена, чтобы спасти им жизнь. Россия не идет на такие уступки.

Это нас, родителей, особенно тех раненых, очень волнует, мы очень переживаем за это. Поверьте, 60 дней мы живем в вакууме дезинформационном. Некоторые из родных выезжали в Москву на суд, но Василий нам запретил ехать. У нас сестра хотела ехать, Богдана, он просил через адвоката, через консула никого не ехать. Он боялся за то, чтобы не взяли в плен под провокацией, чтобы не было на него большего давления.

Потому что, вы поймите, как на него давят, Служба безопасности осветила то, что он был два раза на службе в зоне АТО, что он боевой офицер и здесь давление сумасшедшее на него. Мы надеемся, что Василий выдержит это, даже потерей своего здоровья. Потому что я знаю одно, он верит только мне. Он верит в то, что мы будем бороться до последнего за него.

И я хочу сказать, что Андреас Ник, когда мы с ним разговаривали про то, что для нас это очень важно, и я на пресс-конференции подчеркнул: "Вспомните 1939 год. Вспомните 1956 год. Вспомните 1968 год. Вспомните 1978 год. Вспомните 1994 год. Вспомните 2008 год. Вспомните 2014 год. И вспомните 25 ноября 2018 года. Все это — российская любовь. Всегда, куда бы она ни приходила, она приходит с танками, с "градами", неся за собой смерть. И Украина пять лет, пять лет сегодня, стоит на пути этой российской любви к Европе. Украина платит, и заплатила уже 14 тысячами смертей. Сегодня почти каждый день гибнут патриоты молодые. Что они защищают? Они защищают европейские ценности. Если вы единая Европа, то объединитесь, примите эту поправку, если она для вас ничего не значит, но это покажет нам, что наши ребята и мы боремся не зря.

Мы защищаем сегодня европейские ценности, и мы сегодня являемся частью этой Европы. И сегодня никому нельзя потакать мировому порядку, который был после принятия в 1949 году Женевской конвенцией. Сегодня Украина стоит на том, что страна не имеет право нарушать нормы международного права. Потому что, не забывайте, что корабли были обстреляны в нейтральных водах".

И я очень благодарен нашим делегатам, особенно Алексею Гончаренко, Владимиру Арьеву, Бориславу Березе, Ирине Геращенко за ту позицию, которую они выложили. Они выложили ее эмоционально, слушая всегда нас. Мы им поддали эти эмоции, и Европа эти эмоции восприняла.

Я хочу их поблагодарить от всех семей военнопленных. Потому что мы были в большом отчаянии из-за того, что очень маленький, гнусный человек принимает решение о возвращении их назад. Мы понимаем, что возвращение наших ребят не лежит в плоскости адвокатуры суда. Суд ни к чему не приведет. Но для нас это возможность хотя бы видеть их, что они живые, и получать какую-то информацию о них. Но решать будет тот маленький человек. И мы надеемся, что сама резолюция, которая была принята вчера, положит последний камень в фундамент, поднимет на другой, высший, уровень позицию Украины в решении этого вопроса. Европа сегодня станет плечом к плечу с Украиной, все-таки дожмет и заставит Российскую Федерацию, страну-агрессора, страну-оккупанта выполнять нормы и законы международного права.

— Кто вы по специальности?

— Учитель физкультуры. Я заканчивал Академию государственного управления. В свое время один человек не назначил меня после первого Майдана главой администрации. Моя кандидатура не была там из-за того, что я учитель физкультуры. А назначили зоотехника. Так я, когда давал тогда интервью, сказал: "Знаете, для этой новой власти Партии регионов человек, который учит и воспитывает подрастающее поколение, даже закаляя его физически, ничего не означает, а тот человек, которого учили выращивать и лечить телят, то он им больше подходил для этой должности".

Я как выбранный спикер от всех родителей, даю информацию, потому что самое основное — не навредить нашим ребятам, но нам необходимо об этом говорить. Эта информация должна всегда быть на слуху, потому что вражеские силы мониторят не только нас. Они мониторят и Facebook, они мониторят и каналы. Они смотрят, на слуху эта история или не на слуху. Мы всегда готовы приехать. Мы всегда готовы поделиться информацией. И еще раз хочу всех поблагодарить от всех семей военнопленных. Мы гордимся нашими ребятами. Мы знаем, что они не предадут Украину. Слава нашим морякам и слава Украине!

Важно слышать, что вы нас поддерживаете, но сочувствовать не надо. Ребята живые, они все живые вернуться домой. Это важно для нас, для родителей слышать".

Напомним, ВМС ВС Украины 25 ноября сообщили, что пограничные корабли Российской Федерации осуществили агрессивные действия против украинских судов, которые совершали плановый переход из порта Одессы в порт Мариуполь. В частности, российский пограничный корабль "Дон" протаранил украинский рейдовый буксир, в результате чего был поврежден главный двигатель корабля, обшивка и леерное ограждение, а также потерян спасательный плотик. При этом ВМС ВСУ подчеркивают, что о намерении осуществить переход предупреждали заранее и действовали в рамках международного права.

В то же время, в ФСБ России заявляли, что три украинских военных корабля в Азовском море "незаконно вошли в территориальные воды РФ и направились к Керченскому проливу".

В результате незаконных действий российских силовиков были захвачены три корабля ВМС Украины и взяты в плен 24 украинских военнослужащих. Подконтрольный РФ суд оккупированного Симферополя избрал мерой пресечения для 24 моряков содержание под стражей до 25 января 2019 года.

30 ноября моряков перевезли в Москву: 21 украинца доставили в московское СИЗО "Лефортово", 3 раненых - в "Матросскую тишину".

15 и 16 января Лефортовский суд РФ принял решение о продлении на три месяца срока ареста 24 пленных украинских моряков. Таким образом, под арестом они останутся как минимум до конца апреля.

Источник: https://censor.net.ua/n3108517
 Топ комментарии
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх