EN|RU|UK
Блоги 

Юрий Бутусов

  9662  30

Памяти генерала Воробьева

"Перше самостійне зіткнення з армійськими буднями відкрило для мене багато чого нового, а головне - більш суворого і жорсткого, ніж я очікував. За місяць мені пощастило лише чотири рази побувати вдома. Бо як командир взводу весь час з ранку до пізньої ночі я проводив зі своїми підлеглими на Гончарівському та Великополовецькому полігонах. Що й казати, напружена бойова підготовка та й фізичне навантаження виявилися для мене несподівано великими. Вже згодом, опинившись у Забайкаллі, куди я поїхав служити після училища, я весь час давав собі установку - "пахати", не зважаючи ані на навантаження, ані на втому".

Геннадий Петрович Воробьев ушел из жизни в 56 лет. Он проводил совещание в субботу утром, затем зашел в кабинет, и его сердце остановилось.

Генерал-полковник Воробьев был одним из самых талантливых и компетентных украинских воинов. Он сыграл ключевую роль в организации украинской армии в 2014 году для отпора агрессору. Армия буквально восстала из пепла, и по крупицам, по крупицам она восстанавливалась - в том числе благодаря титанической работе генерала Воробьева и его коллег. Геннадий Петрович жил на работе неделями - так же, как во времена лейтенантской юности. Его авторитет был очень важным фактором, и я не встречал в наших силовых структурах человека, который бы не отзывался о нем с искренним уважением.

По моей оценке, Воробьев больше чем кто-либо владел информацией о ситуации в армии в 2014 году. Он был уникальным свидетелем событий. И как жаль, что он так и не нашел времени, чтобы детально записать свидетельства тех бурных событий.

Воробьев первым выехал под Славянск. Именно он с нуля, на пустом месте разворачивал в условиях нехватки всего и вся оперативный штаб АТО, именно он направлял первые армейские подразделения в бой тогда, когда у большинства командиров была опаска и нежелание действовать. Именно под его руководством армия под Славянском начинала воевать.

Командир роты 80-й аэромобильной бригады старший лейтенант Вадим Сухаревский, который первым прибыл под Славянск, вспоминает, как именно Воробьев 23 апреля ставил ему задачу в первый раз идти атаковать блокпост противника: "Воробьев сказал мне: "Сынок, пригласи комбрига". Но комбриг идти отказался. Мне было неудобно докладывать об этом Воробьеву, он удивился, но времени не терял: "Сынок, слушай задачу, значит, воевать будешь ты". И 24 апреля БТРы Сухаревского впервые поддержали огнем атаку на блокпосты под Славянском.

Воробьев очень часто шел на конфликт с руководством. Трудно представить, сколько бы дров наломал командующий АТО, если бы не такое вмешательство. К сожалению, Воробьева не услышали, когда он настаивал на своевременном отходе из Иловайска и Дебальцево. Но, например, именно он дал приказ на вывод наших подразделений 93-й и 25-й бригад, растянутых между Донецком и Горловкой в сентябре 2014-го, которые в любой момент могли попасть в окружение.

Воробьев понимал, как много рисков для необученных, наспех сколоченных и слабо оснащенных войск, и вводил их в бой бережно, внимательно относился к вероятным потерям.

Я лично познакомился с Геннадием Петровичем при весьма примечательных обстоятельствах. Президент Порошенко на начальном этапе войны интересовался обстановкой и критической информацией, а я писал статьи о реальной обстановке, и один из высокопоставленных сотрудников Администрации Президента в начале июля пригласил в АП меня и Геннадия Петровича, сел между нами и сказал: "У нас есть вопросы. Я буду их задавать и хочу понять, в чем суть и у кого какая логика".

И вот начался долгий разговор. Мы проговорили почти все аспекты обстановки на фронте, ситуации в войсках.

Воробьев владел информацией, и его оценки были взвешенными, его высокий военный интеллект был очевиден. Он не защищал ошибочные решения и не пытался их оправдать. Но он никогда не позволял себе и критики решений начальника Генштаба и Президента публично. Он был очень сдержан и корректен. Критику он предпочитал высказывать руководству в лицо.

После встречи мы вышли, Воробьев пожал мне руку и поблагодарил за объективные материалы, которые помогут разобраться в обстановке руководству страны и обществу. Для меня это очень многое значило: я с первых дней войны слышал хорошие отзывы о Воробьеве от офицеров и генералов.

Увы, никаких интервью с Геннадием Петровичем мне сделать не удалось: он был на редкость скромным и сосредоточенным на своем деле человеком, жил в спрессованном делами времени и, такое впечатление, не знал слова "отдых". Публичность в его график не входила.

Горжусь, что приложил руку к внесению изменений в закон о люстрации, благодаря которым Верховная Рада разрешила вернуть на службу Геннадия Петровича.

Я написал о нем статью. Он мог действительно наполнить Национальный университет обороны новым содержанием и смыслом. Но не успел.

Трудно поверить, что такой человек уже не с нами. Он старался держать себя в форме, энергии ему было не занимать.

Светлая память.

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх