EN|RU|UK
 Форум Украины(619016)
  440  8
Тему создал: Олбанец

Латвийский язык стал русским!

В латышских школах появился новый учебник латышского языка для 10-х классов. В качестве слов, которые предлагается выучить латышским школьникам, фигурируют такие известные нам выражения, как «pohuj», «bljad’», «zajebis» и еще пара десятков из того же лексического ряда.

Самое обидное для русского человека, что в учебнике эти слова вовсе не считаются русскими, они определены там, как «сленговые слова современного латышского языка».

Уйдя из-под гнета российской оккупации, латыши счастливо умудрились оставить себе в пользование не только заводы, порты, дороги и электростанции, но и самую убедительную, энергичную и эксклюзивную часть русского языка – русский мат. В латышском языке есть, конечно, аналог нашего великого слова из трех букв. Но, во-первых, он там звучит по-детски – типа «пиписька», а во-вторых, от этого слова совершенно нет производных. Верите, по-латышски нельзя послать на три буквы. И трехбуквенных прилагательных от него нет. Не получается. Да что там говорить, в латышском языке даже слова «жопа» нет! Ну и потому, когда латышу нужно высказаться «от души», он бессовестно и безвозмездно пользуется нашим русским языком.


АФГАНСКОМУ МАЛЬЧИКУ АЛИ ВСЕ ПОХ...

В октябре прошлого года по латвийскому телевидению прошел сюжет (очень рекомендую кликнуть) про афганского мальчика Али, который, живя по соседству с латвийскими миротворцами, расквартированными в Афганистане, выучил латышский язык. Выучил он его, так сказать, «на лету», общаясь с латвийскими солдатами. И надо отдать должное афганскому ребенку: по-латышски он говорит просто блестяще, со всеми интонационными тонкостями, которые можно впитать только с молоком латышской матери. У нас, русских, даже живущих в Латвии с рождения, так красиво не получается.

Но вот в чем засада: афганский мальчик в шестиминутном интервью латвийскому телевидению употребил в своей речи десятка три русских матерных слов, органично вплетая их в правильную латышскую речь. В конце интервью милая девушка-корреспондент его спрашивает: « А не хочешь поехать жить к нам в Латвию?». Мальчик отвечает: «Да хоть сейчас!». «Но у нас же холодно», – замечает девушка-корреспондент. «А мне пох…й холод», – весело отвечает мальчик Али.

После показа этого сюжета по латвийскому ТВ в среде местной интеллигенции разгорелась дискуссия, что нам делать с русским матом? С одной стороны, слова из песни не выкинешь: прижился русский мат в латышском языке. Даже афганский мальчишка на нем уже говорит. Именно не ругается (как может так грязно ругаться невинный мусульманский ребенок?), а говорит. Устами младенца…

Конечно, о том, чтобы ввести русский мат в литературный латышский язык, речь не шла. Понятно, афганского мальчика научили материться латышские солдаты – люди ввиду своей профессиональной особенности очень искренние, хоть и грубоватые. Но порядок – есть порядок. Раз уж в латышском языке завелся такой элемент, его надо либо запретить (что вряд ли возможно), либо как-нибудь легализовать. Короче, мнения разделились…


ЭТИ ДЕПУТАТЫ БЛ...ДИ И П...СЫ

На одном из декабрьских заседаний Рижской думы мэр Риги Нил Ушаков (его интервью Slon.ru можно прочитать здесь) перекинулся парой фраз с вице-мэром Айнаром Шлесерсом (они сидят рядом «в президиуме»). Разговор шел по-латышски и не предназначался для широкой публики (внешний микрофон был выключен). Но у латвийских телевизионщиков – свои микрофоны, которые они не выключают. В результате та самая пара фраз, сказанных мэром вице-мэру, попала в эфир латвийского телевидения.

Не вдаваясь в подробности, расскажу, что суть беседы мэра Риги Нила Ушакова с вице-мэром была такова: эта «бл…дь» (конкретная дама-депутат от оппозиции) и эти «пи…асы» (конкретные депутаты от оппозиции) специально тянут время, не давая нам возможности решать вопросы по существу.

В отличие от случая с афганским мальчиком Али (когда по поводу русского мата возник интеллигентный теоретический спор), сюжет с матерящимся мэром Риги вызвал жуткий и злобный скандал. Мэру пришлосьсрочно извиняться, оппозиция потребовала немедленной отставки. Было созвано внеочередное заседание Рижской думы, но кончилось все хорошо: Нил Ушаков сохранил за собой кресло мэра. А его рейтинг по последнему опросу населения даже вырос. Знай наших!


ПОРА ЗАВОДИТЬ КОПИРАЙТ

В завершение истории с рижским мэром-матерщинником профессор Латвийского университета Янина Курсите-Пакуле прочитала для депутатов и работников латвийского Сейма лекцию на тему «Нецензурная лексика: теория и практика». Правда, лекция не задалась: депутаты не пришли. По-видимому, они сочли, что русский мат они знают лучше любого профессора. Копирайт на х...

Кстати, о профессорах. Два года назад в Латвии появился первый «Словарь сленга латышского языка». Именно там впервые в Латвии весомо, грубо и зримо прозвучал русский мат. Именно оттуда латыши, наконец, узнали, что «podjobka» – это «насмешка», а «zajebis» – это «великолепно» (оба слова латиницей – цитаты из словарных статей). Министерство образования Латвии тогда рекомендовало использовать эту книгу на уроках латышского языка.

Но словарь – есть словарь. Хочешь – читай, хочешь – ходи дураком. А тут – учебник «Латышский язык для 10-х классов», в предисловии к которому написано, что он «подготовлен в соответствии с программой изучения латышского языка, одобренной Министерством образования и науки». Кстати, учебник действительно неплохой. За него уже ухватились десятки школ. Мнения учителей и учеников совпадают: «латышский язык наконец-то стал интересным». А кто бы сомневался? Только некоторые родители пока еще в шоке…

В Латвии есть специальная Комиссия по терминологии при Академии наук. Уже двадцать лет она работает над развитием латышского языка. Замещает иностранные слова своими неологизмами. Почти что во всем мире «компьютер» называют «компьютером», а в Латвии – нет! В Латвии «компьютер» – это «даторс». Так придумали специально обученные мальчики из Комиссии по терминологии. А недавно они измыслили заменитель слова «хакер». Теперь в Латвии хакера нужно называть «уркис». (Интересно, не с русского ли слова «урка» они срисовали этот термин?) Осталось только убедить хакеров называть друг друга «уркисами», и все у латышей получится…

А тем временем замечательный учебник «Латышский язык для 10-х классов» развивает латышский язык с другой стороны, вводя в широкое употребление такие «латышские» слова, как «davaj», «značit», «koroče», «točna». Я уже не говорю о шедеврах (цитирую со страниц учебника): «huinja», «ahuetj» и «ohujenno», которые тоже записаны в «сленговые латышские выражения». Аналогов последних слов в литературном латышском нет даже близко. И Комиссия по терминологии сломает голову придумать им замену. Потому, что вместо настоящего, крепкого и емкого русского слова «х…» в латышском языке значится смешное слово «pimpis». Ну-ка, лингвисты, потренируйтесь!..

Кстати, а не пора ли России на слово из трех букв забить копирайт?

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 Сейчас пишут
Геннадій Бикодір adb80589, Виктор Степаненко, Elena Italenna, Лола Ножкинв, Тимофей Овчаренко, НБ
 Всего на сайте: 18 писателей
 
 
 
 
 
 вверх