EN|RU|UK
Блоги Андрей Танцюра
Редакция Цензор.НЕТ может не разделять позицию авторов. Ответственность за материалы в разделе "Блоги" несут авторы текстов.
  3929  3

Олег Кушнир: "Снаряды рвутся все ближе и ближе…"


Посвещено светлой памяти Олега Кушнира.

Год назад, 7 ноября, ушел из жизни начальник клиники анестезиологии, реанимации, интенсивной терапии и детоксикации ВМКЦ ЮР полковник медицинской службы Олег Кушнир.

Карьеру военного врача он начал с низшего звена – был фельдшером в военной части. В 1993 году закончил Военно-медицинскую академию в Санкт Петербурге и поступил в распоряжение министра обороны Украины. За год службы в 28 механизированной дивизии в Чабанке он вырос от врача медпункта до начальника отделения медицинского батальона. И в 1998 году перевелся на работу в Одесский военный госпиталь. Здесь он трудился 20 лет. Прошел путь от ординатора до начальника клиники и ведущего анестезиолога.

До войны на востоке Украины Олег Сергеевич участвовал в боевых действиях в Боснии и Герцеговине. Приобретенный боевой опыт ему пригодился в зоне АТО, где он регулярно работал с 2016 года. Среди его наград – почетный знак отличия одесского городского главы за спасение пострадавших в трагедии 2 мая 2014 года в Одессе.

Он умер на рабочем месте – в операционной. Причиной смерти стала сердечная недостаточность. Он никогда не жаловался на здоровье. Занимался спортом. Все произошло настолько внезапно, что коллеги и друзья до сих пор не могут прийти в себя от неожиданной потери. В годовщину смерти Олега Сергеевича мы попросили их вспомнить и рассказать немного о нем.

Ирина Хосонова, врач-анестезиолог. Была в числе тех, кто в тот день проводил Олегу Сергеевичу реанимацию. Спустя год ей все так же больно вспоминать о произошедшем.

"С ним всегда было надежно и спокойно: на дежурстве в реанимации, в операционной. Он приходил, и первые его слова были: "Спокойно. Сейчас все сделаем". И это его "спокойно" действительно расставляло все на свои места.

Когда началась война, практически все наши доктора были на выездах. Нас тут из 20 человек осталось только пятеро. Мы тут и жили. Дома почти не бывали. Олег Сергеевич всегда старался найти возможность, чтобы чем-то нас порадовать, поддержать. Чтобы этот наш тяжелый труд хотя бы морально облегчить.

Я его знаю, с тех пор, как он перевелся к нам в госпиталь. Все эти моменты кажутся такими мелкими. Но из них и складывалось наше общение. Ведь на работе мы проводим большую часть времени. К примеру, он приходил утром, после моего ночного дежурства и спрашивал: "Ну что, вы живы? Главное, чтобы дежурная смена была сытая и живая".

Любил смеяться от души. Мы часто видим здесь страдания и смерть. Поэтому и ценим жизнь. Он всегда старался, чтобы коллектив собирался на праздники. Девочки медсестры не знали, а он часто свои деньги вносил за них, чтобы они смогли прийти на корпоратив.

Ему было не безразлично, что происходит у других. Это, наверное, одна из основных черт его характера – свое отдаст, чтобы помочь людям. Он настолько старался всех оберегать, что даже если его самого что-то беспокоило, он не говорил, чтобы не беспокоить окружающих.

Он был настоящим военным в большом смысле этого слова. Ведь, если задача военных защищать, он защищал. Как начальник, как коллега, как товарищ. Защищал и оберегал. Ценой своего сердца.

Петро Мамбик, лікар-анестезіолог, полковник медичної служби. До 2006 року був начальником клініки анестезіології, реанімації, інтенсивної терапії та детоксикації.

"Я познайомився з Олегом Сергійовичем, коли він служив у Чабанці: у медичному батальйоні був анестезіологом медичної роти. Це був 1996 рік. Коли він прибув до нас у шпиталь на посаду старшого ординатора, я був начальником відділення анестезіології та реанімації.

Людина він був порядна. Справжній товариш і офіцер. До своєї справи ставився сумлінно. Був ввічливим, нескандальним. Як офіцер мені дуже подобався. По кар’єрних сходах він йшов цілеспрямовано (всі ми, військові, трохи кар’єристи). Я не пам’ятаю, щоб ми з ним колись з’ясовували стосунки. Він беззаперечно виконував всі накази. Служив добре, знав свою справу і розвивався.

Він був надзвичайно скромною людиною. Свою сім’ю не виставляв на роботі. Я знав, що в нього два сини, дружина. Діти його дуже любили.

Роботу свою він любив і виконував сумлінно. Тож, коли постало питання про підвищення по службі (у нас було на той час два старших ординатори), я безапеляційно надав превагу йому. І я радий, що не помилився. Він тоді став начальником відділення, а я став начальником клініки. Він справлявся з обов’язками, зростав. Отримав військове звання підполковника.

Коли постало питання обрати претендента на моє місце начальника клініки, я рекомендував його. І він перевершив свого вчителя. Займався наукою. Захистив дисертацію. Був асистентом на кафедрі Одеського медичного університету. Все було добре. І тут, як грім серед ясного неба, така звістка. Помер на бойовому посту… Так і було".

Наталія Мамай, лікар-анестезіолог, полковник медичної служби. Заступила Олега Сергійовича на посаді. Зараз очолює клініку анестезіології, реанімації, інтенсивної терапії та детоксикації ВМКЦ ПР.

"Коли я прийшла в госпіталь на посаду старшого ординатора відділення анестезіології та реанімації, у мене було два безпосередніх начальники. Бліхар Володимир Петрович (помер у 2014 році), він тоді був начальником відділення анестезіології та реаніматології. І Олег Сергійович Кушнір, він тоді був начальником клініки.

Саме вони вплинули на моє професійне становлення. Завжди могли важкі речі пояснити простими словами, були відкриті для співпраці і охоче ділилися своїм досвідом. Володимир Петрович мав досвід роботи в Африці, Олег Сергійович – в Югославії.

Обоє були інтелектуалами. Олег Сергійович дуже добре орієнтувався у військовій науці. Він знав історію війн та історію зброї, географію. Любив класичну музику. Звичайно, не мав змоги часто ходити на концерти, тому що в нього була відповідальна посада.

До цих людей хотілося тягнутися і відповідати їхньому рівневі. Вони не давали нам забути про інший світ, окрім професійного, про сім’ю. Завжди йшли назустріч. Відпускали вирішувати особисті проблеми, а самі працювали за тебе в операційній.

Дуже шкода, що вони пішли такі молоді. Володимиру Петровичу було 52 роки. Олегу Сергійовичу 51. Люди у розквіті сил. Їх нам дуже бракує.

Вони зробили з мене фахівця. Були порядними офіцерами і дуже добрими людьми. І це давало їм змогу згуртувати колектив. Ми стараємося не зруйнувати те, що вони обоє тут побудували, і в таких самих традиціях будемо виховувати молоде покоління".

Сергей Войтенко, врач-анестезиолог, подполковник медицинской службы, начальник отделения анестезиологии и реаниматологии.

"Впервые мы встретились еще когда я учился в академии. Я приехал сюда на практику. Это было в 2012 году зимой. Я часто ходил в операционную с Олегом Сергеевичем. Он во многом стал для меня учителем. Не только в анестезиологии. Научил меня быть более уверенным в себе. Я стал работать без суеты. Мне нравилось, что мы детально разбирали карту интенсивной терапии каждого пациента. По пунктах. Все оговаривали.

Когда я закончил академию и поехал служить, мы какое-то время не виделись. Потом я перевелся в Одессу. Он меня узнал и без вопросов принял на работу. Воспоминания о нем самые хорошие. Он был мне не только начальником, но и другом. Всегда давал дельные советы.

В 2014 году я был начальником отделения мобильного госпиталя, выехал в зону АТО. Никто не ожидал, что там будут такие боевые действия, большие поступления, куча раненых. Практически каждый день я звонил Олегу Сергеевичу и спрашивал совета. Особенно вначале. Когда все организовалось, эти звонки стали реже. Потом я ему просто докладывал о положении дел.

Он мне всегда помогал. Мне было очень тяжело перевестись с мобильного госпиталя на "большую землю". Когда возникли проблемы, он лично приехал в наш мобильный госпиталь, а это не малая дорога – шестьсот с лишним километров. Благодаря ему все решилось в мою пользу.

Когда я перевелся обратно в Одессу, мы продолжали общаться по-дружески. Несмотря на то, что я перевелся на должность ординатора отделения, а он был начальником клиники.

Когда его не стало, ушла целая эпоха и целая школа. Мы стараемся наследовать его начинания. Но его не хватает. Мне тяжело, потому что больше нет человека спокойного и уверенного в себе, к которому ты подошел с вопросом, а ушел с конкретным результатом".

Всеволод Бабенко, лікар-анестезіолог, підполковник медичної служби, начальник відділення детоксикації.

"Все розповісти одразу неможливо. Ми з ним були знайомі з 2007 року. Коли я прийшов сюди служити лейтенантом, Олег Сергійович був підполковником. Тепло зустрів. Завжди можна було на нього покластися, порадитися. Наша спеціальність дуже важка.

Людиною він був з великої букви. Ми з ним товаришували, іноді разом відпочивали в одній компанії. Він займався спортом, тримав себе в формі. Ми разом ходили в спортзал. Не пив, не палив. Був здоровий та активний чоловік. Він ніколи не скаржився на самопочуття. Цікаво, що ніколи не їздив за кермом після того, як двічі потрапляв в аварії, в яких дивом вижив.

Останнім часом він віддавався науці. Захистив кандидатську дисертацію. Писав її повністю сам. Робота була його хобі і життям. Стільки часу, скільки проводив тут він, мабуть, ніхто з нас не проводив. Днював тут і ночував. Приїжджав на роботу о сьомій, о пів на восьму ранку, а їхав о дев’ятій-десятій вечора. І на вихідних проводив тут час, тому що хотів все контролювати. Персонал його любив і поважав. Я не чув, щоб він на когось підвищував голос. Розмовляв спокійно. Людям цієї розмови вистачало".

Ирина Цилько, заведующая отделением карантинизации плазмы и экспедиции.

"В 2013 году, перед войной, службу крови госпиталя сократили. В 2014 году я приехала из Крыма и начала работать на станции переливания крови в Бисквитном переулке. В сентябре 2015 перешла работать сюда. Я оказалась единственным человеком из службы крови в госпитале. Попросилась сюда осознанно. Потому что я донор, но мою кровь не всегда выдавали атошникам. И моему сердцу от этого было больно. Госпиталь – ведомственная структура и мы идем по остаточному принципу. Город получил, а что осталось – нам. Поэтому крови нам всегда не хватает. С того момента я начала заниматься договорами и организацией донорства. Я везде рассказывала о нашем возобновленном отделение, хотя вначале это был лишь кабинет с маленьким банком крови, и двое людей – я и мой начальник Олег Сергеевич Кушнир.

Он был очень терпеливым. В реанимации вообще нужно быть терпеливым: страсти бушуют между родственниками, хирургами, врачами. Он своих всегда защищал. Иногда у него так гуляли желваки, что казалось в таком состоянии можно ударить. Но он был очень сдержанным и корректным. Говорил спокойно, вежливо, даже не повышая тона. И я удивлялась его самообладанию.

Человек он был строгий. Я его даже побаивалась. Если я болела больше недели, он звонил: "Придите, загляните, что у вас здесь". Меня он все время контролировал. Любил, чтобы все было правильно. Требовал планы на будущее отделение. Мы много лет вместе готовились к его открытию.

Он очень радовался, когда перестал быть моим начальником. Говорил мне: "Вы верите в то, что вы делаете?". Я тогда носилась со списками, мне их сто раз черкали. А я отвечала: "Олег Сергеевич, надо верить. Круги на воде тем больше, чем больше прошло времени от брошенного камня".

Он всегда хотел кушать и я приносила вкусняшки. Но он всегда сдерживался. Мог бы проглотить все эти бутерброды. Но съедал лишь маленький кусочек. Им стоять в операционной по 6 часов. Это то еще испытание. Когда ты учишься на врача, то думаешь, что будешь работать головой. Но тут еще нужно крепкое тело. Олег Сергеевич занимался спортом. Он качался. По утрам, до работы, плавал. И в последнее время я замечала, что у него сильно выросли мышцы.

А несколько раз он говорил мне: "Снаряды рвутся все ближе и ближе". Я спрашивала: "Вы что, фаталист?". К сведению, доктора реанимации умирают достаточно рано. Нагрузка большая. Его сердце не завелось. Это по судьбе. Почему по судьбе? Может потому, что он был слишком исполнительным. И такой износ организма – никогда не отдыхать. Он ведь спал очень мало. Работал на износ, жил на износ. Прожил очень насыщенную жизнь. Она и прожита так, что на 70 лет бы хватило.

Иногда я вижу его жену в парке. Сейчас она уже повеселевшая. У сына Сергея родился сын. Внука назвали Олег. И получился новый Олег Сергеевич".

ЗАПИСАЛА: ЕКАТЕРИНА ЛАЗАНЮК

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх