EN|RU|UK
Блоги Виктория Косенко
Редакция Цензор.НЕТ может не разделять позицию авторов. Ответственность за материалы в разделе "Блоги" несут авторы текстов.
  1418  2

"Мы тогда о смерти не думали…"

С первых дней войны ОН пошел добровольцем…и стал классным разведчиком! Обыкновенная история необыкновенного человека… Сергей Скуртол, позывной "Одесса", боец 93 бригады.

"В мае 2014 года нас привезли в Черкасское, построили, и всех новобранцев разобрали, один я остался у КПП. Думал - не домой же мне возвращаться! А тут начальник разведки майор Пилюк проходил мимо, заметил меня и предложил: "Давай в разведку". А мне все равно было, лишь бы определиться быстрее! Так я и остался в разведке, кстати, ни грамма об этом не жалею.

Первой базой в АТО было Доброполье. Помню, как приехали поздно вечером 4 мая, начался дождь. Спали под кучей вещей, чтоб не намокнуть, а утром начали обустраиваться. На следующий день нам поставили первые задачи - для начала приступили к изучению местности, постепенно расширяя радиус действия. Пацаны наши не обстрелянные были: кто-то сторожем работал на гражданке, кто-то шахтером... Что такое разведка, мы толком не знали, ведь чему нас могли обучить за месяц учебки в Черкасском?! Только чистить оружие, стрелять и по полосе препятствий бегать. Начальник разведки дал нам азы, необходимые для выживания, – по ним мы и работали. Однако, позитивный момент заключался в том, что по ходу дела обучались не только мы, но и противник. Хотя на той стороне далеко не все были просто ополченцы. Пленные, которых мы брали, рассказывали, что там работают снайперы, профессиональные стрелки, спортсмены из России и зарубежья. То есть люди приезжали на заработки нас убивать... Фронт работ был большой, а мотивированных людей не хватало, поэтому выполняли разные задачи. Осуществляли также разведку боем, я быстро освоил БМП. Работать на "бэхе" и БРМке меня научил мой побратим – он по срочке это дело знал. В принципе не сложно, достаточно было один раз попробовать. Конечно, я не Рембо, чтобы и водить, и стрелять. Я взялся именно стрелять, потому что было страшно, если вдруг среди моих людей будут потери. Позже, когда ранили "Варвара", меня назначили командиром отделения. Учиться воевать пришлось на ходу, так как на плечи легла ответственность за подразделение. Думаю, что легко освоить военные специальности помог еще и адреналин. В 2014м была большая опасность, что российские бандформирования пойдут на Запорожье, на Днепр... Надо было защищать родных, семьи, землю. И наши мужики благодаря этой мотивации быстро учились.

В июле наше подразделение участвовало в штурме Карловки - хотя и не сразу, но мы ее взяли. Когда в Песках летом стояли, то почти на 200 метров зашли в Донецк, но командиры нам сказали вернуться и окопаться. И по сей день стоим окопанные. В Песках в январе 2015 года я потерял своего командира. Был боевой выход двумя машинами. Первая – БМП, вторая – БРМ, так как я толком не знал дорогу, то первой ехала БМП с нашим командиром. "бэха" подорвалась на мине, водителю порвало ноги. Противник открыл по нам стрельбу. Максим вытащил водителя из машины, а сам кинулся вперед на несколько метров, и начал отстреливаться – он взял огонь весь на себя... По командиру прилетело то ли РПГ, то ли подствольное. Осколки попали под броню, и его всего изрезало... Пацан ещё совсем... Человечище был такой, что… Совести и справедливости у Максима было много! Он всегда общался с нами на равных, не позиционировал себя, как командира. Это мы его считали командиром и уважали, как человека, как офицера, как друга. Лейтенант Пресняков Максим – наша тяжелая потеря… и боль…

Тогда мы о смерти не думали... Страшно становилось, когда возвращались на базу, и приходило осознание того, что произошло. Страшно было за ребят, и не только по-человечески, ведь подразделение разведки - это слаженный механизм, как часы, достаточно было одного взгляда – и мы понимали, кому как действовать. Если один человек выбывает, перестраиваться нужно всем, а это потеря драгоценного времени…

На войну у меня было два захода. Первый - в 2014м, в 93 бригаду; второй - в марте 2016го. Я не смог усидеть дома – было тревожно и неуютно, ведь война не закончилась, поэтому подписал контракт с 54 бригадой.

В зоне боевых действий, в экстремальных условиях, проявляются люди, обретаются друзья на всю жизнь. Мне повезло взаимодействовать в нескольких боевых выходах с Героем Украины Евгением Межевикиным, на тот момент - просто "Адамом". "Большое видится на расстоянии" - спустя время. А тогда, в 2014м, все было обыденно просто: поступала конкретная команда – "Адам" выходит в аэропорт, с ним едет "Одесса", так и сработались! Было выхода три-четыре, не считая ротаций на "Зенит". Танчик Межевикина - силовая мощная машина, он шел впереди, а мы – рядышком, тыловое прикрытие. Он на самом деле был незаменим. Все кричали: "Только "Адама", и больше никого!". И в Пески, и в аэропорт. Женя разорваться не мог, поэтому брал основные, самые тяжелые задачи на себя – он единственный, кто мог справиться. Работал так: один выстрел – одно поражение. Если ему надо было выманить противника, он делал два выстрела. Он рассчитывал свои силы, он знал своих ребят, и его бойцы никогда не подводили, понимали с полуслова. Этот боевой офицер был на вес золота!

Как пример, расскажу о выходе, когда на "Зенит" в составе группы поехали "Адам", и я. Это был то ли конец августа, то ли начало сентября. Мы погнали один танк на "Зенит". Евгений сопровождал на своем "Мишке", и плюс мы на БМП. Второй танк разулся в пути, и "Адам" во время боя подогнал свой танк, под обстрелом зацепил тросы, и оттащил поломанную машину. Танк "обули", и продолжили выполнять задачу. Мы заехали в посадку, и стояли до темноты. "Адам" сказал, что вторая машина не боевая – с ней какая-то серьезная поломка. Он остался с этой машиной. А мы на следующий день снова отправились на "Зенит", чтобы вывезти ребят на ротацию, и "Адам" уже с нами возвращался. Возвращались по темному, потому что понимали, что с обеих сторон нас "пасут", могли расстрелять всю колону с личным составом. В этот второй выход пришлось взять другого водителя в нашу "бэху". Оказалось, что он ночью вообще ничего не видит, а мы возвращались в темноте, без габаритов, и потерялись. Вначале по пыли видели колону, а потом пыль резко исчезла, и уже ни колоны, ни дороги... Заехали двумя машинами почти в кольцо к сепарам... Удалось связаться с "Адамом", оказалось, что он нас уже ждал в месте, где разминулись. Женя километра два фонариком махал, чтоб мы его увидели – мог запросто себя обнаружить. Выехали, благодаря "Адаму", благополучно!

Были задачи и по Донецкому аэропорту. Мы выезжали на зачистку вокруг ДАПа, когда ребят наших сепары зажимали, не давая головы поднять. Здесь мне также посчастливилось поработать с "Адамом". Он был Ангелом-хранителем всего батальона. Когда он приезжал на помощь, все спокойно вздыхали и расслаблялись. Бывало, он в одной точке работает, ему сообщают: "Адам", надо туда-то. Он передаёт, команда дорабатывает, а Женя уже летит в другую точку. 3-4 выхода за день было, один за другим - человек был просто на разрыв.

Расскажу еще один случай, про "мирно катающийся танчик по взлетной полосе". В конце лета – начале осени по взлетке "гонял" танк противника, нагло расстреливая наших ребят в аэропорту. "Адам" не выдержал этого, вышел на своей машине, и уничтожил танк. А через время вызывают Межевикина в Киев, и "нагибают" в такую позу, что не разогнуться: "Почему ты стрелял по мирно катающемуся танку сепаров?!". Женю наказали за то, что уничтожил танк противника, который расстреливал наших ребят!

Крайний раз я видел "Адама" в 16м году, когда лежал в госпитале, и он приехал меня навещать. 16 декабря 2016го на Светлодарской дуге наша группа попала под обстрел. Мы завезли БК ребятам на позиции, и в это время противник применил запрещенные зажигательные снаряды. Бойцы получили ожоги разной степени тяжести, так я оказался в госпитале. "Адам" не забывает своих бойцов, где бы мы ни были – в других бригадах, или на гражданке, - он остается Ангелом - Хранителем нашего батальона!".

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх