EN|RU|UK
 Форум Украины(618788)
  198  15
Тему создал: Без имени

РАЗВОД ПО-СЛАВЯНСКИВалерия Новодворская, Новое время N6, 08 февраля 2004 г.

Официоз в Киеве сквозь зубы, блудливо улыбаясь в сторону национально-демократической оппозиции, празднует день "воссоединения" Украины с Россией, а официоз в Москве, на время спрятав зубки под братской улыбкой, делает вид, что его вполне устраивают сладкие воспоминания о былом тождестве в рамках Российской империи и "империи зла", а теперь он (официоз) готов довольствоваться газовым союзом, некоей экономической привязкой (шило на мыло, газ на сахар, сало на хлеб) в рамках СНГ. При этом Жириновский честно продает своих коллег по Думе, Лубянке и Кремлю, советуя Украине возвращаться добровольно, пока не привели назад силой, Рогозин потирает мозолистые руки, натруженные лопатой на тузловских геополитических раскопках, а "западэнцы", уроженцы Львова и потомки ОУНовцев вместе с бывшими диссидентами и антисоветчиками устраивают возле праздничных столов пикеты и митинги протеста. А тот же Л. Кучма, кстати, только что презентовал россиянам свой труд "Украина - не Россия", потому что даже такая аксиома для россиян неочевидна. Они поистине не знают, где кончается Россия и где начинаются Белоруссия и Украина, в силу генетических дефектов имперского и особенно панславянского зрения. Так что же такое Украина и с чем ее ели Российская империя и СССР? С чем хотят ее съесть неугомонная власть и неугомонный народ России постсоветской, которым, видно, Беловежской Пущи было мало? Попробуем обратиться к истокам. Когда Русь путем экспансии удалилась в суздальско-владимирские пределы и далее на север и восток; когда Великий Стол окончательно переехал в Суздаль, Владимир, Тверь и Москву; когда Киев был взят приступом владимирско-суздальскими войсками как неродной, как иноземная столица, - в пределах Киева, Чернигова, Львова, Тмутаракани кто-то (то есть очень многие русичи) остался жить. Как они жили? Как жил Галич? Как жила Червонная Русь? Как жила потом Малороссия? Никто не полез далее Гоголя, хаток, подсолнухов, горилки, гопака и колбасы. Украинский праздничный набор для российского обывателя... Ну, плюс еще Булгаков, "Семья Турбиных" и "Белая гвардия", где гетман и попытка создания украинского национального государства предстают сплошной карикатурой и ужасом, не говоря уж о Петлюре. Это российская версия. Украинцы видят это иначе, хотя после российского стажа и советской бетономешалки мало кто хочет и может считаться украинцем. Мы смеемся над "мовой", над попытками всюду ее внедрить и все на нее перевести, а ведь за этим своя история, перееханная и перепаханная нашей. Далече от князей Украина оказалась и далече от монголов, на периферии нашествия. Они ее ограбили, разорили, но не остались, не сделали ее частью Орды, как Москву. Тем паче, что Польша не сломалась и отбила захватчиков; они ей служили, а не наоборот, а Польша и Украина жили рядом. Сечь была протореспубликой, но не все казаки мыслили подобно Тарасу Бульбе. Не все считали Польшу врагом. Многие перенимали польскую культуру, обычаи и дух конституционной свободы. Пока Владимир и Москва переходили с вольных хлебов под тяжелую руку великих князей, Украина сохранила древнерусскую фонетику, вечевую культуру (на Севере задержавшуюся только в Новгороде и Пскове аж до последней четверти XV века), самоуважение, нормальные отношения с Западом. Михаил Олелькович, слуцкий князь XV века, которого мятежный Новгород пригласил на престол, рассматривался Москвой как иностранец (а новгородцы тут же стали изменниками "русской национальной идее"), да и был им. Поляк по платью, по образованию, по манерам, разве что не по вере. Политическая сделка батьки Хмеля была конъюнктурной и религиозной, но для Украины Переяславская рада распахнула двери темницы, а Москве прибавилась головная боль. Чужую, более высокую гражданскую и политическую культуру, этот филиал Польши переварить не удалось. Белоруссия сдалась скорее. Украина бунтовала до конца, пока предательство батьки Хмеля не было стерто в беловежских лесах. Екатерина занялась русификацией украинцев, вплоть до запрета в учебных заведениях родного языка и до попытки сделать из них крепостных. Так что рассказы Гоголя про черевички не отвечают исторической сущности отношений народа с императрицей. Украинцы ненавидели империю иногда молча, но всегда страстно. Неудивительно, что как только цепи обвисли, а веревки ослабли, они попытались уйти. Вот вам и гетман, вот вам и Петлюра. Даже знаменитое "предательство" Мазепы при Петре было осознанным западным выбором (гетман говорил на латыни) и исторической местью Москве. Батька Хмель недооценил своих соплеменников. Однако далеко Украина не ушла. Вернули под конвоем. Но не приручили. В самую глухую пору сталинизма Украина взялась за оружие. Воевала до 1952 года. Отсюда дивизия "Галичина", война УПА на два фронта, против гитлеровцев и против Советов (что нашло слабое отражение в оттепельной книге Медведева "Это было под Ровно"). Ведь Западная Украина подверглась почти поголовным арестам и была этапирована в Сибирь, а бандеровцам сочувствовали все "западэнцы". Ранний Солженицын, еще верный гулаговскому братству, все это описал в киносценарии "Знают истину танки". Чего стоит одна фраза: "А у нас, у щирых украинцев, руки завсегда на ножах!" Украинцы не говорили: "Товарищи!" У них было обращение "Паньство!" ОУН и сочувствующие переехали в лагеря Сибири, или были убиты в схватках, или погибли в руках палачей в расстрельных подвалах и камерах пыток, но до согласия было далеко. А счет велся, тяжелый счет арестов, сроков и приговоров, который остался незакрытым, ибо Россия не извинилась и даже не поняла, что отдать Крым - это значит принести искупительную жертву. За что? А вот за это! За разгон и аресты членов культурологического общества "Просвита". За смертный приговор по 64-й статье (замененной 15 годами) Левко Лукьяненко и его товарищам за одни только разговоры о национальной независимости в 60-е годы. За мученическую смерть в советских лагерях великого поэта Василя Стуса, украинского Рильке. "Молчи, душа! Гори, а не ропщи! Чернеет в стуже солнце Украины..." За то, что Вячеслава Черновила в лагере водили по снегу босиком. За 7 лет лагерей и 5 лет ссылки для Ирины Ратушинской - за одни только стихи. За депортацию и вечные аресты крымских татар (они сделали выбор: остаться в Украине, а не в России), за 7 сроков Мустафы Джемилева. И это не "старинный спор славян между собою". Прибавьте еще голодомор 30-х годов. Арбитр в таких спорах - международный трибунал. Так что батька Хмельницкий старался зря. Украина ушла навсегда. И это дает ей шанс, в отличие от нас. Мы-то вернулись.

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 Сейчас пишут
 
 
 
 
 
 вверх