EN|RU|UK
 Форум Украины(624183)
  869  99
Тему создал: Без Имени

Крах России будет грязным.....

Вот вам загадка. В 1990-х Украина и Россия были квази-демократиями с признаками авторитаризма. К 2001 году они двигались в сторону крепнущего деспотизма. Но их пути разошлись. Украинская траектория потянулась к демократии во время и после Помаранчевой революции в конце 2004 года. Зато Россия президента Владимира Путина стала полномасштабным авторитарным государством...
Почему Путин смог установить диктатуру, а Леонид Кучма – нет? Разумеется, были отличия в личностях и стиле лидерства, но ответ лежит также в институционном наследии и разных подходах к переменам.
Украина и Россия занимали разные места в структуре империи. Украина была объектом имперского правления – периферией – и вышла из Советской империи без функционирующего государственного аппарата и опытной элиты. Россия была субъектом империи – метрополией – и унаследовала имперский государственный аппарат и вышколенное чиновничество...
Хотя настроение в Украине через почти два года после помаранчевой революции – это настроение преимущественно глубокого разочарования, Украина – это совсем другая – и лучшая – страна сегодня. Она открылась миру, она демократична и свободна, пусть и в довольно сумбурной версии. Гражданское общество и масс-медиа крепки, открытая дискуссия стала нормой, прямые иностранные инвестиции растут, власть закона становится все прочнее. Украина остается бедной и коррумпированной, но, в отличие от России и Беларуси, она представляет собой нечто иное, чем авторитарное государство с лидером-диктатором и пассивным населением.
(Автор считает, что постепенная эволюция в Украине привела к созданию государственных институтов, балансу ветвей власти, что помешало установлению авторитаризму Кучмы. В то же время „шоковая терапия” Ельцина спровоцировала реакцию имперской бюрократии и установления неоимперского уклада с чертами тоталитаризма.)
Украинцы надеялись, что парламентские выборы 2006 года будут честными и свободными – и они стали такими... Их итоги были восприняты как легитимные...
Партия регионов, которая представляет олигархические интересы русскоязычного та антипомаранчевого Востока Украины, вела себя демократично до, во время и после голосования. Ее лидеры - демагоги и олигархи, но, кажется, они уже знают, что Конституция – это единственная игра, в которую можно играть...
Решение Виктора Ющенко предложить Виктора Януковича как кандидата в премьеры положило конец противостоянию и открыло новую политическую фазу.
Украинцам не нравились инфантильные шатания их лидеров, но бесконечные послевыборные переговоры показали, что украинские политики, как и их коллеги в других демократических странах, несмотря на личную вражду, решали свои противоречия, соблюдая правила игры...
Параллельные переговоры „Нашей Украины” с Партией регионов о сине-помаранчевой коалиции, так же, как решение социалистов поддержать синих, также засвидетельствовали появление консенсуса на центристских принципах. Синие и помаранчеви согласились, что Украина должна быть независимым, демократическим, многонациональным государством с властью закона и рыночной экономикой. Они поддерживают нерушимость Конституции, хотят активного парламента, поддерживают свободную прессу, рыночную экономику, культурную толерантность и противостоят раздробленности Украины.
Они верят также, что Украина должна вступить в ЕС и ВТО, поддерживая хорошие отношения с Россией и США. Не удивительно, что они резко не согласны между собой во многих политических моментах, таких, как вступление Украины в НАТО, отношения между Киевом и регионами, процесс приватизации, статус русского языка...
Несмотря на ссоры и вспышки вражды, элиты Украины ищут – и находят – модус вивенди в образе институционно демократической стране, которой предстоит, как Польше, Венгрии и Чехословакии в 1989 году, консолидировать демократию и рынок...
Около пяти миллионов человек, преимущественно молодых, приняли участие в помаранчевой революции. Для украинцев вообще и особенно для жителей прежде апатичных восточных регионов революция была определяющим моментом, побудившим их отбросить апатию, подняться и стать гражданами. Перед Партией регионов особо тяжелая задача. Она должна адаптироваться к демократическим правилам и дать ответ мобилизованному населению, которое ненавидит коррумпированных, пусть и русскоязычных, олигархов.
Украинцы питают двойственные чувства к России в целом и путинской России в частности. Все они говорят по-русски и хорошо знают русскую культуру, многие имеют тесные связки с родными и с друзьями в России. Но многие из них обижены на царящую российское пренебрежительность по отношению к украинскому языку и культуре, на распространенное в России представления об Украине как о норовистой провинции, которая со временем образумится и вернется в объятия Матушки-России. Более половины украинцев отдают предпочтение Западу перед Россией, около одной пятой - безоговорочно пророссийские, около трети хотят найти баланс между Россией и Западом. Благодаря путинскому неоимпериализму эта третья группа неустойчива и все больше склоняется к Западу.
У Украины нет выбора – она должна проводить не пророссийскую и не антироссийскую внешнюю политику, а анти-антироссийскую. В свою очередь, анти-антироссийскость отмечает тот предел, до которого украинская внешняя политика может быть прозападной.
У Киева нет альтернативы реактивной „многовекторной” политике, если Россия не форсирует события. Чем более неоимперской, ксенофобской, авторитарной и нестабильной будет становиться Россия, тем более Киев будет двигаться на Запад, независимо от цвета (помаранчевое, синее или помаранчево-синее) своего правительство.
Хотя Украина выглядит слабой, ее политические институты сегодня в хорошей форме. Россия выглядит сильной, но ее политические инститы слабы и нестабильны. Так же как революция сверху не была жизнеспособным выбором для Ельцина, так и авторитаризм - не жизнеспособный выбор для Путина. Хотя Путин, возможно, и контролирует Российское государство, но государство сама по себе является хрупким. Элиты – на ножах, министерства продвигают свои собственные интересы и борются за бюджетные средства, а координация и сотрудничество в сведении политических концов - минимальны.
Формальное подчинение регионов и губернаторов „супергубернаторам” и центру теперь никоим образом не говорит о том, что они реально верны желаниям Москвы. Как раз наоборот, регионы так же последовательно преследуют свои интересы сегодня, как они делали это в прошлом, но делают это менее заметным и громким образом.
Поскольку государство остается слабым, а правовые нормы – неконсолидированными, экономический рост будет приносить пользу лишь малой части населения. Пример стран третьего мира показывает, что авторитарный строй может очень легко приобрести патологические особенности, особенно когда институты не существуют или слабы. Государственное здание тогда становится источником патернализма, а государственный аппарат становится препятствием для модернизации.
Прогрессирующая трансформация России в нефтяное государство лишь ухудшит положение дел. Опирающиеся на энергоносители государства со слабыми политическими институтами всегда глубоко коррумпированны. Они аккумулируют большие и легкие средства, которые коррумпированные элиты неизбежно присваивают незаконным путем. К тому же, нефтяные государства редко стабильны.
Поворот России к неоимпериализму может быть самой большой ошибкой Путина. Многие россияне злятся из-за утраты империи и чувствуют себя униженными переходом к статусу „страны третьего мира с бомбой”. Путин целеустремленно и эффективно разыграл националистическую карту и реанимировал ряд символов, ассоциируемых со славным прошлым России и СССР. Он также присвоил риторику „крутого парня”, используя ее и дома, и за границей. Она должна обозначать уверенность в себе и обещать величие. Он энергично действовал в защиту нации и государства, особенно в Чечне, где война стала под конец бескомпромиссной. Не удивительно, что рейтинги его популярности остаются чрезвычайно высокими.
К сожалению, сочетание дальнейшей слабости государства и возрастние смелости во внешней политики – это рецепт „имперского перехлеста” и беды для страны. Чем жестче Россия держится, чем жестче она звучит, чем больше втягивается в игру в великую державу, которой она не может быть, тем большим будет разрыв между ее стремлениями и возможностями и выше вероятность системного расстройства.
Мало оснований предполагать, что Путин в ближайшее время изменит курс. Россияне поддерживают его, российские демократы слишком слабы, чтобы бросить ему вызов. Евросоюз хранит молчание. А США, благодаря моральному банкротству администрации Буша, потеряли право читать россиянам лекции. Порыв России к системному расстройству, таким образом, похоже, будет продолжаться. Крах будет грязным, но когда он наступит, у России уже не будет выбора: ей придется стать демократическим государством, поддерживающим дружеские отношения со своими соседями.

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 Сейчас пишут
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
злой крот, Александр Ивашин, Gabriel Monte, Евгений Калашников, grustnyi mish, Игорь Д, Александр Корчинский 76162614, Злий Грицько, Cтарий Кінь, Roine S, NewTroll, SergTranscarpathian, Wevelsburg, Ming Uing b56f719d, Григорий Барковский 5bc4f112, Владимир Николенко 123e1460, Lolo Ko, octr9k, уаыау, Александр Пушкин c9e2ec70, marusia klimova, Боец диванных войск, Eugeniusz 1, Олег Хардин, Фантом 2, Igor L, 5050, Mara Ainsa, Алла Новосад 5b57f84f, Коваленко Егор, Fobos, aquarius580 ., sibd sibd, Андрей Шевченко 73396fdd, зеленка, экзорцист, _Дід_, Ned Stark, Батько Махно dd05eddf, Magdalena Zurbiene, Kare Resa, Саша Крест, Корсунский, vova tsar, Кирпичев, dandelion wine, швеллер, Україна ЮА, Luci Demon e13f0de8, Сергей Галонов
 Всего на сайте: 183 писателя
 
 
 
 
 
 вверх