EN|RU|UK
 Форум Украины(624317)
  142  2
Тему создал:

Великiй Адольфъ Алоизiевичъ Гитлеръ

«... Для О. Шпенглера, о чемъ онъ заявилъ въ «Закате Европы», не раса создаетъ нацiю, но, наоборотъ, культура, движущая идея (напримеръ, русская идея) выковываетъ расу (къ примеру, типъ прусскаго офицера). Душа (духовная энергiя) создаетъ психику — и составляетъ съ ней одно целое. Человекъ строится изнутри, а не только снаружи. Онъ обладаетъ расой, но не принадлежитъ ей.

Въ 1932 году, въ томъ же году, когда NSDAP стала господствующей силой въ Германiи, Шпенглеръ, въ своемъ введенiи къ «Politische Schrifften» («Политическiя работы»), заявилъ, что нацiональная революцiя нуждается не въ «партiйныхъ вождяхъ», а въ «государственныхъ мужахъ». И добавилъ: «Сегодня, я не вижу ни одного такого». Онъ считалъ Нацiоналъ-Соцiализмъ варiантомъ «революцiи снизу» (Revolution von unten), которая ведетъ къ обезличиванiю. Для него она стала примеромъ «стадной морали». «Онъ выступалъ противъ гуманистическихъ, соцiалистическихъ и во многомъ демократическихъ чертъ, имеющихся въ Нацизме, видя въ этихъ проявленiяхъ серьезную опасность» — писалъ Мерлiо. Шопенгауэръ призывалъ Гитлера освободиться отъ пеленокъ соцiализма, въ которыя было закутано его движенiе. Плебейскому вождю и плебсу онъ противопоставлялъ подлиннаго представителя прусскаго аскетизма, Herrenmensch, харизматическаго лидера, который черпаетъ свою власть не изъ массы, но исключительно изъ трансцендентности принципа авторитета.

Но невозможно было оторвать Гитлера отъ «массы». «Марксистское толкованiе — заметилъ Раймонъ Картье (Raymond Cartier), — пытается сделать изъ Гитлера орудiе, изобретенное, финансируемое и управляемое капиталистами, единоличными правителями мiра, однако это объясненiе рассыпается въ прахъ передъ лицомъ данныхъ. Если Гитлеръ и былъ чьимъ-либо орудiемъ — все историческiе деятели являются имъ въ той или иной степени — то только немецкихъ массъ». (La Craponillot, N 31, iюль 1974 г.)

На протяженiи двухъ томовъ, составляющихъ его книгу, Iоахимъ Фестъ, обильно цитируетъ архитектора и бывшаго министра Райха Альберта Шпеера, чьи мемуары, опубликованные въ 1971 г., («Въ сердце Третьяго Райха») наделали немало шума. Это более всего прочаго, вызываетъ улыбку. Не шептались ли за Райномъ, что И. Фестъ принималъ участiе въ редактированiи этихъ воспоминанiй (Кроме того, Альбертъ Шпееръ голосовалъ за партiю Вилли Брандта, вернувшаго ему конфискованное ранее имущество).

Согласно Фесту, у Гитлера были не только «навязчивыя идеи». Онъ также понялъ какъ воплотить ихъ въ жизнь. Съ этой точки зренiя, онъ даже представляетъ собой «исключительный случай интеллектуала, умеющаго использовать свою власть на практике».

Гитлеръ, — объясняетъ Iоахимъ Фестъ — отрицалъ экспериментальный принципъ, согласно которому все революцiи пожираютъ своихъ детей; онъ действительно былъ Руссо, Мирабо, Робеспьеромъ и Наполеономъ своей революцiи, онъ былъ ея Марксомъ, Ленинымъ, Троцкимъ и Сталинымъ. Это доказываетъ, что онъ прекрасно понималъ, какiя силы были спущены имъ съ цепи.

— Непрiятная очевидность, уточняетъ Фестъ — по ходу книги. Но, наконец, настало время показать феноменъ Гитлера какимъ онъ былъ и покончить съ переодеванiями. Гитлеръ не былъ Диктаторомъ жида Чаплина: онъ былъ его противоположностью».

«Величiе, — говоритъ Яковъ Бурхардтъ — это необходимость ужасныхъ эпохъ». Иоахимъ Фестъ, считающiй себя демо-христiаниномъ, близокъ къ мысли о томъ, что все «великiе люди темъ или инымъ образомъ сопричастны Злу, по его мненiю въ любомъ величiи скрывается Зло. Гитлеръ былъ однимъ ихъ величайшихъ людей, поскольку въ немъ было крайне сильно Зло».

— Я думаю, что великiе люди оказываютъ большое влиянiе, — говоритъ Фестъ, — но ихъ величiе оценивается, исходя изъ ихъ уменiя сохранить независимость по отношенiю къ обстоятельствамъ. Поэтому хорошо, что «сфера действiя», на которую распространяется ихъ влiянiе, уменьшается. Въ этомъ смысле, Гитлеръ, возможно былъ последнимъ человекомъ, который стремился делать исторiю».

Уже въ 1970 г. Рудольф Аугштайнъ (Rudolf Augstein) писалъ въ Шпигеле: «Сегодня, индивидумъ на вершине власти уже не обладаетъ возможностью реально решать что-либо. Въ лучшемъ случае онъ обуздываетъ свои решенiя. Онъ действуетъ по долгосрочному плану. Можно съ уверенностью сказать, что Гитлеръ былъ последнимъ представителемъ классическаго великаго политика». «Феноменъ великаго человека, — замечаетъ также Фестъ — всегда эстетическаго порядка: крайне редко его интересуетъ моральный порядокъ». Это утвержденiе ведетъ далеко. Конечно, «метаморальный» характеръ всехъ исключительныхъ историческихъ деянiй кажется очевиднымъ. Однако, наиболее ярко это проявилось въ нацiоналъ-соцiализме, ввиду той важности, которая придавалось этой системой стилю и зрелищу (фактъ, неизменно поражавшiй наблюдателей), — а также благодаря личности вождя.


Способный согласовывать практически несовместимыя понятiя

Въ другой книге, посвященной основателю нацiоналъ соцiализма (Prenom: Adolf. Nom: Hitler), немецкiй историкъ Вернеръ Мазеръ (Werner Maser) писалъ: «Гитлеръ разсматривалъ свои функцiи Фюрера и канцлера Райха, политику и политическую власть исключительно какъ средства для реализацiи своихъ артистическихъ идей». Прежде чемъ стать ораторомъ, политикомъ, солдатомъ, вождемъ партiи или полководцемъ — продолжаетъ онъ — Гитлеръ былъ (или хотелъ быть) въ первую очередь художникомъ. Ценности, определяющiя его мiровоззренiе были «эстетическими» ценностями. Высшей целью политической акцiи для него было не реализацiя общаго блага, но «тотальное» действiе, въ которомъ наиболее мрачныя идеи красоты соединялись съ жесточайшей жаждой величiя.

Именно въ этомъ, утверждаетъ Фестъ, Гитлеръ проявилъ себя какъ «нечеловеческая личность, способная безъ малейшаго признака моральнаго конфликта согласовать совершенно несовместимыя понятiя».

Разве не сумелъ онъ, выражаясь словами друга его детства Августа Кубичека (August Kubizek), «спокойно повернуть вспять тысячелетiя»?

Въ 1909-1910 годы, во время своего пребыванiя въ Вене, «городе финикiйцевъ» («гибельныхъ радостей»), какъ онъ выразился въ «Mein Kampf», Гитлеръ жилъ въ атмосфере своихъ картинъ и чертежей. Несколько его работъ, написанныхъ съ натуры — говоритъ Мазеръ — «отмечены печатью выдающегося таланта». Позднее, на фронте онъ пишетъ акварели.

Его любимые немецкiе художники въ то время — Карлъ Шпитцвегъ (1808-1885) и Эдуардъ Грютцнеръ (1846-1925). Но выше всего онъ ставитъ греко-римскую скульптуру. Даже по достиженiю вершинъ власти, живопись, скульптура, архитектура и музыка по прежнему остаются его глубочайшей страстью. Въ январе 1942 г. онъ заявилъ:

— Политика для меня лишь средство. Многiе говорятъ, что мне крайне сложно хотя бы на день отказаться отъ той активной жизни, которую я веду сегодня. Они ошибаются. Войны приходятъ и уходятъ. Остаются лишь культурныя ценности.

Старый акварелистъ Вены, наизусть знавшiй планы Парижской Оперы и никогда не устававшiй слушать Вагнера, онъ вкладывалъ столько же страсти въ архитектуру и искусство, какъ и въ военныя операцiи или управленiе Государствомъ. Однажды, когда одинъ изъ его подчиненныхъ обсуждалъ цену скульптуры, онъ прервалъ его однимъ словомъ:

— Для мастера никогда не бываетъ слишкомъ дорого!

«Иногда — пишетъ Вернеръ Мазеръ — казалось, что Гитлеръ выбралъ путь политика съ единственной целью реализовать свои гигантскiе, неизмеримые архитектурные проекты». Действительно, такiе архитекторы какъ Пауль Троостъ, Пауль Глайзлеръ, Альбертъ Шпееръ въ своихъ беседахъ съ нимъ обращались къ нему какъ къ «коллеге».

Французскiй посолъ Андре Франсуа-Понсе (Andre Francois-Poncet) писалъ, что въ некоторомъ смысле, Адольф Гитлеръ напоминалъ ему Людвига II Баварскаго.


Книги, ничего кроме книгъ

«Сегодня, мне кажется, что по счастливой случайности самой судьбой мне было предписано родится въ Браунъ-амъ-Иннъ. Сей маленькiй городишко расположенъ на границе двухъ немецкихъ государствъ, объединенiе которыхъ составляетъ — по крайней мере, для насъ, принадлежащихъ къ новому поколенiю — задачу, для достиженiя которой мы должны пожертвовать всей своей жизнью и использовать все средства, имеющiеся въ нашемъ распоряженiи.»

Таковы первыя строки «Mein Kampf». Гитлеръ верилъ въ Провиденiе (Vorsehung), providentia Древнихъ, которое определяетъ и вершитъ судьбы.

Гитлеръ понималъ исторiю какъ «результатъ борьбы всехъ противъ всехъ». Действительно, его мiровоззренiе окончательно сформировалось уже въ 1918 году. Оно сложилось въ результате длительныхъ размышленiй, въ которыхъ Мазеръ обнаруживаетъ влiянiе идей Платона, Гегеля, Шопенгауэра, Шиллера, Стюарта Чемберлена, Леопольда фонъ Ранке, Гёте, Дидриха Эккарта, Ибсена и Золя. «Шопенгауэръ — уточняетъ онъ — былъ однимъ изъ мыслителей, къ которому Гитлеръ обращался наиболее часто. Онъ рекомендовалъ его какъ стилиста и наизусть цитировалъ целые отрывки».

Въ его исторической доктрине заметно влiянiе книгъ Мальтуса, Дарвина, Плотца, Эдуарда Гиббона, все (за исключенiемъ Гиббона) люди ХIХ века, который Гитлеръ считалъ эпохой «героевъ духа».

Его военныя концепцiи въ основномъ строились на интенсивномъ изученiи Клаузевитца. 8 ноября 1934 г. онъ бросилъ своимъ противникамъ въ Бургеръ-Келлербрау, въ Мюнхене:

— Вы не читали Клаузевитца, но если бы вы даже его прочли, то не сумели бы использовать его теорiи въ современныхъ условiяхъ!

Его начитанность въ самыхъ разнообразныхъ областяхъ, чему способствовала его необыкновенная память, поражала всехъ собеседниковъ Фюрера.

Другъ его детства, Августъ Кубичекъ, разсказываетъ: «Я не могу представить себе Адольфа безъ книгъ. Въ доме, онъ нагромождалъ вокруг себя горы книгъ. Когда книга занимала его, онъ чувствовалъ необходимость постоянно иметь ее подъ рукой. Даже, если онъ не читалъ ее, онъ постоянно таскалъ ее съ собой. Такова была жизнь моего друга: книги и ничего кроме книгъ!». Однако, добавляетъ Вернеръ Мазеръ, его подходъ къ книгамъ не былъ sine ira e odio (прим. перев. — безъ гнева и пристрастiя). Онъ никогда не стремился найти согласiе съ авторомъ или опровергнуть его. Онъ читалъ только то, что «было ему необходимо для подкрепленiя своихъ взглядов».

Среди людей, оказавшихъ влiянiе на Гитлера, особое место занимаетъ писатель и публицистъ Дитрихъ Эккартъ (1868-1923), который былъ переводчикомъ на немецкiй «Пера Гюнта» и возглавлялъ еженедельникъ «Auf gut Deutsch», прежде чемъ стать главнымъ редакторомъ «Volkische Beobachter». Въ последнихъ строчкахъ «Mein Kampf», Гитлеръ говоритъ, что Эккартъ былъ «человекомъ, который пожертвовалъ всей своей жизнью для пробужденiя своего народа, сначала посредствомъ поэзiи и мысли и, наконецъ, действiя».

Работы Мазера и Феста, содержащiя множество ссылокъ, графиковъ, рисунковъ и схемъ, несомненно позволяютъ составить более точное представленiе о жизни Гитлера. Однако, они ни въ коей степени не проясняютъ «загадку» его личности. На протяженiи более чемъ тысячи страниц, читатель не находитъ удовлетворительнаго объясненiя. Парадоксальнымъ образомъ изобилiе деталей лишь подчеркиваетъ пустоту целаго. Все эти документы не позволяютъ ясно представить себе этотъ загадочный персонажъ. Передъ нами предстаетъ хорошо отлаженный манекенъ, котораго дергаютъ за веревочки, что никого не можетъ ввести въ заблужденiе. Гитлеръ не появляется, не смотря на то, что речь всё время идетъ о немъ.

Можно многое узнать объ Адольфе Гитлере, но возможно еще не настало время для пониманiя того, кемъ онъ былъ.»


«Германiя, завороженная имъ до самыхъ глубинъ своей души, служила своему Фюреру всеми силами. Она сохранила ему верность до самаго конца, отдавъ ему столько силъ, какъ ни одинъ народъ никогда не отдавалъ въ распоряженiе своего вождя...

Дело Гитлера было сверхчеловеческимъ и нечеловеческимъ. Онъ отстаивалъ его, не зная сомненiй. До последнихъ часовъ агонiи въ глубине берлинскаго bunker"а, онъ оставался несгибаемымъ и не знающимъ жалости, какимъ онъ былъ въ дни своего торжества. Его борьба и память о немъ покрыты мрачнымъ величiемъ сделаннаго имъ выбора; никогда не колебаться, не идти на сделки, никогда не отступать. Титанъ, пытавшiйся удержать на себе весь мiръ не сгибаясь, не пытаясь облегчить тяжесть. Но въ тотъ моментъ, когда всё было кончено, у побежденнаго и разгромленнаго не было ли такого мгновенiя, когда глаза его заволокла потаенная слеза».

Алэнъ дэ Бенуа

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 Сейчас пишут
RussianChuckcha, Alex Ukraina b20e163e, Преступник Ворвзаконович, Иван Стас, Екзорцист, сепаратизму смерть, Anton UA 614ffd10, Gaydamaka Kozak, Степа Лыходэев, Джамал, RustIck, Nel Castro, Саша Крест
 Всего на сайте: 35 писателей
 
 
 
 
 
 вверх