EN|RU|UK
Блоги Осман Пашаєв
Редакция Цензор.НЕТ может не разделять позицию авторов. Ответственность за материалы в разделе "Блоги" несут авторы текстов.
  342  0

О ближневосточной вежливости

Пять лет назад в это время года залечивал свою крымскую посттравму после оккупации Крыма трудотерапией в Стамбуле. Содержал крохотное кафе на спуске Казанджы чуть ниже площади Таксим и несколько арендованных квартир рядом с ним. Мы с Катей (Према Сундари Челет (Prema Sundari Çelet) сдавали их посуточно на airbnb.

Платил налоги, подавал отчетность и только недавно узнал, что бизнес работал незаконно – для содержания кафе иностранцу нужно нанять пять граждан Турции, а краткосрочная аренда квартир вообще нелегальна...

У каждой квартиры было имя, как у номеров в бутик-отелях. В памяти осталось лишь одно название. Квартира на первом этаже в переулке соседнего с Казанджы богемного квартала Джихангир. В ней как-то всю ночь провели в философских беседах с книгоиздателем Наджие Феми, ее мужем и моим однокурсником Тимуром и "человеком и пароходом" Геныком Глибовицким. Квартира называлась "Волосы". Уже не помню, почему мы ее так прозвали...

На спуске Казынджы я прожил почти полтора года до этого. Экспатом. Журналистом ATR. Но теперь стал эснафом - так называют мелких торговцев, владельцев магазинчиков, кафе, мастерских, расположенных на первых этажах.

Неформальным лидером спуска Казынджы был риэлтор Хикмет бей родом из Малатьи. Курд лет шестидесяти. Большинство эснафов были курды, заза и несколько выходцев с черноморского побережья Турции. Эснафы работают, когда есть клиенты либо пьют чай, общаясь друг с другом или играя в нарды, прямо у входа в свой магазин. Такую картину мог видеть любой, кто хоть раз бывал в Турции.

Спуск Казанджы представляет собой трех-пяти этажную застройку 1950-1970-ых. Это одноподъездные дома, стоящие вплотную друг к другу. В одном из них работал нелегальный бордель, который содержала красивая грузинка лет сорока пяти.

Как-то днем ко мне в кафе пришли украинские гости, и тут на улице началась стрельба. Подстрелили Хикмет бея.

Оказывается, в бордель повадился молодой клиент, который расплачивался с девушками травой. Хикмет бей поговорил с ним как курд с курдом - запретил приближаться к борделю. Через два дня получил две пули: в ногу и плечо.

Мы с Катей приготовили в больницу Хикмет бею бёреки со шпинатом и сыром. Навестить "крышу" нашего квартала было неписанным, но обязательным правилом для каждого, кто работал на спуске Казанджы.

В подробности истории я вдаваться не стал, но тогда понял - Ислам, намазы и хутбы (проповеди) – это все прекрасно, но внутри патриархальных общин, которые внешне могут выглядеть современно, совершенно другие правила. Для выходцев из юго-востока и гор даже в супер современном Стамбуле – неважно курды, туркмены или лазы – есть принцип агалык. Вождизм, построенный на сочетании авторитета и возраста. А месть за нарушение какого-то неписаного правила может длиться десятилетиями. У нас еще все обошлось: стрелявшему молодому курду наваляли и запретили появляться в Стамбуле.

Эту историю мне напомнила свежая новость о столкновении нескольких сотен человек на границе двух мирных провинций Юго-Востока - Малатьи и Адыямана. Стенка на стенку. Все живы, пять раненых. Не поделили яйлу. Знакомое слово для жителей южного берега Крыма. Яйла - место для выпаса скота.

В том же 2014-ом за полторы тысячи километров от наших мелких стамбульских разборок, на иракской границе в небольшом городе Хаккяри турецкие военные на два дня установили комендантский час. Из-за вооруженного конфликта между двумя конфедерациями курдских племен. Как вы себе представляете племя? Толпу людей в шкурах и в юртах? Бедуинов на верблюдах и с шатром? Нет, обычные люди. Живут в многоквартирных домах, передвигаются на европейских или японских машинах. Работают врачами, учителями, полицейскими или торговцами, но каждый знает о принадлежности к племени. Пиньяниши и Эртуши. Обе конфедерации состоят из нескольких десятков племен. В каждом более ста тысяч человек. Оба мега-племени суннитские. Члены обоих как служат в турецкой армии, так и противостоят ей в составе герилья курдской рабочей партии. На руках у членов каждого племени тысячи стволов.
Уже никто не помнит, с чего начался их конфликт. Знают только, что началось это в среднеосманский период приблизительно в 1583-1585 годах.
Может быть поэтому, и курды, и турки часто улыбчивые и вежливые. До первого выстрела.

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх