EN|RU|UK
Блоги Виктория Косенко
Редакция Цензор.НЕТ может не разделять позицию авторов. Ответственность за материалы в разделе "Блоги" несут авторы текстов.
  3554  9

Подразделение "Огневой вал"

Когда я задаю вопрос бойцу, за что он пошел воевать? – часто слышу в ответ: за свою семью, дом, за близких людей… В этом интервью с киборгом, командиром минометной батареи Валентином Зинчаком, я услышала ответ, который, признаюсь, ждала давно. Он сказал, что пошел воевать "За страну!" Я уверена в том, что пока у нас есть мужчины, готовые пожертвовать своей жизнью ради Украины, родной НЕНЬКЕ – быть!

- Скажите, Валентин, как получилось, что руководитель крупной сетевой компании, совершенно не имеющий военного опыта, оказался в самом эпицентре боевых действий?!

- Я был призван по мобилизации, принимал участие в событиях русско-украинской войны с 2 апреля 2014 года до марта 2015 года. По образованию инженер-энергетик, при ВУЗе проходил военную кафедру, был офицером запаса, срочную службу не служил. Меня направили в 93ю бригаду. Ребята, которых призвали со мной – это простые, в основном рабочих специальностей, люди. Поскольку я был офицером, меня назначили на должность командира взвода минометной батареи.

5 мая мы вышли в зону боевых действий, в Донецкую область, село Грушевка, между Красноармейском и Добропольем. Там были цветущие сады - яблоневый, черешневый, грушевый, а потом – посадки, и дальше – Донецкий аэропорт, дачные поселки, Водяное... Командир батальона дал приказ разбиться на подразделения, которые состояли из сборных взводов – например, взвод минометной батареи, расчет АГС, взвод механизированной роты и т.д. Вот такие "сборные солянки" выставляли на блокпостах. 24 мая по приказу мы прибыли на опорный пункт, который был за Красноармейском. На этом блокпосте я и познакомился с Евгением Межевикиным, позывной "Адам". Он тогда был капитаном, входил в состав сводной механизированной роты. "Адам" - это человек, который всегда в действии. Ночью он постоянно был на радиостанции, занимался организацией боевых дежурств, днем обустраивал опорный пункт, ремонтировал технику. Мы выстраивали опорные пункты вдоль дороги Красноармейск – Донецк и вся гражданская техника, которая шла в Донецк или из него, проходила наш досмотр. Это был июнь, жаркий месяц. После того, как наши подразделения успешно штурмовали Карловку, наш опорник поставили на Ясиноватскую трассу (между Славянском и Донецком). Мы прибыли туда и должны были расположиться на трассе возле моста, по которому выходила колона Гиркина. Мост они подорвали. Достаточно зловещая картина, как для гражданских людей. На опорном пункте нас было порядка 50 человек – пехота, минометчики, гранатометчики, зенитчики. Сразу по прибытии начали окапываться, но буквально через пару часов пришла команда – передислоцироваться. Мы отошли, но на утро снова должны были туда вернуться. И тут, случился момент не из приятных: ребята из нашего опорника, человек 15, отказались выходить на боевые позиции! При чем, это были крепкие парни, их укомплектовали волонтеры и родственники бронежилетами, НАТОвской формой. Евгений построил личный состав, и сказал: "Парни, кто не хочет идти, может выйти из строя, и дальше с нами не ехать!". И они вышли. Я был удивлен... Когда мы выходили колоной, то смотрели на них со смешанным чувством презрения и тревоги... Но самое интересное – мы не вернулись под взорванный мост, а остановились в нескольких километрах от него.

- Это была инициатива "Адама"?

- Да. Я к нему подошел, спросил: "Женя, зачем ты сказал ребятам, что мы выходим на прежнее место? Если бы сказал, что займем другую позицию, они, вероятно, пошли бы с нами!". Он ответил: "А зачем они мне нужны, если они уже сейчас отказываются?! Дальше, в бою, они просто подведут!". "Адам" - настоящий кадровый офицер, у которого я учился воевать! Стать авторитетом у своих бойцов было не просто. В эту кампанию все офицеры – и "Адам", и я, работали наравне, и даже больше, чем рядовой состав. Все нужно было показывать на личном примере: воевать наравне со всеми, идти вперед, управлять боем, подразделением, заботиться о материальном обеспечении, продовольствии. "Адама" потому и уважают, что он может все – как механик, наводчик, командир танка. Он очень работоспособный, трудолюбивый, и в этом основной успех.

На блокпосте, на котором Женя был командиром, существовала традиция – вечерний развод: перед ночным дежурством собирались все командиры подразделений (минометного, зенитного, пехотного, медик), старшие офицеры. И "Адам" ставил задачи - работаем так-то, во столько-то должен выстрелить миномет, подсветить территорию и т.д. Межевикин просто не выносил алкоголиков – поэтому установил "сухой закон"! В один из вечеров, мы собрались, а у "Адама" в руках бутылка коньяка. Я пошутил: "Женя, бежать за кружкой?". Он: "Та подожди!". Начинался вечерний развод. Межевикин со словами: "Парни, я предупреждал?!", открывает эту бутылку и выливает коньяк на землю... Большинство местного населения, которое проезжало через блокпост, очень положительно относились к нашим бойцам – приносили продукты, хорошие сигареты. Выяснилось, что кто-то из проезжающих вручил бойцам бутылку коньяка…

- Вы помните первый обстрел?

- В июле, когда мы стояли на трассе Славянск – Ясиноватая, я с несколькими бойцами поехал в соседнюю посадку за деревьями, чтобы сделать перекрытия. В этот день нас первый раз обстреляли из миномета, под Розовкой. После Розовки нам снова поменяли дислокацию – перебросили ночью под поселок Тоненькое. Пять дней там пробыли, и только обустроили быт, как приехал командир батареи и сообщил: "Собирайтесь, выходите в Донецкий аэропорт!". При чем, командир – кадровый военный, а я – два месяца, как из офисного кабинета вышел. На гражданке каждое утро просыпался, одевал свежую рубашку, выбирал галстук... а тут – просыпаешься не понятно где, никаких условий, воды нет, гигиена ужасная. Это тоже своего рода "война", но с обстоятельствами, особенно для человека, который в армии не служил.

Едва поступил приказ выдвигаться в аэропорт, как в подразделении начался маленький бунт. Я сказал своим: "Ребята, вы как хотите, а я поеду!". Бойцы поутихли, подтянулись, и тоже поехали. Под утро 5 августа мы зашли в ДАП. Многие реально боялись, да и мне самому было жутковато... Прибыли к командиру обороны всего аэропорта - "Редуту". Задача была поставлена – сменить 72 бригаду. Десантники нам показали огневые позиции – в поле возле старого терминала. Территория большая, по ней расставлены опорные пункты, человек по 10. В общей сложности в ДАПе тогда было около 130 человек. Через пару дней нас накрыли из миномета, очень жестко. Я тогда забежал в блиндаж, из кармана броника достал молитву, и стал читать. Очень жутко, когда бьют 120 мм! Через несколько часов обстрел закончился, и я пошел искать другую позицию, чтоб подразделение не стояло в открытом поле. Мы поменяли дислокацию минометов, встали между старым и новым терминалом (один миномет), и перед старым терминалом (два миномета). Сепары эти позиции долго не могли определить, поэтому мы работали успешно. Когда мы были в аэропорту, нашу "минометку" называли "Абрикос", а в Водяном - "Овал". Я никогда не отождествлял лично себя с этим позывным, и говорил, что все подразделение называется "Овал" - сокращенно от ОГНЕВОЙ ВАЛ.

Работали мы в аэропорту круглосуточно. Ночью в основном стреляли, днем - получали боеприпасы, готовили их, занимались укреплением боевых позиций, т.к. местность открытая – бордюрный камень складывали, в ящики насыпали землю. Физически было тяжело. Солдаты – в основном взрослые мужики, с лопатами работать не хотели, поэтому я первым с лопатой выходил, и тогда остальные подтягивались. А потом это спасало нам жизнь...

Один раз, утром ко мне пришли бойцы, говорят: "Командир, что мы здесь делаем?! Выводи нас срочно! Мы же артиллерия! Наши позиции накрывают!". Я ответил: "Без приказа никуда не пойду. Кто лично хочет уйти – вперед, держать не буду!". "А ты наших детей если что, кормить будешь?" Ну, что им на это ответить?! - "Залезьте в подвал, и сидите там всю войну!". Разная публика была. От трусов старался избавиться – от них толку никакого, только панику наводят, зато те, кто остался, начиная с 15 сентября, - это уже осознанные люди. Я понимал, что если мы оставим аэропорт, то не удержимся в поле, придется закрепляться в Красноармейске, или Павлограде. Ствольная артиллерия нам помогала, прикрывая издалека, реактивная щедро сепарам "насыпала", да и мы хорошо отбивали ближние бои. Сепары все время старались зайти с разных направлений и прорвать оборону, и тут танки "Адама" были спасением! Вообще, "Адам" на войне – это человек, который не отдыхает круглые сутки – занимается ремонтом техники, продумывает маршруты, боевые операции. Он никогда не действует традиционно, всегда меняет тактику - на войне очень требовательный и принципиальный. А в жизни совсем другой человек – открытый, добрый, компанейский.

- Сколько времени Вы провели в аэропорту в целом?

- В аэропорту я был без ротации 58 суток. Вышел оттуда в ночь с 1 на 2 октября. Все это время, в моменты особого обострения в ДАП "подлетал" "Адам". Своим появлением он не только наводил страх на противника, но и поднимал настроение наших бойцов, их боевой дух. Его танк – это быстрота, мощь, сила! Бойцы очень уважали Женю Межевикина и просили, чтоб он постоянно в аэропорту находился, но это нереально – танку необходимо постоянно менять местонахождение, иначе он станет легкой мишенью для врага!

Последний раз мы отработали из миномета 29 сентября, и сразу же пришла ответка! Я отправил в Пески всех своих бойцов. А сам ещё трое суток оставался в ДАПе, пытаясь корректировать огонь артиллерии. Связь глушили, смс-ки не проходили, радиостанция до Песок не доставала, поэтому мое дальнейшее пребывание там уже не имело смысла. Я вышел на ротацию с основным составом 3 полка спецназа. В ДАПе остался "Редут", "Бугор" и ещё пару спецназовцев. "Редутов" вообще было два. Первый, - полковник, начальник штаба 3 полка, находился в ДАПе по 17ое августа. Его сменил Трепак Александр Сергеевич и сразу скомандовал: "Работаем каждую ночь!". В какой-то момент я ему говорил: "Люди так не могут, они должны отдыхать!". У нас в подразделении человек 25, причем был такой контингент, который не всегда выходил работать – пьянство, трусость... 14 сентября была мощнейшая атака со стороны Донецка, со стороны Путиловского моста – штурм при поддержке танков противника. Мы работали из миномета так, что на разогретом его стволу можно было закипятить чайник. Атака длилась до 8-9 вечера. Были первые серьезные потери: погиб капитан Кулыгин "Шахтер" из спецназа, и был тяжело ранен Евгений Подолянчук - "Скаут". Подолянчук от ранений умер… После жесткого боя некоторые "уставшие" отказались находиться в аэропорту – мы их просто убрали, потому что с такими бойцами невозможно выполнять боевую задачу. Позже, когда наше подразделение вывели на ротацию, некоторые бойцы типа легли в больницу, оформили фиктивные разводы и опеку над детьми (даже офицер такой был, награжденный орденом, устроился в военкомат, только чтоб на фронт не возвращаться). Я посчитал, что из первого состава (апрельского) в строю осталась лишь четверть!

Вновь я прибыл в район аэропорта 14 января 2015 года. В бригаде сказали, что мы занимаем вторую линию обороны. А на самом деле, мне позвонил начальник штаба батальона: "Валик, сейчас едешь в Т (Тоненькое, штаб бригады), а потом в П (Пески)". А в ДАПе в январе уже был ад адский! Я понял, что мы попали... из позитивного было только то, что зимой уже ехали одни добровольцы, и это меня подбадривало. У нас было 6 грузовых машин с минометами. Колону я оставил в Орловке, а сам с тремя бойцами заехал в Тоненькое. Была оттепель, танки разъездили всё, жижа такая, что колеса нашего "Газ-66" утопали почти полностью. Подъехали к штабу бригады, только вышли из машины, сразу же прилетел тяжелый снаряд - 122 или 152! Мы заскочили в подвал, там находился командир артиллерии 93 бригады, он, когда нас увидел, так обрадовался, и говорит воодушевленно: "Пески!". А я думаю – чему он радуется... Меня познакомили с "Куполом" и сообщили, что он проведет нас на позиции. "Купол" сказал: "Едем, свет не включать!" Выбрались из Тоненького, к нам присоединилась наша колона. По дороге мы буквально нос к носу сошлись с колоной БМП и танков, которые выходили из ДАПа, они тоже шли без света - если б столкнулись, хорошего было бы мало. Кое как заехали в Пески – дорога разбита, рвы... Аэропорт находится в нескольких километрах. Постоянно слышны пулеметные очереди, работает артиллерия, простреливают гранатометы. Очень тревожно... Вышли с "Куполом" из машин возле двух трехэтажек, прошлись, он что-то обдумывал, и решил: "Вам негде здесь становиться. Снимаемся и едем в другое место". "Купол" привел нас на другую огневую позицию, - это был дачный поселок возле села Водяное, рядом с аэропортом. Мне вручили несколько радиостанций – одну бригадную, одну батальонную, радиостанцию 81й бригады, чтоб я держал связь с подразделениями в этом районе – 93я, 81я, 79я. Приехали мы в час ночи. Сразу же поступил приказ привязывать орудия и начинать работать.

- Какие задачи были?

- Нам давали цели, мы по ним работали. Это было 15 января, аэропорт ещё держался. Поскольку у меня была радиостанция 81й бригады, я слышал ребят, которые были в терминалах - они просили "Огня!". Наши артиллеристы работали очень точно, подобрались хорошие специалисты. Поставили ночью позицию вдоль узкой дачной дороги, поработали, потом приняли решение разбросать минометы по всей территории, чтоб одним ударом не накрыло всех. Поставили два миномета в центре поселка, два – на одном фланге, два – на другом. Мы определили несколько домов, поставили в них наблюдателей, которые в круглосуточном режиме прикрывали, чтобы противник не зашел со стороны карьера. Один пост поставили вначале поселка. Таким образом организовали оборону. Я уже научился это делать - спасибо "Адаму", "Редуту".

Ребята в новом терминале просили, чтоб их вывели. Десантник из 81-й бригады с позывным "Краб" говорил, что у них там все 300е – зимой ДАП продувается ветрами, нет воды, мороз, люди находятся под постоянными обстрелами. А ему командир с позывным "Сорок четвертый" отвечал: "Ну как мы вас выведем? Там же наши парни погибли! Что ж, всё напрасно было!?". "Краб" потом погиб! Новый терминал сепары все-таки подорвали, кто смог - вышел, а кто-то попал к сепарам в плен. Наша 6 рота провела ротацию подразделения, которое находилось в "Муравейнике" (насыпь в конце взлетки), и там закрепилась. Сепары штурмовали их каждый вечер – обстреливали из СПГ, танков, артиллерии, минометов. Я постоянно был на связи с командиром этого опорного пункта, передавал координаты, куда нам класть мины. Пристреляли один миномет, впереди который накидывал, потом пристреляли вдоль бетонного забора другой миномет, зафиксировали. Всю ночь, до 5 утра, были на связи и накидывали мины, и так каждую ночь… Отстояли "Муравейник" - сепары его не смогли отжать!

- Когда аэропорт заняли российские террористические бандформирования, что Вы чувствовали, думали?

- Хотелось бы, конечно, развить успех, но нам чуть-чуть не повезло. Если б удалась та атака, которую предприняли в 20х числах января, и украинские войска заняли Монастырь, то, думаю, аэропорт бы остался под нашим контролем... Тогда я был уверен, что началась полномасштабная война – так мощно работа артиллерии противника! Когда российская колона к нам зашла, доехав практически до развилки Тоненькое-Пески, я думал, что вряд ли мы оттуда живыми выйдем! А потом россияне с аэропорта переключились на Дебальцево, там сконцентрировали основной удар, стали реже по нам стрелять - так, кошмарили просто. В этот период, в феврале, погиб Александр Бойко. Мы как раз отработали, восстанавливали огневую позицию, и пришла "ответка" - мина разорвалась метрах в 20, осколок скользнул по крышке ящика и попал бойцу прямо между пластинами броника. Парень 1977 года рождения...

- Когда пришли на гражданку, не хотелось "туда" вернуться?

- Нет, туда точно не хотелось. Пребывание на войне дало мне уверенность, что мне под силу организовать любое дело, даже если я не являюсь профильным специалистом в данной области. Ведь на войне я просто работал, как и на гражданке, только с риском для жизни. Каждое утро проснись, вовремя отработай по противнику, пойди укрепи огневую позицию, организуй бойцам еду, гигиену...

Добросовестный ежедневный труд всегда приносит успех!

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх