EN|RU|UK
Блоги Arty Green
Редакция Цензор.НЕТ может не разделять позицию авторов. Ответственность за материалы в разделе "Блоги" несут авторы текстов.
  302  1

Кое-что из тактики и стратегии для чайников

Кое-что из тактики и стратегии для чайников, включая генералитет ВСУ, экспертствующих волонтёров, журналистов, ЛОМов и потенциальных членов комитета по Обороне будущего созыва ВРУ.

BLUF:

Считаю все распиаренные «освобождения» серой зоны (сокращения и, местами, полная ликвидация предполья) за последние 3 года и прочие «геройские геройства», столь любимые нашими военными журналистами и ЛОМами - не просто последствия «слабоумия и отваги» командиров тактического звена, не только преступная предвыборная «военно-патриотическая» технология прошлого Верховного, но и преступное умышленное ослабление нашей обороны. Именно этим последние три года занималось наше верховное командование по заданию московских партнёров. И если у нового Верховного реально другие цели и задачи, текущую ситуацию с обороной на линии соприкосновения нужно срочно исправлять.

Почему и как?

Для начала краткая выписка из Википедии:

«Предполье (передовая полоса обороны) — укреплённая передовая полоса обороны впереди главной полосы обороны или впереди укреплённого района, отдельный элемент современной обороны.

Назначение предполья — задержать наступающего противника с целью выигрыша времени и измотать его в период подхода к оборонительной полосе. Условия местности и обстановки могут приводить к самым разнообразным решениям обороняющейся стороны по организации предполья. Глубина предполья может значительно колебаться.»

Предполье является обязательным компонентом устойчивой обороны. Она может оборудоваться минными полями, противотанковыми/противопехотными заграждениями, средствами разведки и оповещения…, а может и ничем таким не оборудоваться. Именно на предполье должны выявляться и уничтожаться основные боевые порядки противника ещё до их вступления в боевое соприкосновение с боевыми порядками обороняющихся. Там где организовано качественное предполье, пехота имеет шанс увидеть пехоту противника только в очень сильную оптику. Даже когда танки противника уже начинают гореть на позициях обороняющихся. Но преодолевшие предполье танки, без поддержки пехоты, не могут закрепить успех атаки и обречены превратиться факелы, если не успеют вовремя смыться. Наличие и глубина предполья  также должны обеспечивать безопасность обороняющейся стороны от снайперского огня и других пехотных огневых средств, позволяющих поражать одиночные цели обороняющейся стороны. Любая активность противника в предполье может и должна немедленно подавляться/уничтожаться огневыми средствами обороняющейся стороны. ДРГ, снайперские группы и другие боевые единицы противника, скрытно проникшие в предполье, находятся в постоянной смертельной опасности и их обнаружение равносильно гибели. Для этого командование обороняющихся войск обеспечивает постоянный контроль предполья средствами разведки, оповещения и поражения, достаточными для её тотального контроля. Глубина предполья определяется исходя из особенностей рельефа, наличия и характеристик средств разведки и поражения. В идеале, глубина предполья должна исключать возможность противника вести прицельный огонь по позициям обороняющихся из всех видов стрелкового оружия и тактической артиллерии, включая ПТУРы, миномёты и артиллерийские орудия тактического уровня (до 122 мм включительно). Обычно предпольем становится полоса местности между двумя гребнями водоразделов, доминирующих в полосе 10-20 км, а сами гребни водоразделов – основными линиями обороны противников. 

Теперь немного из стратегии. 

До второй половины августа 2014 года украинские войска проводили активные наступательные действия против иррегулярных формирований противника. Такой вид боевых действий подразумевает поиск и уничтожение подразделений противника, а не развоз флагов по административным зданиям на пути следования батальонных колонн, как зачастую было. С 24-го августа, когда в боевые действия массированно вступили регулярные части ВС РФ, характер боевых действий радикально изменился. ВСУ вынуждены были перейти к оборонительным действиям. До конца февраля 2015-го контактные бои разной интенсивности и перемещения подразделений (без контакта с противником) продолжались на нескольких участках линии наших войск (непосредственное соприкосновение было не везде), а с марта 2015-го эта линия стала линией соприкосновения и стабилизировалась. Подразделения ВСУ практически везде закрепились на удобных рубежах. А это означает наличие довольно широкой полосы предполья, что не давало противнику возможности создать угрозы нашей обороне менее чем одновременным наступление как минимум нескольких БТГ на одном узком участке при массированной поддержке артиллерии. Единичный пример безуспешных атакующих действий одной усиленной БТГ 1АК противника под Марьинкой-Красногоровкой летом 2015-го тому доказательство. Кроме того, наличие широкой полосы предполья минимизировало потери от действий ДРГ противника и основных его огневых средств (кроме дальнобойной артиллерии). Но там где нет стычек на линии соприкосновения крупные калибры вступают в дело достаточно редко. Качество организации обороны и особенности местности, конечно, на протяжении всей линии соприкосновения были разным, но вцелом она была неплохо организована. Стратегически с тех пор ничего не поменялось. Мы остаёмся в обороне с задачей отразить возможное локальное наступление противника на линии соприкосновения на Донбассе или нанести максимально возможное поражение (повысить цену), в случае перехода регулярных войск РФ в массированное наступление. ВСУ, в их сегодняшнем состоянии, не смогут полноценно противостоять мощи регулярной армии РФ на всех потенциальных направлениях, но повысить цену и необходимое количество задействованных для этого наступления ресурсов агрессора вполне реально. А на столь масштабное мероприятие ему ещё нужно решиться. Да и довольно внушительный объём подготовки к такой авантюре не сможет пройти незамеченным. И мировые игроки могут успеть эффективно отреагировать ещё до D-day. Конечно, хотелось бы, чтобы модернизация наших Сил Обороны дала возможность отразить любые возможные сценарии агрессии, но эту задачу можно решить не менее чем за год-полтора интенсивной реформы. О которой пока и речи-то нет…

Ещё немного о тактике.

Но… С декабря 2016-го года, в стратегически той же (с марта 2015) обстановке, ВСУ на нескольких участках начало применять тактику «отжатия серых зон» или «лягушачьих прыжков». Последствием этой тактики стало существенное сокращение предполья нашей обороны. Наши передовые позиции начали сближаться с передовыми стационарными позициями противника. При этом, именно наши пехотные подразделения оказались в предполье обороны противника, а значит, именно они сейчас находятся в зоне уверенной разведки и поражения огневых средств противника. В этой зоне нет возможности оборудовать качественные инженерные укрепления, поскольку выход инженерной техники в эту зону приведёт к потере этой техники и её экипажей. При этом нужно понимать, что наша тактическая артиллерия не сблизилась с противником, поскольку огневые позиции артиллерии должны иметь достаточную глубину укрытия (скрыты от наблюдателей противника складками местности). То есть так и остались за гребнем водораздела, который и был «удобным рубежом обороны». Вытащить свою артиллерию в предполье обороны противника равносильно её немедленному уничтожению. Да и не полезет она туда. В артиллерии достаточно командиров, отдающих себе отчет в том, что так делать нельзя. А вот пехоту послать можно. Благо ещё не закончились воины, которые сами рвутся в контактный бой. Но с такой тактикой они будут постепенно заканчиваться, поскольку этот ресурс не безграничен, и вообще таких «бабы не много рожают»… При этом, на таких участках мы несём потери живой силы гораздо более высокого качества, чем противник, поэтому подсчёт «пропорции потерь» (которому лично я не верю), мягко говоря, бессмысленен в виду разности их качества. Это нам крайне не выгодно, даже если опуститься до уровня военной этики советской армии сталинского периода.

Кроме постоянных потерь на линии соприкосновения вследствие вывода наших передовых позиций в предполье обороны противника, наша оборона на этих рубежах значительно утратила свою устойчивость. То есть, если противник решится на наступление, он прицельным огнём подавит наши передовые позиции, достигнет рубежа нашей обороны ещё до того, как наша артиллерия успеет отреагировать, ворвётся в тыловые районы, в которых у нас никакой обороны нет и может развивать успех вплоть до опрокидывания всей линии обороны. При чем такого успеха он может добиться даже относительно незначительными силами.

Противник не только подготовился сам, но и руками своей агентуры подготовил наши боевые порядки к своему успешному наступлению. А пока D-day им не назначен, ежемесячно выбивает из наших рядов до роты наших лучших солдат.


Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх