EN|RU|UK
 Форум Украины(629856)
  357  8
Тему создал: /

Наш совет националистам: читайте П. Скоропадского!

Средоточие дикости
Неизвестно, с чьей больной головы западные области в новейшей истории Украины провозгласили носителями ее высших ценностей, а Львов — «культурной столицей». Ни Западная Украина, ни Львов таковыми никогда не были, не являются, и не могут ими быть по определению. Во-первых, до Второй мировой войны Львов был абсолютно польским городом, на 90 процентов состоявшим из польского же населения (его за годы войны истребили вояки ОУН‑УПА).
Чем «западенщина» действительно «прославила» себя в мире, так это невежеством, зоологической дикостью националистов и зверствами тех самых вояк. Ну, и еще — как родина основателя… мазохизма — писателя Леопольда фон Захер-Мазоха, юбилей которого не так давно пышно отпраздновали во Львове. Вряд ли это делает честь и городу, и имеет отношение к культуре. Скорее — наоборот.

Как это могло случиться?!
Во второй половине XIX века известный ученый Василий Иванович Кельсиев (1835‑1872), много лет посвятивший изучению Западной Украины, писал о галичанах следующее: «Их связывает одно чувство, одна мысль — что все они, без исключения, русские, что каждый шаг их должен быть в пользу Руси, и что каждый промотанный крейцер есть крейцер, украденный у народа русского». Вопрос: как могло случиться, что на этой же территории, этот же народ вдруг, в одночасье, развернул свое самосознание на 180 градусов, чуть ли не провозгласив себя «другим народом». Как и чем нужно было запугать людей, чтобы из страха за свою жизнь они до такой степени «извратили отчий опыт, и предков предали гробы»?!

Вопрос об украинской и общерусской культуре можно и нужно рассматривать вне связи с вопросом о характере политических и государственно-правовых взаимоотношений между Украиной и Россией.

Политиканам нужно главным образом одно — как можно скорей создать свою украинскую культуру. Все равно какую — лишь бы она не была похожа на русскую.

«Как перед ней не гнитесь, господа, вам не снискать признанья у Европы. В ее глазах вы будете всегда не слуги просвещенья, а холопы!». Не любил гениальный Федор Тютчев «политических» лакеев, подобострастно заглядывающих Европе в рот в надежде снискать снисходительное похлопывание по плечу. Прошло более ста лет, а актуальность проблемы — та же. «Лакеи вечные Европы, ее духовные рабы, вы извратили отчий опыт и предков предали гробы. По прихоти дурной холопы, прислужники чужих затей, вы быдлом сделались Европы, вы полюбили свист плетей. Вы предавали Русь стократно, чужому — вверившись — уму. Вас Русь прощала, но обратно тянули шею вы к ярму. Вам Родины милей — чужбина. И суждено вам потому знать волю… только господина и вечно кланяться ему». А это уже современность — стихи украинской поэтессы Елены Лаврентьевой…
Как видим, актуальность проблемы не исчезла. За идеи «украинства», как за ниточку, хватаются все враги Украины и России, чтобы поссорить оба народа. Для Белоруссии у них — своя теория литвинства, доказывающая, что белорусы никакие не русские, а так называемые «литвины» (производное от «Литвы» — граждан Великого Княжества Литовского, — авт.), которые близки к полякам, но отнюдь не к русским.
В теориях литвинства и украинства есть много общего, поскольку происходят они из одного источника, и цель у них одна. Современными журналистами и политологами писано-переписано на эту тему. Оппоненты обвиняют друг друга в политической ангажированности и настаивают на собственной правоте. Тем интереснее было бы услышать об этом мнения известных людей, живших сто и более лет назад.
Каким они видели будущее Украины? Какие мысли высказывали об украинстве, как о политическом, а не культурном проекте? Русский дипломат и философ XIX века Константин Леонтьев называл этническое многообразие «цветущей многосложностью», когда каждый народ привносит что-то неповторимо свое в общий узор народных культур той или иной страны. Гораздо непримиримее относился он к попыткам Запада проекты культурные превратить в проекты политические и откровенно подрывные для ослабления нашей страны. Визг о сбережении и приумножении культурных и языковых традиций в этом случае служит лишь ширмой и «дымовой завесой» для политиканов, рвущихся к власти и идущих на сделку с собственной совестью и западными спецслужбами.

Ведали, что творят, и сознательно!

Платон утверждал, что государством должны управлять философы, защищать его — воины, а создавать материальные блага должны ремесленники. Поэтому предоставим слово философу Георгию Петровичу Федотову (1886—1951), печатавшему свои философские и политические статьи во Франции и США. «Из оставшихся в России народов прямая ненависть к великороссам встречается только у наших кровных братьев — малороссов, или украинцев. (И это самый болезненный вопрос новой России.)… Большинство народов, населяющих Россию, как островки в русском море, не могут существовать отдельно от нее; другие, отделившись, неминуемо погибнут, поглощенные соседями. Там, где, как на Кавказе, живут десятки племен, раздираемых взаимной враждой, только справедливая рука суперарбитра может предотвратить кровавый взрыв, в котором неминуемо погибнут все ростки новой национальной жизни. Что касается Украины, то для нее роковым является соседство Польши, с которой ее связывают вековые исторические цепи. Украине объективно придется выбрать между Польшей и Россией, и отчасти от нас зависит, чтобы выбор был сделан не против старой общей родины… Оттого-то удаются и воплощаются в историческую жизнь новые, «умышленные», созданные интеллигенцией народы. Интеллигенция творит эти народы, так сказать, «по памяти»: собирая, оживляя давно умершие исторические воспоминания, воскрешая этнографический быт».
Г. Федотов призывал не предавать забвению нашу общую историю, уходящую корнями в тысячелетнюю Киевскую Русь, в угоду искусственным историческим инсинуациям. «Наша традиция богата и славна, — писал он, — но она запылилась, потускнела в сознании последних поколений. Для одних затмилась прелестями Запада, для других — официальным и ложным образом России, для которого в искусстве — и не только в искусстве — типичен псевдорусский стиль Александра III. Мы должны изучать Россию, любовно вглядываться в ее черты, вырывать в ее земле закопанные клады. Мы должны знать ее историю, любить ее героев, ценить и самые древние памятки ее литературы (первыми у нас никто не интересовался), особенно — ее искусством. Мы должны знать живую Россию, ее природу, жизнь ее народов, их труд, их искусство, их верования и быт. И прежде всего мы должны знать Великороссию. Наше национальное сознание должно быть сложным, в соответствии со сложной проблемой новой России (примитив губителен). Это сознание должно быть одновременно великорусским, русским и российским. Я говорю здесь, обращаясь преимущественно к великороссам. Для малороссов или украинцев, не потерявших сознание своей русскости, эта формула получит следующий вид: малорусское, русское, российское. Южнорусское (малорусское) племя было первым создателем русского государства, заложило основы нашей национальной культуры и себя самого всегда именовало русским (до конца XIX века)… Мы должны признать и непрестанно ощущать своими не только киевские летописи и мозаики киевских церквей, но украинское барокко, столь привившееся в Москве, и киевскую Академию, воспитавшую русскую Церковь, и Шевченко за то, что у него много общего с Гоголем, и украинскую песню, сестру песни великорусской. Эта задача — приютить малорусские традиции в общерусскую культуру — прежде всего, выпадает на долю южнорусских уроженцев, сохранивших верность России и любовь к Украине. Отдавая свои творческие силы Великороссии, мы должны уделить и Малой (древней матери нашей) России частицу сердца и понимания ее особого культурно-исторического пути. В борьбе с политическим самостийничеством, в обороне русской идеи и русского дела на Украине нельзя смешивать русское дело с великорусским, и глушить ростки тоже русской (то есть, украинской) культуры».
Василий Иванович Кельсиев (1835‑1872), публицист и писатель, находясь в эмиграции в Вене, посетил земли нынешней Западной Украины, находившейся тогда под австрийским сапогом. Итогом этой поездки стала книга «Пережитое и передуманное» и «Галичина и Молдавия», где автор описывает свои впечатления об увиденном. «Вывески все по-польски, изредка по-еврейски и по-немецки; польский язык и польский говор всюду так преобладают, что проезжий может и не догадаться, что он не в Польше. Даже чернорабочие в городе — поляки, даже села кругом Львова — мазурские: прежнее правительство нарочно населяло мазурами окрестности города, чтоб распространить и язык, и веру господствовавшего в Речи Посполитой племени. Костелы очень хороши. Большею частью стоят они на местах русских православных и униатских церквей; им же досталась и большая часть русских церковных имуществ. Русских изданий почти вовсе нет: наша почта и вообще пересылка книг как-то так ловко устроены, что не то, что никто из славян, но даже галичане, не могут добиться получения наших изданий, отчего, разумеется, наши авторы и издатели много теряют, а распространению наших идей и вообще всякому умственному общению с нашими братьями в Австрии положены преграды. Поляки преследуют их за все и про все, во всем видят русскую пропаганду и русские деньги (rubli moskiewski, moj panie!), а немцы ничего не понимают, стараются умиротворить обе стороны и потому мирволят полякам… Польский театр, весь пропитанный польским патриотизмом, губительно действовал на молодежь, а польский язык на сцене, в устах князей, графов, первых любовников и первых любовниц (!) переставал становиться языком простонародья… Украинофильское движение, явилось в Галичине движением политическим».
В. И. Кельсиев переживал, что культурные русские центры вместо центра сближения русских, превращались в политические клубы по пропаганде идей разъединения.

«Верхнего этажа» не будет, а «нижний» — провалится!

Одним из средств разъединения служила политика по ополячиванию русского языка, в результате чего появился западноукраинский говор. По этому поводу В. И. Кельсиев писал: «Обвиняют галицких литераторов, зачем они пишут таким варварским языком. Я уже не в первый раз привожу примеры их языка, который, между нами будь сказано, возмущает меня до мозга костей моих. Как им иначе писать, когда даже я, в те четыре недели, что в Галичине, то и дело борюсь с полонизмами; когда здесь никто не учился в школах общерусскому литературному языку, и когда подле них шумит молодежь, увлеченная казацкими преданиями, и доносит на них, что они москали! Украинофилы бушевали, кричали против стариков-ретроградов, обвиняли их, что они запродали души свои Москве, вызывали их на бой, хотели стереть их с лица земли доносами на них полякам и немцам. Фаталистическая несостоятельность польского государства вынуждает его к насилию над всем, что не приняло католической веры, и не заговорило по-польски, и крики поляков, что мы не русские, а татары, желание их, чтоб мы в Сибирь ушли, имеют полный смысл, потому что Русь к нам тянет и верою…».
Говоря о политических предпочтениях основной части местного населения, В. И. Кельсиев замечал: «Их связывает одно чувство, одна мысль — что все они, без исключения, русские, что каждый шаг их должен быть в пользу Руси, и что каждый промотанный крейцер есть крейцер, украденный у народа русского. И среди этих людей, волею-неволею, более и более начинаешь любить Россию, ценить свои силы и понимать, что русский народ, при всех его племенных особенностях и наречиях — один и тот же народ, несмотря на унию, на старообрядчество, молоканство, хлыстовство, на кацапство и на хохловство».
В работах лингвиста и философа Николая Сергеевича Трубецкого (1890‑1938) немало внимания уделялось проблеме политического украинства. Одна из статей Н. С. Трубецкого так и называлась — «К украинской проблеме», где им, как ученым-лингвистом, рассматривалась неправомерность разделения русской и украинской культуры на два враждующих лагеря: «Вопрос этот с особой остротой ставятся именно перед украинцами. Он сильно осложнен вмешательством политических факторов и соображений и обычно соединяется с вопросом о том, должна ли Украина быть совершенно самостоятельным государством, или полноправным членом русской федерации, или автономной частью России? Однако связь между политическим и культурным вопросами в данном случае вовсе не обязательна. Мы знаем, что существует общенемецкая культура, несмотря на то, что все части немецкого племени не объединены в одном государстве, знаем, с другой стороны, что индусы имеют свою вполне самостоятельную культуру, несмотря на то, что давно лишены государственной независимости. Поэтому и вопрос об украинской и общерусской культуре можно и должно рассматривать вне связи с вопросом о характере политических и государственно-правовых взаимоотношений между Украиной и Великороссией».
По классификации Н. С. Трубецкого, каждая сформировавшаяся окончательно культура обладает «этажностью». Другими словами, состоит из этажа «нижнего», ориентированного на простой люд, и этажа «верхнего», ориентированного на интеллектуалов. Пагубность отпадения украинской культуры от общерусской Н. С. Трубецкой видел в ориентации украинства на культурное провансальство и хуторянство, где нет места высоким интеллектуальным изыскам: «Представим себе теперь, что должно произойти, если всю эту общерусскую культуру на территории Украины заменить новосозданной специально украинской культурой, не имеющей ничего общего с прежней общерусской. Населению Украины придется «оптировать» за ту или за другую культуру. Если новой украинской культуре удастся приспособить свой «нижний» этаж к конкретному этнографическому фундаменту, — то народные низы, разумеется, будут оптировать именно за эту новую украинскую культуру… Но, для того, чтобы за эту новую украинскую культуру оптировали не только народные низы, но и квалифицированные верхи (т. е. наиболее качественная интеллигенция), нужно, чтобы и «верхний» этаж этой культуры соответствовал высшим духовным запросам квалифицированной интеллигенции Украины еще в большей мере, чем соответствующая сторона прежней, общерусской культуры. В противном случае интеллигенция (именно качественная, квалифицированная, наиболее ценная с точки зрения культурного творчества интеллигенция) Украины в своем подавляющем большинстве будет оптировать за общерусскую культуру, а самостоятельная украинская культура, лишенная сотрудничества этой наиболее ценной части украинского народа, будет обречена на вырождение и смерть».
Интеллектуальное состояние нынешней молодежи на Украине служит доказательством правоты князя Н. С. Трубецкого, когда насильственная украинизация равнозначна снижению уровня интеллектуальных притязаний. Но предоставим опять слово Н. С. Трубецкому: «Беспристрастно взвешивая шансы, приходим к заключению, что насколько вероятно и правдоподобно, что новая украинская культура удовлетворительно разрешит задачу приспособления «нижнего» этажа культурного здания к народным корням, настолько же совершенно невероятно, чтобы эта культура сколько-нибудь удовлетворительно могла разрешить другую задачу — создания нового «верхнего» этажа, способного удовлетворить высшим запросам интеллигенции в большей мере, чем соответствующий «верхний» этаж прежней, общерусской культуры. Успешно конкурировать с общерусской культурой в удовлетворении высших духовных запросов новая украинская культура не будет в состоянии. Прежде всего, она не будет обладать той богатой культурной традицией, которой обладает общерусская культура… Далее, для создания высших культурных ценностей громадное значение имеет качественный отбор творцов. Поэтому, для успешного развития этой стороны культуры необходимо, чтобы объем того этнического целого, в котором данная культура развивается, был как можно больше: чем многочисленнее носители данной культуры, тем больше (при прочих равных условиях) будет и абсолютное число рождающихся среди этих носителей культуры талантливых людей, а чем больше талантливых людей, тем, во-первых, интенсивнее развитие «высшего» этажа культуры, а, во-вторых, тем сильнее конкуренция; конкуренция же повышает самое качество культурного строительства. Таким образом, даже при прочих равных условиях, «верхний» этаж единой культуры крупной этнологической единицы будет всегда качественно совершеннее и количественно богаче, чем у тех культур, которые могли бы выработать отдельные части той же этнологической единицы, работая каждая за себя, независимо от других частей. Каждый непредубежденный представитель данного этнологического целого не может не сознавать этого, и потому, естественно, при полной свободе выбора будет «оптировать» за культуру этнологического целого (в нашем случае, — за культуру общерусскую), а не за культуру части этого целого (в нашем случае, за украинскую культуру). Оптировать за украинскую культуру может, следовательно, только либо человек определенным образом предубежденный или, человек, свобода выбора коего стеснена».

Галицийское провансальство: печать торжествующей посредственности

Н. С. Трубецкой призывал прекратить попытки втиснуть общерусскую культуру в узкие рамки украинства, когда все, что «выглядывает» сквозь эти рамки, безжалостно «обрезается» и называется «чужим» и «не нужным»: «Ограничение этого поля может быть желательно только с одной стороны для бездарных или посредственных творцов, желающих охранить себя против конкуренции (настоящий талант конкуренции не боится!), а с другой стороны — для узких и фанатичных краевых шовинистов, не доросших до чистого ценения высшей культуры ради нее самой, и способных ценить тот или иной продукт культурного творчества лишь постольку, поскольку он включен в рамки данной краевой разновидности культуры. Такие люди и будут главным образом оптировать против общерусской культуры и за вполне самостоятельную украинскую культуру. Они сделаются главными адептами и руководителями этой новой культуры и наложат на нее свою печать, — печать мелкого провинциального тщеславия, торжествующей посредственности, трафаретности, мракобесия и, сверх того, духа постоянной подозрительности, вечного страха перед конкуренцией. Эти же люди, конечно, постараются всячески стеснить или вовсе упразднить самую возможность свободного выбора между общерусской и самостоятельно-украинской культурой: постараются запретить украинцам знание русского литературного языка, чтение русских книг, знакомство с русской культурой. Но и этого окажется недостаточно: придется еще внушить всему населению Украины острую и пламенную ненависть ко всему русскому и постоянно поддерживать эту ненависть всеми средствами школы, печати, литературы, искусства, хотя бы ценой лжи, клеветы, отказа от собственного исторического прошлого и попрания собственных национальных святынь. Ибо, если украинцы не будут ненавидеть все русское, то всегда останется возможность оптирования в пользу общерусской культуры. Однако нетрудно понять, что украинская культура, создаваемая в только что описанной обстановке, будет из рук вон плоха. Она окажется не самоцелью, а лишь орудием политики и, притом, плохой, злобно-шовинистической и задорно-крикливой политики».
Потуги западноукраинской общественности отправить в отставку министра образования Дмитрия Табачника, выступившего как раз в пользу культуры общерусской в противовес галицийскому провансальству, является образцом именно такой злобно-шовинистической и задорно-крикливой политики.
Предвидел Н. С. Трубецкой и будущее эпигонство (подражательность) искусственно навязываемой украинской культуры: «Политиканам же нужно будет главным образом одно — как можно скорей создать свою украинскую культуру, все равно какую, только, чтобы не была похожа на русскую. Это неминуемо поведет к лихорадочной подражательной работе: чем создавать заново, не проще ли взять готовым из заграницы (только бы не из России!), наскоро придумав для импортированных таким образом культурных ценностей украинские названия! И, в результате, созданная при таких условиях «украинская культура» не будет органическим выражением индивидуальной природы украинской национальной личности, и мало чем будет отличаться от тех «культур», которые наспех создаются разными «молодыми народами», статистами Лиги Наций. В этой культуре демагогическое подчеркиванье некоторых отдельных, случайно выбранных и, в общем, малосущественных элементов простонародного быта будет сочетаться с практическим отрицанием самых глубинных основ этого быта, а механически перенятые и неуклюже применяемые «последние слова» европейской цивилизации будут жить бок о бок с признаками самой вопиющей провинциальной ветоши и культурной отсталости; и все это — при внутренней духовной пустоте, прикрываемой кичливым самовосхвалением, крикливой рекламой, громкими фразами о национальной культуре, самобытности и проч… Словом, — это будет жалкий суррогат, не культура, а карикатура».
Но известный ученый указал выход из сложившейся ситуации: «Из этого следует, что такая постановка вопроса для украинцев по существу невыгодна. Во избежание вышеобрисованного плачевного будущего украинская культура должна быть построена так, чтобы не конкурировать с общерусской, а дополнять собой общерусскую, другими словами, украинская культура должна стать индивидуацией культуры общерусской. Украинизация обращается в какую-то самоцель и порождает неэкономную и нецелесообразную растрату национальных сил. В будущем жизнь внесет, разумеется, свои поправки и очистит украинское движение от того элемента карикатурности, который внесли в это движение маниакальные фанатики культурного сепаратизма. Многое из того, что создано и создается этими ретивыми националистами, обречено на гибель и забвение. Но самая правомерность создания особой украинской культуры, несовпадающей с великорусской, уже не подлежит отрицанию, а правильное развитие национального самосознания укажет будущим творцам этой культуры как ее естественные пределы, так и ее истинную сущность и истинную задачу, — быть особой украинской индивидуацией общерусской культуры. Только тогда культурная работа на Украине приобретет такой характер, при котором в ней получат возможность принять участие (не за страх, а за совесть) действительно лучшие элементы украинского народа. Это случится тогда, когда в основу народной жизни Украины (а также и других областей России-Евразии) будет полагаться не потворство эгоистическим инстинктам и голому самоутверждению биологической особи, а примат культуры и как личное, так и национальное самопознание».
Идеи Н. С. Трубецкого созвучны идеям знаменитого палеографа и слависта Измаила Ивановича Срезневского (1812‑1880), который считал, что нет никакой нужды прекращать письменную традицию украинского языка, как нет никакой необходимости искусственно превращать ее в отдельную от общерусского языка.
И в заключение хотелось бы процитировать Павла Скоропадского, украинского военного и политического деятеля, гетмана Украины в 1918 году. На него часто ссылаются наши националисты, но избегают упоминания следующих его слов: «Узкое украинство — исключительно продукт, привезенный нам из Галиции, культуру каковой целиком пересаживать нам не имеет никакого смысла: никаких данных на успех нет, и является просто преступлением, так как там собственно и культуры нет. Ведь галичане живут исключительно объедками от немецкого и польского стола. У них один язык их ясно отражает, где на пять слов — четыре — польского и немецкого происхождения! Великороссы и украинцы создали общими усилиями русскую науку, русскую литературу, музыку и художество, и отказываться от этого высокого и хорошего для того, чтобы взять то убожество, которое нам, украинцам, так любезно предлагают галичане, просто смешно и немыслимо… При существовании у нас и свободном развитии русской и украинской культуры мы можем расцвести, если же мы теперь откажемся от первой культуры, мы будем лишь подстилкой для других наций и никогда ничего великого создать не сумеем».

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 Сейчас пишут
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Саша Крест, Anempodist Majorov, Murlin Murloff, Яков1, МАКСИМ БЕЗФАМИЛЬНЫЙ, Враг рода человеческого 666, стальной гигант, Димитрий CrimeaBandera, vad, Michail Viktorovich, Vladimir Orlov 3909a85d, три - пятнадцать, Андрей Карпенко 22e09935, JulyusCaesar, 5 копійок, молодой рабочий, гонта коваль, фОшЫзд Галичанский, Darlin, Aleksey Nosulenko, України вірний ж-д, Olejons Jon, Протоирей Филармонов, Андрей Шевченко 73396fdd, Константин 1041a131, Ростислав Микитюк, Сергей1500900, сябро, Володимир Павлович, Владимир Шевчук 5ddba611, aquarius580 ., sulima ivan, РоботБАндер2
 Всего на сайте: 131 писатель
 
 
 
 
 
 вверх