EN|RU|UK
Блоги Виктория Косенко
Редакция Цензор.НЕТ может не разделять позицию авторов. Ответственность за материалы в разделе "Блоги" несут авторы текстов.
  1833  1

Когда счет идет на секунды…

Мой земляк – Александр Луценко, позывной "Ультрас", санитар-водитель 37 отдельного мотопехотного батальона. Летом 2014 года Александр добровольцем пошел защищать родную землю от российской агрессии. Начмед бата Денис Стрелков, позывной "Виагра", рассказал мне, что "Ультрас" дольше всего продержался на "Скорой", выдержав опасный и бешённый ритм работы военных медиков.

Наше интервью с Сашей Луценко состоялось в 2019м. Увидев перед собой молодого серьезного парня, я первым делом поинтересовалась:

- Александр, сколько Вам было лет, когда пошли на войну?

- Мне было тогда 22 года, на тот момент как раз формировали 37 батальон. Окончательное решение идти воевать я принял после встречи со своими друзьями на День десантника. Вшестером мы вместе проходили срочку в десантных войсках, в 25 бригаде. Решили, что пора самим идти в военкомат, потому что повестки не приходили. Попросились в 37 батальон, тем более командиром там был Александр Лобас, офицер из 25ки.

- Как получилось, что Вы стали водителем "Скорой"?

- Сначала шел в обычную роту, но "Бронза" (начальник штаба, полковник Илья Лапин) решил, что раз я по срочке "старший водитель", то и на "Скорой" смогу быть водителем-санитаром. Навыков медицинских абсолютно никаких не было, но наши медики Алексей Кузьменко - "Тор" и Денис Стрелков- "Виагра" научили в процессе.

- Первая ситуация, которая особенно Вам запомнилась?

- Это 200й… в Авдеевке погиб "Анархист", Роман Швачко – я знал его еще по Самообороне. Мы тогда с "Виагрой" везли больного со "штатной" болезнью, а нам позвонили с одного из опорных пунктов и сообщили о потере. Ребята поехали, забрали тело, а я уже непосредственно сопровождал его в Запорожье. Самое тяжелое – это передавать погибших ребят их родным...

- Вы вывозили только бойцов Вашего батальона?

- Нет конечно, ещё "Азов", "Донбасс", "Правый сектор" - мы все рядом стояли.

- Были те раненые, которых не удалось спасти?

- Среди тех, кого мы транспортировали, не было ни одного случая, чтоб не довезли. Если ранение незначительное, ехали более-менее спокойно, а если серьезное, то летели! Больно и обидно бывало, что не всех, кого мы довозили, в больнице спасли... В той же Авдеевке (я тогда на выезде был) первого 200го не удалось спасти только потому, что операционная была занята гражданскими. Это был наш "Лом" - Андрей Ломейко.

Помню, еще одного бойца мы домчали живым, а медики спасти не смогли. "Тор" говорил, что они неправильно оказывали помощь. Причин не верить ему не было: "Тор" в этом соображал - он на гражданке работал торакальным хирургом.

- Я видела фотографию Вашей "Скорой", посеченной осколками, да и дороги на нуле изрыты взрывами, как же Вам удавалось и раненых доставить, и самим уцелеть?

- Выбора не было... Случались ситуации, когда каждая секунда была решающей. Машина у нас была хорошая, позволяла гнать. Нам волонтеры дали "Transporter-5" – пригнали из Европы "бляху". Мой рекорд, кажется, ещё никто не побил – за 15-16 минут долететь от Широкино до Мариупольского госпиталя. Скорость 170-180 км/ч. Мне в силу характера проще было находиться в дороге, действовать, сидеть на месте вообще не могу. "Скорая" наша, конечно, "пострадавшая" была: половины стекол лишилась в "ночь перемирия", 9 декабря. Потом еще и под Талаковкой попала под обстрел. Так что из всех стёкол у нас два окна целые были, остальные все разбиты – заклеивали пакетами, ведь зимой холодно...

-Под обстрелы часто попадали?

- Одно время, когда ездили из Широкино в госпиталь, я по дороге вылетал на Новоазовскую, там снайперы сепарские работали. По нам, может, и стреляли, но не попадали по машине. Была еще одна "заветная тропа", по которой только наш медицинский взвод ездил, даже разведка туда не совалась, но мы проскакивали, потому что время дорого...

- Когда батальон стоял в Авдеевке, у Вас там тоже "заветные тропы" были?

- Скорее, не "заветные тропы", а короткая дорога - мимо промзоны. Там тоже снайпера российские гнездились, но мы мимо них очень быстро пролетали! Возили в основном 37 батальон, плюс гражданских – местному населению тогда даже больше помощь оказывали, они серьезно от обстрелов страдали. В Авдеевке, когда снаряд прилетел в жилую квартиру, в одной семье отец погиб, ребенок погиб, у матери травматическая ампутация ног, а у другого ребенка осколок в живот попал. Их тоже наши медики вывозили.

- А о "Торе" и других батальонных медиках можете рассказать?

- С "Тором" я на КП "Замок" очень долго находился. Изначально мы с ним часто ругались, но, когда первый раз увидел, как "Тор" работает, все вопросы отпали. Когда наш командир ВОПа "Адриатика" на джипе перевернулся, мы его в три госпиталя возили – в Константиновке нас не взяли, в Красноармейске тоже, а в Селидово сказали, что сами операцию проведут. Лёша попросил хотя бы одеть халат и постоять в операционной. Местные айболиты вообще не знали, что с пациентом делать. "Тор" одел перчатки, и сам прооперировал. Руки у него золотые! На Лёшиных руках очень много спасенных жизней! Помню, хлопца из "Азова" как-то привезли, с пятиэтажек Широкино, он ходил, хрипел, говорил, что будет свою группу ждать, пока из Урзуфа приедут. Лёша послушал его, и сказал: "Едем в больницу! Иначе через час трупом будешь!". Оказалось, бойца откинуло взрывной волной, он упал с большой высоты, поломал рёбра, и обломками рёбер порвал лёгкие – закрытый пневмоторакс, так что мы особо не упрашивали - закинули раненого в "Скорую", и повезли.

- Ребята часто "спасибо" говорили?

- Конечно! Очень часто. Помню, наша разведка с разведосами из 131го батальона в Гнутово лазила, нам позвонили в 3 утра, сказали, что хлопчику ногу оторвало. Мы с "Виагрой" вылетели туда, они нам навстречу ехали. Кинули хлопца в джип, посмотрели, что он в порядке, держится, и погнали! Оказалось, когда разведчики уже выходили, один парень на мину наступил, ему голеностоп оторвало. Мы успели довезти - его вытянули. "Черепахи" сказали нам "спасибо". Тогда было очень неспокойно, под Мариуполем, мы очень мало спали, были постоянно в дороге. В Мариуполе начмед сектора был очень хороший, Рома Кальчук, настоящий офицер.

- Кто ещё был в медицинском взводе?

"Тор", "Виагра", Денис – водитель, Саша – водитель (оба из Мелитополя), Олег Мороз (в Мариуполе на базе находился), санитарка Майя из 40го батальона, и потом присоединилась Юля Щербакова "Вогник". Она позже начмедом батальона стала. Юлька "безумная", вечно ломилась вперёд, в Широкино.

-Вам приходилось ассистировать "Виагре", "Тору"?

- Конечно. То принести, то перемотать, то вколоть.

- Страшно то чувство, когда можешь не успеть помочь?

- Да, очень. Но в такие момент мозг не "рассуждает", делаешь всё на адреналине, на автомате. Пацаны научили, показали, мы друг на друге отработали. Получив военный опыт, я сам уже преподавал тактическую медицину, когда работал в полиции, ездил несколько раз на курсы, и к американцам. С ними вообще очень интересно – там были кадровые военные, которые прошли по 10-15 ротаций в горячих точках. Ребята знают, о чем говорят.

- Саша, Вы помните свой первый обстрел?

- Медики на Бахмутовке, в конце ноября 2014го, жили с саперами. Я только вернулся после того, как вывез тело погибшего "Анархиста", и в первый же вечер с Серёгой "Лирой", заступил в дозор, и тут начался обстрел. Тогда первый раз было реально страшно, сидели в яме, думали о том, что термос разобьётся, не из чего будет попить горячего чая, согреться. Теперь интересно вспоминать, как беспокоились не о том, что нас привалит, а термос жалко было))) Наши саперы - это вообще отдельная история! "Мина", например, Александр Немировский, уникальный человек и сапер от Бога. У разведки как-то был выход в районе Мариуполя. С ними "Мина" пошел. Во время движения группы один боец с удивлением заметил, что "Мина" упал. Спрашивает: что случилось? Оказывается, там была ОЗМ, растянутый шнур, и Немировский закрыл своим телом мину!!! Бойцу предложил стать на его спину, чтобы переступить через этот опасный участок.

- За время Вашей службы скольких бойцов довезли?

- Да всех и не вспомнишь… ребятам из "Азова", "Донбасса", "Правого сектора", 79ки, 131го разведбата, 93ей (когда на аэропорт конвой завозили, их обстреляли) помогали, на Авдеевке - погранцам, и конечно, своих родных, из 37го вывозили.

От автора. Посвящается пятой годовщине создания Запорожского 37 отдельного мотопехотного батальона.

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх