EN|RU|UK
 Форум Украины(619157)
  245  2
Тему создал: Володя

Возродим украинский язык!

Утрата родного языка у значительной части украинцев, проживающих на территории современной Украины, и переход их на русский язык явились следствием официальной политики русификации – методического и системного искоренения украинского языка как языка украинского народа. Никакого добровольного перехода украинцев на использование языка соседнего народа не было. И хотя в последние десятилетия прямых запретов и репрессий в отношении языка наших дедов-прадедов официально практически не декларировалось, но в Украине была создана такая система функционирования языков, которая объективно принуждала украинцев отказываться от своего языка в пользу русского.
Утрата своего языка и отход от своей культуры – явление довольно известное в истории. Через него прошли многие народы, которым пришлось побывать под чужеземной властью или колониальным гнетом. В том, что произошло с нашим народом, мы не можем винить ни себя, ни своих родителей, ни наших дедов-прадедов. Нам, украинцам, даже сравнительно повезло в том, что, понеся ужаснейшие людские, культурно-материальные и духовные потери, наш народ, тем не менее, в своем большинстве сохранил украинский язык, а также надежду и перспективу на его полноценное возрождение для всех украинцев.
Наша надежда основывается прежде всего на том, что мы, в конце концов обрели свое собственное независимое государство, куда вошли почти все украинские этнические территории и в котором мы, украинцы, составляем этническое большинство и государствообразующий коренной этнос. Мы с каждым годом все больше перестаем оглядываться на другие страны в вопросах устройства нашей национальной жизни, мы изживаем в себе комплексы, заложенные в нас извращенной советской пропагандой, которая в период самой интенсивной русификации внушала нашему народу, что будто бы поднимать вопросы о сохранении своего языка, своей национальной самоидентификации есть «национализм», а «национализм» это есть плохо и «не по-братски» («по-братски» считалось уничтожать украинский язык).
Наша надежда основывается также на том, что в нашей истории уже были успешные прецеденты возрождения украинского языка в сходных обстоятельствах. Так было в Галичине, где к началу прошлого века часть украинского духовенства и украинского городского населения под давлением многовековой полонизации перешла на использование польского языка в повседневной жизни и даже в семьях. Тогда их принадлежность к украинскому народу во многом определялась религиозной принадлежностью к греко-католической церкви (поляки в отличии от них были римо-католиками), также как в советское время в восточной Украине для многих такую принадлежность обеспечивала соответствующая запись в паспорте. В тот период утрата украинского языка в пользу польского у части украинцев Галичины проходила по тем же схемам, что и в советское время в крупных городах, в Восточной и Южной Украине. Но эти полонизированные украинцы, силою своего духа сумели вернуть себе родной язык – язык своих дедов и прадедов.
В определенной степени сходной была и та ситуацией, в которой оказался в конце ХІХ – начале ХХ века чешский народ – наши же братья-славяне. Сегодня трудно в это поверить, но Ф.Энгельс тогда строил такие прогнозы их судьбе: «Умирающая чешская национальность – умирающая, судя по всем известным из истории последних четырех столетий фактам, – в 1848 г. сделала последнее усилие вернуть себе бывшую жизнеспособность, и крах этой попытки должен, независимо от всех революционных размышлений, доказать, что Богемия может в дальнейшем существовать только как составная часть Германии, даже если бы часть ее жителей на протяжении нескольких столетий все еще продолжала говорить на ненемецком языке».
В то время группы студентов ходили по улицам Праги и с вызовом громко разговаривали по-чешски, чтобы продемонстрировать, что чешский язык еще живет. Немцы же и т.н. «немецкоязычные» были уверенны, что это голоса вопиющих в пустыне. Но чехи сумели зажечь национальной идеей свой народ и решили свою языковую проблему, а с ней и проблему своего бытия.
Мы знаем массу примеров в украинской истории, когда потомки бывшей украинской шляхты и казацкой старшины, уже в нескольких поколениях считавшие себя либо поляками, либо русскими возвращались к своему народу, к его языку и часто становились в ряды национальных духовных лидеров. Они были среди тех, кто, как это не парадоксально, на всех этапах украинской истории – от войн Богдана Хмельницкого и до советских времен – во многом обеспечивал национальное возрождение украинского народа из этнического небытия, обеспечивал построение им своей государственности. Подобного явления нет в истории ни одного народа мира! Это потрясающий историко-этнический феномен, характерный только для украинской нации. Он генетически заложен в украинстве и сегодня он также сыграет свою роль в возрождении нашего языка! Наш народ знал самые отвратительные примеры национального отступничества, но знал и самые выдающие, самые невероятные примеры возрождения украинского национального «я».
В ряду этих примеров – когорта сподвижников Богдана Хмельницкого. «Покозачена» шляхта из ранее полонизированных украинских родов внесла в стихию освободительной революции высокообразованность, знакомство с Западом и его культурой, государственный опыт, полученный на высоких должностях в Речи Посполитой. В этот сложнейший период нашей истории Выговские, Мрозовицкие, Нечаи, Кричевский, Богун, Немирич и другие сыграли свою выдающуюся роль в формировании дееспособного государственного организма Украины.
Во второй половине XIX века, когда отрицалось само существование украинского народа, особую роль в истории национального возрождения Украины сыграли т.н. «хлопоманы». Это была часть молодежи из полонизированных в свое время украинских шляхетских родов, которая пошла на сближение с новой украинской интеллигенцией. Во главе этого движения встал студент Киевского университета Владимир Антонoвич. Его взгляды разделяли и активно поддерживали Тадей Рыльский (отец будущего знаменитого поэта), Борис Познанский и другие. Они начали с увлечением изучать историю украинского народа, его фольклор и язык. Сподвижники Антоновича напрочь отвергли польские утверждения о том, что Правобережье – это часть Польши, что украинский народ – ответвление польского, а его язык – диалект польского языка. Поляки презрительно назвали их «хлопоманами» и обвинили в измене польских интересов. В ответ Антонович опубликовал на страницах журнала статью «Моя исповедь» и призвал шляхтичей-поляков, живущих в Украине, вернуться к украинскому народу, от которого когда-то отреклись их предки. В дальнейшем Антонович сыграл выдающуюся роль как создатель украинской исторической школы, как учитель Михаила Грушевского и многих других историков, исследования и труды которых после поэзии Тараса Шевченко стали основой для формирования национального сознания и национального единства украинцев всех наших этнографических земель.
В начале ХХ века большую роль сыграли в возрождении украинского государства многие вернувшиеся к своему народу, после десятилетий и столетий русификации, военачальники и госслужащие УНР, гетман Павел Скоропадский.
Выдающееся место в когорте исторических деятелей Украины занял митрополит Андрей Шептицкий, происходивший из польского графского рода полонизированных украинцев. В конце XIX века, в тяжелейшее для нашего народа время он вернулся к теснимому и раздираемому противоречиями украинству, затем возглавил Украинскую греко-католическую церковь и объединил украинскую общественность Галичины для защиты украинских национальных интересов, за возрождение украинского государства – в борьбе с польским лагерем, который Андрей Шептицкий безоговорочно покинул, осознав свою принадлежность к украинскому народу, к его судьбе и к языку своих предков.
Да и в нашей сегодняшней жизни украинский язык не получил бы перспективу возрождения, если бы в период т.н. перестройки с первых же дней национального подъема наши политики в Верховном Совете УССР не сделали сознательный выбор в его пользу. Многие, уже основательно подзабыв его, многие, родившись и выросши в русскоязычной среде, они провозгласили украинский язык государственным, взяли курс на его возрождение и вынесли его на государственную трибуну, решительно отказавшись от языка «внутрипартийного и межнационального общения» и осознав свой долг перед историей своего народа, перед своими пращурами, перед звуковым строем родной земли. Это было практически невероятно для республики, деморализованной двумя ста годами жестокой системной русификации. Невероятно, если взглянуть хотя бы на положение белорусского языка в соседней братской Беларуси.
Возможно, этот феномен национальной, этнической регенерации заложен в нас с эпохи покорения наших предков аварами (обрами) в VI веке н.э. То было страшное время, когда авары буквально пахали на славянских украинских племенах. Но прошла сотня-другая лет и они сгинули, исчезли, а в нашем языке, в украинской народной памяти с тех времен и до сих пор осталась только поговорка, которой уже почти полторы тысячи лет: «Зникли, наче обри!». Так «зникли» потом с нашей этнической территории не только обры-авары, но и остатки многих других т.н. «покорителей». И мы каждый раз избавлялись от них, сохраняя свой этнос, возрождая свой язык и высоту национального духа.



Субъективные и объективные факторы

Говоря сегодня о возрождении украинского языка, мы в первую очередь должны осознавать, что в этом великом, благородном, но трудном деле действуют факторы двух разных порядков. Это субъективные факторы, связанные с нашим человеческим желанием возродить родной язык, принять участие в этом процессе или по крайней мере не препятствовать ему, а также с пониманием нынешней украинской элитой сути языковых процессов в современной Украине, способностью элиты выработать и эффективно реализовать правильный и системный подход к возрождению украинского языка. Это и объективные факторы, которые подразумевают создание объективных условий, необходимых для того, чтобы процессы возрождения языка шли во всех или, во всяком случае, во многих сферах.
В нашей реальной жизни объективный фактор – это прежде всего достаточное количество украинских школ и детсадов, преподавание на украинском языке в вузах, использование его в госслужбе, украиноязычная реклама и вывески, украиноязычное телевидение. Украиноязычная реклама, вывески и телевидение не только обеспечивают постоянный контакт наших граждан с украинским языком, но и создают знаковую систему, которая постоянно сигнализирует украинцам, что их Родина – страна украинского языка.
Наличие объективных условий возрождения украинского языка обеспечивается законодательством Украины, но качество их «исполнения» зависит во многом от того, насколько хорошо действует субъективный фактор.
Тот процесс, который у нас в Украине до сих пор шел под названием «возрождение украинского языка», в основном представлял собой как раз создание объективных условий для его возрождения. Так, после провозглашения независимости у нас была создана необходимая законодательная база, которая закрепила украинский язык в качестве государственного – языка центральных каналов телевидения, рекламы, государственной службы, органов власти, высших учебных заведений. Это обеспечило переход к его использованию в этих сферах, но ровно настолько, насколько количественно и качественно мог сработать субъективный фактор. А он сработал слабее всего в крупных городах, а также на Юге и на Востоке нашей страны.
Зачастую до настоящего времени создание объективных условий представляло собой механическое «отзеркаливание» процесса русификации в обратную сторону, т.е. механическую дерусификацию, правда, при отсутствии прямого административного давления. Сама по себе эта механическая дерусификация была естественным способом действий в сложившихся исторических условиях, но к настоящему времени она исчерпала себя и без активизации субъективного фактора дальнейших серьезных успехов не принесет.
Дело в том, что изменились демографические условия, при которых механическая дерусификация, как почти сто лет тому назад механическая дегерманизация Чехословакии, Венгрии, Латвии, могла бы принести успех. Тогда успех для такого рода подхода обеспечивался активным естественным приростом коренного населения, которое из сельской местности перетекало в города и динамично меняло языковую ситуацию в обстановке, когда ранее действовавшие колониальные языковые барьеры и ограничения были сняты, а заметного естественного или миграционного прироста у бывшего господствующего немецкого населения не было.
При отсутствии естественного прироста населения перспектива развития языковой ситуации в Украине зависит сегодня в первую очередь от действия субъективного фактора – от нас, русскоязычных украинцев. Потому что возрождение нашего языка может идти в основном только путем перехода русскоязычных украинцев на украинский язык в ходе смены поколений.
Субъективный фактор для нас, русскоязычных украинцев, в первую очередь зависит от знания правдивой истории русификации Украины, от понимания и неприятия ее последствий, от изживания комплекса боязни мнимого «национализма», комплекса второсортности, который русификаторы воспитывали в нас веками, а также от желания вернуть себе (или, по меньшей мере, своим детям или внукам) язык наших дедов-прадедов и восстановить попранное национальное достоинство нашего народа.
Что бы активизировать субъективный фактор, мы должны не просто изжить в себе эти гнусные, навеянные изощренной колониальной ложью комплексы и выдавить из себя раба чужой культуры и чужого языка. Но нам надо сделать это с умом, зная, как работает субъективный фактор и как добиться своей цели.

Вывести украинский язык на улицы своих городов

Нам очень важно понимать, что мы, русскоязычные украинцы, имеем полное право говорить на любом языке. Никто этого нашего права не отрицает, и я не предлагаю заставлять кого-то говорить на украинском. Но мы можем и должны выстроить такую систему языковой политики, когда, сохраняя свои индивидуальные права на использование того или иного языка, мы в целом будем двигаться к динамичному возрождению украинского языка в ходе смены поколений.
Поэтому также нужно знать, что сегодня в русскоязычной среде современных крупных городов, а также Юга и Востока Украины резкого перехода на украинский язык с русского быть не может. Язык функционирует по своим законам, и при нынешних демографических условиях нельзя «сломать» в одночасье языковую ситуацию, которая складывалась десятилетиями, а то и столетиями.
Для языковых процессов в Украине очень важно учитывать два момента: использование украинского языка дома (в семье) и использование его в общественных местах и общественной жизни.
Как правило, когда кто-либо из нас, русскоязычных украинцев, попробует представить себе, что означает возрождение украинского языка лично для него, для его знакомых и близких, то он, или она, в основном представляет себе, что мы прежде всего должны перейти на его использование именно в личной жизни – на постоянное говорение на нем в своей семье, со своими друзьями и знакомыми. Такую перспективу любой среднестатистический человек сразу же подсознательно оценивает как невозможную. И такая оценка будет правильной, потому что рядовой русскоязычный украинец не может простым усилием воли просто заставить себя постоянно разговаривать на украинском языке в ситуации, когда окружающая среда «требует» русского языка, да еще и при постоянном общении со знакомыми ему людьми, с которыми он годами разговаривал на русском. Для обычного человека было бы неправильным и безуспешным делом пытаться заставить себя говорить дома на украинском языке вопреки сложившейся психологической практике.
И в этом заключается основное противоречие между нашими субъективными подсознательными оценками и возможностями: даже если мы одобряем идею возрождения украинского языка, то для себя лично мы подсознательно считаем это затруднительным, даже если мы пытаемся на нем говорить, то это является затруднительным в условиях лингво-психологической практики, сложившейся в нашем окружении. Поэтому для большинства русскоязычных украинцев начинать надо не с прямого и резкого перехода на украинский язык в личной жизни и в семье, а с использования его в общественных местах и в общественной жизни.
Ведь если задуматься, то и русификация украинцев в индивидуальном разрезе шла именно по этой схеме. Сначала наши родители или деды были вынуждены переходить на русский язык в общественных местах, в общественной жизни, сохраняя тем не менее украинский язык для семьи и личной жизни. Этим закладывалась (или поддерживалась) основа для дальнейшего перехода их детей и потомков на русский язык уже в своих собственных семьях. Наша задача, таким образом, запустить эту «машину» наоборот.
Мы долго, многие, может быть, всю жизнь, будем говорить на русском языке дома, в своей семье, со своими близкими и знакомыми. Потому что это сила привычки и сложившихся психологических обстоятельств. Но абсолютно в наших силах вывести украинский язык на улицы своих городов, в общественные места, в общественную жизнь. Для этого не надо гигантских усилий. Нам достаточно начать хоть каким-либо образом использовать украинский язык в публичных местах.
Нам не трудно каждый вечер, заходя в магазин, в банк, в метро, в органы власти, обращаться к продавцам или должностным лицам на нашем родном украинском языке. Если на украинском языке заговорят улицы и общественные места Киева, то заговорят и улицы и общественные места остальных городов, а через десятка два лет на украинском в ходе смены поколений начнут говорить и молодые семьи.
Именно так может и должно начать осуществляться возрождение нашего родного, утерянного нами языка – от улицы, общественных мест, общественной жизни в семьи в ходе смены поколений. Это самая простая и эффективная логика объективного языкового процесса, через которую невозможно перепрыгнуть и которую невозможно обойти. И наша главная задача – это просто назвать украинский язык родным, несмотря на то, что в семье и в жизни мы пока говорим на русском. Это наш долг перед трагической историей нашего народа, перед трагической историей его изощренного физического и духовного истребления, неотъемлемой частью которого было отлучение нас от звукового строя нашей земли, от языка наших дедов и прадедов. Это сегодня для нас главное – мы должны назвать украинский язык родным, вывести его на улицы, в общественные места, и все у нас получится.
Давайте помнить, что еще шестьдесят лет назад Львов говорил по-польски, и Киев должен, наконец, вновь заговорить по-украински. Главное – должно появиться осознанное желание и первые положительные толчки. Нужна лишь воля политической элиты и система хорошо продуманных мер.

Список конкретных задач

Даже самая правильная констатация сложившегося положения и самое правильное указание направления движения не помогут решить проблему, если не определить перечень конкретных задач, последовательность их решения и тех, кто должен организовать их выполнение.
Нам мало просто стать и быть сознательными украинцами, мало назвать украинский язык родным. Необходимо правильно определить, что конкретно и как надо сегодня сделать для возрождения украинского языка.
Если изложить кратко, то система конкретных мер по возрождению украинского языка должна обеспечить:
– соответствующие положительные изменения в массовом сознании украинцев;
– утверждение стойкой сигнальной системы, подтверждающей приоритетный статус украинского в Украине (кроме Крыма);
– свободное владение всеми украинцами украинским языком;
– постоянный активный контакт русскоязычных украинцев с украинским языком;
– изменение лингво-психологической ситуации, сложившейся в крупных городах, а также на Юге и на Востоке Украины в период интенсивной русификации.
Украинский язык как язык украинского народа должен неформально (а может быть, и официально) получить статус репрессированного языка и иметь его тех пор, пока на нем не будет разговаривать подавляющее большинство украинцев в Украине. Именно украинцев, а не граждан Украины, которые принадлежат к национальным меньшинствам. Основываясь на этом статусе, государство и заинтересованные общественные организации должны разработать новые системные подходы в политике возрождения украинского языка, которые бы учитывали характер и тенденции развития современной языковой ситуации в Украине и дали возможность не просто констатировать текущее положение дел, а дать позитивный импульс его изменению.
Наши освитяне, писатели, творческая интеллигенция – одни из тех, кто в начале девяностых первыми стали на защиту украинского языка, кто продемонстрировал огромный энтузиазм и настойчивость в деле его возрождения в своей сфере, которая во все времена имела одно самых приоритетных значений для национальной жизни любого народа. И до настоящего момента именно они в основном и занимались этим святым и благородным делом. Честь им и слава! Но теперь к делу возрождения языка наша новая национально сознательная элита должна также системно подключить опытных и толковых социо- и психолингвистов, социологов, работников сферы общественного мнения. И еще нужны конкретные люди в каком-либо конкретном ведомстве, в областных и районных госадминистрациях, которые будут отвечать за это дело перед украинским народом.
Чтобы у нас, русскоязычных украинцев, появилось осознанное желание вернуться к языку своих дедов и прадедов, чтобы мы могли назвать украинский язык родным и были уверены в том, что мы добьемся своей цели, мы все должны получить какие-то первые эффективные положительные толчки. А этого можно добиться только с помощью хорошо продуманной, длительной и многоступенчатой информационной кампании. Она должна искоренить в массовом сознании украинцев всякую мысль о второсортности украинского языка. Она должна зажечь украинское общество идеей возрождения родного языка, без которого мы навсегда останемся этнической массой, используемой соседними народами для своей «подпитки» во всех отношениях, в том числе в экономическом и политическом.
Профинансировать эту информационную кампанию должно украинские государство с привлечением всех самых «крутых» специалистов в этой и смежных областях, которые разработают и реализуют необходимую систему мероприятий. Главное – разработчики должны правильно учесть особенности аудитории, с которой они будут работать – русскоязычных украинцев.
Начало и проведение кампании должно быть взаимоувязано с системным проведением мероприятий на других направлениях, которые должны в рамках действующего законодательства неуклонно побуждать нас к более активному использованию украинского языка. В частности, это касается следующих направлений:
Школа. Украиноязычные школы в крупных городах, на Юге и на Востоке Украины, должны в качестве основной своей задачи гарантировать свободное владение украинским литературным языком и терминологией своими выпускниками, значительная часть которых является в быту русскоязычными (речь в данном случае не идет о школах в украиноязычных населенных пунктах).
Свободное владение литературным языком и терминологией – залог беспроблемного перехода на него в тех случаях, когда это будет требоваться, залог беспроблемного использования украинского языка в дальнейшей жизни. Ибо одна из основных проблем нынешнего поколения русскоязычных украинцев как раз состоит в том, что они не владеют украинским языком в свободной степени, т.е. фактически не могут на нем свободно говорить.
Подчеркну также, что для нас, русскоязычных украинцев, обеспечить эффективное и свободное владение украинским литературным языком и терминологией может только обучение в украиноязычной школе. Оно также делает наших детей и внуков более восприимчивыми и лояльными по отношению к украинской книге, украиноязычному телевидению и культуре (эстраде и т.п.). И это я вижу из собственного опыта, так как моя собственная дочь ходит именно в украинскую школу.
Поэтому мы должны отдавать детей и внуков в украинские школы, и это наш второй шаг на пути к возрождению украинского языка, после того, как в качестве первого шага мы назовем его родным. Мы должны поддерживать наших детей и внуков в процессе их учебы в украинских школах, помогать, поощрять и вдохновлять.
Перед правительством и министерством образования должна стоять задача эффективного подбора кадров для отделов и управлений народного образования, для украиноязычных школ в ряде крупных городов, на Юге и на Востоке Украины. Сегодня много учителей в них попросту не владеют украинским языком (как правило, это приехавшие когда-то из России люди) или владеют им плохо, не свободно (как было уже написано, это одна из основных проблем нынешнего поколения русскоязычных украинцев). Учителя обязательно должны общаться с детьми и между собой при детях на украинском языке, и это должно стать жестким требованием школьной администрации.
Школьные библиотеки должны не только быть полностью обеспечены украиноязычными учебниками, но и литературой на украинском языке для чтения по программе.
Методическая работа по национальному воспитанию в школе требует более эффективной привязки ее к современной жизни («осучаснення»). Нужно учитывать, что нынешнее поколение – это поколение «видео», основная часть которого стремиться к кратким, но зрелищным формам восприятия информации, идей и эмоций. К сожалению, формы национального воспитания в наших школах (конкурсы самодеятельности, концерты, тематические вечера и т.п.) отстают от специфических потребностей нынешнего поколения. Зачастую они затянуты по времени, незрелищны и соответствуют «канонам» 30-40-летней давности.
«Осучаснення» требует и форма подачи учебников. К сожалению, даже учебный материал по Тарасу Шевченко изложен в нынешних учебниках по шаблонам давности в несколько десятилетий. Сегодня наши дети и внуки живут в иной информационной и эмоциональной бреде, и то изложение материала по Великому Кобзарю и по другим темам, с которыми им приходится сталкиваться по программе, не дает им возможности осознать величие роли Тараса Шевченка в истории нашего народа, сделать его фигуру притягательной и авторитетной для нынешнего поколения русскоязычных украинцев.
Детские сады. Они должны стать первой ступенькой в деле обеспечения свободного владения украинским литературным языком нашими детьми и внуками. Проблемы украиноязычных детсадов в ряде крупных городов, на Юге и на Востоке Украины те же, что и в тамошних украинских школах. Много воспитателей не владеют украинским языком вообще (в основном, приехавшие из России) или не владеют им свободно. Они также обязательно должны общаться с детьми и между собой при детях на украинском языке.
Вузы и средне-технические заведения. Необходимо сделать более жесткими требования к преподавательскому составу относительно ведения лекций и занятий на украинском языке. Вузы должны «требовать» свободного и активного владения украинским литературным языком и соответствующей терминологией от поступающих. Это должно мотивировать будущих абитуриентов к овладению украинскими языком в свободной и активной степени.
При необходимости для желающих из преподавательского состава надо организовать психологическую помощь, которая позволит методом несложных психолингвистических упражнений сравнительно быстро активизировать говорение на украинском языке (при наличии большого пассивного словарного запаса) и даже изменить отношение к использованию украинского языка в положительную сторону, если человек осознает, что ему это необходимо.
В семье. Мы, русскоязычные украинцы, должны однозначно воспитывать у наших детей и внуков отношение к украинскому языку как к родному. Должны воспитывать своих детей в украинском национальном духе (в противном случае им будет привит дух других народов) – рассказывать правдивую историю нашего народа, историю русификации и отношений с соседними народами, чтобы наши дети внуки знали, почему не все украинцы разговаривают на родном украинском языке, и чтобы они в дальнейшем стремились вернуть себе язык своих дедов-прадедов.
Нам надо обязательно подписаться хотя бы на одну украинскую газету или журнал, покупать книги на украинском языке (например, сказки для детей или внуков), периодически покупать им в подарок диски или кассеты популярных украинских исполнителей.
Прекрасное дело – петь на ночь детям или внукам не обязательно украинские колыбельные, но хотя бы просто лирические украинские народные песни, читать украиноязычные сказки и детские книги.
Если Ваш ребенок учится в украинской школе, то надо стараться говорить с ним на украинском языке тогда, когда Вы помогаете ему решить какие-то проблемы с уроками, с которыми дети обычно обращаются к родителям.
Государственные органы. Армия. В соответствии с законодательством во всех регионах Украины (как исключение – Крым), и прежде всего в столице, необходимо сделать более жесткими требования к государственным служащим относительно владения украинским языком и использования его на службе. Госслужба, как и вузы, должны «требовать» от принимаемых на работу свободного владения украинским литературным языком и соответствующей терминологией, и особенно – на руководящие должности. Это должно мотивировать кандидатов на работу к овладению украинским языком в свободной степени.
Ведение в госорганах документации, любого персонального учета, переписки, заполнение бланков и журналов должно вестись только на украинском языке. Подача заявлений в местах, где нет компактного проживания других национальностей, должна осуществляться строго на украинском языке.
Все виды регистрации физических и юридических лиц, учета и отчетность перед государственными органами должны вестись строго на украинском языке (а не только на украиноязычных бланках). Это имеет особую важность как для поддержания знаковой системы, так и для расширения повседневного контакта с украинским языком, утвержденного законодательством.
В реализации указанных мер правительство должно обеспечить постепенность и поочередность в отношении разных регионов. Особую твердость в их реализации необходимо уже сейчас проявить в тех регионах, где украинцы составляют подавляющее большинство и где практически нет мест компактного проживания других национальностей.
Реклама. Как уже было написано, украиноязычная реклама, вывески и телевидение не только обеспечивают постоянный визуальный контакт наших граждан с украинским языком, но и создают сигнальную, знаковую систему, которая постоянно сигнализирует украинцам, что их Родина – страна украинского языка. Это один из очень важных факторов влияния на отношение людей к расширению использования украинского языка.
Поэтому в соответствии с законодательством во всех регионах Украины (как исключение – Крым) необходимо сделать более жесткими требования к изготовлению рекламной продукции только на украинском языке. Вывески магазинов, учреждений и предприятий должны быть отнесены к рекламе.
Но эти требования не должны приводить к перегибу – преждевременной замене уже изготовленной рекламы и вывесок на русском языке, что может вызвать протесты предпринимателей ввиду необходимости дополнительных трат. Просто при очередной замене рекламы она должна изготавливаться на украинском. Более жесткие требования в этом отношении должны выдвигаться как к заказчику рекламы, так и к изготовителю. Рекламные агентства должны предупреждать заказчика рекламы о нормах законодательства в отношении использовании украинского языка, тоже самое должны делать органы государственной власти при выдаче разрешения на установление рекламы.
В реализации указанных мер правительство должно обеспечить постепенность и поочередность в отношении разных регионов. Особую твердость в их реализации необходимо уже сейчас проявить в тех регионах, где нет мест компактного проживания других национальностей.
Телевидение и радио. В соответствии с законодательством сделать более жесткими требования к центральным каналам в отношении вещания на украинском языке. В перспективе необходимо выдвинуть требования и к полному дублированию российских фильмов. Стоит рассмотреть вопрос о создании государственного центра перевода (и дублирования) кино-, видео, аудио- и печатной продукции.
Местные ТРК должны обеспечить украиноязычное вещание в объеме не менее процента украинцев в составе жителей региона, района (населенного пункта). Некоторые областные ТРК заявляют о своей готовности перейти на украинский язык, но аргументируют пока невозможность этого тем, что предвидят снижение дохода от рекламы. Если же эти требования будут выдвинуты и реализованы повсеместно, то т.н. проблем с потерей рынка рекламы ни для кого не будет, а возможно, следует на этот период предусмотреть какие-то компенсационные мероприятия.
Печатная пресса. Украина обладает сравнительно огромным рынком украиноязычного читателя для СМИ. Необходимо обязательно освободить от НДС украиноязычную часть тиража тех изданий, которые выходят на двух языках, а также простимулировать другими методами и достичь взаимопонимания с издателями по вопросу издания наиболее массовых печатных СМИ не только на русском, но и обязательно на украинском (например, «Факты», «Сегодня», «Лиза», «Единственная», детские журналы и газеты и т.д.). Обеспечить рекламу и информацию об украинских вариантах популярных газет и журналов, особенно детских.
Кроме того, выдвинуть более жесткие требования по размещению рекламы именно на украинском языке в региональных и местных печатных СМИ в соответствии в законодательством.
Книгоиздательство. Украина также обладает сравнительно огромным рынком украиноязычного читателя книжной литературы. Правительственная политика должна, как и для печатной прессы, методами различного стимулирования обеспечивать издание на украинском языке части тиражей ныне русскоязычных книг, в том числе и для российских изданий.
Серьезным заданием для государства и печати является обеспечение школьных библиотек украиноязычной литературой для чтения по программе.
Культура и массовая культура. Культура или государственность – что важнее? Наши некоторые русскоязычные интеллигенты иногда выдвигают порочный тезис о том, что, мол, они предпочли бы видеть свой народ с более «сильной» культурой, но без формальной независимости, чем иметь независимость и не иметь «сильной» культуры. Для такого рода теоретиков ответ может быть только один: мы уже прошли этот этап развития в XVII-XVIII веках, и он закончился тем, что, не имея государственности, мы едва не потеряли и свой язык, и остатки культуры, и свою национальную самоидентификацию. Такие игры с нашими «добрыми соседями» не проходят, и это надо твердо усвоить.
В то же время, когда сегодня мы говорим о поддержке украиноязычной (или национальной) культуры, то обычно мы как бы подразумеваем под ней некий узкий круг деятелей, которые с чего-то вдруг должны моментально и навсегда овладеть сознанием и вниманием населения Украины и на равных конкурировать с ведущими мировыми культурами. Этот утопический стереотип мешает нам понять, что сегодняшний мир – мир массовой культуры и массовой информации. И сегодня в Украине массовая культура (прежде всего – кино и эстрада) – это, как правило, массовая культура из США и России, причем в последнее время даже в большей степени – из России.
Российская (советская) русскоязычная массовая культура сто пятьдесят лет формировалась в несравненно более благоприятных финансовых, административных и политических условиях. Она усиленно формировала своего потребителя в Украине (мы уже знаем, какими методами – вплоть до административного запрета украиноязычной культуры). Пытаться в одночасье освободиться от ее влияния и моментально заменить почти всю российскую масскультурную продукцию в Украине на украиноязычную нашего собственного производства – сегодня нереально. Но реально – отнестись более трезво к засилью российских песен и фильмов в нашей жизни и по-своему использовать их для продвижения интересов возрождения украинского языка.
В частности, в том, что касается российских фильмов и познавательных телепередач, то в обозримой перспективе необходимо будет выдвинуть жесткие требования по их полному звуковому дублированию на украинский язык для показа по нашим телеканалам и даже частично по российским, вещающим специально для Украины (аналогично украиноязычным рекламным блокам на подобных каналах). Таким образом, российский кинематограф сам будет помогать возрождать украинский язык. А с т.з. его возрождения главное пока – любая украиноязычная кино- и видеопродукция, которая притягивает к себе зрителя. Естественно, здесь надо предвидеть возмущенные вопли со стороны украинофобов - «наследников» советской гипермиграции, которые сегодня занимают достаточно много влиятельных постов в украинских СМИ, и в частности в ТРК.
Кроме этого, необходимо создавать украиноязычные версии каналов по типу «русскоязычных» версий «Холлмарка», «Евроньюз», «Дискавери», «Мира животнных» и т.п. Это уже сейчас можно было бы применить к ним же и, например, к НТВ плюс «Наше кино», «Детский мир» и т.п. Расходы на дублирование – за государством с возможностями коммерческого подхода и самоокупаемости.
С эстрадой дело обстоит несколько сложнее. Дублировать песни невозможно, да и не нужно. Но нужно ввести минимальный фиксированный процент или долю (например, одна десятая) украиноязычных песен или клипов в музыкальных программах ТРК и на музыкальных ТВ каналах. Подобная практика существует во многих странах мира, и нам это также необходимо, потому что в городах многие владельцы и редакторы ТРК объективно являются враждебными по отношению к украинской и украиноязычной культуре (эстраде, песне). Это также является следствием той самой двухсотлетней политики русификации и колониальной мегамеграции, которая должна была смести наш народ с лица земли.
Не буду далеко ходить за примером того, что подобное явление существует в нашей жизни, но чтобы не обвинять никого из руководителей и владельцев конкретных ТРК, возьму пример из смежной сферы – рекламы. И попрошу уважаемых читателей вспомнить то, как года два назад у нас пытались ввести законодательную норму: при рекламе названия иностранных торговых марок (брендов) должны даваться с переводом на украинский язык. По этому случаю украинофобское рекламное лобби подняло дикий вой, что, мол-де, названия марок (брендов) переводиться не должны, ибо это противоречит какой-то там сложившейся практике и тут, мол, попахивает «националистическими» перегибами. Законодатели под давлением этих крикунов и их представителей в парламенте отменили свое решение. При этом отметим, что с точки зрения противоречия какой-то там сложившейся практике эти украинофобы были формально правы, но с точки зрения интересов своих клиентов – нет. Написание украинского перевода названий иностранных торговых марок (брендов) давало два дополнительных преимущества заказчику рекламы: в ходе контакта с подобной рекламой потенциальный потребитель еще раз прочитывал название марки (бренда) и, кроме того, прочитывал его правильно, ведь названия пишутся на самых разных языках, т.е. с разными правилами чтения. Но все-таки украинофобское рекламное лобби в данном случае безоговорочно пожертвовало интересами своих заказчиков, лишь бы утолить свою ненависть к украинскому языку.
Поэтому мы обязательно должны ввести минимальный фиксированный процент или долю украиноязычных песен или клипов, ибо те редакторы на ТРК, которые враждебны к украинской и украиноязычной культуре, однозначно будут жертвовать интересами владельца и слушателей и затирать даже самые популярные украинские песни.
А что касается именно украинской национальной массовой культуры, то она должна пониматься не как «шароварщина» и «этнографические поделки», а как продукция, которая, в условиях украиноязычного дублирования всех иностранных фильмов и сериалов, могла бы конкурировать с американскими и российским аналогами, занимая свою часть рынка в самой Украине и даже за рубежом.
Массовая украиноязычная культура в период возрождения украинского языка должна получить поддержку государства, поскольку она является самым весомым рычагом этого самого возрождения. Но поддержка со стороны державы не должна носить приживальческий характер, а должна служить стимулом, предоставляться на конкурсной основе и учитывать условия рынка.
Говоря о массовой культуре, вспомним из пункта «Школа»: обучение наших детей и внуков в украинских школах сделает их более восприимчивыми и лояльными по отношению к украиноязычному телевидению, кино, эстраде и т.п. То есть процесс подъема украиноязычной массовой культуры тесно взаимосвязан с национальным воспитанием, которое во многом зависит от нас самих.
Интернет. Сегодня уже принято считать, что интернет-сайты – это средства массовой информации. Соответственно необходимо продумать, как экологично решить вопросы использования украинского языка на этих сайтах. Однозначно, что сайты государственных органов, учреждений и предприятий в их информационной части должны быть украиноязычными или должны открываться с украиноязычной страницы.
Язык интернет-рекламы должен регулироваться соответственно действующему законодательству, т.е. быть украинским.
Вынужденно русскоязычные. Эта категория украинцев требует к себе особенного внимания, потому что является огромным резервом в деле возрождения украинского языка. К ней относятся те люди, которые родились в украиноязычных семьях (как правило, в селах), но сменив место жительства или социальную среду попали под диктат ранее сложившейся лингво-психологической ситуации, в которой им приходится разговаривать на русском языке. Эти люди составляют две трети от всех русскоязычных украинцев, о которых любят разглагольствовать защитники бывшего «средства межнационального общения».
Стереотипы языкового поведения в крупных городах, на Юге и Востоке страны под час создают абсолютно абсурдные ситуации, когда в коллективе из десяти человек восемь считают украинский язык родным, но разговаривают с коллегами и между собой на русском ввиду практики, сложившейся со времен советской гипермиграции. В магазине, где продавцы общаются между собой на украинском, а покупатели разговаривают на нем дома, между собой они при оформлении покупки, как роботы, переходят на русский. Я наблюдаю такие картины достаточно часто.
Нужны свои особые методы, чтобы разорвать эту порочную цепь, поддержать и вернуть украинский язык для данной категории украинцев, которые составляют почти половину от всех т.н. русскоязычных граждан вообще. С этой категорией нужно работать отдельно и, кроме того, надо вывести украинский язык на улицы наших городов и общественные места, чтобы украинцы, переезжающие в города из сел, смогли комфортно использовать родной язык.

Дорогие друзья!
Я хочу обратиться к тем, кто сегодня формирует и определяет языковую и информационную политику нашего государства, с призывом выработать новый твердый системный подход к продолжению курса на возрождение украинского языка, который должен осуществляться на основе профессионального анализа сложившейся на сегодня ситуации.
Я также хочу обратиться ко всем читателям со словами о том, что мы, украинцы, независимо от того, «русскоязычные» мы или «украиноязычные», мы можем назвать украинскими словами «вишукана та шляхетна» только наш родной язык – нашу українську мову.
Эти слова, сколько бы мы не пытались, мы не сможем применить ни к одному из других языков, которые известны нам на этой планете. Ведь каждый народ сам выбирает нужные слова-характеристики для своего языка.
Так, давайте же сделаем все, чтобы наши дети, наши внуки и правнуки вернулись, наконец, к «вишуканій та шляхетній мові» наших дедов и прадедов. И тогда, если перефразировать слова нашего Национального Гимна, українська мова стане поміж народaми!

http://ukrlife.org/main/evshan/mova_ru3.htm

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 Сейчас пишут
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Фатима Черноморский Дельфин, Чинганчгук, Леонид Богданов, Олег Чоб, Юрко Янгол, SergTranscarpathian, МГМ, Фантом 2, Андрей Ильчук, Irada, олег нагибайло, Саша777, Веселий сумчанин, Гарик Не инженер c161d501, Valeria Bartok 9edd6a5b, Mora Zfayfer, комэск Титаренко, Ivory, Mark Butovetzky, NNN, Даунбасс хочет глонасс и курас, Володимир Горбатько, Radoslav Sikorsky, VOLVO XC 70, Vlad Pr, Toshno Newapkokrad, delo delo, Tierre, Питер Пэн 53064d72, Дядько, Игорь Брунь, Tatyana Pomolova, Сем, SVP 3fc0d685, Anatoly Kapp, Іван Бандерівець, Нетто Отто, Eispickel, octr9k, Ольга Панченко, росися вперде d82e7584, линда либерман, Jack L, виктор безнос, Василий Васильев 79630a4d, Ecclesiastes, Паровоз на Соломенке, Borboris, Великая Исландия, Понтий Пилат, Володимир Петренко, Роман с камнем
 Всего на сайте: 180 писателей
 
 
 
 
 
 вверх